Многодетность – защита от рака

Защититься от онкологических заболеваний на сто процентов невозможно. Однако есть несколько способов уменьшить вероятность заболеть некоторыми видами рака. Вот главные правила, как это сделать.

1. Не курить

Никотин сам по себе не является канцерогенным веществом (эту роль играют 70 других составляющих табачного дыма), поэтому бросать курить можно с помощью никотинового пластыря, ингалятора или жвачки, а также препаратов варениклин и бупропион.

Курение повышает риск развития рака лёгкого в 10–20 раз, оно способствует развитию лейкоза, рака ротовой и носовой полости, поджелудочной железы, печени, желудка, шейки матки, почек, толстой кишки и мочевого пузыря.

Даже если вы курите очень долго, лучше бросить — риск развития онкологических заболеваний пусть и не резко, но снизится.

Жевание табака повышает риск развития рака ротовой полости и поджелудочной железы.

Многодетность – защита от рака

2. Не загорать

Ультрафиолетовое излучение приводит к генетическим мутациям и влияет на иммунную систему, подавляя её способность противостоять новым раковым клеткам. Поэтому в некоторых странах солярий запрещён вообще, где-то его не могут посещать несовершеннолетние люди.

Солярий на 75 процентов повышает риск развития меланомы у людей, использующих его до 35 лет. Опасно как UVA-излучение, так и UVB-излучение.

Риск развития меланомы, самого агрессивного рака кожи, повышается от сильных ожогов, развитию других онкологических заболеваний кожи способствует регулярное воздействие ультрафиолета.

Ряд исследователей и врачей призывают к тому, чтобы считать загар прямой причиной рака кожи . Не стоит долго находиться на солнце летом (особенно с 10 до 15 часов), нужно носить шляпы, солнцезащитные очки, использовать солнцезащитные кремы, надевать одежду, максимально закрывающую кожу, выбирать яркие или тёмные цвета: они отражают больше ультрафиолетового излучения.

Этими рекомендациями не стоит пренебрегать всем, но особенно людям со светлой кожей, большим количеством родинок и случаями рака кожи в семье — они в группе повышенного риска.

Многодетность – защита от рака

3. Держаться нормы при потреблении алкоголя или не пить вообще

Хотя алкоголь в умеренных дозах снижает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, развитию рака он способствует. Это в частности касается рака толстой кишки, молочной железы, пищевода, печени и рака ротовой полости. Превышение нормы употребления алкоголя увеличивает и риски. Норма — это 30 мл этилового спирта в день для мужчин, 15 мл для женщин и тех, кто старше 65 лет.

4. Поддерживать здоровый вес

У людей с ожирением чаще развивается рак молочной железы (в постменопаузе), простаты, лёгкого, толстой кишки, поджелудочной железы, эндометрия, пищевода и почек. Бариатрические операции (операции по уменьшению желудка, после которых человек резко худеет) сокращают смертность от рака на 60 процентов.

Недавно опубликованные исследования британского онкологического исследовательского центра Cancer Research UK показали связь ожирения и риска развития онкологии у женщин. Тучные женщины имеют на 40% более высокий риск развития некоторых форм рака.

Многодетность – защита от рака

5. Быть физически активным

Физическая активность сама по себе может снизить риск колоректального рака (рака толстой кишки), а также рака молочной железы и эндометрия в постменопаузе.

Исследования показывают, что сидячий образ жизни связан с 5 процентами смертей от рака. Физическая активность помогает предотвратить онкологические заболевания и через уменьшение лишнего веса.

Достаточной нагрузкой считается 150 минут умеренной активности в неделю или 75 минут более интенсивных занятий.

6. Предотвращать заражение некоторыми вирусами

Примерно 17 процентов всех новых случаев рака спровоцированы инфекционными заболеваниями: вирусы могут плохо повлиять на работу клеток.

Если коротко, то главные способы защитить себя от таких инфекций — пользоваться презервативами, сделать прививки от вируса папилломы человека и гепатита B, не применять бывшие в употреблении шприцы.
Без вируса папилломы человека не обходится ни один случай рака шейки матки.

Также ВПЧ способствует развитию рака пениса, горла, вульвы, вагины и анального канала. Но онкогенными (провоцирующими рак) типами вируса являются только некоторые — 16, 18, 31, 33, 45 и ряд других.

Передаётся ВПЧ половым путём, но презерватив в этом случае не является самой надёжной защитой. Эффективнее всего от онкогенных типов вируса защищают вакцины. Их можно делать девушкам и молодым людям от 9 до 26 лет, желательно до начала половой жизни.

Гепатиты B и C провоцируют развитие гепатоцеллюлярной карциномы. Эти вирусы передаются половым путём, через переливание крови, пересадку органов, использование заражённых шприцов.

Как можно защитить себя от этих рисков? Использовать презерватив, при инъекционной наркомании использовать шприц один раз, сделать прививку от гепатита B (прививка от гепатита C пока не создана).

При хроническом гепатите B риск развития рака снижается, если лечиться интерфероном или аналогами нуклеозидов/нуклеотидов. Если есть хронический гепатит B или C, алкоголь лучше не употреблять, так как он только помогает развитию рака.

T-лимфотропный вирус человека способствует развитию T-клеточного лейкоза/лимфомы взрослых. Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) повышает риск возникновения саркомы Капоши, неходжкинской лимфомы и др. Защититься от заражения в обоих случаях можно, используя презервативы и однократно используя шприцы. При ВИЧ снизить риски помогает антиретровирусная терапия.

Вирус герпеса 8-го типа — фактор риска развития саркомы Капоши и первичной выпотной лимфомы. Пути его передачи точно не установлены, однако предполагается, что это происходит при половом акте и/или через слюну. Вирус Эпштейна — Барр, который повышает риск развития лимфома Беркитта, также передаётся через слюну и во время незащищённого полового акта.

Многодетность – защита от рака

7. Принимать препараты для профилактики

Людям с повышенным риском развития некоторых видов рака рекомендуется принимать препараты, улучшающие прогноз.

Если есть мутация в генах BRCA1/BRCA2, то женщина скорее всего заболеет раком молочной железы или раком яичников. У неё есть два способа профилактики: лекарства и операция. Врач может порекомендовать принимать тамоксифен.

Однако в постменопаузе этот препарат повышает риск тромбоэмболии (закупорки артерии тромбом) и рака эндометрия. Ралоксифен может быть альтернативой для женщин в постменопаузе, так как имеет меньше побочных эффектов, хотя и оказывает более слабое действие. (Его влияние на женщин в период до менопаузы не исследовано.

) Однако, к сожалению, в России ралоксифен не продаётся. Ингибиторы ароматазы (анастрозол, летрозол) тоже снижают риск развития рака молочной железы, имеют мало серьёзных побочных эффектов, но вызывают боль в мышцах и суставах. Рекомендуют их преимущественно женщинам в постменопаузе.

В качестве профилактики на Западе также удаляют молочные железы и яичники, однако в России эти методы официально не используются, если женщина не болела раком.

Для профилактики рака предстательной железы (РПЖ) рекомендованных препаратов нет. Но существуют лекарства финастерид и дутастерид, они действительно сокращают число заболевших РПЖ. Однако в тех случаях, когда человек заболевает, рак более агрессивный, и в итоге в общем смертность от него такая же, как и без применения этих препаратов.

Аспирин (как минимум 75 мг в день) и другие нестероидные противовоспалительные средства доказано снижают риск развития рака толстой кишки. Однако длительный приём такого препарата делает более вероятными желудочно-кишечные кровотечения и геморрагический инсульт. Поэтому назначать подобную профилактику может только врач, оценив все риски.

Результаты последних научных работ указывают на то, что статины достоверно снижают смертность от онкологических заболеваний и, вероятно, снижают заболеваемость раком.

Эти препараты назначаются людям, которые имеют повышенный уровень холестерина и потенциально серьёзные проблемы с сердечно-сосудистой системой.

Метформин, который назначают людям с предиабетом или диабетом для снижения уровня инсулина, также, по всей видимости, предотвращает онкологические заболевания.

Многодетность – защита от рака

Нужно ли принимать витамины?

Мультивитаминные комплексы в многочисленных исследованиях не показали свою эффективность в профилактике рака. Однако известно, что при достаточном количестве витамина D в организме меньше риск заболеть раком толстой кишки.

Тому же способствует кальций — как минимум 700 мг в день (больше 2000 мг повышают риск развития рака простаты) — а также фолаты. Фолаты ещё и уменьшают риск развития рака молочной железы, особенно у женщин, употребляющих алкоголь.

Остальные витамины и микроэлементы либо не проверялись, либо показали в исследованиях противоречивые результаты, либо оказались неэффективны в профилактике онкологических заболеваний. 

Полезны ли витамины в лечении рака? Установлено даже, что приём бета-каротина повышает у курильщиков риск развития рака лёгкого, а витамин E, употребляемый отдельно, способствует возникновению рака простаты, и эффект сохраняется даже после прекращения приёма этого препарата. В настоящее время гораздо больше исследований говорят о вреде от приема витаминов в лечении онкологии.

Что есть и что не есть?

Что касается продуктов, то на данный момент у нас имеется не очень много убедительных доказательств того, что еда может значимо влиять на риск заболеть раком. Есть только немного продуктов, которые удалось связать с тем или иным онкологическим заболеванием.

Например, если регулярно есть красное мясо, то больше риск заболеть раком толстой кишки. В 50–71 год увеличивается и уровень смертности от этого заболевания, если не менять такую диету.

А вот употребление рыбы, содержащей омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты, снижает риск заболеть раком толстой кишки, изолированный приём этого вещества к такому эффекту не приводит.

Вероятно, у тех мужчин, которые едят помидоры, реже возникает рак простаты из-за действия вещества ликопина.

По всей видимости, молочные продукты с низким содержанием жира, кальций (из пищи) и витамин D (не из молочных продуктов) помогают женщинам, не находящимся в менопаузе, защитить себя от рака молочной железы.

Кальций и молочные продукты в рационе и у мужчин, и у женщин снижают риск развития рака желудочно-кишечного тракта.

Данные о влиянии жира, фруктов, овощей и клетчатки на вероятность заболеть раком крайне противоречивы.

Как защитить ребёнка от рака: предпосылки, симптомы и поводы обратиться к врачу

* Большинство опухолей у детей излечимы!

* Косоглазие, головная боль и рвота — веский повод бить тревогу

Читайте также:  Малышева рассказала, что надо сделать после того, как вы излечились от Covid-19

Тема онкологии, к сожалению, актуальна всегда — по данным специалистов, с каждым годом заболевших выявляется все больше. Возможно, дело в более точной диагностике, но все равно рак — это очень страшно. 4 февраля во многих странах отмечается Всемирный день борьбы с онкологическими заболеваниями.

Отдельная тема — раковые опухоли у маленьких пациентов: 15 февраля проводится Международный день борьбы с раковыми опухолями у детей.

О том, что должны знать каждая мама и каждый папа, в канун этих важных дат мы поговорили с главным научным сотрудником Российского научного центра рентгенологии, доктором медицинских наук, профессором Ольгой ЖЕЛУДКОВОЙ.

— Современные методы диагностики онкологических заболеваний позволяют в 90 процентах случаев установить диагноз.

Поэтому, когда говорят об увеличении заболеваемости раком, важно подчеркнуть, что улучшилась диагностика и большинство пациентов получают лечение, смертность от этой болезни снижается. Многие пациенты выздоравливают.

20 лет назад люди были настолько подавлены, услышав диагноз «рак», что почти не обращались к врачу. Не получая никакого лечения, многие пациенты умирали, — отмечает Ольга Григорьевна Желудкова.

— И детей не лечили?

— Нет. Скажем, раньше опухоли центральной нервной системы, чем я занимаюсь с 1994 года, были в руках нейрохирургов. При операбельных опухолях больных оперировали, при неоперабельных они были обречены.

Дополнительно назначали лучевую терапию, но получали ее в силу разных причин не все. А сегодня 99 процентов детей с опухолями ЦНС получают лечение.

Когда я начала работать в детской онкологии, со мной работала медсестра, которая попросила перевести ее из стационарного отделения в дневной стационар. «Не могу смотреть, как они умирают», — сказала она.

Сегодня мы говорим о 70 — 80-процентах, а при отдельных вариантах опухоли головного мозга даже 90 процентах излечения больных с опухолями ЦНС.

— От рака можно вылечиться?

— В детской онкологии существует срок пять лет: если пациент прожил 5 лет без рецидива, мы говорим об излечении.

Однако спустя пять — десять лет после окончания терапии могут появиться опухоли, связанные с проведенным ранее лечением — это так называемые вторичные опухоли.

Они развиваются редко, составляют всего 3 — 5 процентов среди всех излеченных пациентов. Поэтому в течение 10 лет наши пациенты остаются под наблюдением.

— Почему дети болеют раком?

— Мы можем ответить на вопрос, что является причиной заболевания, если это заболевание связано с наследственным генетическим синдромом, а это примерно в 20 процентах случаев.

Например при наследственном нейрофиброматозе высок риск развития опухолей центральной нервной системы и других локализаций.

Выявив нейрофиброматоз, мы наблюдаем этих пациентов, даже если у них нет онкологического заболевания.

— Почему одни дети в семье заболевают раком, а другие нет?

— Этого никто объяснить не может. Есть такое мнение: потенциально у всех есть риск развития онкологического заболевания — только в разные моменты жизни. У кого-то в раннем возрасте, у кого-то позже, а кто-то не доживает до заболевания раком.

— Как поймать беду в самом начале?

— Поможет регулярная диспансеризация. К ней нужно относиться очень серьезно. Я была в Германии на стажировке, и, когда пришла посмотреть онкологическую клинику, мне первым делом задали вопрос: вы когда последний раз проходили обследование? Я ответила: никогда. Немцы были крайне удивлены и тут же отправили меня на УЗИ.

После 40 лет увеличивается риск заболеть у женщин — раком молочной железы, у мужчин — ЖКТ, легкого. Но если взрослые могут пожаловаться на ухудшение самочувствия, то у детей рак чаще всего в начале заболевания протекает бессимптомно.

Есть случаи, когда мы выявляем опухоль у ребенка, который вообще не болел, — родители говорят: мы несколько лет не были у врача — не зачем было.

В Онкологическом научном центре анализировали случаи опухоли почки у детей. И выяснилось, что опухоль почки в 60 процентах выявляли сами родители. Они обращали внимание на увеличение размеров живота, появление асимметрии живота.

В этом случае диагноз был установлен, когда опухоль достигала больших размеров. Опухоль почки может быть обнаружена намного раньше, если в плановом порядке пациентам проводить УЗИ органов брюшной полости. Такое обследование можно выполнять хоть каждый день, противопоказаний для него нет.

Компьютерная томография и магнитно-резонансная томография тоже стали доступнее.

Многодетность – защита от рака

Благотворительные фонды, в частности, возглавляемый актёром Константином ХАБЕНСКИМ, приходят на помощь, когда требуется сложное и дорогостоящее лечение

Опасный возраст

— Родители могут заметить малейшие изменения в состоянии своего чада — что нельзя оставлять без внимания?

— У маленьких пациентов в начале заболевания отсутствуют клинические симптомы, характерные для взрослых: утомляемость, снижение аппетита, похудание. Дети по-прежнему бегают-прыгают, у них ничего не болит, и когда активность снижается, появляются жалобы, значит, опухоль достигает больших размеров.

При опухолях ЦНС могут быть очаговые симптомы, на которые надо обязательно обратить внимание. Это асимметрия лица, один глаз уже, другой шире, ротик немножко в сторону ведет, снижается зрение, ребенок спотыкается, появляется шаткость походки, присоединяется головная боль. Для опухоли головного мозга важным симптомом болезни является рвота.

Сначала редкая — и многие думают, что малыш просто съел что-то. Она, как правило, появляется утром, когда ребенок только встал с постели. После рвоты он чувствует себя достаточно хорошо, и родители со спокойной душой ведут его в детский сад или отправляют в школу. Рвота повторяется, но мама с папой забывают, что она уже была.

И только когда ребенок уже ходить не может, его показывают врачу.

На моей памяти был случай, когда мама-врач заметила легкое косоглазие у своего двухлетнего сына и тут же пошла делать МРТ. У малыша диагностировали неоперабельную диффузную глиому ствола мозга — одну из самых серьезных опухолей в нейроонкологии. Диагноз был поставлен, когда размер образования составлял всего 1 сантиметр.

Ребенок прожил дольше всех детей с подобным диагнозом. Но, к сожалению, это редкость. Обычно мы ставим диагноз, когда размер опухоли в 5 раз больше. Особенно это касается младенцев — они не имеют никакой клиники, главный симптом — увеличение размеров головы. Но этому мало кто придает значение, считая, что малыш растет.

— Педиатры редко дают направление к онкологу. Да и родители не спешат к нему обращаться: дескать, у кого-то были схожие симптомы, но ничего не выявили. И мы не пойдем.

— Я, когда только после окончания института начала работать врачом, отправила ребенка с образованием на шее в Онкологический научный центр.

Опухоль у него исключили, но родители написали на меня жалобу, заявив, что я нанесла им психологическую травму. Это было 30 лет назад. Сейчас отношение к проблеме, к счастью, изменилось.

И хотя у большинства людей этот диагноз по-прежнему вызывает шок, многие не отмахиваются, а проходят обследование и получают лечение.

— Есть опасный возраст у детей, когда может развиться болезнь?

— Для опухолей ЦНС пик заболеваемости — с 5 до 9 лет. Это не говорит о том, что в другом возрасте риск исключен. Показаться специалистам: — неврологу, окулисту, сдать анализы нужно всем. Проходить диспансеризацию дети, как и взрослые, должны каждые шесть месяцев.

Многодетность – защита от рака

Удалив молочные железы и яичники, Анджелина ДЖОЛИ не застраховала себя от наследственного заболевания

 

«Отрезать все» — не гарантия

— Когда вы говорили о наследственном факторе, вспомнился пример Анджелины Джоли, которая удалила себе грудь и яичники, опасаясь развития рака, от которого умерла ее мать. Это разумно?

— В одном литературном источнике я читала исследование по поводу наследственных случаев опухолей, в том числе молочной железы.

Там описывалось лечение женщин, у которых выявляли генетические маркеры наследственного рака.

При этом отмечалось, что превентивное удаление «опасных» органов не исключало развитие новообразований после окончания лечения. Изменения в гене остаются. И рак может выстрелить в другом органе.

— Как защититься? Прививку от этой заразы когда-нибудь придумают?

— От рака шейки матки она уже есть. Это заболевание развивается у женщин вследствие поражения папилломавирусом.

В Европе от него вакцинируют всех девочек, что позволило снизить число случаев рака шейки матки. У нас тоже делают такую прививку, но она не в графике — по желанию родителей.

Вакцинирование проводят 3-кратно, начиная с 9 лет. Развивается иммунитет, который обладает пожизненным действием.

  • — Ольга Григорьевна, а во взрослом возрасте вакцину от папилломавируса делают?
  • — Вакцинация против папилломавируса человека может быть проведена и у взрослых женщин до 47 лет.
  • — Считается, что лечение онкологического заболевания дорого и возможно только в крупных городах.
Читайте также:  Как вернуть секс в отношения: действуем по науке

— Это неправильное мнение. У взрослых существуют сложности как с обследованием, так и с лечением. Но что касается детей, регионы оснащены нормально, и химиотерапию юные пациенты могут проходить по месту жительства. Не все регионы имеют возможность проводить лучевую терапию, так как в большинстве регионов облучение проводят во взрослых онкодиспансерах. Но и эта проблема решается.

В отношении нейрохирургического лечения — не во всех регионах одинаковые возможности. Совместно с Благотворительным фондом Константина Хабенского мы проводим выездные обучающие семинары в регионах, и могу сказать, что многие клиники оснащены очень хорошо. Я только что вернулась из Тюмени — у них имеются все возможности проведения терапии больным с опухолями ЦНС.

Дети лечатся бесплатно. Есть два канала финансирования — это обязательное медицинское страхование и высокотехнологичная медицинская помощь.

— Что вы думаете о переходе с импортных препаратов на отечественные?

— Осложнения у пациентов могут отмечаться как на зарубежных, так и на отечественных лекарствах, но чаще диагностируются при использовании отечественных.

Более того, эффект российских препаратов мы не исследовали в детской онкологии и не сравнивали с оригинальными химиопрепаратами.

Мы не возражаем, если родители самостоятельно приобретают оригинальные химиопрепараты. В некоторых случаях они качественнее.

С правом на надежду

— Случаи самоизлечения от рака вам известны?

— Нет. Есть отдельный вид опухоли, когда мы ставим, например, диагноз нейробластома у ребенка до шести месяцев и говорим, что эта загадочная опухоль при определенной стадии может самопроизвольно исчезать. Эти пациенты имеют благоприятный прогноз. В других случаях самоизлечение при раке, к сожалению, не происходит.

— У вас очень трудная работа: как сказать родителям, что их ребенок смертельно болен?

— Это невероятно сложно. Особенно тяжело, когда мальчик или девочка долго лечились, и все надеялись на их выздоровление… К счастью, такие ситуации возникают все реже.

У меня в кабинете висит доска с фотографиями — наших пациентов с большим сроком ремиссии уже невозможно здесь уместить, мы сделали альбомы с их фотографиями. У многих подрастают свои дети.

Еще недавно считалось, что девочки, которым облучали всю центральную нервную систему, головной и спинной мозг, не смогут родить. И когда забеременела первая из них, гинекологи предупреждали: если она станет мамой, у нее произойдет рецидив.

Мы смогли убедить гинекологов, что рождение детей рецидива не вызывает.

Лечение опухолей ЦНС может успешно лечиться в нашей стране! За последние три года я отправила только одного пациента на лечение за рубеж — в нашей стране отсутствует такой вид лечения, как протонная лучевая терапия. Это дорогостоящий вид облучения, который позволяет применять высокие дозы облучения, не затрагивая жизненно важные органы.

Всех остальных больных мы способны лечить своими силами, и это дает огромный импульс для работы.

Надежда Пантелеева

Многодетность – защита от рака

Многодетность – защита от рака

В семьях, воспитывающих много детей, реже болеют раком. Причем не только матери (о связи риска развития рака с количеством беременностей и родов уже известно). Все члены многодетной семьи получают своего рода страховку от онкологических заболеваний, выяснили ученые.

Масштабное исследование

К такому выводу по результатам своих исследований пришли специалисты Цюрихского университета и Медицинской школы Аделаидского университета.

Они изучили обширную статистику по 178 странам и установили закономерность: чем меньше семья, тем выше риск заболеть раком.

Никакие другие факторы – благосостояние, уровень образования, место проживания – в данном случае не влияют на степень риска. Только количество детей.

Ближний круг

Многодетность – защита от ракаВ ходе исследования ученые обнаружили еще одну интересную закономерность: если с многодетной семьей постоянно проживают родственники (самый часто встречающийся вариант, конечно, бабушки и дедушки), то благотворное влияние распространяется и на них. Причем «защитный барьер» семьи больше действует даже не на женщин, а на мужчин.

Как отмечают ученые, проживание во многодетной семье снижает, в частности, риск рака мозга, мочевого пузыря, легких, желудка, груди, яичников, а также меланомы.

Семья – источник позитива

А в чем же секрет большой семьи? В позитивных эмоциях, которые и служат защитным механизмом, позволяющим справляться даже с онкологией.

Исследователи полагают, что человек на протяжении тысяч лет приспосабливался противостоять окружающей среде, находясь в родовой общине, в семье, где есть старшее, опытное поколение, и младшее, нуждающееся в защите.

Такая структура мира служит эмоциональным щитом, прикрывающим нас от болезней.

Конечно, семейная жизнь тоже вызывает стрессы. И во многодетной семье они, быть может, случаются даже чаще. Но в целом эмоциональный фон в них позитивный и благотворный.

Женщины под защитой номер 1

Многодетность – защита от рака

  • У женщин, которые родили 10 и более детей, на целых 25% снижен риск рака молочной железы и репродуктивных органов.
  • Если женщина, помимо того, что имеет много детей, еще и родила первенца до 20 лет (а чаще всего так и происходит), то риск рака груди у нее снижен в два раза по сравнению с мамами, которые родили после 30 лет.
  • По наблюдениям ученых, женщины, у которых 10 и более детей, меньше подвержены риску рака кожи, мочевого пузыря и щитовидной железы. Но объяснения этому феномену пока не найдено.

Правда, другие ученые предупреждают, что с ростом числа беременностей у женщины появляется риск развития других заболеваний, в частности, варикоза, геморроя и сердечно-сосудистых патологий. Но каждая женщина выбирает для себя, хочет она иметь детей или нет.

Источник: Zdorovieinfo.ru

Почему государство экономит на детях, страдающих раком

На лечение рака у детей государство выделяет в четыре раза меньше денег, чем требуется. Административный директор благотворительного фонда «АдВита» Мария Славянская рассказала «Доктору Питеру», с какими проблемами сталкиваются семьи, в которых дети страдают от онкозаболеваний, и сколько стоит их решение.

У родителей возникает два основных вопроса: где найти врача и где взять деньги? Особенно сложно со специалистами в российской глубинке. Петербургу повезло: в городе четыре больницы, в которых лечат страдающих раком детей: 1-я детская городская больница, 31-я городская больница, Институт детской гематологии и трансплантологии им. Горбачевой и детское отделение в НИИ онкологии им. Петрова.

1-я больница и Центр им. Горбачевой специализируется на онкогематологии, детские отделения в 31-й больнице и в Институте онкологии универсальны, но главным образом работают с опухолями, не связанными с кроветворной системой. В этих медицинских учреждениях оказывают помощь не только петербуржцам, но и детям со всей страны.

Сейчас отделения детской онкологии разрозненны.

Однако после несостоявшегося расформирования 31-й больницы появилась идея строительства онкологического детского центра, в котором можно было бы собрать их воедино.

В том числе туда планировали перевести и детскую онкологию и онкогематологию из 31-й больницы. По мнению представителей правительства Петербурга, во взрослой больнице не должны лечить детей.

– Несмотря на то, что детское отделение находится при «взрослой» 31-й больнице, это ничуть не мешает его работе, считает Мария Славянская.

— Более того, я не знаю ни одного равного по возможностям и оборудованию медицинского учреждения, в которое можно было бы сейчас его перевести: у 1-й детской — ни площади, ни мощности не хватит. Разве что — в новый центр.

Если он появится, мы будем рады, но, боюсь, в ближайшее время это невозможно — до 2014 года в бюджете такой статьи расходов нет.

Впрочем, по мнению Марии Славянской, существующая в городе структура оказания онкологической помощи детям вполне справляется со своими задачами.

Сколько стоит бесплатное лечение рака

Стоимость лечения варьируется в зависимости от тяжести патологии. Петербургским детям, которые получают помощь в городских больницах, лечение оплачивает город. Родителям детей из Ленобласти и регионов приходится за все платить.

Но и петербуржцев счастливчиками в этом отношении назвать сложно – в федеральных центрах они лечатся на общих условиях, а значит, должны уложится в сумму квоты, рассчитанной Минздравом на лечение детских онкологических заболеваний.

(Сколько квот в 2013 году выделено на лечение детских онкологических заболеваний, смотрите здесь)

Читайте также:  Тупая травма живота: признаки, первая помощь и лечение

Чаще всего дети страдают заболеваниями крови. Еще 15 лет назад диагноз «рак крови» был почти приговором, сейчас с ним успешно справляются с помощью пересадки костного мозга. Это очень дорогое лечение, независимо от прогноза. И даже если шанс на исцеление — один на миллион, его не упускают. Но какой ценой?

Теоретическая возможность спасти ребенка есть, но практически нет никакой гарантии, что денег на лечение хватит, даже если родители продадут все свое имущество.

Если речь идет только о химиотерапии — это еще полбеды, сложнее, когда требуется пересадка костного мозга. Ее средняя стоимость — 3,4 миллиона рублей.

Сумма огромная даже для столичных и областных городов, а для глубинки — просто запредельная.

— Государство по квоте выделяет 870 тысяч рублей, остальные 2,5 миллиона, а то и больше, нужно где-то искать, — сообщает Мария Славянская. — Благотворительные фонды пытаются максимально покрыть эту разницу, но, к сожалению, помочь они тоже могут не всем — просто не хватает денег.

По словам Марии Славянской, за 870 тысяч ребенка пролечить невозможно. Эти деньги рассчитаны на идеального пациента, которому быстро найдут донора в России либо среди родственников и сделают недорогую операцию, а осложнений после нее не будет.

В жизни так не бывает. Экономисты почему-то не учли, что донор не берется из ниоткуда, а его поиск стоит баснословных денег. Подготовка к операции, лечение после нее и проживание иногородних во время обследования и наблюдения после пересадки костного мозга квота тоже не покрывает. Это не считая памперсов, пеленок и прочих расходов, на которые тоже нужны деньги.

Поиск донора

Найти донора — задача не из легких. По генотипу его костный мозг должен совпадать на 95-98%. Родители, братья или сестры, к сожалению, стать донорами могут далеко не всегда. Идеальным донором, как правило, оказывается совсем не знакомый человек. В Европе есть специальная база данных, в которую занесены генотипы всех, кто готов поделиться клетками своего костного мозга.

И когда они требуются, генотип пациента сопоставляется с генотипом потенциальных доноров и подбирается подходящий вариант. В России такой базы нет, поэтому родители вынуждены обращаться в Германию. Через эту страну можно получить самый дешевый доступ к единой мировой базе. Поиск донора стоит около 18 000 евро плюс транспортировка костного мозга — еще несколько тысяч евро.

– Эти деньги тоже ищут благотворительные фонды, помогая уже обессиленным от их поисков родителям. Если бы у нас в стране была своя база, подобрать донора можно было бы в разы дешевле, — поясняет Мария Славянская. — К сожалению, такая база есть только в Петербурге, и состоит он из 400 человек. Это мало, но четыре случая совпадения уже были.

  • По словам Марии Славянской, создание регистра доноров костного мозга обойдется государству недешево, но это в любом случае это будет эффективнее, чем нынешний механизм поиска донора.
  • Лекарства

Для организма донорский костный мозг — чужой, а он знает, что все чужое надо уничтожать. Чтобы иммунная система не начала бороться с клетками пересаженного костного мозга, ее подавляют специальными препаратами.

Курс предтрансплантационной химиотерапии стоит для всех по-разному – от нескольких десятков тысяч до нескольких сотен тысяч рублей. После него для иммунитета все становится «своим», в том числе и микроорганизмы.

Чтобы ребенок не погиб после трансплантации от инфекции в условиях, когда иммунитет подавлен, ему нужны препараты, стоимость которых доходит до 100 000 рублей за упаковку. И это только профилактика осложнений. Но, несмотря на профилактику, осложнения все же случаются, и не только инфекционные.

У онкобольного после трансплантации разбалансированы все системы. Больше всего страдают печень и почки. Лечение осложнений, возникших во время лечения, стоит дополнительных средств и немалых.

(Как получить направление на лечение за рубежом за счет государства, читайте здесь)

Кстати, по словам Марии Славянской, очень многие родители не знают, что петербургские органы социальной защиты обязаны возмещать либо стоимость препаратов, либо сами лекарства, если курс лечения превышает 100 тысяч рублей.

— Вероятно, в других городах такая возможность тоже есть, но родители просто не могут доехать до органов соцзащиты по месту прописки, — говорит Мария Славянская. – Поэтому иногородним на поддержку государства и в этом рассчитывать не приходится.

Сиделка

Услуги сиделки обходятся от 1500 до 2000 рублей в сутки. Правда, детям с онкологией в стационаре она бывает редко нужна — обычно за ними ухаживают родители, а дома на подхвате еще бабушки-дедушки.

Впрочем, иногда случается, что мама беременна, а папы нет или семья многодетная, или работать надо, поскольку больше некому… Тяжелее всего приходится детдомовским малышам, у которых никого нет.

Бесплатных круглосуточных сиделок у государства нет, и сейчас их оплачивает фонд «АдВита».

Жилье

И еще одна «мелочь», которую тоже забыли учесть в квоте. Если трансплантация прошла успешно и ребенка выписали, в течение 100 дней ему еще предстоит лечиться амбулаторно, дважды в неделю посещать врачей и сдавать анализы. Для петербуржцев — это не проблема, но для жителей регионов…

Из Мурманска или Саратова два раза в неделю приезжать невозможно, да и из Ленобласти не наездишься: изматывающие дороги, общественный транспорт и лишние вирусы ни к чему и без того ослабленному детскому организму.

Значит, надо каким-то образом прожить три с половиной месяца в Петербурге со столичными расходами. Во время лечения в стационаре проблема крыши над головой не возникает — один из родителей находится с ребенком.

Вообще, родителям запрещено пребывание в больнице с детьми старше 4-х лет, но онкологических пациентов это не касается. Жилищный вопрос становится актуальным позже — после выписки.

Снять комнату в Петербурге, в среднем, стоит около 10 тысяч рублей в месяц, квартиру – от 17 тысяч, плюс питание и проезд. И это еще один удар по крепко истрепанному за время лечения семейному бюджету.

Особенно, если вспомнить, что все, что можно было продать, скорее всего, уже продали, с работой у мамы уже, вероятно, начались проблемы – кому нужен сотрудник около года сидящий на «больничном».

И хорошо, если еще не ушел из семьи отец, как это часто случается в таких ситуациях.

– Сейчас мы снимаем 19 трехкомнатных квартир на Петроградской стороне. Их хватает на 60 семей, но чтобы помочь всем нуждающимся, жилья необходимо на 140 семей, — говорит Мария Славянская. — Ведь где-то жить нужно не только детям в послеоперационный период, а еще и тем, кто приезжает в Петербург на обследование.

Государство этот момент из виду тоже как бы упустило, и никаких вариантов не предусмотрело. Город говорит о возможности создания общежития для онкологических пациентов, но когда-то оно появится? А пока семьям, у которых — беда ничего не остается, кроме как выживать, уповая на благотворительные организации и людей, которые их поддерживают.

  1. А между тем, детский рак излечим в 80% случаев.
  2. Как помочь детям?
  3. В Петербурге есть четыре благотворительных организации, помогающие детям с онкозаболеваниями: «АдВита», «Дети и родители против рака», «Шаг навстречу» и «Свет».
  4. (Как волонтеры собирают деньги тяжелым больным, узнайте здесь)

Помочь детям, страдающим онкологией, может каждый. Для этого необязательно переводить крупные суммы.

– С миру по нитке — голому рубаха, — говорит Мария Славянская. — Так большие суммы и собираются. Если нет возможности помочь деньгами, можно сдать для детей кровь или уделить больным малышам время — проведать их в больнице, поиграть с ними, почитать книги или посидеть, когда родителям нужно отлучиться. Можно поработать волонтером, и помочь благотворительным фондам в текущих делах.

Есть люди, которые даже при всей надежности фондов все равно опасаются переводить деньги, а со временем у них тоже напряженно. В таких случаях можно передать для детей средства гигиены, например, качественные памперсы 4, 5, 6 размеров, одноразовые пеленки 90 на 60, влажные салфетки, бумажные полотенца, туалетную бумагу или одноразовые перчатки.

Елена Ртищева Реквизиты благотворительного фонда «АдВита» Некоммерческая организация «Благотворительный фонд «АдВита»» ИНН 7813165562 КПП 781301001 БИК 044030766 К/сч. 30101810400000000766 Р/cч. 40703810212000000119

  • Филиал «Петровский» ОАО Банк «Открытие»
  • © Доктор Питер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *