Неалкогольная жировая болезнь печени: кто в группе риска?

Неалкогольная жировая болезнь печени — патологическое состояние, при котором клетки печени заполняются жировой тканью. На ранних стадиях НАЖБП развивается бессимптомно, характерные признаки проявляются при значительном поражении органа.

Риск развития НЖБП у людей с избыточной массой тела, в анамнезе которых есть сахарный диабет, атеросклероз. [3] Своевременная терапия препятствует активации воспалительного процесса, развитию осложнений: цирроза, рака печени.

Лечение болезни занимается гепатолог, инфекционист.

1

НАЖБП (неалкогольный жировой гепатоз) дезинфицирующее действие — одно из наиболее распространенных печеночных заболеваний.

Численность пациентов в амбулаториях с таким диагнозом растет с каждым годом: более 70 % среди всех печеночных патологий на территории Российской Федерации.

Резкий скачок заболеваемости среди людей — набор лишнего веса. Это происходит при избыточном поступлении энергии, без ее последующего расходования.

Согласно статистическим данным, с ожирением сталкивается каждый 4 человек на планете. Прямым указанием на ожирение является индекс массы тела (ИМТ), превышающий показатель 30 кг/м2. Более низкие показатели — до 25 кг/м2 свидетельствуют о лишнем весе. Клинические рекомендации: направить усилия на профилактику ожирения среди населения.

Неалкогольная жировая болезнь печени: кто в группе риска?
2

Основным фактором, который влияет на развитие неалкогольной жировой болезни печени, врачи-гепатологи называют избыточное отложение жира в области живота — абдоминальной ожирение. Звенья патогенеза: прогрессирование инсулинорезистентности, окислительный стресс, генетическая предрасположенность к заболеванию. [2]

Среди предрасполагающих факторов, вызывающих неалкогольную жировую болезнь печени, также отмечают:

  • резкое снижение массы тела;
  • использованием гормональных лекарств с гепатотоксическими свойствами: гормоны, антибиотики, препараты из группы НПВП;
  • целиакию;
  • хроническую дисфункцию системы пищеварения;
  • хирургическое вмешательство в области ЖКТ;
  • онкопатологии;
  • нарушение микробиома кишечника;
  • погрешности в питании: высококалорийная пища, изобилующая жирами, простыми углеводами;
  • дисфункцию сердечно-сосудистой системы;
  • аутоиммунные нарушения;
  • генетические болезни, при которых нарушается всасывание и транспорт жиров;
  • врожденные нарушения обменных процессов в организме;
  • хронический воспалительный процесс, поражающий кожно-жировую клетчатку;
  • подагру;
  • интоксикацию химическими веществами.

Среди ключевых факторов развития болезни также отмечают нехватку аденозинтрифосфата, окисление липидов, выработку медиаторов воспаления в печени, которые повреждают гепатоциты. Прогрессирующее воспаление нарушает естественную регенерацию.

В результате здоровая ткань замещается соединительной, развивается цирроз. При ишемии — недостаточном поступлении кислорода —  крупные и мелкие сосуды органа начинают отмирать.

[5] НАЖБП становится причиной остеопороза, ишемической болезни сердца, апноэ.

3

На начальных этапах характерные проявления отсутствуют. Клиническая картина формируется с учетом стадии патологического процесса. Печень здорового человека содержит 4-6 % жира, в зависимости от веса органа. Стойкое, значительное повышение уровня триглицеридов указывает на жировую болезнь. Отсутствие терапии приводит к необратимым, жизнеугрожающим состояниям.

Классификация НАЖБП:

  • стадия I — первую стадию ставят, когда уровень триглицеридов в клетках органа превышает 5 % от общего веса органа;
  • стадия II — избыточное скопление жира дополняется воспалительным процессом, наблюдается развитие неалкогольного стеатогепатита;
  • стадия III — здоровая соединительная ткань печени замещается грубой, рубцовой, развиваются фиброзные изменения;
  • стадия IV — трансформация фиброзных изменений в цирроз — необратимый патологический процесс,
  • Стадия V — злокачественное перерождение клеток печени, онкопатология.

I, II, III стадия — процессы обратимы, при своевременном лечении НАЖБП удается компенсировать.

До IV стадии жалобы у пациентов отсутствуют: в печени отсутствуют болевые рецепторы. На ранних этапах стоит внимательно относиться к общим проявлениям: слабости, повышенной утомляемости, снижению работоспособности, ухудшению психоэмоционального состояния. Прогрессирующий патологический процесс проявляется:

  • тяжестью и дискомфортом в правом подреберье;
  • слабостью, повышенной утомляемостью;
  • повышенной раздражительностью, агрессивностью;
  • сухостью кожи из-за нарушений липидного обмена;
  • кожным зудом;
  • нарушением аппетита;
  • тошнотой, отрыжкой, изжогой;
  • изменением лабораторных показателей: повышением печеночных ферментов АЛТ/АСТ, щелочной фосфатазы, билирубина.

Специфические симптомы, которые указывают на дисфункцию печени: желтушность кожных покровов, слизистых оболочек, склер глаз. На кожных покровах образуется сосудистый рисунок, пигментные пятна. Селезенка увеличена в размере, печень выходит за пределы реберных дуг.

Всем пациентам с лишним весом/ожирением рекомендуется регулярно проходить проверку на неалкогольную жировую болезнь печени.

Неалкогольная жировая болезнь печени: кто в группе риска?
4

Врач проводит устный опрос и очный осмотр пациента, пальпирует печень. Важно дифференцировать не алкогольное поражение печени с алкогольным. Для подтверждения диагноза неалкогольная жировая болезнь печени показана комплексная инструментально-лабораторная диагностика:

  • стадия — исследование показателей АЛТ/АСТ;
  • общий белок;
  • протромбиновый индекс;
  • липидный профиль: ЛПНП АПО ЛПВП;
  • глюкоза, триглицериды — для выявления обменных нарушений;
  • альбумин;
  • эластография;
  • УЗИ печени;
  • КТ, МРТ.

Дополнительное тестирование:

  • серологический скрининг, ПЦР, анализ на антитела для исключения вирусного гепатита;
  • генетические тесты, чтобы исключить врожденные обменные нарушения;
  • общий анализ мочи.

Неалкогольную жировую болезнь печени подтверждают только в том случае, если исключена вероятность злоупотребления спиртным.

Золотой стандарт диагностики НАЖБП — проведение пункционной биопсии для выявления стеатоза, баллонной дистрофии гепатоцитов, воспалительных процессов, фиброзных изменений. Биопсия — инвазивная, дорогостоящая процедура, проведение которой сопряжено с возможными осложнениями для пациента: кровотечение. неточные результаты при некачественном заборе материала.

Также был исследован метод оценки контролируемого параметра затухания ультразвука для неинвазивной оценки состояния гепатоцитов.

Согласно результатам клинических исследований Московского клинического научно-практического центра Департамента здравоохранения города Москвы, требуется более тщательное изучение методов неинвазивной диагностики печеночного стеатоза.

Необходимо накопить большое количество наблюдений с их последующим анализом, чтобы оценить диагностическую точность данного метода. [1]

5

Лечение проводят комплексно, под наблюдением лабораторных и инструментальных методов диагностики. Если не развился цирроз, болезнь успешно поддается терапии. От пациента требуется ответственное отношение, выполнение всех рекомендаций врача. Необходимо пересмотреть питание, образ жизни, ввести регулярную физическую активность.

Лекарственную коррекцию подбирают в зависимости от первопричины НАЖБП:

  • Альфа-липоевая кислота в виде таблеток/капсул для перорального приема, а также в виде препаратов для парентерального введения.
  • Таурин — улучшает углеводный, жировой обмен, нормализует артериальное давление и общее самочувствие пациентов. Проявляет противовоспалительный, мембраностабилизирующий эффекты, улучшает реологические показатели крови. Нормализует холестерин в крови, оказывает гепатопротекторное воздействия, что эффективно как в терапии, так и для профилактики НАЖБП. [6]
  • Тиоктовая кислота для восстановления обменных процессов, регуляции энергетического баланса.
  • Препараты с артишоком для очищения протоковой системы, нормализации оттока желчи: поддерживающие курсы несколько раз в год.
  • Эссенциальные фосфолипиды для регуляции жирового обмена: в виде капсул/инъекционно длительным курсом.
  • Витаминные препараты, водорастворимые витамины группы В для нормализации функционального состояния гепатоцитов.
  • Комплекс аминокислот для поддержки печени, общего состояния здоровья пациента.

При избыточной массе тела корректируют вес: не более 1 кг в неделю. Стремительное похудение также недопустимо, поскольку усугубляет течение неалкогольной жировой болезни печени. Коррекция веса уменьшает отложения жира в гепатоцитах. При снижении веса на 9-11 % болезнь удается вылечить полностью.

Показана умеренная физическая активность: ежедневные пешие прогулки, регулярные тренировки 4-6 раз в неделю по 15-25 минут. Диетотерапия и физическая активность эффективны не только в отношении жирового стеатоза печени, но и предотвращают осложнения: инсульты, инфаркты.

6

Важным этапом лечения является диетотерапия. Основные цели: исключить нагрузку на органы пищеварения, восстановить обменные процессы, нормализовать массу тела. Рекомендовано следить за калорийностью употребляемой пищи, уменьшить количество быстрых углеводов, животного жира.

Рекомендована Средиземноморская диета: высокое содержание клетчатки, рыба, морепродукты:

  • в рацион вводят продукты, богатые полиненасыщенным жирным кислотами: кокосовое, оливковое масло холодного отжима;
  • рыба 4-6 раз в неделю;
  • молочные продукты без сахара, добавок;
  • высокое содержание клетчатки в рационе: листовые салаты, сезонные овощи, фрукты, бобовые;
  • ограниченное потребление мяса животных;
  • простые углеводы заменяют продукцией из цельнозерновой муки;
  • под запретом жирная пища, спиртные напитки;
  • ограничить употребление картошки, сладких фруктов (бананы, ананасы).

Преимуществом такой диеты для людей с заболеваниями печени является присутствие всех жизненно важных веществ для поддержания работы организма.

Неалкогольная жировая болезнь печени: кто в группе риска?
7

Распространенными осложнением неалкогольной жировой болезни печени являются фиброзные изменения, которые со временем трансформируются в цирроз, гепатоклеточную карциному. В группу риска попадают люди, в истории болезни которых есть вирусный гепатит.

Уже первая стадия НАЖПБ — стеатоз — повышает вероятность сердечно-сосудистых заболеваний и численность летальных исходов более, чем на 60 %. Кардиологический риск возрастает по ряду причин:

  • нарушение структурного и функционального состояния печени и холестеринового обмена;
  • повышение уровня липопротеинов низкой плотности — «плохой холестерин»;
  • формирование атеросклеротических бляшек.

Патологические процессы у пациентов с лишним весом и печеночным стеатозом развиваются поэтапно: от жирового поражения гепатоцитов к атеросклерозу, гипертонии, остеопорозу, ишемической болезни сердца, гепатоцеллюлярной карциноме.

8

Вероятность развития неалкогольной жировой болезни печени с последующей дистрофией гепатоцитов повышается среди детей с лишним весом. Прогноз для ребенка благоприятен, если удалось своевременно поставить диагноз и найти первопричину нарушения.

Читайте также:  Рак и ампутация: чем грозит чрезмерное увлечение солярием

Болезнь поражает портальные тракты печени, вызывая характерные симптомы:

  • рвота;
  • понос;
  • обезвоживание организма.

Печень и селезенка увеличены в размерах. В детском возрасте корректируют питание, увеличивают содержание белковой пищи. Медикаментозную коррекцию врач подбирает индивидуально.

9

Прогнозы при неосложненном течении нелкогольной жировой болезни печени на ранних стадиях благоприятны. При своевременной коррекции уменьшаются жировые отложения в печени. Пациент быстро идет на поправку, возвращается к привычному образу жизни, сохранив работоспособность. Возможна полная регенерация поврежденных тканей печени, восстановление функционального состояния органа. [4]

Если неалкогольная жировая болезнь печени ассоциирована с вирусным гепатитом, прогноз формируют в зависимости от течения первопричинной болезни. При отсутствии терапии повышен риск цирроза, рака печени.

Если неалкогольная жировая болезнь печени ассоциирована с вирусным гепатитом, прогноз формируют в зависимости от течения первопричинной болезни. При отсутствии терапии повышен риск цирроза, рака печени.

Для профилактики негативных последствий и ухудшений придерживаются таких рекомендаций:

  • следят за питанием: исключают транс-жиры, алкоголь;
  • занимаются физической активностью;
  • регулярно проходят обследование: биохимический анализ крови, инструментальное исследование печени;
  • лечат сопутствующие хронические болезни, поражающие систему пищеварения;
  • контролируют показатели артериального давления.

При ухудшении самочувствия рекомендовано воздерживаться от самолечения, обращаться к врачу.

10

Гепатроп является полиэкстрактом, который оказывает комплексное оздоравливающее воздействие, защищает и восстанавливает печень.

Препятствует разрушению гепатоцитов, восстанавливает физическое и психологическое самочувствие людей с алкогольным поражением печени.

Действие направлено на восстановление функционального состояния органов гепатобилиарной системы, выведение токсических элементов и их метаболитов, стимуляцию естественного обновления гепатоцитов.

Неалкогольная жировая болезнь печени: кто в группе риска? Комплексная защита и питание печени Артишок, расторопша и репешок обогащенные липоевой кислотой и таурином Купить

11 [1] Оценка стеатоза печени с помощью неинвазивного метода. И. Г. Бакулин, Ю. Г. Сандлер, В. А. Кейян, Е. В. Винницкая, С. В. Драпун [2] Лазебник Л. Б. и др. Неалкогольная жировая болезнь печени: клиника, диагностика, лечение. [3] Бакулин И. Г., Сандлер Ю. Г., Винницкая Е. В., Кейян В. А. и др. Сахарный диабет и неалкогольная жировая болезнь печени. [4] Ивашкин В. Т., Маевская М. В., Павлов Ч. С. и др. Клинические рекомендации по диагностике и лечению неалкогольной жировой болезни печени Российского общества по изучению печени и Российской гастроэнтерологической ассоциации. РЖГГК. 2016; 2: 24–42. [5] Черкашина Е. А., Петренко Л. В., Евстигнеева А. Ю. Неалкогольная жировая болезнь печени: патогенез, диагностика, лечение. Ульяновский медико-биологический журнал. 2014 [6] Мельникова Н. В., Звенигородская Л. А., Овсянникова О. Н. и др. Атерогенная дислипидемия, неалкогольный стеатогепатит, методы лечения // Эксперим. и клин. гастроэнтерол. — 2007.

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП)

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) характеризуется накоплением жира в клетках печени. Это одно из самых распространенных и сложных заболеваний в гепатологии. НАЖБП приводит к снижению качества жизни, увеличению инвалидизации и смертности работающего населения.

Понятие неалкогольной жировой болезни печени объединяет ряд структурных изменений органа. Это стеатоз (избыток жира в клетках печени), неалкогольный стеатогепатит (НАСГ) — заболевание, сопровождающееся жировым накоплением и воспалительной реакцией печени, фиброзом и впоследствии циррозом.

Неалкогольная жировая болезнь печени: кто в группе риска?

Причины развития

Как правило, развитие НАЖБП является следствием синдрома инсулинорезистентности (снижение биологического ответа к одному или нескольким эффектам действия инсулина).

Есть и исключения: случаи, связанные со следующими факторами:

  • прием некоторых лекарственных препаратов, которые являются гепатотоксичными (амиодарон, глюкокортикоиды, синтетические эстрогены, дилтиазем, нифедипин, метотрексат, тамоксифен, пергексилена малеат, кокаин, аспирин)
  • нарушения питания (полное парентеральное (внутривенное) питание, голодание, быстрое снижение массы тела, низкобелковая диета)
  • хирургические вмешательства
  • метаболические факторы
  • токсины (органические растворители, фосфор, ядовитые грибы)
  • заболевания кишечника (синдром нарушенного всасывания, воспалительные заболевания, дисбактериоз кишечника).

Высокий риск развития НАЖБП отмечается среди больных с метаболическим синдромом (МС). Это пациенты с сахарным диабетом второго типа, с повышенным уровнем триглицеридов крови, ожирением.

По результатам различных исследований, частота НАЖБП у больных сахарным диабетом 2 типа и ожирением представлена от 70 до 100%. Если есть сочетание сахарного диабета 2 типа и ожирения, то риск развития НАЖБП возрастает.

Так, среди людей с СД 2 типа и ожирением, стеатоз печени выявляется у 100% больных, у 50% обнаруживается стеатогепатит, а у 19% — даже цирроз печени.

НАЖБП чаще выявляется:

  • в возрасте от 40 до 60 лет
  • у женщин (53–85%).

Факторы риска развития НАЖБП

  1. Несбалансированное питание, употребление жирной, жареной пищи, сладкого, злоупотребление кофеином, никотином, алкоголем
  2. Хронический стресс
  3. Ожирение, высокий уровень холестерина и триглицеридов в крови
  4. Генетические факторы
  5. Сопутствующая патология (сахарный диабет II типа, заболевания сердечно-сосудистой системы, гормональные и обменные нарушения).

По оценке распространенности, НАЖБП среди населения составляет 40%, в то время, как частота НАСГ колеблется от 2 до 4%. В Российской Федерации были проведены исследования, по результатам которых встречаемость среди включенных пациентов в группу изучения НАЖБП составила 27% в 2007 году и 37,3% в 2015 году.

Как правило, для НАЖБП характерно латентное (бессимптомное) течение. Часто заболевание выявляется при случайном проведении ультразвукового исследования печени или биохимического анализа крови.

Наиболее частыми симптомами при НАЖБП являются:

  • слабость, сонливость, снижение работоспособности, утомляемость
  • чувство тяжести в правом подреберье
  • сосудистые «звездочки», «капельки».

О далеко зашедшей жировой болезни печени, вплоть до цирроза, говорят:

  • появление кожного зуда
  • появление тошноты
  • нарушение стула
  • развитие желтухи кожных покровов и слизистых
  • увеличение объема живота
  • кровотечения
  • нарушение когнитивных способностей.

Очень часто человек обращается к доктору с жалобами на слабость, сонливость, тяжесть в правом подреберье, повышение давления до 130/80 мм.рт.ст. и выше, но не всегда получает полного ответа и лечения.

Если вам знакомы такие слова, как ожирение, сахарный диабет, повышение печеночных ферментов, билирубина, увеличение холестерина, большая и жирная печень, то обязательно обратитесь к эксперту по заболеваниям печени.

Важно помнить, что в диагностике и лечении каждого пациента должен быть индивидуальный подход и прицельный контроль состояния. Но на первом месте стоит подробный опрос и объективный осмотр врача-эксперта.

Необходимо пройти ряд лабораторных и инструментальных исследований. Наиболее информативным исследованием является ультразвуковая эластография печени.

В биохимическом анализе крови гепатолог обращает внимание на специфические для печени показатели (уровень печеночных ферментов, показатели обмена и другие важные маркеры).

Многие заболевания имеют схожие симптомы, именно поэтому важно исключить вирусные, аутоиммунные и генетические болезни печени.

Если знаете или предполагаете о наличии у вас заболевания печени, не ждите, не ухудшайте жизненный прогноз, обратитесь к эксперту-гепатологу. Только в этом случае вы сможете улучшить качество жизни, избежать инвалидизации, возникновения и прогрессирования осложнений.

Для первичного обследования иедально подойдет программа «Печень — второе сердце»

Подход к лечению должен быть комплексным. В первую очередь стоит обратить внимание на изменение образа жизни и снижение массы тела (правильно увеличить физическую активность и скорректировать питание). Эти меры оказывают не только положительный эффект на течение жировой болезни печени, но и уменьшает степень стеатоза печени.

Лекарственная терапия направлена на:

  • коррекцию обмена веществ (метаболического синдрома) и сопутствующей патологии
  • лечение окислительного стресса
  • профилактику и лечение фиброза печени
  • восстановление микробиоциноза кишечника.

Благодаря индивидуальному подходу экспертов к вашей проблеме вы получите результаты лечения: снижение прогрессирования заболевания, снижение рисков цирроза печени, сахарного диабета, инфаркта, инсульта (особенно если отягощена наследственность), уменьшение жира в печени, а самое главное — повышение качества и продолжительности жизни.

Пациенты с НАЖБП имеют высокий риск летального исхода, т.к. без лечения поражение печени продолжает прогрессировать. Основные причины смерти при жировой болезни печени:

  1. развитие сердечно-сосудистых катастроф
  2. печеночная недостаточность
  3. гепатоцеллюлярная карцинома (рак печени).

Неалкогольная жировая болезнь печени: кто в группе риска?

Как показывают исследования, уже при первичном обследовании пациентов со стеатогепатитом у 30–40% обнаруживается фиброз, у 10–15% больных – цирроз печени. Прогрессирование стеатогепатита с последующим развитием фиброза и цирроза печени отмечено более чем у 50% больных.

На прогноз у больных НАЖБП влияют такие факторы, как наличие сопутствующей патологии, и в первую очередь — ожирения, сахарного диабета 2 типа, повышение липидов крови, артериальной гипертензии и проведение адекватной коррекции метаболических нарушений. Своевременное лечение, направленное на коррекцию и профилактику метаболических нарушений, существенно улучшает прогноз у пациентов с НАЖБП.

Читайте также:  6 причин полюбить горький шоколад

Важно заметить, что при условии постоянного контроля состояния для НАЖБП характерно доброкачественное течение. Правильное питание, отказ от алкоголя, коррекция метаболических нарушений, двигательная активность, как правило, снижают риск развития НАЖБП и приводят к улучшению состояния уже страдающих это формой заболевания.

Оценка факторов риска неалкогольной жировой болезни печени

В настоящее время неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) рассматривается рядом авторов как печеночный компонент метаболического синдрома и ассоциирована с различными факторами риска — генетическими, наследственными, метаболическими, с факторами образа жизни — пищевое поведение, физическая активность, курение [1–3].

Основой патогенеза НАЖБП является инсулинорезистентность (ИР) и абдоминальное ожирение (АО), в результате которых в печени повышается синтез жиров, уменьшается окисление свободных жирных кислот, нарушается выведение триглицеридов.

В жировой ткани происходит избыточный синтез провоспалительных цитокинов, что в конечном счете приводит к повреждению печеночных клеток, развитию воспаления, апоптозу и фиброзу [4–6].

У пациентов с НАЖБП наблюдается проатерогенный сывороточный липидный профиль, нарушения регуляции глюкозы, что является важным фактором развития и прогрессирования сахарного диабета 2-го типа, атеросклероза и сердечно-сосудистой патологии [7–9].

Одной из главных особенностей факторов риска является синергизм их действия, поскольку на практике у пациентов, как правило, обнаруживают 2–3 и более факторов риска, которые потенцируют действие друг друга [10, 11]. Ранняя диагностика ИР у пациентов с НАЖБП, а также оценка факторов риска прогрессирования этого заболевания являются актуальными в связи с возможностью своевременной коррекции этого состояния и первичной профилактики кардиоваскулярной патологии.

Целью настоящего исследования было оценить факторы риска возникновения неалкогольной жировой болезни печени.

Материал и методы исследования

Обследовано 1985 пациентов в возрасте 20–65 лет (1103 мужчины и 882 женщины).

Нами проводилось анкетирование с использованием стандартизированных медицинских опросников, включающих вопросы о состоянии здоровья, наследственности, факторах риска, в том числе курение, прием алкоголя, физическая активность, нарушение пищевого поведения.

При оценке курения были использованы критерии американской системы BRFSS (the Behavioral Risk Factor Surveillance System), согласно которой все обследованные подразделялись на три категории: курящие; отказавшиеся от курения; никогда не курившие.

Согласно критериям физической активности (ФА) по опроснику IPAQ (International Рhysical Аctivity Questionnaire) все пациенты были разделены на четыре категории: физически неактивные, имеющие низкий уровень ФА, имеющие средний уровень ФА, имеющие высокий уровень ФА.

При этом под интенсивной физической нагрузкой понимается та, которая длится более 10 мин и приводит к повышению пульса более чем на 20% (плаванье, бег, шейпинг). Для уточнения количества употребляемого алкоголя применяли стандартизированные опросники (опросник AUDIT — Alcohol Use Disorders Identification Test, ВОЗ 1982 г.

), рассчитывали количество алкогольных единиц за одну неделю, оценивали уровень риска употребления алкоголя в баллах (1–7 баллов — безопасный, 8–15 баллов — опасный и 16–19 баллов — «вредный» уровень, наносящий ущерб физическому и психическому здоровью).

Для оценки пищевого поведения (ПП) был предложен опросник DEBQ (The Dutch Eating Behaviour Questionnaire — голландский опросник пищевого поведения). При анализе опросников были выявлены разные типы нарушений ПП: ограничительный, эмоциогенный, экстернальный типы.

Антропометрические методы включали в себя рост, массу тела, окружность талии (ОТ), а также расчет индекса массы тела (ИМТ). Критерием абдоминального ожирения являлся объем талии более 94 см у мужчин и более 80 см у женщин (IDF, 2005). По величине ИМТ оценивали нутриционный статус согласно критериям ВОЗ (1997).

Исследование лабораторных показателей осуществлялось натощак после восьмичасового периода голода в период от 08 до 10 часов. Исследование сыворотки венозной крови проводили на автоанализаторе «Коnеlab-J20» (Финляндия) наборами реактивов «ТhеrmоСlinical Labsystems».

Определяли показатели липидного и углеводного спектра крови: общий холестерин (ОХ), холестерин липопротеидов высокой плотности (XC ЛПВП), холестерин липопротеидов низкой плотности (XC ЛПНП), триглицериды (ТГ), уровень глюкозы и гликозилированного гемоглобина.

Исследование иммунореактивного инсулина (ИРИ) натощак проводилось иммуноферментным методом на автоанализаторе «Immulite one, DPC» (США).

Лабораторная панель оценки функционального состояния печени включала в себя общепринятые показатели, такие как уровень общего билирубина и его фракции, индикаторные ферменты цитолитического синдрома — аланиновая и аспарагиновая аминотрансферазы (АЛТ и АСТ соответственно), биохимические маркеры холестаза — щелочная фосфатаза (ЩФ) и гамма-глютамилтранспептидаза (ГГТП).

Оценку чувствительности тканей к инсулину проводили с использованием расчетного индекса НОМА-IR, который вычисляли по формуле:

HOMA-IR = Глюкоза натощак (ммоль/л) × Инсулин натощак (мкЕд/мл) / 22,5

Согласно рекомендациям ВОЗ, в клинической практике для оценки наличия ИР предлагается использовать верхний квартиль распределения индекса HOMA-IR в общей популяции.

Таким образом, пороговое значение резистентности к инсулину, выраженной в HOMA-IR, определяется как 75-й перцентиль его кумулятивного популяционного распределения. В нашем исследовании пороговое значение HOMA-IR составило 2,6 балла.

ИР предполагалась при величине HOMA-IR больше 2,6 балла, значение HOMA-IR менее или равное 2,6 балла предполагалось у инсулиночувствительных (ИЧ) субъектов.

Всем пациентам было выполнено ультразвуковое исследование брюшной полости с целью выявления УЗ-признаков жирового гепатоза.

Диагноз НАЖБП устанавливался как диагноз исключения при отсутствии у пациентов других этиологических факторов поражения печени: вирусных гепатитов и циррозов, алкогольного и токсического, в том числе лекарственного, поражения печени, холестатических, аутоиммунных заболеваний печени, болезней накопления и врожденной патологии обмена веществ.

Результаты исследования обрабатывались на персональном компьютере с помощью пакета программ для обработки данных — SPSS версии 20.0. Для сравнения количественных показателей использовалась оценка достоверности по t-критерию Стьюдента.

Количественные показатели описаны как средние значения, стандартные отклонения, 95% доверительный интервал и стандартные ошибки среднего.

Достоверность различия частоты встречаемости компонентов МС в группах пациентов с сохраненной и нарушенной чувствительностью к инсулину представлена в виде отношения шансов (ОШ) и его 95% доверительного интервала.

Результаты и обсуждение

При проведении УЗИ печени признаки жирового гепатоза были выявлены у 526 из 1985 человек, что составило 26,5% общей группы пациентов, первично включенных в исследование. Диагноз НАЖБП устанавливался как диагноз исключения при отсутствии у пациентов других этиологических факторов поражения печени.

Критериями исключения из исследования стали следующие заболевания и состояния печени: вирусные гепатиты и циррозы, алкогольное и токсическое (в том числе лекарственное) поражение печени, аутоиммунные заболевания печени, болезни накопления, врожденные болезни обмена веществ.

Согласно критериям исключения в дальнейшее исследование не были включены 32 пациента: 21 пациент с лабораторными маркерами вирусных гепатитов (у 19 пациентов выявлены антитела к вирусу гепатита С, у 2 человек — НВsAg), 7 пациентов были исключены, потому что длительное время употребляли различные растительные сборы и биологически активные пищевые добавки, у 4 пациентов выявлены перекрестные аутоиммунные поражения печени (в частности, в сочетании с аутоиммунным тиреоидитом), у 2 человек диагностированы наследственные нарушения обмена железа (первичный гемахроматоз, в последующем подтвержденный генетическим исследованием). В итоге УЗ-признаки жирового гепатоза, расцененные как проявление НАЖБП, были выявлены у 494 пациентов, что составило 24,9% пациентов общей группы.

Синергетические факторы формирования НАЖБП мы разделили на факторы, патогенетически связанные с развитием НАЖБП (инсулинорезистентность и абдоминальное ожирение), и факторы образа жизни (пищевое поведение, физическая активность, курение), которые также влияют на возникновение и прогрессирование гепатоза.

Инсулинорезистентность

При сопоставлении распространенности НАЖБП и ИР в изучаемой группе было выявлено, что из 615 пациентов с НОМА-IR > 2,6 у 325 пациентов были диагностированы УЗ-признаки НАЖБП, что составило 52,8%, у остальных 290 пациентов с ИР печень была интактна. С другой стороны, из 474 пациентов с НАЖБП те же 325 пациентов (65,8%) были инсулинорезистентными.

  • Абдоминальное ожирение
  • Абдоминальное ожирение (АО) в нашем исследовании оценивалось по ОТ, а также мы оценивали ожирение по ИМТ у пациентов с НАЖБП (494 пациента: 324 мужчины и 170 женщин) и у пациентов без НАЖБП (1491 пациент: 766 мужчин и 725 женщин).
  • Средние значения ОТ у пациентов с НАЖБП были выше порогового уровня у мужчин и женщин, достоверно отличаясь от группы сравнения: у мужчин 95,8 ± 5,22 см против 92,2 ± 5,96 см, р < 0,05, у женщин 85,2 ± 4,32 см против 75,3 ± 7,19 см, р < 0,001, соответственно у пациентов с НАЖБП и без НАЖБП.
Читайте также:  Какие продукты виноваты в гастрите?

Средние значения ИМТ также были достоверно больше (р < 0,05) у пациентов с НАЖБП. При этом внутри групп у женщин значения ИМТ были больше, чем у мужчин без достоверных различий.

Абдоминальное ожирение (ОТ ≥ 94 см у мужчин и ОТ ≥ 80 см у женщин) в общем по группе было выявлено у 47,3% (939/1985) пациентов.

При этом АО было диагностировано достоверно чаще (р < 0,0001) у пациентов с НАЖБП — в 78,5% (388/494) случаев, чем у пациентов без НАЖБП — в 36,9% (551/1491) случаев.

В группе пациентов с НАЖБП ожирение по ОТ было выявлено у 69,1% (224/324) мужчин и у 96,5% (164/170) женщин.

Распределение пациентов по ИМТ представлено в табл. 3. В обеих группах чаще выявлялись пациенты с избыточной массой тела: достоверно чаще (р < 0,0001) среди пациентов с НАЖБП — в 76,1% (376/494) случаев, чем среди пациентов без НАЖБП — в 59,3% (884/1491) случаев.

Среди пациентов с НАЖБП ожирение I степени было выявлено достоверно чаще (р < 0,0001) — у 16,2% (80/494) пациентов: 27 мужчин и 53 женщины. 7,7% (38/494) пациентов с НАЖБП имели нормальную массу тела. Среди пациентов без НАЖБП ожирение I степени было выявлено только у женщин в 2,4% (36/1491) и у 0,7% (10/1491) мужчин. Пациенты с ожирением II и III степени в исследование не включались.

Таким образом, абдоминальное ожирение по ОТ было выявлено у 78,5% пациентов с НАЖБП, по ИМТ — лишь у 16,2% пациентов с НАЖБП, достоверно отличаясь от пациентов без НАЖБП.

Пищевое поведение

В изучаемой группе при анализе ответов различные виды нарушений пищевого поведения (НПП) имели 56,8% обследованных (1127/1985): 489 мужчин и 638 женщин. В группе с НАЖБП таких пациентов было достоверно больше (р < 0,0001) — 74,7% (369/494): 172 мужчины и 197 женщин; в группе без НАЖБП — 50,8% (758/1491).

В обеих группах преобладал эмоциогенный тип пищевого поведения, более выраженный у пациентов с НАЖБП (41,5% против 20,7%). Было отмечено, что в обеих группах у женщин наиболее часто встречались ограничительный и эмоциогенный типы НПП, а у мужчин преобладал экстернальный тип НПП.

Физическая активность

При анализе результатов опроса по оценке физической активности в нашем исследовании физически неактивных лиц и имеющих низкий уровень ФА в группе с НАЖБП было больше, чем среди пациентов без НАЖБП: 7,1% и 22,5% против 4,9% и 19,0% соответственно. Кроме того, среди пациентов с НАЖБП высокий уровень ФА был отмечен реже, чем в группе сравнения (26,3% против 45,1% соответственно).

Пациентов физически неактивных и с низким уровнем мы расценивали как пациентов с низкой ФА: в группе без НАЖБП таких пациентов было 23,9% (357/1491) — 197 мужчин и 160 женщин, в группе пациентов с НАЖБП — 29,6% (146/494) — 63 мужчины и 83 женщины.

Курение

Среди всех включенных в анализ пациентов 22,6% (449/1985) являлись курящими (322 мужчины и 127 женщин). Курящих мужчин было почти в 2 раза больше, чем женщин: 29,5% (322/1090 человек) против 14,2% (127/895 человек). Среди пациентов с НАЖБП курящих было 26,9% (133/494): 85 мужчин и 48 женщин. В группе пациентов без НАЖБП курящих было 21,2% (316/1491): 237 мужчин и 79 женщин.

Для оценки значимости и достоверности влияния синергетических факторов на риск развития НАЖБП был использован метод расчета отношения шансов (ОШ) и их 95% доверительных интервалов (ДИ).

Как видно из табл. 6, максимальные шансы развития НАЖБП имеют пациенты с ИР, т. е. у пациентов с ИР в 8,07 раза чаще развивается НАЖБП, чем у пациентов контрольной группы. Пациенты с ожирением также имеют высокие шансы развития НАЖБП.

У пациентов с АО, рассчитанным по ОТ, шанс развития НАЖБП повышается в 6,24 раза, а с ожирением по ИМТ в 5,93 раза. Среди факторов образа жизни достоверно большие шансы формирования жирового гепатоза имеют пациенты с нарушением пищевого поведения — в 2,85 раза по сравнению с группой контроля.

Другие синергетические факторы были значимо меньше. В нашем исследовании согласно дизайну мы не включали пациентов с ожирением II и III степени (по ИМТ).

Выводы

  1. В нашем исследовании распространенность НАЖБП в изучаемой группе составила 24,9%. При этом среди пациентов с НАЖБП в 65,8% выявлялась инсулинорезистентность. Абдоминальное ожирение по окружности талии было выявлено у 78,5% пациентов с НАЖБП, а по ИМТ лишь у 16,2% пациентов с НАЖБП, достоверно отличаясь от пациентов без НАЖБП.

    Среди факторов образа жизни при оценке пищевого поведения среди пациентов преобладал эмоциогенный тип нарушения, более выраженный у пациентов с НАЖБП (41,5% против 20,7%). Кроме того, в нашем исследовании в группе с НАЖБП физически неактивных лиц и имеющих низкий уровень ФА было достоверно больше, чем среди пациентов без НАЖБП.

    Среди пациентов с НАЖБП курящих пациентов было больше, чем в группе контроля, однако без достоверного различия между группами.

  2. При анализе факторов риска максимальные шансы развития НАЖБП имеют пациенты с ИР, у которых формирование жирового гепатоза наблюдается практически в 8 раз чаще, чем в контрольной группе.

    Пациенты с АО также имеют высокие шансы развития НАЖБП, у таких пациентов более чем в 6 раз повышен риск развития жировой инфильтрации печени.

Литература

  1. Стаценко М. Е., Туркина С. В., Косивцова М. А., Тыщенко И. А. Неалкогольная жировая болезнь печени как мультисистемное заболевание // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. 2016. № 2 (58). С. 8–14.
  2. Звенигородская Л. А. Неалкогольная жировая болезнь печени: эволюция представлений // Эффективная фармакотерапия. 2015. № 2. С. 16–22.
  3. Селиверстов П. В., Приходько Е. М., Добрица В. П., Радченко В. Г. Некоторые вопросы диагностики, лечения и профилактики неалкогольной жировой болезни печени // Фарматека. 2015. № 2. С. 49–55.
  4. Драпкина О. М., Корнеева О. Н. Континуум неалкогольной жировой болезни печени: от стеатоза печени до сердечно-сосудистого риска // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2016. Т. 12. № 4. С. 424–429.
  5. Балукова Е. В. Коррекция основных проявлений метаболического синдрома // Медицинский совет. 2015. № 13. С. 64–69.
  6. Ройтберг Г. Е., Ушакова Т. И., Шархун О. О. Интегральный подход к диагностике метаболического синдрома в клинической практике // Кардиология. 2012. № 3. С. 62–71.
  7. Souza M. R. A., Diniz M., de Medeiros-Filho J., de Araújo M. S. T. Metabolic syndrome and risk factors for non-alcoholic fatty liver disease // Arquivos de Gastroenterologia. 2012. Vol. 49 (1). С. 89–96.
  8. Чеснокова Л. В., Петров И. М., Трошина И. А., Медведева И. В. Инсулинорезистентность, атерогенные нарушения и фиброз печени у больных с метаболическим синдромом // Ожирение и метаболизм. 2014. № 2. С. 17–23.
  9. Chalasani N., Younossi Z., Lavine J. E., Diehl A. M., Brunt E. M., Cusi K., Charlton M., Sanyal A. J. The diagnosis and management of non-alcoholic fatty liver disease: practice guideline by the American Gastroenterological Association, American Association for the Study of Liver Diseases, and American College of Gastroenterology // Gastroenterology. 2012. Vol. 142. P. 1592–1609.
  10. Никитин И. Г. Скрининговая программа по выявлению распространенности неалкогольной жировой болезни печени и определению факторов риска развития заболевания // Российские медицинские вести. 2010. Т. 15. № 1. С. 41–46.
  11. Satapathy S. K., Sanyal A. J. Epidemiology and Natural History of Nonalcoholic Fatty Liver Disease // Semin Liver Dis. 2015. Vol. 35 (3). P. 221–235.

Г. Е. Ройтберг, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН О. О. Шархун1, кандидат медицинских наук

ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н. И. Пирогова МЗ РФ, Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *