В Нью-Йорке заявили, что большинство пациентов с коронавирусом заразилось дома

На улицах Нью-Йорка сейчас немноголюдно, но появились очереди в магазины и аптеки.

Благодаря карантину число выявленных случаев COVID-19 в последнее время стабилизировалось, а число смертельных исходов падает с 31 марта.

Как жители Нью-Йорка переживают кризис, что видят вокруг и чем карантин может закончиться для бизнеса рассказывает профессор бизнес-школы Baruch College городского университета Нью-Йорка Павел Кривенко

В Нью-Йорке заявили, что большинство пациентов с коронавирусом заразилось дома Justin Heiman/Getty Images

Бизнес в Нью-Йорке ушел на вынужденные каникулы две недели назад. Работают аптеки, больницы и некоторые магазины, в которых продаются товары первой необходимости. Повсюду повышены нормы безопасности: продавцы носят маски и перчатки, около касс установлена разметка для соблюдения дистанции в два метра.

Многие аптеки и магазины теперь закрываются раньше обычного, чтобы успеть провести полную дезинфекцию после рабочего дня: первые несколько часов работы утром выделены для людей из группы риска. Число покупателей в торговых залах часто ограничивают.

Из-за этого появились очереди, которые иногда растягиваются на несколько кварталов.

Всем жителям Нью-Йорка рекомендуют оставаться дома, при этом выходить на улицу по необходимости и для занятий спортом не запрещается. Все парки в городе открыты, но в них не работают туалетные кабинки.

Все фитнес-центры, напротив, закрыты, поэтому на дорогах больше бегунов, чем обычно. Спортом на улице сейчас занимаются многие.

Я даже видел женщину старше 70 лет, которая занималась кроссфитом (система тренировок, включающая кардионагрузку, гимнастические и силовые упражнения) с тренером: все снаряжение для тренировок они привезли с собой.

В Нью-Йорке заявили, что большинство пациентов с коронавирусом заразилось дома Pamela Drew/Flickr

Многие люди просто выходят на прогулки. В хорошую погоду в парках полно народа, скамейки заняты, и некоторые посетители даже устраивают пикники на лужайках. Может показаться, что никто не соблюдает карантин, но это не так. Да, людей немало, возможно, более 10 000, но в обычный день до эпидемии в Центральный парк посещали 42 млн человек в год — это 115 000 человек в день.

Все мои знакомые в Нью-Йорке, как и я, соблюдают карантин, лишь иногда выходя в магазин, на прогулку или пробежку. Я ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь открыто говорил, что игнорирует введенные властями ограничения.

Всё больше людей надевают маски на улицах. Особенно много их стало после того, как американское министерство здравоохранения выпустило соответствующую рекомендацию. До начала карантина маску носил примерно каждый десятый, через неделю — каждый пятый, сейчас, наверное, уже каждый второй.

А в городке Хобокен (Hoboken) по соседству с Нью-Йорком для посетителей всех магазинов, аптек и т. п. маски обязательны. Не уверен, что это правильно: можно привести много доводов за и против ношения масок, но на самом деле мы не знаем, как лучше. Поэтому я бы не стал заставлять — пусть каждый решает сам.

На федеральном уровне и в Нью-Йорке принято именно такое решение.

В Нью-Йорке заявили, что большинство пациентов с коронавирусом заразилось дома Michael Appleton/Mayoral Photography Office

При плотности населения в 11 000 на квадратный метр в Нью-Йорке и 28 000 на Манхэттене (по сравнению с 5000 в Москве) трудно остановить распространение эпидемии, но, похоже, принятые меры имеют эффект.

Статистика заболеваний отображает происходящее с большим запозданием, но, даже если судить по этим цифрам, число выявленных случаев COVID-19 стабилизировалось. Более точной является статистика смертельных исходов, которых с 31 марта становится меньше. Похоже, пик эпидемии пройден.

 Губернатор штата Нью-Йорка Эндрю Куомо заявил, что ситуация стабилизировалась и Нью-Йорку больше не нужны дополнительные аппараты для искусственной вентиляции легких.

Что нужно — так это помощь в выходе из экономического кризиса, который только начинается. Учитывая высокую стоимость жизни в Нью-Йорке, федеральных программ будет недостаточно.

Например, выплата $1200 на человека не покроет и двух недель арендной платы за квартиру для большинства жителей города, а многие не получат и этого: программа не распространяется на людей с доходом выше $99 000 в год (что близко к средней зарплате в Нью-Йорке).

Да, есть отсрочка арендных и ипотечных платежей, но их накопленную сумму все равно придется выплачивать, и для многих это станет серьезной проблемой. Также сильно пострадает малый бизнес, которому недостает поддержки, что особенно важно для Нью-Йорка, где стоимость аренды высока.

Помощь государства пока не распространяется на многих мигрантов. Конечно, больше всех страдают нелегальные рабочие: они сейчас ничего не зарабатывают и, не имея страховки, не могут даже получить медицинскую помощь. Но и многие легальные мигранты, которые не имеют грин-карты, не получат финансовой поддержки.

Кроме того, стандартная рабочая виза H1B перестает действовать, если человек не работает более 60 дней, а значит, тем, кто не сможет найти за это время работу, не только перестанут платить пособие — их выдворят из страны.

Интересная деталь: рядом с моим домом вдруг заработала стройка, которая была закрыта как минимум год. Я не знаю, насколько ее работа соответствует законодательным нормам и правилам карантина, но можно предположить, что сейчас появилось много нелегальных мигрантов, которых можно нанять дешевле, чем раньше.

И вполне возможно, что такая стройка сможет спасти больше жизней, чем карантинные ограничения для бизнеса.

В первый день карантина я прогнозировал, что он продлится месяц, затем ограничения начнут снимать. На этой неделе карантин продлили еще на неделю — до 29 апреля. Думаю, дольше его держать не получится, да и в этом нет необходимости: многие места в больницах к тому времени уже освободятся.

В начале мая компании подсчитают убытки, уволят людей, многие мелкие бизнесы закроются, а у безработных закончатся сбережения. Возможно, некоторым компаниям разрешат открыться даже раньше 29 апреля. Но если к снятию карантина должным образом не подготовиться, число заболевших может начать расти и карантин потребуется вводить заново.

Сейчас нужно разрабатывать новые санитарные стандарты для бизнеса, которые, естественно, будут разными для разных отраслей, и затем контролировать их неукоснительное соблюдение. Чтобы снизить риски, нужно тестировать людей, пусть даже неточно, например, устанавливать датчики температуры в общественных местах и на работе.

Сократить распространение вируса до нуля невозможно, но чтобы число заболевших не росло, достаточно сократить его до уровня менее единицы (когда один больной заражает не более одного здорового). Для этого достаточно применить простые и дешевые меры, которые хорошо сработали в других странах.

Хотя в нынешней ситуации уже многие меры кажутся дешевыми по сравнению с триллионными убытками от карантина. 

«Атмосфера в госпитале меня удивила». Врач из Нью-Йорка — о сопротивлении вирусу

Александру Иванову 32 года. Он старший ординатор госпиталя в Бруклине (Нью-Йорк). 14 марта Иванов почувствовал первые симптомы коронавируса, что впоследствии подтвердил анализ. Спустя семь дней самоизоляции Александр вышел на работу.

«Сейчас я ординатор третьего года. В ординатуру я попал после обучения в Гарварде по программе «Клинические исследования».

Американская медицина — это большая мощная система, средний уровень специалистов очень высок. Даже в самом отдаленном городке будет возможность сделать те процедуры, которые в России выполняются только в федеральных центрах.

Конечно, у нее множество пороков и недостатков, в том числе в плане особенностей страховой медицины и невозможности пациента выбрать специалиста, к которому он пойдет (нужно обращаться к тому, к которому направят).

С другой стороны, нет очередей на исследования и амбулаторные процедуры, если они необходимы, как это бывает в странах с социальной медициной, таких как Канада или Великобритания.

Достаточно сложно сказать, где и когда я мог заразиться, и тем более, кого я мог заразить. Мне не приходит в голову ни одного конкретного момента, когда это могло бы произойти.

Да, я работаю в госпитале, да, я живу в Бруклине, где море людей со всего света, — и то, и то само по себе служит фактором риска, но до моего заражения я не лечил ни одного пациента, у которого в дальнейшем был обнаружен коронавирус, и не имел близких контактов с зараженными людьми.

Если говорить в деталях, 14 марта после смены в госпитале я почувствовал першение в горле, но не придал этому значения. На следующий день у меня возникла отдышка — в тот момент, когда я поднимался пешком на 12 этаж (стараюсь не пользоваться лифтом). Я также заметил боль в мышцах и слабость.

После того как у меня начался кашель, я сделал одномоментно мазок на грипп и мазок на коронавирус. Они были отправлены в лабораторию и в течение 24 часов мне пришли результаты. Учитывая, что большинство пациентов с легким течением болезни здесь не госпитализируются, я также остался дома (я живу один) на самоизоляции.

В первый же день, когда я узнал диагноз, я позвонил маме и папе, которые живут в Москве, и рассказал об этом. Я постарался использовать этот момент, чтобы объяснить им, насколько опасен вирус и что нужно делать, чтобы избежать заражения.

Ни у кого из моих коллег, из тех, с кем мы тесно общались в эти дни, коронавирус не подтвержден. Хотя коллеги из второго круга общения, то есть более отдаленные, говорят о схожих симптомах, но они не проходили тест по тем или иным причинам.

В Нью-Йорке заявили, что большинство пациентов с коронавирусом заразилось дома

«В связи с распространением COVID 19, мы просим ограничить количество пассажиров в лифте до четырех человек»

Социальный работник из моего отделения рассказала, что у нее были схожие симптомы. Где и когда она могла его подцепить, в силу инкубационного периода до 14 дней сказать очень сложно. Границы проявления симптомов вируса очень широкие: у 90% пациентов первые симптомы COVID-19 проявляются в промежутке 5–11 дней.

Читайте также:  Что такое новогодняя депрессия и как с ней бороться

26 марта я вернулся на работу после карантина. Атмосфера в госпитале меня удивила. Она перешла из достаточно расслабленной рабочей в формат полувоенной медицины: все амбулаторные процедуры отменены, к нам перевели ассистентов и медсестер из других отделений.

Учитывая, что я был на карантине более семи дней и последние три дня у меня не было никаких симптомов, то по протоколу нашей больницы я могу выйти на работу.

Меня попросили в ближайшее время (не указав в какое) носить маску (обыкновенную хирургическую), но в принципе большинство моих коллег и так их носят — я ее носил и до моего карантина, так что для меня ничего не поменяется.

Когда я на самом деле буду считаться незаразным? Смотря кем.

Есть мнение, что у части пациентов вирус выделяется до 35 дня от момента заражения: тут важно смотреть, насколько велика вирусная нагрузка (количество копий вируса в организме) — чем она больше, тем выше вероятность, что человек кого-то заразит.

Учитывая развитие медицины, современное оборудование способно выявлять единичное присутствие вируса в крови, что не является значимым для возможности передачи болезни, согласно современным представлениям о вирусологии.

Итак, мой первый день на работе. Интересные ощущения вернуться спустя восемь дней с чувством, что прошел месяц. Как сказал один из моих коллег, сейчас десять дней проходят как год — так быстро все меняется.

Ситуация в американском обществе поляризованная. Кто-то считает, что все это выдумки и неправда.

Жители тех штатов и городов, которые страдают, в том числе жители Нью-Йорка, к принятым мерам (например карантину) относятся с уважением и пониманием. Улицы практически пустые.

Даже в магазинах люди не подходят друг к другу ближе, чем на 1,5–2 м, что удивительно для Нью-Йорка, поскольку обычно здесь любят большой толпой ходить по магазину.

В Нью-Йорке заявили, что большинство пациентов с коронавирусом заразилось дома

Мне очень приятно видеть лидерские качества губернатора Нью-Йорка, который проявляет себя с лучшей стороны: выступает как хороший спикер и с очень четкой повесткой, которая выражает интересы горожан. Он говорит о пропасти, которая образуется между теми койками в больницах, которые у нас есть сейчас и теми местами, которые нам понадобятся на пике эпидемии.

Я знаю, что уже ведутся работы по возведению госпиталя на 1 тыс. мест в Вест-Сайде, на месте Джавитс-центра, который обычно используется для крупных экспозиций, например выставок автопрома.

Госпиталь будет представлять собой четыре собранных вместе мобильных военных госпиталя и будет предназначен для пациентов из Нью-Йорка без диагноза «COVID-19».

То есть его задача — разгрузить все остальные городские госпитали от пациентов без вируса, чтобы они могли сосредоточиться на работе с коронавирусными пациентами.

Уже сейчас ощущается недостаток средств персональной защиты, но в то же время мы видим огромное число личных пожертвований: на днях кто-то передал партию герметичных очков, которые защищают от вируса. Чувствуется колоссальное сплочение, люди понимают серьезность проблемы и ее последствий.

Приятно, что местный бизнес также оказывает поддержку врачам: мы с коллегами приняли решение никуда не выходить есть из госпиталя, чтобы не подвергать никого риску заражения. Получилось огромное число людей: только резидентов в госпитале 300 человек.

И тогда ближайшие кафе и рестораны стали привозить нам еду на работу.

Все вместе создает какое-то ощущение нереальности происходящего.

Я никогда не думал, что в системе американского здравоохранения мне придется сохранять и повторно использовать маску N-95, искать исследования о том, что при нагревании ее до 70 градусов в течение 30 минут она сохраняет все свои защитные свойства (заключение исследователей из Стэнфорда). И вот мы тут уже все обсуждаем, кто, где и как будет стерилизовать свою маску. Кто-то собирается использовать домашнюю духовку. Нереально!

Опираясь на математическую модель, согласно которой количество случаев будет расти по экспоненте, уже сейчас понятно, что коек будет не хватать, госпитали будут переполнены. Нам в Нью-Йорке понадобятся порядка 20 тыс. дополнительных коек и аппаратов ИВЛ (30 тыс. — на штат Нью-Йорк), и, конечно, хочется, чтобы произошло чудо и они нашлись.

Чтобы все, кому будет нужна вентиляция легких, могли получить ее, потому что есть достаточно небольшой промежуток времени, когда вентиляция легких не просто показана — когда она буквально спасает жизнь. Если в этот момент под рукой нет этого ресурса, человек, к сожалению, умирает.

Очень грустно, что в XXI веке в одной из ведущих мировых держав мы говорим о том, что люди могут умирать, потому что им не хватит именно этого аппарата.

Будем надеяться, что карантинные меры помогут сгладить пик эпидемии (он ожидается через 3–3,5 недели) и позволят в дальнейшем свести количество новых случаев к минимуму, чтобы система здравоохранения могла справляться и уже не работала с настолько критическими перегрузками». 

Каждый четвертый пациент обречен: нью-йоркские врачи раскрыли ужасы борьбы с коронавирусом

06.04.2020 17:14

Вспышка эпидемии коронавирусной инфекции в Нью-Йорке приближается к своему пику.

В Нью-Йорке заявили, что большинство пациентов с коронавирусом заразилось дома

Об этом рассказали местные врачи журналистам телеканала «CNN», которых пустили в Университетский госпиталь Бруклина, ныне закрытый для обывателей. Сейчас здесь, как и еще в двух больницах города, лечат только зараженных COVID-19. Поток больных не прекращается, и каждый четвертый из них умирает.

«Они тяжело больны. Мгновение, и мы теряем их, — рассказала врач Джули Исон. – Сначала вы разговариваете, а спустя минуты заталкиваете им в горло трубку, надеясь, что аппарат искусственной вентиляции удастся подключить».

Доктор Лоренцо Паладино отмечает, что виной всему «природа болезни». В городе ожидается пик эпидемии, но и сейчас пациентов огромное множество. Персонал не может даже отдохнуть, хотя медики все еще пытаются сохранять спокойствие.

«Им как раз пришлось наблюдать последствия четырех кодов тревоги [когда пациенту необходима реанимация]. Для них это что-то из «Анатомии Грей». Этого не может происходить в жизни. Они не должны были такое увидеть», — продолжает Паладино.

Доктор Синтия Бенсон отметила, что врачи подписываются на подобное, «но не в таких масштабах». Так, всего за 40 минут у шести пациентов остановилось сердце, при этом четверо скончались до того, как врачи забрали их из палаты.

Статистика показывает, что 90 процентов всех пациентов госпиталя – старше 45 лет, 60 процентов – старше 65 лет. В то же время среди сотен инфицированных в больнице находятся несколько двадцатилетних. Самому младшему пациенту – 3 года.

«После сигналов появляются такие чувства, когда ты задумываешься, сделал ли ты все, что мог? Думаю, это морально тяжело быть готовым к такому количеству больных, страданиям и смерти», — рассказывает доктор Бенсон.

Сейчас власти штата Нью-Йорк рассчитывают получить еще 30 тысяч аппаратов искусственной вентиляции легких, так как их катастрофически не хватает. Лоренцо Паладино был одним из тех, кто практиковал подключение к одному аппарату двоих пациентов. Однако он признает, что ИВЛ – далеко не панацея, и шансы выжить у подключенных к системе крайне малы.

Джули Исон, в свою очередь, посетовала на то, что помимо малого количества аппаратов ИВЛ, существует и дефицит профильных специалистов. По ее словам, процедура подключения к системе вентиляции легких очень сложная.

«Если подключить не так, как надо, последствия для больного будут противоположными», — констатировала она.

Как ранее сообщал News Front, Нью-Йорк стал американским эпицентром распространения коронавирусной инфекции COVID-19 во многом стараниями мера города Билла де Блазио. Будучи ярым либералом, он открыто призывал жителей не жертвовать своими свободами, оставаясь дома на карантине.

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, Телеграм-канал FRONTовые заметки, а также Instargam-канал NEWS.FRONT

Не искоренить никаким законом – русский язык спровоцировал разборки у «слуг народа»

«Это шокирует»: 66% новых пациентов с коронавирусом в Нью-Йорке сидели дома – заявил Эндрю Куомо

Большинство недавно госпитализированных с коронавирусом пациентов в Нью-Йорке – это люди, которые следовали мерам предосторожности и оставались дома, сказал губернатор Эндрю Куомо на пресс-конференции в среду.

Он отметил, что «это шокирует», что 66% новых пациентов с коронавирусом – это люди, которые либо не работают, либо находятся на пенсии, и они не ездят регулярно на работу. Такие статистические данные получены после предварительного опроса 113 больниц. Опрос проводился в течение 3 дней, и включал 1269 ответов.

Согласно полученной информации, 18% новых случаев инфицирования отмечены в домах престарелых, 4% — в реабилитационных центрах для пожилых и инвалидов, 2% в пансионатах для престарелых, 2% были бездомными, меньше 1% — находятся в тюрьмах и 8% были помечены как «другие».

«Это поразительно: по большей части люди были дома»,- сказал Куомо во время брифинга на Лонг-Айленде. «Мы думали, что, может быть, они пользуются общественным транспортом, и мы приняли специальные меры предосторожности в общественном транспорте, но на самом деле нет, потому что эти люди находились дома».

Примерно 46% новых пациентов были безработными и 37% — на пенсии. Возраст также сыграл свою роль, как показывает информация, так как 73% госпитализированных — пациенты в возрасте 51 год и старше.

  • Большая часть новых случаев заражения сконцентрирована в городе и пригороде, которые больше всего пострадали от пандемии, сказал Куомо.
  • Были зафиксированы 232 смерти от вируса и примерно 600 новых пациентов попали в госпитали Нью-Йорка днем ранее, сказал губернатор, что говорит о том, что уровень госпитализации штата снижается.
  • Эти данные важны потому, что штат ждет возможности перезапустить экономику, так как подходит к концу период строгого распоряжения Куомо оставаться дома и другие штаты также делают ограничения менее строгими.
Читайте также:  Ушиб бедра: симптомы, методы лечения и код по мкб-10

Хотя в Нью-Йорке вирус может начать немного «отступать», Куомо снова предупредил о том, что не следует действовать слишком быстро. «Это подтверждает то, о чем мы говорили: многое зависит от того, что вы можете сделать, чтобы защитить себя»,- сказал он. «Все закрыто, правительство сделало все, что можно, общество сделало все, что могло, теперь все зависит от вас».

«Это шокирует»: 66% новых пациентов с коронавирусом в Нью-Йорке сидели дома – заявил Эндрю Куомо обновлено: 7 мая, 2020 автором: Елена Абдулаева

Коронавирус в Нью-Йорке

  • Активных
  • 2 026 883
  • 97.46 %

На сегодня в Нью-Йорке официально зафиксировано 2 079 749 случаев заражения коронавирусом COVID-19.

На данный момент коронавирусной инфекцией в Нью-Йорке в активной фазе болеет 2 026 883 человек. Общее количество смертей от коронавируса в Нью-Йорке составляет 52 866 человек и это 2.54% от всех заболевших.

Подтвержденных случаев полного выздоровления от коронавируса COVID-19 в Нью-Йорке.

На карте в реальном вермени предоставлены данные по количеству подтвержденных случаев заражения коронавирусом COVID-19 в Нью-Йорке. Каждая точка является круговой диаграммой, она позволяет видеть распределение случаев по группам — активные, смертей, выздоровевших. В центе диаграммы количество подтвержденных случаев заражения коронавирусом COVID-19 в Нью-Йорке

На графике представлено количество новых подтвержденных случаев заражения короновирусом COVID-19 в Нью-Йорке и общая динамика распространения за последние 30 дней.

На графике представлено количество новых смертельных случаев от короновируса COVID-19 в Нью-Йорке и общая динамика смертности за последние 30 дней.

На графике представлено количество новых случаев выздоровления от короновируса COVID-19 в Нью-Йорке и общая динамика выздоровлений за последние 30 дней.

Динамика смертности и выздоровления от коронавируса COVID-19 в Нью-Йорке.

Динамика изменения % смертей от коронавируса COVID-19 в Нью-Йорке по дням.

В таблице представлена подробная статистика распространения коронавируса COVID-19 по штатам и городам в США в реальном времени. Здесь вы видите сколько человек заразилось коронавирусом, сколько умерло и сколько поправилось в США на сегодня.

Статистика по странам в которых выявленно и подтверждено наибольшее количесвтво случаев заражения коронавирусом COVID-19 на сегодня. подтвержденных смертей вылеченных

Последние новости о коронавирусе COVID-19 в Нью-Йорке

В таблице представлена полная статистика по заболеваемости коронавирусом COVID-19 по всем странам мира в реальном времени. Здесь вы видите актуальные на сегодня данные по количеству заражений, смертей, выздоровлений от новой коронавирусной инфекции в каждой отдельной стране.

Байден считает, что около 59% американцев получили хотя бы одну дозу вакцины от COVID-19

НЬЮ-ЙОРК, 13 мая. /ТАСС/. Соединенные Штаты приближаются по темпам вакцинации к тому, чтобы около 59% американцев получили хотя бы первую дозу препарата. Об этом заявил в среду президент США Джо Байден в интервью телеканалу MSNBC.

«Мы объявили недавно, что введено еще 50 млн доз вакцин, в итоге [введено] 250 млн доз», — сказал Байден. По его словам, администрация продолжит прилагать усилия, чтобы граждане смогли вернуться на работу.

«Моя задача, чтобы к [отмечаемому Дню независимости США] 4 июля 70% граждан вакцинировались. Мы можем это сделать, сейчас мы ближе к 59% вакцинированным [хотя бы] одной дозой», — отметил глава Белого дома.

По данным бюро переписи, численность населения США превышает 331 млн человек.

Нелегальные иммигранты

Байден заявил, что правоохранительные органы США не будут задерживать нелегальных иммигрантов, пытающихся вакцинироваться от нового коронавируса. 

На вопрос испаноязычной аудитории о том, что бы глава вашингтонской администрации заявил тем нелегальным иммигрантам, которые опасаются из-за своего статуса в Соединенных Штатах делать прививку от коронавируса, Байден ответил: «Им не следует переживать [по этому поводу], им следует воспользоваться вакциной». «Воспользоваться вакциной», — повторил американский лидер.

«Одно дело для людей, находящихся в стране, приходить на прием к врачу, приводить ребенка в школу и так далее… Нам следует оставить этих людей в покое. Поэтому я представил всеобъемлющий законопроект об иммиграции», — отметил Байден.

По его словам, в США 11 млн нелегальных иммигрантов, «подавляющее большинство из которых превысили сроки пребывания, предусмотренными визами».

«Нам следует двигаться к тому, чтобы решить эту проблему, гарантировать, что есть путь к заработанному гражданству», — убежден глава Белого дома.

«Они [незаконно находящиеся в США иностранцы] не должны оказываться в положении, когда им приходится выбирать между сохранением жизни или здоровья [и депортацией]», — подчеркнул президент. При этом он констатировал, что вакцинация важна и для обеспечения здоровья других, а не только лиц, делающих прививку.

«Они не должны караться за это», — добавил Байден, говоря о вакцинирующихся от нового коронавируса нелегальных иммигрантах.

По информации Университета Джонса Хопкинса, в США с начала пандемии выявлено более 32,8 млн случаев заражения коронавирусом, умерли 583 647 человек. Страна по обоим показателям занимает первое место в мире. По данным университета, в США сделали 264,6 млн прививок, при этом 117,6 млн человек прошли полный курс вакцинации.​​

Исследование показало вдвое большую опасность заразиться коронавирусом, питаясь вне дома — МК

Согласно новым научным исследованиям, ранние желудочно-кишечные симптомы могут предопределить слабые формы заболевания коронавирусной инфекцией, зато питание вне дома создает удвоенный риск заражения COVID-19.

Согласно проведенному в США исследованию среди взрослых, прошедших тестирование на коронавирус в 11 медицинских учреждениях США в июле, у тех, кто был инфицирован, оказалось, что шансов заболеть было вдвое больше у тех, кто питался в ресторане в предыдущие 14 дней.

В остальном уровни у людей с COVID-19 или без него активности были одинаковыми в других отношениях. Это включало шопинг, общественные встречи дома, посещение офиса, салона красоты или спортзала, пользование общественным транспортом или посещение религиозных собраний.

  • «Маски нельзя эффективно носить во время еды и питья, тогда как покупки и многие другие занятия в помещении не препятствуют использованию масок», — заявили исследователи в отчете Еженедельного отчета о заболеваемости и смертности Центра США по контролю и профилактике заболеваний.
  • «Еда и питье на месте в местах, которые предлагают такие варианты, могут быть важными факторами риска, связанными с инфекцией SARS-CoV-2», — добавили авторы отчета.
  • Еще одно новое исследование показало, что люди с желудочно-кишечными симптомами, связанными с новым коронавирусом, такими как диарея, тошнота и рвота, могут иметь значительно меньшую вероятность развития тяжелой формы COVID-19 и смертельного исхода.
  • Как рассказывает издание Daily Sabah, врачи из Нью-Йорка осмотрели 635 пациентов с COVID-19, ожидая, что они увидят более серьезное заболевание, когда будет поражен желудочно-кишечный тракт.
  • К удивлению медиков, у пациентов, поступивших с симптомами желудочно-кишечного тракта, вероятность тяжелой формы COVID-19 и смерти оказалась на 50% ниже, чем у пациентов без симптомов желудочно-кишечного тракта, даже с учетом возраста, расы и основных заболеваний.

Также неожиданно у пациентов с поражением ЖКТ был ниже уровень воспалительных белков в крови. У подгруппы, которая подверглась более тщательному осмотру своего кишечника, были обнаружены вирусные частицы в тканях кишечника, но относительно небольшое воспаление и низкая активность генов, ответственных за выработку воспалительных белков.

Когда нью-йоркские врачи сотрудничали с итальянскими коллегами для изучения 287 пациентов с COVID-19 в Милане, они заметили ту же связь между поражением желудочно-кишечного тракта и менее тяжелым заболеванием, рассказал Reuters доктор Саураб Механдру. Его команда также обнаружила, что учет симптомов желудочно-кишечного тракта при первоначальной оценке пациента может помочь выявить тех, кто подвержен риску более тяжелого заболевания.

 «В холодный сезон нас ожидает двойная эпидемия: гриппа и COVID»

«Это худший сценарий интенсивной терапии, что я видел за свою карьеру» Нью-йоркский реаниматолог о том, как борются с коронавирусом американские врачи — и к чему нужно готовиться российским

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

По данным Университета Джонcа Хопкинса, в Нью-Йорке, который стал центром распространения коронавируса в США, в результате эпидемии за последние недели умерло более 1300 человек. Очевидцы сообщают о перегруженных больницах и хаосе в системе здравоохранения.

Журналист Дмитрий Вачедин по просьбе «Медузы» поговорил на условиях анонимности с реаниматологом одной из городских больниц Нью-Йорка о том, почему город оказался не готов к эпидемии, как врачи с ней справляются и к чему стоит готовиться их российским коллегам.

Все материалы «Медузы» о коронавирусе открыты для распространения по лицензии Creative Commons CC BY. Вы можете их перепечатать! На фотографии лицензия не распространяется.

— Что происходит в Нью-Йорке? Есть ощущение, что его здравоохранение захлебнулось в борьбе с коронавирусом, это так? 

— Пока не захлебнулось, но в процессе. Скажем так, мы довольно долго жили в предсказуемом медицинском мире. Мы примерно знали, как ведет себя большинство болезней, в какое время ожидать поступления пациентов с теми или иными проблемами. Конечно, случается ураган или события вроде 11 сентября, но в целом медицина очень предсказуема.

Когда она связана с экономикой, как в США, обычно спрос и предложение идут вместе — вот у нас есть Х пациентов в год и соответствующее количество того, что им нужно. Когда вдруг на больницы буквально в течение нескольких дней сваливается такое количество тяжелых пациентов, подготовиться к этому невозможно. Моя первая тяжелая пациентка с COVID-19 была 7 марта.

Читайте также:  Медицинский клей для ран бф-6: правила применения и противопоказания

Сейчас их больше 40.

— Тяжелая ситуация возникла из-за количества пациентов или из-за сложного течения болезни?

— И то и другое. На самом деле мы примерно представляли течение болезни. Но наши глаза были затуманены данными из Китая, из Кореи, из Японии, где все было более-менее хорошо.

Глаза открылись, только когда это началось в Италии, и у нас оставалась всего пара недель, чтобы как-то среагировать. Болезнь протекает ужасно тяжело.

То есть у тех пациентов, у которых она протекает тяжело, это реально худший сценарий интенсивной терапии из тех, что я видел за почти десять лет своей карьеры.

— Разве в Китае все было хорошо? 

— В Китае мы смотрели на абсолютные цифры. 80 тысяч заболевших на 60-миллионную провинцию. Какая ерунда! Нам казалось, что уж с этим мы справимся. Понимаете, Нью-Йорк уже переплюнул китайские цифры. В итоге мы довольно больно упали и сделали вывод, что даже чтобы стать Китаем и Кореей, нам надо трудиться. А мы решили, что если мы не будем делать ничего, то у нас будет все то же самое.

— Объединяет ли что-то регионы, в которых вспыхнули очаги — Китай, Италия, США, — или это случайность? 

— Тут много теорий. Есть теория широты — что все очаги с плохим течением болезни происходят на одной широте. Температурная — что именно в этих регионах в это время года идеальная температура для распространения вируса. Социальная — о скученности населения. Все эти теории имеют право на существование.

Понимаете, это экстраординарная ситуация, когда мы имеем дело с болезнью, которая совсем не изучена. Большинство пациентов, которые поступали до этой ситуации, были предсказуемыми — мы знали, что это за болезнь, ее смертность, у нас была куча гайдов от ведущих специалистов о том, как правильно лечить.

Сейчас мы оказались в мире абсолютного незнания.

— Правильно я понимаю, что сейчас во всех больницах идут похожие процессы? Все одновременно изобретают велосипед. Ищут методы лечения с нуля.

— Да, именно с нуля. Мы привыкли к тому, что любое лечение влечет за собой серьезную клиническую статистику, серьезные рандомизированные исследования. Сейчас у нас нет времени ни на какие исследования. Мы пробуем все, что угодно. Все, что хоть теоретически подходит по патофизиологическим механизмам. И смотрим на результаты. К сожалению, делаем ошибки.

— Дают ли положительный эффект какие-то экспериментальные препараты? Например, ремдесивир? 

— К сожалению, получить ремдесивир для пациентов сейчас очень трудно. Все больницы за ним охотятся. У двух пациентов, которым мы даем ремдесивир, наблюдается улучшение, но, понимаете, по двум пациентам сказать о положительной динамике очень сложно.

— Насколько я понял, прошлая неделя была для врачей довольно кошмарной. Сейчас ситуация получше?

— Вы знаете, да. Но мы пережили жуткие пять дней. Я, естественно, состою в куче обсуждений с другими реаниматологами, у меня друзья по всему Нью-Йорку. Судя по всему, последние пять дней, по понедельник включительно, были сами страшными. Вторник был легче. Сегодня посмотрим (разговор происходил в среду, 1 апреля, — прим. «Медузы»).

— Поток пациентов продолжает расти?

— Продолжает, но есть данные, что тяжелых стало меньше. Мы в Нью-Йорке сейчас делаем огромное количество тестов, тестируем в день больше пациентов, чем за все время протестировали в Южной Корее. Судя по всему, количество пациентов, которым требуется искусственная вентиляция легких, постепенно устанавливается, то есть не растет пока. Но это только данные нескольких дней.

— Правда ли, что среди пациентов неожиданно много молодых людей, которым требуется искусственная вентиляция легких?

— Мне кажется, это было ожидаемо. К сожалению, есть молодые люди, к сожалению, их достаточно много. Мы видим молодых и теоретически здоровых людей с тяжелым течением.

— Аппаратов для искусственной вентиляции легких достаточно? На этот счет есть разные мнения.

— Да, мы получили партию хороших, надежных аппаратов. Этот вопрос у нас пока что не стоит. Я знаю, что многие больницы получили помощь от федерального правительства. И есть другие пути, есть университеты, где аппараты используются для обучения студентов.

Их все реквизировали. Говорят, в ветеринарных клиниках есть много аппаратов для вентилирования крупных животных, которые вполне подойдут.

Tesla переоборудовала завод для производства вентиляторов — есть шансы, что новые машины начнут производить довольно быстро.

— Есть ли случаи заражения среди врачей?

— Да, есть врачи больные, к сожалению, есть и тяжелобольные. Есть бессимптомные. При этом мы не знаем, заразились ли они на работе от пациентов или заразились, потому что живут в городе, где, судя по всему, болеет каждый третий, а то и каждый второй.

— Зараженные врачи работают?

— Бессимптомные — да. С маской. С максимальными предосторожностями. Это выбор личный, можно отказаться, но вообще врачей у нас в больнице мало. Семь человек на три реанимации. Всем, кто может, приходится работать. В тяжелом состоянии никто, естественно, не приходит.

— Есть что-то, что вас удивило в течении болезни?

— Мы не ожидали, что этих пациентов настолько сложно ввести в медикаментозный сон. Когда пациент на искусственной вентиляции, если он не спит под наркозом, он борется с «вентилятором», выдергивает трубки и катетеры.

Но, как выяснилось, ввести его в медикаментозный сон намного сложнее, чем с другими болезнями, во всяком случае, по моим наблюдениям.

И в выходные у нас закончились все седативные препараты, просто потому, что никто не ожидал, что столько их понадобится.

— Некоторые нью-йоркские врачи рассказывают, что просят пациентов с коронавирусной инфекцией лежать на животе. Зачем? 

— Людям легче дышать из-за улучшения механических свойств диафрагмы. Улучшается дренаж воспалительной жидкости, которая заполняет легкие. Требуется меньше кислородной поддержки. Чтобы делать это на «вентиляторе», нужен очень четкий подход, это не так просто.

Но пока до этого не дошло, сказать человеку лежать на животе — в принципе, проблем нет. Некоторые соглашаются, но многие говорят, что им неудобно, тяжело и неприятно. К сожалению, это борьба.

Приходится объяснять, что это может дать им шанс не оказаться на ИВЛ, что гораздо тяжелее, чем полдня полежать на животе.

— Правда ли, что на фоне коронавируса исчезли почти все другие болезни?

— Это некоторое преувеличение, но не слишком большое. За неделю мы увеличили количество реанимационных коек на 100%, сами пока не понимаем, как будем этим жонглировать, но при этом пациентов без коронавируса у нас единицы.

А ведь раньше реанимация была заполнена другими болезнями. Думаю, сейчас люди сидят дома и не так часто вызывают скорую помощь. Огромное количество людей, которые были нашим контингентом — пожилые, тяжелобольные, из домов престарелых, — поступили с коронавирусом.

То есть группа риска почти полностью получила коронавирус.

— Ожидаете ли вы подобной ситуации в российских больницах? Что вы посоветуете делать российским коллегам?

— Вы знаете, я бы сказал — просто никому не выходить из дома. Это очень серьезно, никаких шуток. Если все это начнется, важно заранее раздавать четкие планы: что и как мы будем делать. Как мы решаем вопросы со средствами защиты? Кто интубирует пациента? Этим врачам нужны лучшие средства защиты.

Кто доставляет лекарства? Лекарства при этой болячке уходят с огромной скоростью, мы просто не успеваем бегать в аптеку за новыми мешками… Это реальная ситуация, она очень тяжелая. Я тоже, в общем, в это не верил еще в феврале. Если пронесет и над вами будут смеяться — ничего страшного.

Ради этого все и делается, чтобы над вами потом посмеялись, сказали, что вы идиот, нагнали панику и из-за вас мы пропустили несколько важных вечеринок.

Коронавирус к 9 июня: в Москве сняли большинство ограничений, Нью-Йорк приступил к первому этапу отмены карантинных мер

По состоянию на утро 9 июня, в мире коронавирусом заразились 7 119 454 человека. Жертвами Covid-19 стали 406 540 человек. Выздоровели 3 293 579 человек. Такие данные приводит Университет Джонса Хопкинса.

Накануне мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что с 9 июня в столице будет снято большинство ограничений, введенных из-за пандемии коронавируса. Режим самоизоляции, электронные пропуска и прогулки по расписанию отменяются уже с сегодняшнего дня.

Также с 9 июня в Москве откроются парикмахерские, салоны красоты, ветклиники, агентства по трудоустройству. Будут отменены ограничения для каршеринга, общественных организаций, киностудий, студий звукозаписи и НИИ. Театры могут вернуться к репетициям.

С 16 июня в столице начнут открывать летние веранды, кафе и рестораны, а также музеи и зоопарки.

На последнем этапе, 23 июня, откроются фитнес-клубы, бассейны, снимут ограничения на работу детсадов и использование уличных качелей, тренажеров и лавочек. Кроме того, возобновятся речные прогулки по Москве-реке.

При этом представитель ВОЗ в России Мелита Вуйнович отметила, что страна и в первую очередь система здравоохранения должна быть готова к росту новых случаев заражения.

«Важно помнить об эффективных мерах, и когда ограничения начинают сниматься, важно продолжать выявлять и изолировать случаи [заражения]», — сказала Вуйнович.

За последние сутки в Москве умерли 59 пациентов с коронавирусом. Общее количество жертв коронавируса в столице достигло 3029.

За весь период эпидемии в России заболели 476 тысяч человек, из них 197 018 — в Москве. Более 230 тысяч выздоровели, 5971 пациент скончался.

Глава ВОЗ Тедрос Гебрейесус сообщил: несмотря на то, что ряд стран начали снимать ограничения, ситуация с коронавирусом в мире ухудшается.

По его словам, почти 75% от 136 тысяч зарегистрированных 7 июня случаев заболевания Covid-19 пришлись на Америку и Южную Азию. «Мы видим также растущее число случаев Covid-19 в районах Восточной Европы и Центральной Азии», — уточнил Гебрейесус.

В общемировом рейтинге по числу зараженных на первом место остаются США, где заболели 1 961 185 человек, умерли — 111 007.

— В Нью-Йорке начали снимать ограничения. Работу могут возобновить строительные площадки и магазины розничной торговли — пока что только на доставку и самовывоз. Салоны красоты, спортзалы и театры остаются закрытыми, рестораны также работают только навынос.

Губернатор штата Эндрю Куомо на пресс-конференции в понедельник заявил, что в штате удалось не просто «выровнять кривую», а добиться спада количества новых заражений.

Последние несколько дней в штате подтверждается около 500 случаев заражения за сутки. Как отметил Куомо, это самый низкий показатель с середины марта. При этом в других штатах, по его словам, сохраняется пик эпидемии. Всего за время эпидемии в Нью-Йорке количество случаев заражения достигло примерно 205 тысяч, а смертей — почти 22 тысяч.

При этом есть опасения, что протесты против расизма, вызванные гибелью афроамериканца Джорджа Флойда, могут усугубить проблемы и привести к новой вспышке заболевания.

— В Британии зафиксирован самый низкий с конца марта суточный прирост новых случаев заражения — 1205 человек по всей стране. Также сократилось и суточное число смертей.

— Ограничения после двух месяцев жесткого карантина стали снимать и в Аргентине. В стране начали открываться непродовольственные магазины с мерами социального дистанцирования, которые останутся в силе до конца июня. Кроме того, жителям разрешили выходить из дома для занятий спортом в любое время с восьми утра до восьми вечера.

Отмечается, что коронавирус особенно тяжело ударил по столице Аргентины: в 14-миллионном Буэнос-Айресе зарегистрировано 85% случаев заражения в стране. Всего в Аргентине зафиксировано 23 620 случаев заражений и 693 смерти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *