Болезнь с тысячью имён: мифы и правда про эпилепсию

11 вопросов об этой болезни и 11 исчерпывающих ответов

Каких-то 30 лет назад пациентов с эпилепсией лечили психиатры. Болезнь стигматизирована до сих пор, вокруг нее сложилась масса мифов. 25 марта в мире отмечался день борьбы с эпилепсией.

Доктор медицинских наук, главный внештатный специалист — детский невролог ПФО Елена Морозова и кандидат медицинских наук Дмитрий Морозов — врачи-эпилептологи. Накануне они провели пресс-конференцию об этой болезни.

Символично, что на Елене был сиреневый шарфик, а в кармане пиджака Дмитрия — сиреневый платок. И это не случайно: сиреневый, лавандовый цвет считается терапевтическим, успокаивающим, и именно он стал символом Дня борьбы с эпилепсией. В «Реальном времени» — выжимка из их рассказа.

Отвечаем на самые популярные вопросы о болезни: как действовать, если у человека приступ, по каким признакам диагностируют эпилепсию, что делать, если диагноз уже поставлен, а главное — почему эпилепсия не приговор.

Дмитрий Морозов: Эпилепсия — хроническое заболевание головного мозга, которое характеризуется повторяющимися, преимущественно непровоцируемыми приступами. Как правило, болезнь дебютирует либо в раннем детском возрасте, либо возникает в пожилом возрасте.

Есть два статистических пика заболеваемости — до года и после 65 лет. До 75% случаев эпилепсии диагностируются в возрасте до 20 лет. У 1 из 100 детей диагностируется эпилепсия, а приступы (хотя бы один в жизни) были у 5% людей. В мире больны эпилепсией около 60 млн человек.

Елена Морозова: И это без учета Индии и Китая, где нет учета заболеваемости. Ученые считают, что вместе с ними эта цифра вырастает до 100 млн. В Казани диагноз «эпилепсия» сегодня поставлен 925 детям, в Татарстане около 2000 детей живут с таким диагнозом. Добавлю еще, что приступы должны возникнуть минимум дважды: однократный приступ еще не повод ставить диагноз.

Зачем мне вообще знать об этой болезни?

  • Елена Морозова: Заболевание это имеет высокую социальную значимость.
  • Во-первых, оно достаточно драматичное (недаром у большинства пациентов к нему добавляется синдром тревожности и даже клиническая депрессия)
  • Во-вторых, даже врачи-неврологи порой демонстрируют недостаточные знания о нем — а это значит, что знания надо распространять.

«Протокольная» ЭЭГ, которая делается 15 минут — не имеет никакого значения. Надо проводить обследование хотя бы 2 часа с включением эпизода сна. Chris Hope/wikipedia.org

В-третьих, пациенты с заболеванием часто подвергаются стигматизации: таких детей неохотно берут в детские сады, некоторые школы настаивают на домашнем обучении, у взрослых пациентов возникают проблемы на работе. Например, ко мне обратилась девушка с эпилепсией и рассказала, что ее работодатель узнал о диагнозе (у нее случился приступ) и теперь собирается ее уволить. Интересно, что ее работодатель тоже обратился ко мне в тот же день — он меня просил помочь ее уволить по медицинским показателям.

Исторически примерно до 90-х годов прошлого века эпилепсия официально относилась к области к психиатрии.

Естественно, это накладывало определенный отпечаток на жизнь пациентов, в обществе был своеобразный взгляд на нее. Может быть, оттуда и появились стигмы.

Потом потихоньку эпилепсия перешла в раздел неврологии, но социальные проблемы пациентов пока никуда не делись. И чем меньше мифов вокруг этого заболевания, тем лучше.

Как диагностируют эпилепсию? По припадку с падением и судорогами?

Елена Морозова: Во-первых, приступы должны повторяться хотя бы два раза. Однократный приступ вовсе не означает, что есть заболевание. Во-вторых, подавляющее число обычных людей и врачей считают, что эпилепсия — это только «классические» приступы с падениями и судорогами. Но только часть приступов выглядит так.

Дмитрий Морозов: В медицине описано до 70 видов эпилептических припадков.

Елена Морозова: И во многих случаях вообще сложно подумать, что перед нами приступ. Есть оценочные критерии постановки диагноза: во-первых, несколько таких приступов, а во-вторых — они должны быть совершенно определенного характера.

Врач должен оценить еще тот факт, есть ли изменения на ЭЭГ и на МРТ, и результаты генетического исследования. И только на основе комплексного обследования пациента можно с уверенностью сказать: да, перед нами действительно эпилепсия.

Только по клинической картине или только по МРТ/ЭЭГ диагноз поставить невозможно. Очень важно: та «протокольная» ЭЭГ, которая делается 15 минут — не имеет никакого значения. Надо проводить обследование хотя бы 2 часа с включением эпизода сна — иными словами, нужен видео-ЭЭГ-мониторинг.

В идеале — проводить этот мониторинг во время приступа, чтобы можно было однозначно совместить момент припадка с пиком мозговой активности на энцефалограмме.

Какие еще бывают эпилептические припадки, кроме классических?

Болезнь с тысячью имён: мифы и правда про эпилепсиюЕлена Морозова: Их бывает невероятное множество. Бывают так называемые рефлекторные приступы, которые сейчас относят к эпилептическим. Бывает эпилепсия чтения, еды, горячей воды… Это когда провокатором приступа становится какое-нибудь рядовое действие или обычные для большинства людей условия. Например, у меня была пациентка, которая работала бухгалтером. У нее приступы были спровоцированы чтением — и порой они развивались уже на второй странице. Есть так называемые ментальные приступы — как у одной студентки из КФУ, которая пришла ко мне совершенно поникшая: ее непрерывно мучил насильственный поток сознания. Она говорила: «Я не хочу об этом думать», но не могла избавиться от стереотипных повторяющихся мыслей. Из частых негенерализованных приступов еще отмечается своеобразное зависание, когда человек просто отключается на несколько секунд, не теряя сознания. В нашей практике фиксировались подобные приступы, которые были заметны только на ЭЭГ, а родители этого даже не замечали. А обратились они ко мне, потому что у ребенка резко упала успеваемость. Кстати, если у вашего ребенка наблюдается отчетливое снижение успеваемости, и он очевидно теряет в учебных навыках — есть смысл на всякий случай провести мониторинг. Словом, я хочу сказать: наличие четко видимых приступов не обязательно.

Дмитрий Морозов: самый сложный возраст для диагностики — дети первого года жизни. У младенцев может быть много странных движений, которые очень сложно отличить от патологических. И это самый тяжелый контингент больных в плане отличия и идентификации приступов. Нам часто приносят младенцев, у которых физиологические нормальные движения, но неопытные родители думают: что-то с ними не так. При таких подозрениях нужен эпилептолог, который дифференцирует нормальные движения от патологических.

Часто ли диагноз ставится ошибочно?

Елена Морозова: Вчера у меня был яркий пример, 15-летняя пациентка. Творческая семья, девочка выступает. Ей несколько лет назад поставили диагноз «эпилепсия», врач очень драматично ей об этом рассказал. Результат — две попытки суицида за 2 года.

Девочка решила, что у нее болезнь, ей нельзя выступать, ее творческая карьера закончилась, и жизнь, значит, тоже. Ребенок живет на антидепрессантах. А в итоге обследования оказалось, что диагностировали ее неверно и эпилепсии у нее нет.

И это очень серьезно, ведь единожды прозвучавший в карточке диагноз, который может быть ошибочным, остается с пациентом навсегда.

Ко мне приходят часто здоровые молодые люди, которые говорят: «Я хочу служить в армии, водить машину, но у меня был один приступ, и диагноз не снимают». Но снять диагноз в России очень сложно.

Можно ли вылечить эпилепсию?

Дмитрий Морозов: Эпилепсия — это хроническая болезнь. Но неизлечимость — это один из главных мифов о ней. У 75% пациентов эпилепсия хорошо контролируется.

Мы можем добиться отсутствия приступов и привести болезнь к ремиссии. Не реагируют на медикаментозное лечение только 30% пациентов. Но 10% пациентов мы можем освободить от приступов с помощью хирургического лечения.

И это довольно большой процент, и врачи должны об этом помнить.

Повода для частых госпитализаций таких пациентов нет, а необходимость лежать в больнице раз в полгода — это стереотип. В идеале человеку с эпилепсией должна быть подобрана хорошая базовая терапия, и единственным напоминанием о его заболевании становится прием таблетки один раз в день.

Нужно во время припадка положить пациента на бок, чтобы у него не запал язык. epilepsy-club.net

Хочется подчеркнуть: очень важно обратиться в дебюте для постановки диагноза к квалифицированному сведущему специалисту. Ни в коем случае нельзя заниматься самолечением. Народные методы при эпилепсии не просто не действуют — они могут быть даже опасны.

Елена Морозова: Для меня удивителен факт, что многие взрослые больные эпилепсией почему-то лечатся хуже, чем дети. Они живут на таблетках и терпят продолжающиеся приступы, потому что эти препараты им назначили в детстве.

Но всю жизнь жить с приступами не надо — и воспринимать их как приговор тоже. Если лекарство не подходит — надо пытаться искать другую схему, оптимальную в каждом конкретном случае. Наша цель — минимизировать приступы, и это вполне возможно.

Совершенно неправильно продолжать жить с пониманием, что ты приговорен! Между тем, многие пациенты выходят из кабинета эпилептолога примерно в таком же состоянии шока, как из кабинета онколога. Между тем, хотя рак и гораздо более драматичное заболевание, чем эпилепсия, сейчас лечатся и многие его формы.

А уж в случае эпилепсии — медицина не стоит на месте, и появляются все новые способы минимизировать количество приступов и войти в ремиссию.

Правда ли людям с этой болезнью нельзя учиться в институте, работать на сложной работе?

Елена Морозова: Вокруг эпилепсии сложилось множество неоправданных мифов и ограничений.

Читайте также:  Растяжение связок плечевого сустава: причины, признаки и лечение

Даже пациентам с очень легкими формами болезни постоянно выставляют ограничения: нельзя проходить реабилитацию, нельзя учиться в вузе, идти в армию, заниматься спортом, водить машину, работать на высокоинтеллектуальной работе… Это все мифы.

Я за то, чтобы эти дети были максимально нестигматизированы. При должном лечении, если пациент отвечает на терапию, он ведет совершенно обычный образ жизни.

Как помочь человеку, у которого начался приступ?

Елена Морозова: Не надо начинать метаться, открывать окна, высовывать пациента головой в окно, разжимать ему зубы (часто ломая их). Нужно во время припадка положить пациента на бок, чтобы у него не запал язык. Сохраняйте максимальное спокойствие.

По возможности зафиксируйте приступ на видео, чтобы потом показать его врачу (а он уже классифицирует припадок и изучит его: доктор должен видеть лицо, руки, ноги пациента, всю кинематику приступа). Не надо вызывать скорую помощь, если перед вами хорошо знакомый вам человек, а приступ длится не дольше 5 минут.

А вот если все продолжается более пяти минут — позвоните в скорую помощь.

Болезнь с тысячью имён: мифы и правда про эпилепсиюДмитрий Морозов: 90% приступов заканчивается в течение 3 минут. Но если очевидец видит приступ на улице, то в любом случае надо вызвать скорую. Дело в том, что мы не знаем, есть ли у этого человека хроническое заболевание. Приступ может быть вызван и не эпилепсией, а быть следствием опухоли мозга или инсульта.

Что делать родителям, если у их ребенка на ЭЭГ обнаружена подозрительная активность и врач ставит диагноз «эпилепсия»?

Елена Морозова: В первую очередь, надо подтвердить диагноз и срочно идти к высококвалифицированному специалисту-эпилептологу.

Это должен быть доктор, который оценит, фоновая это активность мозга, которая есть примерно у 5% всех людей, или это тот симптом, на который нужно обратить внимание даже при отсутствии приступов. Раньше говорили так: мы не лечим энцефалограмму, мы лечим пациентов.

Сейчас бывают случаи, когда нет приступов, но есть активность на ЭЭГ, на которую стоит обратить внимание. Но такие случаи очень специфичны, они встречаются не так часто.

Дмитрий Морозов: Как говорили старые профессора: мы должны снимать шляпу перед дополнительными методами исследования (ЭЭГ и МРТ), но не должны снимать голову. Это значит, что диагноз «эпилепсия» прежде всего базируется на клинических проявлениях. И уже потом в дело вступают дополнительные методы исследования — ЭЭГ, МРТ, генетика.

Может ли прививка спровоцировать развитие эпилепсии?

Дмитрий Морозов: На международных медицинских ресурсах разъясняется, что, например, между вакцинацией от COVID-19 и эпилепсией связи нет. Так что говорить о том, что вакцина может спровоцировать эпилепсию, абсолютно некорректно.

Но бывают некоторые формы эпилепсии, при которых приступы провоцируются подъемом температуры. В таких случаях, если вакцина вызвала кратковременное повышение температуры — у человека может развиться эпилептический приступ.

Но это не означает, что прививка провоцирует эпилепсию или обостряет приступы — это делает температура.

Елена Морозова: Есть тонкий момент. Нет абсолютной связи какой бы то ни было прививки и эпилепсии. У каждого человека свой триггер приступа или даже дебюта эпилепсии: для кого-то это травма, для кого-то стресс, для кого-то высокая температура.

Поэтому прививка может стать триггером приступа только опосредованно, через поднятие температуры. И если это по роковой случайности окажется дебют заболевания — нужно понимать, что это проявило бы себя в любом случае, при других обстоятельствах.

Ведь температура может вырасти и при банальном гриппе, и при ветрянке, и при любом воспалительном заболевании.

На международных медицинских ресурсах разъясняется, что, например, между вакцинацией от COVID-19 и эпилепсией связи нет. Максим Платонов

Действительно ли люди с эпилепсией психически и эмоционально нестабильны?

Дмитрий Морозов: Как мы уже говорили, часто у пациентов с эпилепсией есть еще и СДВГ, и депрессивные и тревожные расстройства. Врач должен обращать на это внимание при постановке диагноза. Часто тревога и депрессия бывают тяжелее, чем сами приступы.

К сожалению, у нас недостаточно внимания уделяется эмоциональному компоненту. Невролог не обращает внимания на настроение. А если мы начнем спрашивать, испытывает ли пациент тревогу, есть ли панические атаки — мы узнаем много нового о нем.

И на эти сопутствующие состояния тоже надо обращать внимание.

Елена Морозова: А возникают эти состояния из-за мифов. Нужно максимально избавляться от них. Важно знать: это заболевание в большинстве случаев излечимое, и надо к нему правильно подойти.

Врачам бы я посоветовала с пациентом разговаривать, пусть даже и в условиях дефицита времени. Успокойте его правильным разговором, осветив его проблему с точки зрения отсутствия драматизма и современным подходом. Мне некоторые пациенты говорят: «Понятно, что я потом сойду с ума».

Да, изменения личности возможны, но не обязательны! И при адекватной терапии задача врача — избежать этого.

Дмитрий Морозов: Чехов говорил, что миссия врача — не только лечение людей, но и распространение знаний. Основной нашей целью является рассказать, что эпилепсия — это не одно заболевание. Все люди разные, и протекает она у всех по-разному.

И она — не приговор, а заболевание, которое можно эффективно сдерживать. Мы надеемся, что когда общество это поймет — произойдет смена парадигмы, разрушатся стереотипы. Важно, чтобы было как можно меньше мрака и как можно больше света в донесении этих знаний.

ОбществоМедицина Татарстан

«Симптомы эпилепсии — это не только судороги и обмороки». Разбираем с неврологом мифы о болезни

Предрассудки и стигмы, связанные с заболеваниями, часто мешают не только врачам, но и пациентам. Врач-невролог Ольга Гринюк разобрала мифы об эпилепсии и озвучила реальные факты об этой болезни.

Эпилепсия — это структурное заболевание, которое всегда связано с каким-либо повреждением мозга. Происхождение же психических заболеваний совсем другое, поэтому нельзя их связывать. Хотя, конечно, у одного человека может быть и эпилепсия, и психическое расстройство, но это не правило.

Такой миф возник потому, что раньше эпилепсия часто отождествлялась с сумасшествием и слабоумием, с бесами и вселением духов. То есть здесь играет роль не только плохая осведомленность о болезни, но и культурологические особенности.

Также старые препараты для лечения эпилепсии могли приводить к снижению умственных способностей, но с тех пор медицина ушла далеко вперед, и сейчас таких побочных эффектов при длительном лечении нет.

Болезнь с тысячью имён: мифы и правда про эпилепсию Unsplash.com

Эпилепсия — хроническое заболевание, но при правильном лечении пациент достигает длительной ремиссии. 60−65% пациентов, принимающих современные противоэпилептические препараты, полностью избавляются от клинических проявлений этой болезни. У части пациентов полной ремиссии достичь не удается, однако значительно уменьшается количество приступов и повышается качество жизни человека.

И только 10−15% пациентов не поддаются медикаментозному лечению. Есть фармакорезистентные формы эпилепсии, которые устойчивы к препаратам, но не стоит забывать о немедикаментозных способах лечения: хирургические операции, специальные диеты, транскраниальная магнитная стимуляция и т.д. То есть отчаиваться и говорить, что есть процент совсем не поддающихся лечению, неправильно.

Эпилепсия имеет разные формы, и среди них — идиопатическая, при которой есть наследственная предрасположенность. Но это не значит, что ребенок такого пациента обязательно заболеет. Просто существует риск возникновения эпилепсии, но он составляет не более 10% — при перенесенном инсульте или травме головы риски выше.

Также есть формы эпилепсии, которые зависят от возраста и чаще проявляются у детей, и в этом случае наследственность имеет больший вес.

Эпилепсия — это структурная аномалия нейронов головного мозга. И с этой аномалией не всегда рождаются: она может появиться после травмы, инсульта, из-за опухолей и кист.

Это неправда. Изменения в нейронах могут быть и не видны на МРТ и происходить исключительно на клеточном уровне: нарушается физиология клетки, что провоцирует ее перевозбуждение — отсюда возникает эпилептический заряд.

Порядка 80% пациентов с эпилепсией не имеют структурных аномалий, и им необходимо проходить другие обследования, функциональные: электроэнцефалографию, ЭЭГ с картированием. Причина эпилепсии всегда понятна, вопрос только в правильном ее выявлении, интерпретации и лечении.

Эпилептические припадки бывают очень разными, и при них человек далеко не всегда теряет сознание. То, как они происходят, зависит от того, в какой зоне мозга находится повреждение.

Например, если структурная аномалия в височной доле, где находится зона слуха, у человека могут быть приступы в виде звуковых галлюцинаций. Если аномалия касается затылочной области, могут быть зрительные галлюцинации, и это тоже будет эпиприпадком.

  • Есть такое понятие, как абсанс — короткий период потери сознания, когда человек отключается на несколько секунд, буквально замирает на месте, и сам этого не замечает, и его близкие, сожители тоже могут не обратить на это внимания.
  • При посттравматической эпилепсии может быть приступ в виде ритмичного подергивания в одной конечности.
  • Есть еще Джексоновская эпилепсия, при которой приступ начинается с судороги в ноге, затем переходит в руку, а потом в таком же порядке проходит или переходит в генерализованный приступ с потерей сознания, конвульсиями и пеной изо рта.

Свет — это только зрительный раздражитель, и он будет провоцировать припадки, которые вызваны структурными аномалиями в зрительном центре головного мозга. То есть не только свет вызывает приступы и не у всех пациентов с эпилепсией: это могут быть громкие звуки, определенный вкус и т.д.

Если у человека эпилепсия вызвана нарушенным процессом работы нейронов, то эпилептический припадок может вызвать недостаток воды в организме.

Также приступы могут вызвать прием некоторых препаратов, наркотических веществ, алкоголя; выраженная усталость, недосыпание, значительный стресс и тревога.

Сжатый рот во время припадка — это судорога лицевых мышц, и попытки разжать челюсти только приведут к травмам. Во-первых, пострадает человек, пытающийся это сделать: ему могут прокусить пальцы вплоть до перелома костей. Во-вторых, травмируется слизистая рта, зубы и иногда гортань пациента с приступом.

Основная помощь при генерализованном припадке и сжатии рта — выдвигание челюсти вперед, чтобы не западал язык и человек не задохнулся.

Есть ряд ограничений у людей с генерализованной формой эпилепсии: им нельзя водить машину, нужно избегать нахождения у открытого огня и работы с огнем, нахождения у воды и на высоте, управления движущимися механизмами, работы с вредными веществами, химикатами. Но это касается нелеченной эпилепсии.

Читайте также:  Еда, которая улучшает кровоток

Если пациент достигает ремиссии, приступы не беспокоят его в течение 10 лет, ему отменяют противосудорожную терапию и снимают ограничения. То есть все зависит от человека и его заинтересованности в лечении.

Эпилепсия: мифы и реальность | Милосердие.ru

Эпилепсией болели писатели и исторические деятели — может, поэтому вокруг нее сложилось множество мифов и заблуждений. Вид эпилептического припадка часто вызывает ужас. Но стоит ли так бояться? Что за заболевание эпилепсия на самом деле? Как помочь, если с человеком случился эпилептический приступ?

Эдуардо Урбано Мерино, «Эпилепсия» http://www.risunoc.com

Об этом и многом другом мы беседуем с Ириной Окуневой, детским неврологом из Института детской неврологии и эпилепсии имени святителя Луки.

Припадок: как помочь

— Как происходят эпилептические приступы?

— В сознании большинства эпилептический приступ выглядит следующим образом: человек вскрикивает, потом он теряет сознание, падает, его сводит на какое-то время судорогами, потом начинает трясти, а затем он постепенно утихает и через некоторое время приходит в себя или засыпает. Но не всегда судороги распространятся на все тело, и не всегда человек теряет при этом сознание.

Более того, эпилептический приступ – это далеко не всегда судороги. Поэтому иногда, если не знаешь, можно даже не понять, что странное поведение человека – это эпилептический приступ.

У человека, наоборот, может наступить обездвиживание, замирание, полная или частичная потеря сознания без каких-либо судорог.

Причем некоторые больные во время такого приступа могут совершать какие-то движения автоматически – это называется автоматизм продолженного действия.

К примеру, человек сидел и писал, вдруг, у него начался приступ, но он продолжает писать в совершенно замедленном темпе, при этом с ним затруднен или невозможен словесный контакт, выражение лица отстраненное. Но через несколько секунд приступ прекращается, и человек снова ведет себя как обычно, правда, чаще всего не помнит, что с ним произошло.

Иногда приступы сопровождаются галлюцинациями, различными ощущениями, например, тошнотой, онемением конечности. При особо тяжелых приступах у человека может нарушаться сердечный ритм, дыхание.

— Как помочь человеку, если ты видишь, что у него начался такой приступ?

— Специальная медицинская помощь требуется при приступе далеко не всегда. Например, если у человека кратковременные приступы (менее 5 минут) и человек самостоятельно из них выходит без каких-либо травм и осложнений.

Этот человек в курсе, что он болеет эпилепсией, он принимает лекарства и знает, что такие приступы с ним иногда случаются.

Квалифицированная медицинская помощь требуется: когда приступ происходит впервые или он протекает более 5 минут с различными осложнениями (например, нарушениями сердечной деятельности), когда у человека произошел приступ на фоне высокой температуры, потому что это может быть уже проявлением другого заболевания, например, менингита или энцефалита. Также человеку необходима профессиональная медицинская помощь во время приступа на фоне интоксикации (алкогольной, например) или если приступ произошел у беременной женщины, а также, если человек получил какую-то травму до приступа или при падении во время него. В этом случае нужно вызвать скорую помощь.

— Представим такую ситуацию: я иду, например, в метро, вдруг вижу, человек падает и у него начинается приступ. Он не беременная женщина, у него нет черепно-мозговых травм и т.д. Надо ли ему помогать и как? Может, лучше просто пройти мимо? Ну, потрясет его немножко и пройдет.

— К сожалению, чаще всего у сторонних людей две реакции на эпилептический приступ: либо абсолютное равнодушие и люди действительно просто проходят мимо, либо панический страх и все разбегаются. Но эпилепсия не заразна.

И человек, у которого случился приступ, в отличие от, скажем, пьяного, никому навредить не может. Да, выглядит приступ не слишком эстетично, но нужно сказать себе: «Человек просто болен и ему нужна помощь».

Откуда мы знаем, в первый раз у человека произошел приступ или в 10-й, от чего он произошел, и сколько он будет длиться, с какими последствиями? Так что ни в коем случае нельзя оставаться безучастным.

— Тогда как помочь, если ты не профессионал и ничего о болезни не знаешь?

— В первую очередь нужно сохранять полное спокойствие. Подойдите, положите человека на бок на ровную поверхность, потому что во время приступа или после человека может тошнить и рвотные массы не должны попасть ему в дыхательные пути.

Положите под голову какой-нибудь мягкий предмет: свернутое пальто, сумку. Можно положить голову к себе на колени, чтобы опять же во время приступа человек не получил травму головы. Расстегните ворот, чтобы ему было легче дышать. Вообще по возможности обеспечьте приток свежего воздуха.

Очистите полость рта платком или салфеткой от слюны.

Если приступ начался при вас, обязательно засеките время, чтобы потом, если потребуется, сказать врачам, как долго длился приступ – это очень важная информация. Внимательно следите за ходом приступа и обязательно дождитесь, когда приступ пройдет.

Если человек пришел в сознание, поговорите с ним, спросите: «Как вас зовут? Где вы находитесь? Как вы себя чувствуете? Больны ли вы эпилепсией?» — чтобы понять, человек ориентируется или нет после приступа, знает ли он о том, что у него эпилепсия или этот приступ первый.

Если ориентация нарушена, по крайней мере, в течение первых нескольких минут или приступ произошел впервые, или человек плохо себя чувствует, вызовите скорую, раздобудьте контакты родных и позвоните им, — вот, первая доврачебная помощь при приступе.

Кстати, в США и Европе существует очень хорошая практика: больные эпилепсией носят на руке идентификационные браслеты на случай, если у них случится приступ. На браслете написан диагноз, какие лекарства принимает больной и контактная информация о нем вплоть до контактов лечащего врача.

— Вы сказали, бывает, что люди оказывают помощь неправильно. Значит чего-то делать не нужно?

— Да. Однажды при мне прохожий, пытавшийся оказать помощь человеку в припадке, пытался очками разжать челюсти у больного. Этого ни в коем случае делать нельзя — нельзя разжимать рот, когда сильно сжаты челюсти, поскольку так и человека можно очень серьезно травмировать и самому пострадать.

Вообще, не нужно пытаться сдерживать человека во время приступа, когда происходят характерные подергивания. Так можно нанести ему травму. Пока приступ полностью не прошел, человека нельзя поить или пытаться всунуть ему в рот какие-то таблетки – он может попросту захлебнуться или подавиться.

Впрочем, даже после приступа предлагать какие-то свои таблетки (успокоительные, сердечные и т.п.) не стоит, лекарственная терапия – это исключительно компетенция врача.

Что такое эпилепсия?

— Эпилепсия – это хроническое заболевание головного мозга. Причем среди неврологических это одно из самых распространенных заболеваний.

Его характерный признак – наличие повторных приступов, при этом наличие одного приступа далеко не всегда свидетельствует об эпилепсии.

В период между приступами человек может чувствовать себя нормально и ничем не отличаться от других людей. Чаще от этой болезни, к сожалению, страдают дети — примерно 0,8-1% от всех детей в России.

— Раз эпилепсией болеет больше детей, чем взрослых, то получается, что эпилепсия излечима?

— Да, в подавляющем большинстве случаев, это где-то 65-70%, эпилепсия полностью вылечивается. Где-то в 20% случаев частоту приступов удается существенно уменьшить. Ну и около 15% случаев — это очень тяжелые заболевания, которые практически не поддаются коррекции.

— Какова причина этого заболевания?

— У младенцев и детей до трех лет – это, как правило, гипоксия во время беременности и/или родов, различные внутриутробные инфекции (герпетическая, цитомегаловирусная инфекции, токсоплазмоз и т.д.), родовые травмы (правда в последнее время это встречается все реже, так как акушерское дело постоянно совершенствуется), различные аномалии развития головного мозга.

В возрастной группе от 3-х лет до подросткового возраста эпилепсия чаще всего встречается в формах заболевания с наследственной предрасположенностью.

А вот у взрослых, если в детстве этим заболеванием они не страдали, причиной эпилепсии чаще всего становятся структурные изменения в головном мозге, например, как следствие появившейся опухоли, перенесенного инсульта или после черепно-мозговой травмы.

— Как лечат эпилепсию?

— В основном с помощью препаратов, которые нормализуют работу головного мозга. Названия препаратов перечислять здесь нет смысла, потому что все они назначаются по рецепту и строго индивидуально. Но есть один общий принцип для всех – прием этих препаратов должен быть длительным и регулярным. Как правило, принимают их от 3 до 5 лет. Отменяются они постепенно, строго под врачебным контролем.

Эпилепсию также лечат хирургически. Например, при каких-то аномалиях развития целая группа патологических неправильно функционирующих клеток концентрируется в определенном участке коры головного мозга и вызывает приступы.

Нейрохирурги совместно с неврологами и нейрофизиологами находят этот очаг и он удаляется хирургически. Если все сделано точно и правильно, то приступы прекращаются и в дальнейший прием препаратов уже не нужен.

Но в подавляющем большинстве случаев хирургическое лечение назначается при отсутствии эффективности лекарственной терапии и в том случае, если место скопления таких неправильных клеток совершенно точно определено.

Существуют и лечебные диеты. Например, кетогенная диета с повышенным содержанием жиров, но это лишь сопутствующая основному лечению терапия. В основном же, конечно, эпилепсию лечат специальными препаратами.

— В чем еще, кроме припадков может выражаться эпилепсия?

Читайте также:  Лечение пупочной грыжи без операции: обзор методов и народных средств

— Эпилепсия- это очень многоликое заболевание с большим спектром причин и форм. К примеру, идиопатическая эпилепсия – это чаще всего заболевание с наследственной предрасположенностью. При ней приступы возникают редко, иногда вообще один раз за всю историю заболевания.

При этой эпилепсии приступы чаще всего никак не отражаются на социальной активности, на интеллекте ребенка, и вне приступов он ничем не отличается от здоровых людей.

Такие «доброкачественные» эпилепсии как правило достаточно легко поддаются лечению, и после проведенного курса с возрастом наступает стойкая ремиссия, то есть человек полностью выздоравливает.

Симптоматическая эпилепсия – это уже следствие структурных изменений в мозге, или же она является проявлением какого-то другого заболевания, например, из группы генетических.

Как правило, эта эпилепсия лечится достаточно трудно, приступы частые (до сотни за сутки!) и полностью их убрать сложно, а иногда и невозможно.

Симптоматическая эпилепсия часто сочетается с ДЦП, нарушением двигательных функций, изменением в поведении и задержкой развития у детей.

Существуют и криптогенные эпилепсии, когда достоверно установить причину заболевания невозможно.

Жизнь с эпилепсией

— Могут ли больные эпилепсией создавать семьи, работать и учиться, жить полноценной жизнью?

— Безусловно. Но здесь очень важно правильное воспитание ребенка и отношение к болезни со стороны родителей. К сожалению, очень часто встречаются случаи, когда родители больного ребенка начинают чрезмерно и неоправданно опекать его.

У них появляются какие-то необоснованные страхи, постоянное ожидание приступов и как следствие они начинают ограждать ребенка от всего: от общения со сверстниками, от посещения каких-то детских мероприятий, куда ходят все дети.

Одновременно с этим ребенку начинают всячески угождать и потакать.

В результате у ребенка меняется психика и либо появляются различные тревожные расстройства и заниженная самооценка, либо, наоборот, истеричность и склонность к манипуляциям по схеме: «Ах, если ты мне что-то не купишь, то я буду нервничать, и у меня приступ случится!» Все это отражается на всей его последующей жизни, а также на взаимоотношениях в семье. Поэтому такое поведение недопустимо, дети не должны сами себя считать ущербными. Даже для тех детей, у кого эпилепсия сочетается с нарушением интеллекта и поведения, есть специальные обучающие программы, коррекционные школы, где с детьми работают педагоги, логопеды и дефектологи. Для тех детей, у которых частые или длительные дневные приступы, возможно надомное обучение. Но во главе угла всегда стоит первичное благо для больного и максимальная его социализация.

Дети и взрослые, у которых эпилепсия не сочетается с нарушениями поведения и интеллекта, вообще ничем не отличаются от нас с вами, просто иногда с ними случаются вот такие неприятности и все.

— То есть при правильном подходе ребенок может полностью социализироваться? У вас были такие случаи?

— Многие мои пациенты успешно учатся, занимаются спортом и прекрасно общаются со сверстниками. Есть, например, девочка, так она вполне успешно занимается художественной гимнастикой. Просто они принимают лекарства, болезнь под контролем и приступов нет.

  • — Насколько велика вероятность того, что у больного эпилепсией родится ребенок с этим же заболеванием?
  • — Вероятность есть, но она не слишком велика: всего 8-10% в случае идиопатической (наследственной) эпилепсии.
  • — Но ведь есть ли такие профессии или сферы деятельности, в которых больным эпилепсией лучше не участвовать.

— Конечно, нужно ответственно подходить к своему заболеванию, чтобы не навредить себе и другим людям.

Например, больным эпилепсией не стоит выбирать профессии, связанные с движущимися механизмами, требующие постоянной повышенной концентрации внимания, высотные работы, также экстремальные и травмоопасные виды спорта, вождение автомобиля.

Людям с эпилепсией лучше избегать возможных провоцирующих приступы ситуаций, например, ярких вспышек света, нарушение режима сна или его нехватки.

Но комплектовать из-за своей болезни ни в коем случае не надо. Эпилепсия – это не заразно, это даже не грипп, от которого, кстати, можно умереть, но все равно все ходят с ним на работу.

Вообще, чтобы больные эпилепсией чувствовали себя в обществе комфортно, нужно обоюдное движение навстречу. Здоровых людей надо просвещать, объяснять, что такое эпилепсия и как помочь человеку, если случился приступ. Еще очень важно тесное взаимодействие больного и врача.

Это должно быть сотрудничеством, чтобы больной всегда мог обсудить со своим врачом все индивидуальные нюансы.

Но и люди больные эпилепсией не должны замыкаться в себе, стесняться себя, комплектовать. В мире существует множество болезней и это просто одна из них, причем, не самая страшная.

Мифы об эпилепсии или почему о ложке нужно забыть

Эпилепсия — одно из самых частых неврологических состояний. По данным ВОЗ, с этим диагнозом живут более 50 миллионов человек во всем мире.

Чаще всего эпилепсия вызывает непроизвольные судороги — припадки. Это результат всплесков электрической активности мозга. Из-за чрезмерной активности клеток нарушаются двигательные и мыслительные функции.

Для людей, далеких от болезни, эпилепсия — это конвульсии, пена изо рта и явная причина засунуть ложку кому-то между зубов в случае приступа. 

Что-то из этого правда, а что-то — опасное заблуждение. И неудивительно, ведь эпилепсия окружена домыслами, сложившимися за 6000 лет, что человечество с ней знакомо. Давайте разбираться, где правда, а где миф.

Миф № 1: Приступы — это только конвульсии и пена изо рта

Существует более сорока форм эпилепсии, и сильные судороги — одна из них, причем не самая распространенная. 

Пена изо рта — это обычная слюна, которая может быть розовой от крови, если человек прикусил язык. Кстати, откусить язык во время приступа невозможно. 

Иногда со стороны невозможно понять, что кто-то рядом переживает приступ. 

Например, человек может неожиданно замереть — это абсанс. На несколько мгновений сознание «выключается» — действие останавливается, а взгляд становится отсутствующим. В отличие от задумчивости, из этого состояния не вывести прикосновением. 

У одного приступы могут проявляться слуховыми или зрительными галлюцинациями. А у другого — автоматизмами, то есть повторением стереотипных действий. Человек как будто «застревает» в движении, потирает руки, причмокивает или перебирает пальцами.

Миф № 2: Во время приступа нужно разжать человеку рот и засунуть ложку между зубов. И крепко держать, чтобы прекратить приступ

Это опасное заблуждение, которое способно привести к травме. Разжимая челюсти, можно сломать человеку зубы, челюсти и ложку. Попавшие в дыхательные пути обломки этих предметов могут нанести вред.  

Максимум, чем можно помочь, — подложить под голову куртку или подушку, засечь время начала припадка и проследить, чтобы человек не поранился. Вызовите скорую, если приступ длится больше пяти минут — в этом случае действительно есть угроза жизни. 

Вы очень поможете человеку после приступа, если перевернете его на бок и будете рядом, пока он не восстановится. 

Звучит бесчеловечно, но, если приступ у ребенка, самым правильным будет снять его на видео. Врачу-эпилептологу важно знать, были ли открыты глаза, куда они смотрели, был ли ребенок в сознании и в какой части тела были судороги.

Миф № 3: Эпилепсией можно заразиться от другого человека

Нет! Эпилепсия не инфекционное заболевание, поэтому заразиться ей нельзя. Люди с эпилепсией не сумасшедшие и не заразные, не нужно их избегать или считать неполноценными. 

Миф № 4: У человека с эпилепсией дети тоже будут иметь это расстройство

Не факт, шанс наследования очень мал. Если у обоих родителей эпилепсия, вероятность, что она разовьется у ребенка, около 5 %. К тому же ребенок может быть носителем дефектного гена, передать его по наследству, но ни разу не столкнуться с приступами. 

Генетический анализ поможет определить, есть ли у родителя гены, которые перейдут детям по наследству. 

Миф № 5: Человеку с эпилепсией нельзя заниматься спортом и водить машину

Если приступы не контролируемы, то находиться на высоте или в воде действительно опасно. Однако бытовые нагрузки и легкая физическая активность полезны каждому.

В России водить машину с эпилепсией действительно запрещено. В Америке и Европе есть временные ограничения на вождение, которые зависят от количества лет без приступов. 

Миф № 6: Эпилепсия — это навсегда

Существуют доброкачественные формы детской эпилепсии, которые полностью проходят с возрастом. Приступ случается один раз в младенчестве и больше не повторяется никогда. 

У взрослых при раннем обращении к врачу, точной диагностике и подходящих препаратах количество приступов сокращается или они вообще исчезают. 

Большинство людей с контролируемыми припадками могут вести полноценную жизнь. А если приступов не было 10 лет, то терапию можно отменить при отсутствии противопоказаний.

Кстати, в России и на Западе лечат одинаково — основные инструкции для врачей приходят от Международной противоэпилептической лиги (International League Against Epilepsy – ILAE).

Во многих странах бороться с дискриминацией людей, страдающих эпилепсией, сложнее, чем с припадками. Они могут стать объектами предрассудков, хотя большинство живут полноценной жизнью. 

А ярлыки, висящие на этой болезни, могут препятствовать обращению за помощью. Не распространяйте мифы: чем больше людей знают правду, тем быстрее заблуждения исчезают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *