Всплеск редкого заболевания среди детей связали с пандемией COVID-19

В штате Нью-Йорк выявлено около 100 случаев редкого и опасного воспалительного синдрома, который поражает детей и предположительно связан с коронавирусом, заявил губернатор Эндрю Куомо 12 мая. Трое заболевших, самому младшему из которых было пять, умерли на прошлой неделе.

А на этой о первых случаях «загадочной болезни», как ее называет The New York Times, сообщил штат Коннектикут — там уже шестеро больных детей. Случаи заболевания, сопровождающегося опасным для жизни воспалением в критических органах, выявлены в Великобритании, Франции, Швейцарии, Испании и Италии.

 В Великобритании скончался 14-летний мальчик.

У детей, заболевших в Нью-Йорке, не было типичных симптомов COVID-19, таких как кашель и затрудненное дыхание. Но у всех тесты на коронавирус или на антитела к нему дали положительный результат, сообщил губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо 11 мая.

 Среди симптомов у заболевших детей выделяют токсический шок, опухшие лимфоузлы и острое воспаление, поражающее кожу, глаза, кровеносные сосуды и сердце. Дети жалуются также на резкую боль в животе.

Это похоже на редкую детскую болезнь Кавасаки, но чем больше врачи узнают о новом синдроме, тем меньше связывают его с ней, пишет NYT.

По словам Стивена Керни, руководителя отделения детской интенсивной терапии в Колумбийском университете, болезнь Кавасаки вызывает расширение артерий сердца, в то время как «новый синдром» провоцирует воспаление артерий сердца и других кровеносных сосудов.

«Это что-то новое. И это распространяется», — заявил Куомо.

Случаи новой болезни начали появляться через месяц после вспышки эпидемии коронавируса в Нью-Йорке. Это говорит о том, что новый синдром может быть «постинфекционным иммунным ответом» на вирус, замечает врач Леонард Крилов, завотделением педиатрии в больнице Уинтроп при Нью-Йоркском университете.

Точных сведений о природе новой болезни нет. Многие из зараженных детей не имели хронических болезней, отмечает NYT. Более того, члены семьи заболевшего не подвергаются воздействию нового воспалительного синдрома. Сейчас врачи проводят генетические тесты с целью выявить возможную предрасположенность или генетическую причину, по которой один ребенок заболевает, а его братья и сестры нет.

«Я не удивлюсь, если COVID-19 связан с болезнью Кавасаки, потому что с ней связано много других вирусных инфекций», — говорит Гэри Вонг, исследователь детской респираторной медицины в Китайском университете Гонконга. Если гипотеза окажется верной, ее легко можно было бы не заметить в Китае, Японии и Южной Корее, потому что болезнь Кавасаки распространена в Азии. 

«Серьезные случаи COVID-19 у детей случаются крайне редко»

Дети до 18 лет составляют менее 2% из всех зарегистрированных случаев COVID-19 в Китае, Италии и США, пишет Nature. И, как правило, у заразившихся детей коронавирус протекает в легкой форме или бессимптомно, отмечает консультант-педиатр Кирстен Перретт из Детского научно-исследовательского института Мердока (MCRI).

«Серьезные случаи заболевания COVID-19 у детей случаются, но крайне редко», — говорит она. По словам Перретт, обычно дети более восприимчивы к инфекции и тяжелым заболеваниям с респираторными вирусами, например, к гриппу, но с COVID-19 произошла другая ситуация.

В исследовании Центров по контролю и профилактики болезней (СDС) США говорится, что из почти 150 000 заболевших коронавирусом в стране в период с 12 февраля по 2 апреля лишь 2572 были моложе 18 лет.

Средний возраст несовершеннолетних с COVID-19 — 11 лет. Половина случаев госпитализации пришлась на детей в возрасте до 1 года.

В отчете отмечается, что дети с хроническими заболеваниями, как и взрослые, подвергнуты большему риску госпитализации. 

Так как новый синдром обнаружился незадолго до публикации отчета, данные СDС могут «недооценивать серьезность заболевания или симптомов, которые проявились позднее в ходе болезни», отмечает NYT. 

Всплеск редкого заболевания среди детей связали с пандемией COVID-19

COVID-19 и дети

11 марта 2020 г. ВОЗ объявила о начале пандемии COVID-19 (Coronavirus disease 2019). Авторами представлен обзор литературы, посвященной эпидемиологическим и клинико-лабораторным особенностям течения новой коронавирусной инфекции у педиатрических пациентов.

Установлено, что дети значительно легче переносят COVID-19. Исследователи отмечают преобладание у детей бессимптомных и легких форм заболевания. По данным лабораторных исследований, у детей крайне редко имела место выраженная лимфопения. Показано, что COVID-19 у детей имеет и существенно более благоприятный исход.

Отмеченные особенности клинико-лабораторного течения COVID-19 у педиатрических пациентов, вероятно, связаны с целым рядом факторов, среди которых возрастные особенности иммунного ответа (в первую очередь — врожденного иммунитета), более здоровые дыхательные пути (не подвергавшиеся воздействию табачного дыма, частых респираторных инфекций), а также возрастные особенности функционирования ангиотензинпревращающего фермента-2, используемого коронавирусами в качестве клеточного рецептора. Особое внимание авторы обращают на то, что именно дети как категория пациентов с наиболее высоким уровнем бессимптомного и легкого течения заболевания составляют основной трансмиссивный потенциал для продолжения пандемии.

Ключевые слова:дети, новая коронавирусная инфекция, новорожденные дети, пандемия, COVID-19.

Для цитирования: Заплатников А.Л., Свинцицкая В.И. COVID-19 и дети. РМЖ. 2020;6:20-22.

OVID-19 and children

A.L. Zaplatnikov, V.I. Svintsitskaya

Russian Medical Academy of Continuous Professional Education, Moscow

On March 11, 2020, the World Health Organization announced that the COVID-19 (Coronavirus disease 2019) outbreak can be characterized as a pandemic. This paper reviews epidemiological and clinical laboratory features of novel coronavirus infection in children. It was demonstrated that children generally present with mild symptoms.

Most children are asymptomatic or mildly symptomatic. Laboratory tests demonstrate that severe lymphopenia is very rare in children. In addition, children have better COVID-19 outcomes.

Clinical laboratory specifics of COVID-19 in children is probably accounted for by a number of factors including age-related characteristics of immune response (in particular, innate immunity), more healthy respiratory system (since children do not suffer exposure to smoke or respiratory infections), and age-related specifics of angiotensin-converting enzyme 2 functioning (which is employed by coronavirus as a receptor for cellular entry). The authors highlight that these are children being asymptomatic or mildly symptomatic  who are important in COVID-19 transmission to prolong pandemic.

Keywords: children, novel coronavirus infection, infants, pandemic, COVID-19.

For citation: Zaplatnikov A.L., Svintsitskaya V.I. COVID-19 and children. RMJ. 2020;6:20–22.

Всплеск редкого заболевания среди детей связали с пандемией COVID-19

11 марта 2020 г. ВОЗ объявила о начале пандемии COVID-19 (Coronavirus disease 2019) из-за быстрого и глобального распространения инфекции, вызываемой новым коронавирусом [1].

При этом начиная с первых недель регистрации инфекции в очагах и отдельных районах, а в последующем — в период лавинообразного повышения заболеваемости в регионах, странах и вплоть до ее глобального распространения по всей планете исследователи обращали внимание на тот факт, что удельный вес детей среди заболевших COVID-19 существенно ниже, чем других возрастных групп. Кроме этого, было также отмечено, что у детей имеет место более легкое течение заболевания и значительно реже встречаются осложнения и неблагоприятные исходы [2–6].

Подробная клиническая характеристика детей с COVID-19, заболевших в начале января 2020 г., представлена в статье W. Liu et al. (2020), которые проводили верификацию этиологии  острых респираторных инфекций у 366 педиатрических пациентов госпиталя в г. Ухане [2].

При этом новая коронавирусная инфекция была выявлена только у 6 пациентов (1,6% среди всех обследованных детей). Авторы отмечают, что у всех детей с COVID-19 причиной госпитализации была гипертермия выше 39 °C. У всех отмечался кашель, а у 4 из них имела место рвота. Рентгенологическое подтверждение пневмонии было получено в 2/3 случаев.

Показания для проведения интенсивной терапии были только у одного ребенка. При лабораторном обследовании отмечено умеренное снижение лейкоцитов, лимфоцитов и нейтрофилов.

Авторы подчеркивают отсутствие специфических клинических проявлений новой коронавирусной инфекции у детей и незначительный удельный вес COVID-19 в структуре острых респираторных инфекций у госпитализированных детей в начальный период подъема заболеваемости [2].

В свою очередь J.F. Chan et al. (2020), анализируя возможность передачи новой коронавирусной инфекции от человека человеку, уровень заболеваемости в семейных кластерах (в т. ч. заболеваемости пневмонией) и выраженность клинических проявлений COVID-19, отмечают, что дети в очагах инфекции болеют намного реже и легче [3].

Последующие сообщения, основанные на значительно большем числе наблюдений, хотя и показывают, что с увеличением числа обследованных возрастает и удельный вес детей среди заболевших, но он все равно остается значимо ниже, чем у взрослых.

Кроме этого, все авторы подчеркивают, что в случае инфицирования детей новым коронавирусом у них преобладает бессимптомное или легкое течение заболевания [4–8].

Так, Y.P. Zhang et al.

(2020) на основании проведенного анализа 44 672 лабораторно подтвержденных случаев COVID-19 установили, что среди заболевших дети в возрасте младше 10 лет составили всего 0,9% (416 из 44 672 пациентов), а дети в возрасте от 10 до 14 лет, подростки и молодые взрослые до 20 лет — 1,2% (549 из 44 672).

При этом авторы отмечают, что с увеличением числа обследованных детей и молодых взрослых доля пациентов с бессимптомным и легким течением COVID-19 возрастает [4].

Выявленный факт также подтверждает высказанное ранее предположение о значимой роли детей в распространении инфекции и необходимости расширения показаний для этиологической верификации острых респираторных инфекций. Свое­временное выявление пациентов с бессимптомными и легкими формами COVID-19 с последующей их временной изоляцией, а также карантинные мероприятия по отношению к контактировавшим с ними позволят существенно снизить интенсивность распространения инфекции.

Интересный обзор литературы представили Q. Cao et al. (2020). В данном обзоре освещаются клинико-эпидемиологические и иммунологические особенности COVID-19 у детей и взрослых [5].

Авторы, анализируя первые опубликованные сообщения, обращают внимание на то, что дети значительно реже и легче болеют, а также подчеркивают некоторые лабораторные особенности заболевания в зависимости от возраста пациентов.

Так, было показано, что у детей, в отличие от взрослых, изменения показателей клинического анализа крови на фоне заболевания значительно реже носят выраженный характер. Q. Cao et al. (2020) отметили особо, что у детей с COVID-19 крайне редко имела место выраженная лимфопения.

Кроме этого, отсутствовали и значимые изменения в количественном составе и в пропорциональном соотношении субпопуляций лимфоцитов при их иммунофенотипировании. При этом установлено, что в подавляющем большинстве случаев у детей с COVID-19 не было патологического снижения Т- и В-лимфоцитов.

С этим, а также с проведенной ранее в плановом порядке вакцинацией детей против туберкулеза авторы связывают и более легкое течение у них COVID-19. Высказывается предположение, основанное на экспериментальных данных, о позитивном неспецифическом влиянии БЦЖ-вакцины на темпы созревания иммунитета у привитых детей.

Читайте также:  Мазь “скорая помощь” от синяков и ушибов: состав, инструкция по применению и аналоги

По мнению авторов, это оказывает положительный эффект на характер течения COVID-19 у педиатрических пациентов. В выводах анализируемой статьи так же, как и в публикациях других авторов, замечено, что из-за бессимптомного и/или легкого течения COVID-19 у детей именно они, вероятнее всего, играют важную роль как источник инфекции на стадии вспышки [5].

X. Lu et al. (2020) представили результаты анализа клинико-лабораторных особенностей COVID-19, полученные при наблюдении за 171 ребенком с новой коронавирусной инфекцией [6]. Установлено, что в 15,8% случаев инфекция COVID-19 протекала бессимптомно.

Особое внимание авторы обращают на то, что у 12 детей (7%) рентгенологически была выявлена пневмония, но при этом отсутствовали не только дыхательная недостаточность, но и любые клинические проявления инфекционного воспаления. В целом пневмония была выявлена у 32,7% пациентов, во всех случаях имело место двустороннее поражение легких.

Среди детей, у которых имелись симптомы острого респираторного заболевания, наиболее частыми проявлениями были гиперемия небных миндалин и глотки, а также кашель. Лихорадка при этом имела место у 41,5% детей. В редких случаях (3,5%) отмечали лимфопению (снижение количества лимфоцитов ниже 1,2×109/л).

В интенсивной терапии и искусственной вентиляции легких нуждались только 3 ребенка (1,7% от всех госпитализированных). При этом во всех указанных случаях пациенты имели тяжелую коморбидную патологию (гидронефротическая трансформация почек, лейкоз, инвагинация кишечника).

В одном случае зафиксирован летальный исход заболевания (10-месячный ребенок с инвагинацией и полиорганной недостаточностью). Особое внимание авторы обращают на то, что пациенты с бессимптомным и легким течением создают трансмиссивный потенциал для продолжения эпидемического процесса, что имеет важное значение для руководства по разработке мер для борьбы с продолжающейся пандемией [6].

J.F. Ludvigsson (2020) провел систематический анализ данных литературы, посвященной эпидемиологическим и клинико-лабораторным особенностям COVID-19 у детей [7]. Представленный обзор, основанный на 45 публикациях, показал, что в возрастной структуре диагностированных случаев COVID-19 дети составляют 1–5%.

При этом у них значительно чаще, чем у взрослых, имеет место более легкое течение заболевания, а случаи неблагоприятного исхода крайне редки. Клинические проявления манифестных форм инфекции у детей не отличаются от проявлений у взрослых, но преобладают лихорадка и респираторные симптомы.

В то же время у педиатрических пациентов реже, чем у взрослых, развивается тяжелая пневмония. Также более редко по сравнению со взрослыми отмечаются лимфопения и выраженные изменения лабораторных показателей, характеризующих воспалительные процессы.

Автор отмечает, что имеются наблюдения о развитии симптомов COVID-19 у новорожденных детей, но подчеркивает, что  убедительных доказательств вертикальной трансмиссии инфекции на данном этапе нет [7].

Учитывая, что всеми авторами отмечено преобладание у детей бессимптомных и легких форм COVID-19, вполне закономерен интерес, направленный на расшифровку этого феномена. При этом P.I. Lee et al. (2020) высказали предположение, что отмеченные особенности связаны с целым рядом факторов [9].

Среди них возрастные особенности иммунного ответа (в первую очередь — врожденного иммунитета), более здоровые дыхательные пути, т. к. они еще не подвергались воздействию многих неблагоприятных факторов (сигаретный дым, загрязненный воздух, частые респираторные инфекции и т. д.

,), а также возрастные особенности функционирования ангиотензинпревращающего фермента-2 (АПФ2), который коронавирусы используют в качестве клеточного рецептора [9].

Это предположение авторы основывают на экспериментальных данных, показавших, что АПФ2 участвует в защитных механизмах легких и может защитить от серьезного повреждения легочной ткани, вызванного респираторной вирусной инфекцией [10]. Каждая из этих гипотез интересна, но все это требует серьезного изучения, результаты которого, вероятно, дадут ответы на поставленные вопросы.

Таким образом, предварительные данные позволяют сделать промежуточный вывод, что в настоящее время дети по сравнению со взрослыми значительно легче переносят COVID-19.

Кроме этого, новая коронавирусная инфекция у детей имеет и существенно более благоприятный исход.

В то же время именно дети как категория с наиболее высоким уровнем бессимптомного и легкого течения заболевания составляют основной трансмиссивный потенциал для продолжения пандемии.

Поделитесь статьей в социальных сетях

Описан редкий синдром, связанный с COVID-19 у детей

Состояние, которое исследователи назвали педиатрическим мультисистемным воспалительным синдромом, связанным по времени с SARS-CoV-2 (PIMS-TS), было изучено у 58 детей, поступивших в восемь больниц Великобритании в марте — мае 2020 года.

У 45 из 58 имелись признаки предшествующей или текущей инфекции SARS-CoV-2 (положительный ПЦР-тест или тест на антитела).

В Англии было зарегистрировано менее 200 случаев этого синдрома с различными симптомами и степенью тяжести, и большинство детей уже выздоровели.

Ведущий автор статьи в JAMA, доктор Элизабет Уиттакер из Имперского колледжа Лондона, говорит: «Новое состояние, PIMS-TS, встречается крайне редко, но оно может существенно повредить здоровью ребенка, поэтому важно правильно охарактеризовать заболевание, чтобы обеспечить тщательный мониторинг и наилучшее лечение». Возможное развитие осложнений связано с повреждением коронарных артерий.

PIMS-TS, по-видимому, чаще поражает детей старшего возраста, чем болезнь Кавасаки (в среднем девять лет против четырех лет), чаще сопровождается болями в животе и диареей наряду с общими для всех признаками, такими как повышение температуры.

Боль в животе была у 31 ребенка, сыпь у 30, у 29 развился шок с биохимическими признаками дисфункции миокарда (эти дети нуждались в восполнении жидкости и инотропной поддержке), 13 больных соответствовали диагностическим критериям синдрома Кавасаки, у 8 было расширение коронарных артерий или аневризма.

Есть основания предполагать, что это состояние чаще встречается у детей африканского и азиатского происхождения.

Показатели анализов крови (С-реактивный белок, ферритин) соответствовали выраженному воспалению.

Однако по сравнению с синдромом Кавасаки у пациентов с PIMS-TS было более высоким содержание маркеров воспаления и ферментов — маркеров повреждения сердца.

При этом связи между уровнем воспаления и развитием аневризмы не удалось обнаружить; возможно, осложнения на сердце возникают не только вследствие воспаления.

Известно, что болезнь Кавасаки повреждает коронарную артерию таким образом, что она перестает расти по мере роста ребенка, при этом ухудшается кровоснабжение сердца.

Эти проблемы облегчает иммунотерапия, поэтому иммуноглобулины и(или) кортикостероиды стали назначать и пациентам с PIMS-TS.

Тем не менее, подчеркивают авторы, эти заболевания существенно различаются, и лечение следует вести под тщательным контролем.

Пока еще нельзя с уверенностью сказать, что PIMS-TS вызван COVID-19, тем не менее у 45 из 58 детей были признаки текущей или прошлой инфекции SARS-CoV-2 (положительный результат ПЦР-теста или анализа на антитела).

Появление нового воспалительного синдрома во время пандемии едва ли может быть совпадением, отмечают авторы.

Возможно, PIMS-TS развивается вследствие чрезмерной реакции иммунной системы, поэтому изучение PIMS-TS может быть полезно для лучшего понимания COVID-19 и его эффектов даже у взрослых.

Клиническая картина PIMS-TS весьма характерна, в отличие от других случаев повышенного воспаления, это состояние трудно пропустить, и таких пациентов очень важно исследовать. В частности, если PIMS-TS — следствие чрезмерной или аберрантной реакции иммунной системы, необходимо выяснить, не может ли оно быть спровоцировано вакцинацией.

Синдром Кавасаки: как пандемия COVID-19 резко увеличила число редких воспалительных заболеваний у детей

Что случилось?

С начала пандемии COVID-19 эпидемиологи по всему миру заявляли, что в группу риска входят люди в возрасте 60 лет и старше, а также те, кто страдает хроническими заболеваниями — нарушениями работы сердечно-сосудистой системы, диабетом и раком. Однако чем дольше продолжается глобальная вспышка заболевания, тем больше ученые узнают о болезнях, которые может спровоцировать коронавирус нового типа.

До сих пор считалось, что дети переносят заболевание коронавирусом нового типа очень легко — у подавляющего большинства болезнь если и появляется, то проходит почти без симптомов. При этом дети с иммунодефицитом или дети, которые проходили химиотерапию, подвергаются более высокому риску серьезных заболеваний.

Однако новое исследование, опубликованное в научном журнале The Lancet, демонстрирует, что COVID-19 может представлять опасность и для детей. Согласно подсчетам ученых, с начала вспышки коронавируса нового типа на севере Италии (в городе Бергамо) число случаев заболеваний, по симптомам напоминающих синдром Кавасаки, выросло в 30 раз.

Если с 1 января 2015 по 17 февраля 2020 в медучреждение Бергамо поступили 19 детей с симптомами, похожими на синдром Кавасаки, то с 18 февраля по 20 апреля 2020 года в больнице оказались 10 детей с такими симптомами. У 8 из них подтвердили коронавирус.

«Мы сообщаем о большом количестве случаев болезни, подобной синдрому Кавасаки, в провинции Бергамо после эпидемии SARS-CoV-2 с ежемесячной заболеваемостью, которая по крайней мере в 30 раз превышает месячную заболеваемость за предыдущие 5 лет и имеет четкое начало. Точкой отсчета считается первый случай COVID-19, который был диагностирован в нашей провинции», — приведены в статье слова Лусио Вердони, ведущего автора исследования.

Выводы итальянских врачей похожи на наблюдения, сделанные в последние недели представителями здравоохранения в США и Великобритании.

По данным Национальной службы здравоохранения Великобритании (NHS), в стране госпитализированы от 75 до 100 детей с похожими симптомами.

13 мая в одной из больниц Лондона от мультисистемного тяжелого воспалительного синдрома умер 14-летний мальчик, ранее не страдавший хроническими болезнями.

В США рост числа случаев регистрации мультисистемного тяжелого воспалительного синдрома также совпал с началом вспышки COVID-19.

Только в Нью-Йорке зарегистрировано более 100 случаев болезни среди детей до 16 лет.

По словам губернатора Нью-Йорка Эндрю Куомо, от заболевания умерли трое детей — при этом у них не было ни кашля, ни одышки, которые являются самыми распространенными симптомами COVID-19.

Что за синдром Кавасаки?

Синдром Кавасаки — редкое заболевание, которое диагностируется у детей в возрасте до пяти лет. Оно сопровождается высокой температурой, сыпью, отеками и воспалением, поражающим кожу, глаза, сосуды и сердце. В некоторых случаях заболевание может привести к инсульту и инфекционно-токсическому шоку.

Болезнь названа в честь японского педиатра Томисаку Кавасаки, который в 1967 году впервые описал ее симптомы заболевания.

Стоит отметить, что синдром Кавасаки является клиническим диагнозом — лабораторного теста, способного обнаружить его, не существует.

Неизвестны и причины заболевания — некоторые врачи полагают, что синдром может быть вызван вирусной инфекцией, однако единого мнения по этому поводу нет.

Читайте также:  Отсутствие общения «высушивает» нервы

По словам врачей, заболевание возникает у детей, которые до этого были здоровы — то есть у них отсутствовали хронические заболевания, которые могут привести к таким симптомам. Болезнь длится около четырех дней и лечится уколами иммуноглобулина — он позволяет предотвратить серьезное расширение коронарных артерий, которое является наиболее опасным осложнением.

Случаи, возникшие во время вспышки COVID-19 и вызывающие подобные синдрому Кавасаки симптомы, врачи называют мультисистемным тяжелым воспалительным синдромом (МТВС). Наблюдения показывают, что заболевание проявляется спустя несколько недель после контакта с коронавирусом нового типа — и сопровождается высокой температурой и дисфункцией в одном или нескольких органах тела.

Примечательно, что МТВС проявляется у детей в возрасте до 16 лет, тогда как синдром Кавасаки — только у детей до пяти лет.

Итальянские ученые в своем исследовании подчеркивается, что МТВС встречается достаточно редко и поражает одного из 1 000 детей, зараженных коронавирусом SARS-CoV-2. По их мнению, наиболее вероятно, что это заболевание становится результатом чрезмерной иммунной реакции на инфекцию.

Это единственное странное заболевание у детей с COVID-19?

Нет, не единственное.

В клиническом отчете, опубликованном во вторник в журнале Frontiers in Pediatrics, ученые описывают случаи пяти детей в Китае, которые были госпитализированы с нереспираторными симптомами, но тестирование которых показало наличие COVID-19.

При этом в легких были обнаружены аномалии, характерные для коронавируса нового типа. По словам доктора Вэньбинь Ли, ведущего автора исследования, у четырех из пяти пациентов наблюдались проблемы с желудочно-кишечным трактом, а также легкий кашель.

Медики в Италии и США сообщают о еще одном странном симптоме заболевания — дерматологическом. Оно проявляется в виде покраснения или посинения конечностей, которые напоминают последствия обморожения.

При этом изменения наблюдаются как у детей, так и у взрослых с подтвержденным диагнозом COVID-19. Иногда «обморожение» является единственным симптомом, а тестирование показывает отсутствие антител к коронавирусу нового типа.

«Уже несколько недель мы видим детей и молодых взрослых с синими и красными конечностями. Обморожения вообще редко встречаются в Италии, а сейчас для них даже не сезон.

Мы протестировали нескольких пациентов на наличие коронавируса, но результаты тестов оказались отрицательными.

Мы провели серологический анализ, чтобы проверить, не заражены ли пациенты другими вирусами, но ничего не нашли», — рассказывает Себастьяно Рекалкати, дерматолог из больницы Алессандро Мандзони в Лекко (Тоскана).

Симптомы, близкие к обморожению, до сих пор не наблюдались ни у одного известного вируса, заявил CBS Эстер Фриман из Гарвардской медицинской школы.

«Вероятно, похожие на обморожения повреждения тканей могут быть поздним признаком COVID-19, который может проявиться даже через месяц после заражения — поэтому результаты тестов у некоторых заболевших оказались отрицательными. Конечно, очень странно, что сообщения об обморожениях у детей и подростков приходят со всего мира — от Дубая до Аргентины», — считает Себастьяно Рекалкати.

  • — Ученые выяснили, куда пропала Луна в 1110 году. Ее закрыло облако пепла
  • — Анализ древних минералов показал высокий уровень кислорода на Земле 2 млрд лет назад
  • — Уровень Мирового океана вырастет на 1,3 м к 2100 году

Европейские медики выясняют, не связана ли пандемия коронавируса и всплеск пациентов с синдромом Кавасаки. Новости. Первый канал

Европа столкнулась с новой напастью. Все больше тревожных сообщений приходит о прежде редком синдроме Кавасаки, которым страдают дети. И вот теперь болезнь, серьезно поражающая сосуды и сердце, уже бушует в Бельгии, Франции, Великобритании. Все это на фоне пандемии коронавируса.

Трехлетний Марли тяжело дышал, а температура была выше 39 градусов. Мама позвонила в поликлинику. Врач решил, что это обычная простуда, но ребенку становилось хуже. На шее появилась опухоль.

«У него болела шея, опух язык, его сильно тошнило. Это был четвертый день. На пятый ребенок покраснел, на руках появилась сыпь», — рассказывает Хейли Грикс.

В госпитале поставили диагноз синдром Кавасаки. По сути, это сбой иммунной системы, из-за чего происходит воспаление сосудов. Чаще всего болеют дети до пяти лет. Пока известно о ста случаях, причем несколько пациентов умерли.

Заболели дети в США, Британии, Франции, Италии, Испании, Швейцарии.

Национальная служба здравоохранения Британии разослала педиатрам предупреждение, в котором сказано, что болезнь Кавасаки может быть связана с эпидемией коронавируса.

«Только половина этих детей заражены COVID-19. И пока мы не знаем точно, есть ли взаимосвязь между коронавирусом и болезнью Кавасаки», — говорит профессор педиатрии Бристольского университета Адам Финн.

Первыми тревогу забили итальянские врачи. Профессор Анджелло Равелли возглавляет группу ученых, которая занимается этой проблемой. Вспышка заболевания синдромом Кавасаки случилась на севере Италии, то есть там, где больше всего выявленных случаев COVID-19. В Бергамо болезнью Кавасаки заболели 20 детей — в три раза больше, чем в апреле прошлого года.

«В нашей больнице в Генуе у нас пять таких детей за три недели. Для сравнения: за год у нас было 7-8 случаев, максимум 9. И некоторые из заболевших сейчас были заражены и коронавирусом», — сказал профессор, руководитель исследовательской группы итальянской ассоциации врачей-ревматологов Анджело Равелли.

В России синдром изучают на кафедре детских болезней медицинского университета имени Сеченова с 2003 года. За эти 17 лет у них было 300 пациентов с диагнозом болезнь Кавасаки. Профессор Наталья Голованова против того, чтобы этот синдром называли редким. По мнению специалиста, педиатры не всегда могут поставить правильный диагноз. Не исключено, что сейчас риск заболевания действительно выше.

«Предполагается, что инфекционный фактор — это триггер, а сейчас пандемия полыхает, не исключено, что коронавирус может быть таким же триггером, как и стрептококк, стафилококк и другие вирусы. Другой вопрос, и это очень важно, что не коронавирус причина этого заболевания», — говорит профессор кафедры детских болезней Сеченовского университета Наталья Голованова.

Триггер значит спусковой крючок. А вот причина синдрома до сих пор неизвестна. Иммунные клетки, вместо того чтобы защищать наш организм, начинают атаковать здоровые сосуды, в том числе коронарные артерии. Это сосуды, по которым в сердце поступает насыщенная кислородом кровь.

Если вовремя не начать лечение, то есть риск развития аневризмы, то есть расширения артерии. Из-за этого в сосуде может образоваться тромб. В будущем это может привести к серьезным осложнениям — ишемической болезни сердца или инфаркту. Поэтому крайне важно оказать ребенку медицинскую помощь в течение первых 10 дней.

А вот с этим в разгар пандемии в некоторых странах могут возникать проблемы.

Не беспокойте нас по мелочам, звоните и приходите лишь в крайнем случае — с такой просьбой к британцам обратились врачи поликлиник. С одной стороны, все логично: нужно максимально сократить риск заражения. С другой — политика закрытых дверей напугала жителей королевства еще больше. Обращения в отделения неотложной помощи сократилось в два раз.

Но если речь идет о здоровье ребенка, то медлить нельзя. Трехлетний Марли уже выздоровел. Его мама Хейли сейчас много времени проводит в Сети, стараясь объяснить другим родителям простую истину.

«Если ребенку плохо, не бойтесь ничего, обращайтесь к врачу», — советует Хейли Грикс.

В великобритании странные симптомы болезни у детей связывают с covid-19: eadaily

15 мая 202009:35

В Британии и США десятки детей за последнее время были поражены редким воспалительным заболеванием, которое медики связывают с новой коронавирусной инфекцией. Как сообщает Би-би-си, в небольшом количестве случаев возникли серьезные осложнения, а некоторым детям потребовалась реанимация.

Отмечается, что в Британии странные симптомы проявились примерно у 100 детей. По данным исследований, аналогичные реакции имели место и в континентальной Европе. Медики предполагают, что они вызваны запоздалой иммунной реакцией на вирус, похожий на возбудителя болезни Кавасаки.

Болезнь Кавасаки (ее также называют синдромом Кавасаки) — редкое заболевание, названное по имени японского врача, впервые описавшего его в 1967 году. Оно характеризуется, прежде всего, воспалением кровеносных сосудов, а также сыпью, отеком миндалин и пересыханием губ, и поражает почти исключительно детей в возрасте до пяти лет.

В апреле врачам Национальной системы здравоохранения Британии было рекомендовано обратить внимание на редкие, но опасные болезненные проявления у детей, после того как они были отмечены у восьми несовершеннолетних пациентов в Лондоне.

Один 14-летний подросток тогда скончался. Все они проходили лечение в лондонской детской клинике «Эвелина», и у всех были одинаковые симптомы: высокая температура, сыпь, покраснение глаз, отечность, ломота во всем теле, указывает издание.

Большинство из них не имели серьезных проблем с дыханием, однако семерым врачи предписали принудительную вентиляцию легких для облегчения сердечной деятельности и кровообращения.

Врачи называют это новым феноменом, сходным с болезнью Кавасаки.

Однако, в отличие от последней, он поражает не только дошкольников, но и подростков в возрасте до 16 лет, а в некоторых случаях вызывает тяжелые осложнения.

По мнению практикующего врача и преподавателя детских инфекционных болезней и иммунологии в Имперском колледже Лондона Лиз Уиттакер, тот факт, что синдром проявил себя в разгар пандемии коронавируса, вероятно, указывает на связь этих двух явлений.

«Мы проходим пик Covid-19, а через три или четыре недели наблюдаем пик нового заболевания. Это заставляет думать, что мы имеем дело с постинфекционным синдромом, вероятно, связанным с накоплением в организме антител», — считает эксперт.

Президент Королевского колледжа педиатрии и детского здоровья, профессор Рассел Винер обращает внимание на то, что большинство детей, у которых проявились эти симптомы, хорошо реагируют на лечение и начинают выписываться домой.

«Синдром пока является исключительно редким и не должен останавливать родителей, выпускающих детей из карантина», — сказал он.

По словам профессора Винера, изучение данного синдрома поможет объяснить, почему некоторые дети тяжело переносят Covid-19, тогда как большинство не заражается или болеет бессимптомно.

«Дети составляют 1−2% случаев инфицирования коронавирусом в Британии, и менее чем 500 из них понадобилась госпитализация», — уточняет Би-би-си.

EADaily напоминает, по последним данным, в Британии 233 700 инфицированных коронавирусом, умерли 33 657 человек.

Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): клинические проявления и диагностика у детей

Коронавирусы являются важными патогенами человека и животных [ 1 ]. В конце 2019 года новый коронавирус был идентифицирован как причина кластера случаев пневмонии в Ухане, городе в китайской провинции Хубэй.

 Он быстро распространился, что привело к эпидемии по всему Китаю, за которой последовало увеличение числа случаев заболевания в других странах по всему миру. В феврале 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) обозначила болезнь COVID-19, что означает коронавирусную болезнь 2019 года [ 2 ].

Читайте также:  Полезна ли томатная паста?

 Вирус, вызывающий COVID-19, обозначен как коронавирус 2 тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV-2); ранее он назывался 2019-nCoV. 11 марта 2020 г. ВОЗ объявила COVID-19 пандемией [ 3 ].

Понимание COVID-19 постоянно развивается. Временное руководство было выпущено ВОЗ и Центрами США по контролю и профилактике заболеваний [ 4,5 ]. Ссылки на эти и другие руководящие принципы общества можно найти в другом месте. (См. «Ссылки на правила общества» ниже.)

В этой теме будут обсуждаться аспекты эпидемиологии COVID-19 и клинические проявления, характерные для детей.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯЭпидемиология COVID-19 подробно обсуждается отдельно. Этот раздел посвящен эпидемиологии COVID-19 у детей. (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): Эпидемиология, вирусология и профилактика», раздел «Эпидемиология» .)

Могут ли дети заразиться COVID-19?  –  Дети любого возраста могут заразиться COVID-19 [ 6-11 ]. Дети страдают реже, чем взрослые [ 6-11 ]. При эпиднадзоре в разных странах на детей обычно приходится от 1 до 8 процентов лабораторно подтвержденных случаев [ 12-17 ].

 В Соединенных Штатах на детей младше 18 лет приходится примерно 8 процентов лабораторно подтвержденных случаев заболевания, зарегистрированных в Центрах по контролю и профилактике заболеваний (CDC) [ 18 ]. Американская академия педиатрии предоставляет информацию о количестве случаев у детей в отдельных штатах [ 19].

 Дополнительная информация, касающаяся активности COVID-19 в Соединенных Штатах (например, амбулаторные посещения, госпитализация), доступна через COVIDView CDC .

  • Возрастное распределение  –  Дети всех возрастов могут получить COVID-19 [ 6-11,20 ]. В многоцентровой когорте из 582 европейских детей младше 18 лет с лабораторно подтвержденным тяжелым острым респираторным синдромом, коронавирусом 2 (SARS-CoV-2) в течение апреля 2020 года (ранний пик европейской пандемии), возрастное распределение было следующим [ 20 ]:

«Большинство болели бессимптомно или легко». Врач о тяжелом осложнении, возникающем у детей после ковида

Мультисистемный воспалительный синдром как тяжелое осложнение, возникающее у детей на фоне перенесенной коронавирусной инфекции, — еще одна проблема, с которой столкнулись врачи в условиях пандемии COVID-19.

Он характеризуется клиническими признаками, схожими с симптомами болезни Кавасаки и синдромом токсического шока.

Без своевременной адекватной терапии ухудшение состояния пациента резко нарастает, что может привести к тяжелым повреждениям органов и систем (прежде всего сердечно-сосудистой) и, как следствие, летальному исходу.

Оксана Романова, доктор медицинских наук, заведующая кафедрой детских инфекционных болезней Белорусского государственного медицинского университета. Евгений Ерчак, TUT.BY

Как отличить мультисистемный воспалительный синдром от других заболеваний? Почему лечение мультисистемного воспалительного синдрома не может проходить в амбулаторных условиях, а требует нахождения пациента в отделении анестезиологии и реанимации стационара? Есть ли возможность профилактировать осложнение? Всю самую актуальную информацию корреспондент портала «Здоровые люди» узнала в беседе с заведующей кафедрой детских инфекционных болезней БГМУ, д.м.н, профессором Оксаной Романовой.

— Оксана Николаевна, мультисистемный воспалительный синдром — это осложнение, ассоциированное исключительно с COVID-19 инфекцией?

— Возможно, такое заболевание было и раньше. Но определение «педиатрический мультисистемный воспалительный синдром» (MIS-C) появилось после начала эпидемии COVID-19 и сегодня ассоциировано только с новой коронавирусной инфекцией. По сути, это аномальный иммунный ответ на вирус SARS-CoV-2.

О нем заговорили в марте прошлого года, когда в Восточной Англии были зафиксированы первые случаи MIS-C у детей.

Тогда же врачи заметили общность клинических особенностей синдрома с болезнью Кавасаки, вирусным сепсисом, синдромом токсического шока.

Что его отличало, так это более старший возраст детей, у которых диагностировался MIS-C, и лихорадка свыше 3 дней. Другие клинические признаки — сыпь, конъюнктивит, хейлит и т. д. — появляются, как правило, позже.

pixabay.com

Месяц спустя, в апреле 2020-го, ученые и врачи из французского педиатрического госпиталя, где также одними из первых были зарегистрированы случаи MIS-C, выдвинули мысль, что в развитии синдрома принимает участие не только коронавирусная инфекция. Аденовирус, энтеровирус, инфекционный мононуклеоз также могут утяжелять течение MIS-C. Поэтому при подозрении на синдром важно обследовать пациента на все вирусные и бактериальные инфекции.

— Мультисистемный воспалительный синдром развивается преимущественно в постинфекционном периоде или его можно расценивать, как часть острого периода болезни?

— В литературе MIS-C описывается больше все-таки как постинфекционное осложнение. И на опыте работы с такими пациентами мы тоже склоняемся к этому выводу.

Первый ребенок с MIS-C в Беларуси был зарегистрирован в мае прошлого года

До сегодняшнего дня на базе детской городской инфекционной больницы г. Минска, например, прошли лечение 48 детей. Только у одного из них было подозрение на синдром в сочетании с острой коронавирусной инфекцией, но впоследствии MIS-C не подтвердился.

Тем не менее в странах ЕС и США были случаи возникновения синдрома на фоне острой инфекции. Например, по данным исследования американского Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC) с участием 570 детей с MIS-C, проведенного методом статистического моделирования, у 30% детей синдром сочетался с тяжелым острым COVID-19.

Вместе с тем у большинства детей с MIS-C без признаков острой инфекции при обследовании были обнаружены антитела к SARS-CoV-2 при наличии отрицательного ПЦР-теста на COVID-19. Это свидетельствует о перенесенном ранее заболевании бессимптомно или в легкой форме.

Например, родители 67% детей с MIS-C, пролеченных в детской инфекционной больнице, только при поступлении ребенка в стационар и после проведения анализов, узнавали, что тот перенес коронавирусную инфекцию.

Это, к слову, о том, что тяжесть течения COVID-19 никак не влияет на риск развития мультисистемного воспалительного синдрома.

Оксана Романова, доктор медицинских наук, заведующая кафедрой детских инфекционных болезней Белорусского государственного медицинского университета. Евгений Ерчак, TUT.BY

— В течение какого времени после COVID-19 чаще всего развивается мультисистемный воспалительный синдром?

— Через 2−3 недели после пика коронавирусной инфекции. Но в литературе уже появились случаи, когда MIS-C развился и через 5 недель, и даже через 16. Но мы можем опираться на те наблюдения, которые получили на собственном опыте: спустя 2−3 недели после роста заболеваемости COVID-19 отмечается подъем MIS-C.

Корреляция между увеличением количества случаев подтвержденной COVID-19 инфекции и мультисистемным воспалительным синдромом доказана. Поэтому, учитывая наступление в Беларуси третьей волны коронавирусной инфекции, настороженность врачей педиатрического профиля и родителей в отношении данного осложнения у детей имеет первостепенное значение.

Matteo Fusco, unsplash.com

— Можно ли говорить о конкретных причинах развития MIS-C? Есть ли предпосылки для этого (индивидуальные особенности ребенка, наличие хронических заболеваний, вес, возраст и т. д.)?

— К сожалению, этот вопрос пока не имеет однозначного ответа. Мультисистемный воспалительный синдром может с одинаковой вероятностью развиться как у детей с хроническими заболеваниями, так и без них… Возвращаясь к опыту детской инфекционной больницы: все дети, поступившие на лечение с MIS-C, не имели сопутствующей патологии.

В единственном случае, закончившемся летально (декабрь 2020-го), у мальчика была обнаружена патология сердца, которая, если бы не covid-19, возможно, никак не проявила бы себя в будущем

В международной статистике схожие данные: 70% детей с MIS-C были ранее соматически здоровы.

Но если рассматривать наиболее распространенные сопутствующие заболевания из тех, что отмечались, то можно выделить ожирение (17%) и астму (9%). Из особенностей, по данным CDC, большую склонность к развитию MIS-C имеет раса.

Так, афроамериканцы и латиноамериканцы болеют чаще, у остальных вероятность на порядок ниже. Большинство составляют мальчики (около 60%) в возрасте 8−11 лет. Это то, о чем сегодня можно говорить с определенной долей уверенности.

Да, есть понимание, что MIS-C — гипериммунный ответ на вирус, схожий с болезнью Кавасаки, синдромом активации макрофагов и синдромом высвобождения цитокинов. На антитела к новой коронавирусной инфекции, которые в данном случае играют роль аутоантител и провоцируют аномальную реакцию.

Сегодня уже доказано, что MIS-C отличается иммунологически и от болезни Кавасаки, и от непосредственно коронавирусной инфекции… Но почему он развивается, каковы конкретные причины — это вопрос будущего.

Пандемия COVID-19 продолжается, а потому иммунологи еще скажут свое последнее слово, и, я думаю, мы получим ответы на многие вопросы.

pixabay.com

На какие клинические симптомы и диагностические маркеры нужно обращать внимание врачу-педиатру на амбулаторном приеме, чтобы не пропустить MIS-C? Какова дальнейшая тактика его действий при возникшем подозрении?

— Критерии определения MIS-C четко перечислены в рекомендациях ВОЗ и CDC. Если вкратце, то первостепенное значение имеют:

  • детский возраст;
  • лихорадка более 3 дней на фоне приема жаропонижающих (температура 38,5⁰С — 39⁰С);
  • совпадение 2 клинических признаков: острые желудочно-кишечные симптомы (рвота, диарея, боли в животе), сыпь, негнойный конъюнктивит, головная боль, воспаление слизистых и т. д.

Основные критерии настороженности в лабораторных и инструментальных исследованиях:

  • маркеры перенесенной COVID-19 (наличие иммуноглобулинов ImG);
  • повышенные маркеры воспаления, признаки коагулопатии, лимфоцитопения, изменения на ЭКГ.

Самое главное для врача-педиатра на амбулаторном приеме — не бояться направить пациента в стационар. Если есть несколько перечисленных совпадений или хотя бы лихорадка, лучше не рисковать. Не нужно назначать дополнительные анализы — это только затянет время.

По мере того как идет прогрессирование температуры, дети с MIS-C начинают иметь потребность в кислороде (это также один из отличительных его признаков).

А результаты исследований, проведенных в Швейцарии и Франции, указывают, что все дети, госпитализированные с MIS-C, имели поражения сердца, кардиогенный шок… То есть дети с мультисистемным воспалительным синдромом — это априори пациенты стационаров.

В ЕС и США до 80% из них проходят лечение в отделениях анестезиологии и реанимации. У нас в Беларуси — все 100%.

  • При MIS-C критически важно определиться с диагнозом в течение суток и назначить адекватное лечение.
  • — Это связано с возможными последствиями MIS-C вплоть до летального исхода?
  • — Безусловно, чем раньше начато лечение, тем больше у ребенка шансов не иметь никаких тяжелых последствий для здоровья.

Но, надо сказать, у мультисистемного воспалительного синдрома прогнозы, как правило, благоприятные. Да, в мире есть зарегистрированные случаи летальных исходов. Сначала, как только появились первые пациенты с MIS-C, они составляли 2,1%. В настоящее время, по данным CDC, — 1,4%, по европейским данным — 1,7%.

Недаром MIS-C классифицируется как осложнение, сопряженное с развитием жизнеугрожающих состояний. При отсутствии адекватной терапии MIS-C опасен развитием коронаритов, которые впоследствии ведут к инфарктам.

Но надо понимать, что тяжесть последствий напрямую зависит от настороженности в отношении гипервоспалительного синдрома, правильной диагностики, адекватного и своевременного лечения.

Reuters

После перенесенного MIS-C у 20% детей может сохраняться снижение функции левого желудочка, но потом постепенно функция восстанавливается. В Беларуси всем детям с MIS-C после выздоровления показано диспансерное наблюдение у детских кардиологов, проведение ЭКГ, УЗИ-исследование сердца.

— В чем заключается терапия пациентов с MIS-C?

— Подчеркну еще раз: прежде чем назначить терапию, нужно быть уверенным в диагнозе. MIS-C иногда достаточно сложно диагностировать из-за схожести с болезнью Кавасаки, токсическим шоком, бактериальным сепсисом (сепсис-шоком). Тактика лечения при этих состояниях отличается.

Поэтому и постановка диагноза MIS-C, и проводимое лечение требуют мультидисциплинарного подхода. Это всегда команда специалистов педиатрического профиля, в которую входят инфекционист, кардиолог, реаниматолог, ревматолог и, если есть, гематолог и иммунолог.

Что касается непосредственно терапии при MIS-C, она требует назначения больших доз иммуноглобулинов, вторая линия — метилпреднизолон.

pixabay.com

Между прочим, благодаря нашим реаниматологам удалось разработать комбинированную терапию, которая показала высокую эффективность при лечении мультисистемного воспалительного синдрома: сочетание низких доз глюкокортикостероидов и высоких доз иммуноглобулинов. Эти препараты работают именно в комбинации, а не по отдельности. В недавнем обзоре французских ученых также была отмечена эффективность такого терапевтического подхода.

47 наших пациентов из 48 получали именно комбинированное лечение. Сегодня успешно лечат MIS-C у детей в Брестской областной детской больнице, в Могилеве, Гомеле.

— Уместно ли говорить о профилактике мультисистемного воспалительного синдрома?

— Если бы причины, по которым развивается MIS-C, были достоверно известны, тогда о профилактике говорить было бы проще. Сегодня универсальных рекомендаций нет. MIS-C — редкое осложнение и развивается далеко не у всех.

Вместе с тем все дети после перенесенной коронавирусной инфекции состоят на диспансерном учете, спустя месяц сдают ОАК, выполняют электрокардиограмму. В этом есть определенный смысл. Но пока это не является гарантом того, что мы сможем предугадать и предупредить развитие MIS-C.

Главной профилактикой остается настороженность врачей и родителей к любым проявлениям нездоровья у ребенка, своевременная госпитализация и адекватная терапия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *