Синдром Аспергера: что мы знаем о диагнозе «безумной» Греты Тунберг

Линор Горалик — писательница и художница (она также известна как автор комикса «Заяц ПЦ и его воображаемый друзья — Ф, Щ, грелка и свиная отбивная с горошком»). Линор открыто говорит о том, что живет с биполярно-аффективным расстройством и много лет ходит на психотерапию. 

Решение пойти к психотерапевту, диагноз и лечение

Синдром Аспергера: что мы знаем о диагнозе «безумной» Греты Тунберг

Как вы поняли, что что-то не так, и нужно обратиться к психотерапевту? Была ли какая-то «точка невозврата»?

Я пришла к терапевту по совету близкого друга, который сам был в терапии очень много лет. Совет был прекрасным: к этому моменту меня уже давно консультировал психиатр и я получала медикаментозное лечение, но ясно было, что этого недостаточно. Этот друг помог мне понять, что есть вещи, которые не снимаются таблетками. С тех пор в совокупности я в терапии уже больше восемнадцати лет. 

Получается, может быть недостаточно просто пройти курс терапии, решить проблему и закрыть эту тему. Для вас это пожизненная история?

Я не имею ни малейшего права на такие категоричные заявления, я могу только поделиться тем, что знаю из разговоров с близкими. Мой личный опыт показывает, что абсолютно все люди разные.

Я знаю людей, которые проходили курс и больше не возвращались в терапию. Я знаю людей, которые, как и я, живут с терапией очень много лет. Но я, например, делаю перерывы, а кто-то не делает.

А кто-то решает свою проблему и через несколько лет возвращается с другой. У всех свои варианты. 

За все это время вы меняли специалистов или ходили к одному и тому же?

Я ходила к трем психотерапевтам за это время. С одним из них мы работали недолго, с другим я провела восемь лет и сейчас хожу к третьему. Но я меняла специалистов не потому, что они меня не устраивали.

В первый раз было чувство, что проработаны текущие проблемы, и терапия постепенно сошла на нет.

В следующий раз я решила, что пора возобновлять терапию, спустя много лет, и за эти годы с удовольствием рекомендовала своего замечательного терапевта многим близким людям, так что сама вернуться к нему уже не могла. Сейчас со мной работает прекрасный специалист, и я очень ему благодарна. 

Это был самый главный инсайт за годы терапии?

Конечно, инсайтов было много, и это очень личные вещи. Но важно сказать, что для меня терапия — это не погоня за инсайтами. Есть, наверное, люди, которые воспринимают это так: не было инсайта — сессия прошла напрасно. Для меня главная цель — сохранять нормальное качество жизни. 

Как думаете, в каком состоянии вы были бы сейчас, если бы не ходили к психотерапевту и психиатру?

Я думаю, меня бы уже просто не было. 

Потребность в страдании и «модные» диагнозы

Синдром Аспергера: что мы знаем о диагнозе «безумной» Греты Тунберг

Есть стереотип, что психологические проблемы помогают творить, и все люди творческих профессий должны постоянно страдать. А психотерапия, напротив, скорее избавляет от страданий. Лично вам это не помешало? Если да, то как вы с этим справлялись?

Любой человек, который считает, что другой должен страдать, чтобы культура процветала и приносила ему удовольствие — сам, как мне кажется, не очень в порядке. Никто не должен страдать. Любой человек, который может обратиться за помощью, чтобы жизнь стала лучше, имеет на это полное право. 

Я выяснила лично для себя, что терапия помогла мне (на мой субъективный взгляд) стать лучше во всем, что я делаю. Сначала у меня, конечно, были такие опасения — было очень страшно идти к психиатру, потому что я боялась потерять свое «я». Это очень распространенный страх, насколько я знаю.

Но я потеряла (отчасти) только свою болезнь — и это помогло мне начать, как мне кажется, лучше понимать мир, яснее видеть, четче мыслить, разумней действовать, входить в контакт со своими эмоциями. И все это, на мой взгляд, только помогает человеку делать осмысленные вещи. Конечно, болезнь не исчезла полностью, и она тут, я с ней живу.

Но я стала обретать себя, а не наоборот. 

Кроме того, это очень расхожий и очень невежественный, мне кажется, стереотип —  что терапия и психиатрическая помощь избавляют тебя от эмоций.

В моем случае терапия помогла мне увидеть мои эмоции и понять их, войти с ними в контакт, а медикаментозное лечение просто спасает меня. Я никому не пожелаю нелеченного психического расстройства — как и любой нелеченной болезни.

Словом, мне кажется, что желать другим людям страдать, «чтобы они нам творили», — это какая-то очень жестокая конструкция. 

Сейчас многие публичные люди признаются в том, что у них есть ментальные расстройства, часто — депрессия и биполярно-аффективное расстройство. Вы также открыто говорите, что вам диагностировали БАР. Вас когда-нибудь осуждали за то, что вы просто присвоили себе «модный» диагноз?

Диагнозы могут быть одновременно модными и реальными. От того, что какое-то платье становится модным, оно не исчезает. Чахотка когда-то была модным заболеванием, но туберкулез реально существовал.

Я пишу в «Теорию моды» и занималась темой того, как взаимодействует мода и болезнь: от того, что общество внезапно начинает полагать какое-то заболевание привлекательным, люди не перестают страдать (и умирать, если уж на то пошло).

А вот проблем у них, если очень упрощать разговор, только прибавляется: например, «модную» болезнь часто реже диагностируют, и людям могут отказывать в помощи, принимая их за симулянтов. Или, напротив, ставить пациентам «модный» диагноз, не замечая, что речь идет о совершенно другой симптоматике.

И одна из самых существенных проблем «модности» того или иного заболевания — обесценивание страданий тех, кто живет с определенным диагнозом: «У него не биполярка, он просто хочет быть модным». Это жестоко и несправедливо. Лично мне повезло — я никогда не сталкивалась ни с чем подобным. Но я очень сочувствую людям, на чью долю такое выпало.

Как жить с БАР

Синдром Аспергера: что мы знаем о диагнозе «безумной» Греты Тунберг

Люди по-разному реагируют на свои психологические диагнозы. Кому-то становится легче, потому что они наконец понимают, что с ними. Кто-то пугается и обижается на мир. Что вы почувствовали, когда узнали, что у вас БАР?

Я была счастлива, потому что мне смогли начать подбирать подходящее лечение. Дело в том, что мне не сразу поставили диагноз БАР: очень много лет я жила с диагнозом «Большое депрессивное расстройство».

У меня были очень тяжелые депрессивные фазы, мне долго подбирали медикаменты, но все было не очень хорошо. Кроме того.

медикаменты, которыми я тогда лечилась, были не такими эффективными, как сейчас: я все-таки впервые обратилась к психиатру больше 25 лет назад. 

Но главное — долгое время я не понимала, что у меня есть маниакальные фазы. В маниакальных фазах я начинала, как мне казалось, просто Очень Продуктивно Работать. Это довольно частая история для людей с БАР: если бы в маниакальной фазе я носилась по вечеринкам или играла в казино несколько дней подряд, мне бы давно поставили правильный диагноз. 

Но я переставала спать и есть и просто работала по 24 часа в течение недели, брала на себя огромные обязательства, чувствовала, что я могу потянуть любой объем работы. Мне казалось, что это и есть нормальная производительность, а все остальное время я слабак и тряпка.

Я почти переставала взаимодействовать с людьми, у меня начиналась паника при мысли, что я не успею сделать что-нибудь из своего списка дел, я изобретала системы продуктивности и не могла заснуть от потока идей. Потом наступала расплата: я проваливалась  в тяжелейшую депрессию. И мне не приходило в голову рассказать про эти периоды безумной работоспособности ни одному психиатру.

Потом я узнала, что люди, у которых маниакальные периоды устроены похоже, сталкиваются с той же проблемой: мы живем в обществе, поощряющем overperformance, и нам мнится, что у нас в эти моменты все, наконец, как надо. Только когда я стала старше и прочитала не одну книгу о том, как устроены психические расстройства, я узнала, что это — одна из форм маниакального поведения.

Тогда я пришла к своему психиатру и сказала: «У меня есть такой симптом, когда я выхожу из депрессии». «Вау, — сказал психиатр, — как хорошо, что мы это узнали!». 

Мне сменили диагноз и медикаментозную схему, я начала получать другие препараты, меня начали учить взаимодействовать с маниакальными фазами, и я немыслимо пошла на поправку. Началась другая жизнь, мне стало гораздо легче — депрессии, естественно, тоже стали смягчаться.

Психиатр научил меня по гиперфокусу и гиперпроизводительности распознавать гипомании (прим.ред.: облегченная маниакальная фаза) и взаимодействовать с ними, зачастую предупреждая маниакальные фазы. Все изменилось к лучшему.

Мне до сих пор бывает тяжело, но это не сравнить с тем, что было.

Вы описываете маниакальные эпизоды как очень высокую производительность, яркую жизнь, которая кажется нормальной. У вас никогда не было соблазна остаться в этом состоянии?

Мы живем в мире, где гиперпроизводительность считается хорошей вещью. Но мало кто понимает, как там внутри ужасно (лично мне — я не могу говорить о других). Ты не ешь и не спишь, постоянно работаешь и при этом чувствуешь, что ты ничего не успеваешь, делаешь плохо и недостаточно. У тебя нарушается дыхание, возникают треморы, все время болят мышцы.

Ты не выходишь из дома, потому что не можешь оторваться от работы. Ты не в эйфории — ты в страшном напряжении. И самое ужасное — ты рискуешь взять на себя огромное количество обязательств, потому что тебе кажется, что ты все всегда будешь успевать, тебе море по колено. А потом с ними надо справляться — и ты справляешься, но это ужасно тяжело. Для меня мания и гипомания — это отвратительно.

И еще: та работа, которую ты делаешь в маниакальной фазе, по большей части никому не нужна. Потому что ты занимаешься не чем-то замечательным и важным — тебе просто важно все время чем-то заниматься. Это вообще не соблазнительная схема. Я боюсь этих эпизодов. Сейчас, когда я стабилизирована медикаментами, они случаются гораздо реже, и я переношу их гораздо легче.

Читайте также:  Что такое суперфуды и чем они отличаются от обычной еды?

Я знаю, что при первых признаках мне надо обращаться за помощью — и я это делаю. 

Синдром Аспергера: что мы знаем о диагнозе «безумной» Греты Тунберг

Как это — жить с БАР? Приходится ли соблюдать какие-то правила, заставлять себя что-то делать или, наоборот, ограничивать себя в чем-то?

Изменились три вещи. Первое — даже в самых тяжелых состояниях ты твердо знаешь, что это пройдет. Главное, чему ты учишься при этом диагнозе — фазы проходят. Станет легче. Может казаться, что ты в аду навеки, но головой ты знаешь, что страдание всегда временно. 

Второе — ты учишься себя мониторить. Следить и понимать: не мир рушится, не ты сходишь с ума, не все ужасно. Это называется «депрессивная фаза», нужно позвонить врачу и рассказать, что происходит. Просто надо следить за этим, как за любой хронической болезнью. 

Третье — ты знаешь, что помощь есть. Ты не обязан жить с этим один. Можно обратиться к кому-то, и тебе станет легче.

Тяжелый год: что делать, если плохо

Синдром Аспергера: что мы знаем о диагнозе «безумной» Греты Тунберг

В других интервью вы говорили, что с детства боялись катастроф и войны. Как вы восприняли события 2020 года? Вам не было тяжелее, чем остальным?

Сейчас мне легче, чем очень, очень, очень многим: у меня много работы, и она прекрасная, мои близкие здоровы. Я восхищаюсь теми, кто блестяще справляется с этим ужасным годом в несоизмеримо более трудных обстоятельствах, чем мои, и учусь у них.      

Как продолжать жить и работать, когда тревога и грусть отнимает силы? Что вы посоветуете людям, которые сейчас не могут обратиться за помощью?

Я могу разве что рассказать, что помогает лично мне. Об общении с близкими я даже не говорю — это само собой. Их любовь и поддержка всегда спасают меня, ничего важнее просто нет. И: я верующий человек, вера для меня — основа повседневного выживания, конечно.

Но если говорить прямо о каких-то техниках — существует, например, известная практика «Утренние страницы»: у меня есть блокнот, куда я их пишу. «Утренние страницы» — не дневник, это возможность сесть утром и написать все, что тебя тревожит и беспокоит, возможность поговорить с самой собой и понять, как ты проживешь день.

Мне это помогает, это большая поддержка. Еще помогает медитация. Можно выбрать самую простую : я долго пользовалась HeadSpace, это как раз приложение для тех, кто не умеет медитировать. Так или иначе, медитация — прекрасный способ хотя бы десять минут побыть наедине с собой и своим телом.

Но вообще мне кажется, что это какие-то вещи, которые каждый изобретает для себя, и они могут быть совсем крошечными. Лишь бы работало.

Беседовала: Анна Алымова

Её воробейшество. Умственно отсталая активистка Грета Тунберг объявила войну белым мужчинам

Грета Тунберг объявила войну белым мужчинам

«Зеленое безумие», охватывающее западный мир, уже приводит к серьезным экономическим последствиям. Но есть все основания полагать, что дальше будет еще интереснее.

  • Особенно с учетом того, что две главные символические фигуры мирового «зеленого движения», Александрия Окасио-Кортес и Грета Тунберг, сняли маски экологических активистов и твердо обозначили свои реальные политические цели.
  • Если они добьются своего, то мир уже никогда не будет прежним, а Россия и Китай, скорее всего, останутся последними островками здравого смысла в мире, который о здравом смысле предпочитает забыть.
  • Грета Тунберг в соавторстве с двумя радикальными активистками опубликовала программную статью под заголовком «Почему мы снова протестуем», в которой авторши честно признаются в том, что их борьба за «спасение планеты» требует уничтожения существующей политической и экономической системы:

«Это действие должно быть мощным и широкомасштабным. В конце концов, климатический кризис касается не только окружающей среды.

Это кризис прав человека, справедливости и политической воли. Колониальная, расистская и патриархальная системы угнетения создали и подпитали его. Нам нужно демонтировать их все».

Для тех, кто не знаком со специфическим языком радикальных «зеленых» активистов, требуется определенный перевод ключевых понятий, используемых в этом манифесте.

В их понятийном аппарате «патриархальная система угнетения» — это любое общество с традиционными ценностями, в которых мужчины — это мужчины, женщины — это женщины, а семья — это союз между мужчиной и женщиной, обеспечивающий в том числе воспитание следующего поколения землян.

Кстати, экологические активисты такого рода часто призывают воздержаться от рождения детей — тоже во имя спасения климата. Причем среди молодежи в англосаксонских странах, где пропаганда такого рода работает на полную мощность, эти взгляды становятся все более популярными.

  1. «Расистские и колониальные системы» — это общества, в которых некие этнические или расовые меньшинства в среднем зарабатывают меньше большинства.
  2. Прекрасный пример этой псевдологики — Европа, где достаточно распространена следующая позиция: единственная причина, из-за которой мигранты чаще совершают преступления и зарабатывают меньше местных жителей, — это расизм и ксенофобия самих местных жителей.
  3. С ними-то, по логике Греты и ее коллег, как раз и надо бороться ради спасения климата планеты.
  4. Стоит подчеркнуть невероятный цинизм таких активистов в целом: очень сложно (хотя иногда можно) найти их протесты по поводу того, что значительная часть кобальта — металла, необходимого для батарей столь любимых ими электромобилей, таких как, например, Tesla — добывается африканскими детьми в рабских условиях.
  5. Этот общеизвестный факт никак не влияет на то, с каким упорством сторонники «зеленого безумия» продвигают замену автомобилей на электромобили.

Синдром Аспергера: что мы знаем о диагнозе «безумной» Греты Тунберг

  • Манифест Греты Тунберг созвучен другому важному документу, который в той или иной мере уже вписан в программу одного из кандидатов в президенты США от Демократической партии — «Новый зеленый курс» молодой конгрессменки-социалистки Александрии Окасио-Кортес.
  • Публикация данного документа в США превратилась в страшный скандал, ибо в сопроводительных материалах штаб молодого и перспективного политика честно признался в том, что это не экологическая программа по спасению климата, а политическая программа под прикрытием экологии.
  • Более того, среди наиболее запоминающихся идей, отраженных в документе, фигурируют такие перлы, как «запрет говядины» (составители плана очень жалели, что за десять лет они не сумеют полностью ликвидировать популяцию коров в Соединенных Штатах), фактический запрет на использование авиатранспорта (по поводу невозможности избавиться от самолетов вместе с коровами за десять лет авторы тоже очень переживали), гарантированное пособие (достаточное для жизни и «экономической безопасности») для тех, кто «не может или не хочет работать», а также переход на стопроцентную «зеленую энергетику» — то есть отказ от угля, нефти, природного газа и атомных станций.
  • В США к реализации этих планов еще не приступили из-за Дональда Трампа, который вообще намекает: чем больше демократы продвигают идею запретить мясо, самолеты и нефть, тем больше шансов на то, что избиратели вновь проголосуют за него.
  • В Европейском союзе своего Трампа пока нет, а политики, желающие пойти навстречу «зеленому безумию», — есть, и результаты таких действий видны уже сейчас, а дальше эти последствия будут только усиливаться, ибо новая глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен уже продвигает свою собственную версию «Зеленого курса».

Экофеминистки проводят параллель между эксплуатацией женщин и природы. И призывают решать две эти проблемы совместно, чтобы прийти к балансу. Есть еще одни защитники окружающей среды – экосексуалы. Они предлагают относиться к природе как к любовнице.

Чтобы оценить последствия уже принятых решений, достаточно посмотреть на то, что пишут европейские СМИ и респектабельные консалтинговые компании. Последствия абсолютно безумной стратегии введения «зеленой энергетики» в немецкую энергосистему описывает известная американская консалтинговая компания, которую цитирует Forbes:

«McKinsey формулирует самое серьезное предупреждение, когда речь идет о все более ненадежном энергоснабжении Германии из-за ее сильной зависимости от непостоянной солнечной и ветрогенерации. В течение трех дней в июне 2019 года немецкая энергосистема приближалась к отключению электроэнергии».

В прошлом месяце France 24 сообщал о массовых протестах немецких фермеров, которые блокируют дороги из-за того, что новые «климатические ограничения» лишают их пропитания, денег и надежды на будущее:

«Тысячи фермеров привезли свои тракторы в немецкие города, протестуя против новой сельскохозяйственной политики правительства, которая, по их словам, подорвет их средства к существованию и сделает козлами отпущения за изменение климата.

Синдром Аспергера: что мы знаем о диагнозе «безумной» Греты Тунберг

Длинные конвои тракторов задерживали движение на главных акциях протеста в Берлине и Бонне, в которых находятся федеральные правительственные учреждения, а тысячи других тракторов гудели своими клаксонами и перекрывали дороги в таких городах, как Мюнхен, Ганновер и Штутгарт».

Последствия «зеленого безумия» добрались и до главного драгоценного камня промышленной короны Германии — ее автоконцернов.

«Владелец Mercedes-Benz, компания Daimler, и Audi (бренд компании Volkswagen) объявили о потере более чем 20 тысяч рабочих мест, что стало первым реальным признаком огромных человеческих издержек перехода отрасли с двигателей внутреннего сгорания на электромобили, — сообщает Financial Times.

— Daimler заявил, что в ближайшие два года сократит свыше десяти тысяч рабочих мест, и таким образом владелец Mercedes-Benz добавил к разрушительной серии потерь рабочих мест в автомобильной промышленности Германии.

Стоимость инвестиций в электромобили и давление со стороны падающих продаж и прибыли стимулируют серьезную перестройку всей отрасли. В этом году было объявлено о потере 50 тысяч рабочих мест».

В новой «зеленой экономике», которую сейчас строят в Европе (и, возможно, попробуют построить в США), трудно найти место атомщикам и нефтяникам, в ней тяжело жить автомеханикам и фермерам.

В такой экономике практически не будет места для традиционных ценностей и для любителей поесть мяса.

Но в такой псевдоэкологической экономике найдутся привилегированные места для нелегальных мигрантов, для борцов за прерогативы самых разных меньшинств и получателей самых разных субсидий: от убыточных электромобилей до экономически неконкурентоспособных ветряков, которые не могут обеспечить бесперебойное питание энергосистемы.

Если так пойдет дальше, то в Россию может потянуться самый парадоксальный поток туристов из Евросоюза, ибо только в России (и в Китае, но мы — ближе) можно будет спокойно поесть натуральное (а не соевое) мясо и покататься на рычащем бензиновом спортивном автомобиле без того, чтобы туриста терзала совесть и «экологическая полиция нравов» в лице соцсетевых активистов.

Это, конечно, шутка — но это та самая шутка, в которой может оказаться серьезная и довольно горькая для жертв «зеленого безумия» доля правды.

Читайте также:  Синяк под глазом от удара: сколько он проходит и как ускорить заживление

Безумная Грета

Как больную шведскую девочку превратили в глобалистский проект, дискредитирующий борьбу за экологию планеты

Грета Тунберг – самая известная больная девочка на планете Земля. Но нет, ей не собирают всем миром деньги на лечение, врачи и шарлатаны не предлагают наперебой чудодейственные методики исцеления, богачи и президенты не рвутся исполнить её сокровенные последние желания…

Вместо этого крики больной девочки транслируются всему миру с трибуны ООН. Уткнувшись в письменный текст, она яростно визжит:

Люди страдают, люди умирают! Целые экосистемы впадают в коллапс. Скоро начнётся массовое уничтожение, и всё, что вас занимает, – это деньги!

Синдром Аспергера: что мы знаем о диагнозе «безумной» Греты Тунберг Kay Nietfeld / Globallookpress

Искажённое лицо и психопатические манеры заставили напрячься даже тех, кто до сих пор относился к юной экоактивистке снисходительно. Опять полезло на ум слово «экофашизм», означающее подход, когда во имя преодоления действительных или мнимых угроз экосистеме зелёные намерены жертвовать людьми и прибегать к мерам вплоть до терроризма.

Грета возмущает многих даже среди экоактивистов, считающих, что её безумный имидж и отталкивающие манеры фанатички-прогульщицы лишь дискредитируют чрезвычайно важную работу по защите нашей планеты от опасного вмешательства человека.

Иногда высказывается мнение, что эту фигуру раскрутили специально, чтобы очернить зелёное движение.

Может быть, и так, но вернее всего, Грета – это симптом состояния современного западного общества, где наиболее востребован оказывается разрушительный левацкий экстремизм – будь то в феминистском, чернорасистском, социалистическом или вот теперь экологическом обличье.

Для тех, кто ещё не в курсе этого явления, поясним. Грета Тунберг – шестнадцатилетняя шведская школьница, стремительная раскрутка которой в качестве экоактивистки началась в 2018 году.

Она выигрывала конкурсы, получала премии, а самой громкой её акцией стала «экологическая забастовка школьников», идею которой подсказал экоактивист Бу Торен.

Грета попросту перестала посещать школу и протестовала из-за изменения климата у шведского риксдага (притом что Швеция – одна из самых экологически строгих стран мира, третье место в рейтинге экологической эффективности вслед за Финляндией и Исландией), требуя от политиков соблюдать Парижские соглашения по климату.

В том, что дети будут привлечены к массовой «борьбе за экологию», было понятно ещё несколько лет назад, когда по европейским столицам в утренние часы будних дней двинулись маршем колонны протестующих школьников (организованные явно не самими школьниками). Свидетелем одного такого многокилометрового марша автор был осенью 2017 года в Брюсселе.

Перед нами классическое проявление ювенального фашизма (или педократии, как выражался выдающийся русский публицист начала ХХ века С. Н. Сыромятников). Молодые люди заявляют своё право поучать всё общество на том основании, что они молоды и «завтра принадлежит им» (как пел юный нацист в мюзикле «Кабаре»).

На протяжении тысячелетий молодость рассматривалась как недостаток, была симптомом неопытности. Её противоположностью было взросление.

Миром правили молодые люди (Дмитрий Донской выиграл Куликовскую битву в 29 лет, Иван Грозный взял Казань в 22, Алексей Михайлович воссоединил Украину в 24), но они ощущали себя взрослыми.

Однако в XIX-XX веках вместе с идеологией прогресса установился настоящий культ молодого человека – мол, мир слишком стремительно меняется, взрослые и старики не поспевают за новым, поэтому единственной группой, которая умеет адекватно приспосабливаться к изменениям, является молодежь.

Возник настоящий культ молодёжных организаций, апелляций к молодости, к концу ХХ века в западных обществах сложилась целая система стереотипов, которая получила именование «эйджизм» и выражалась прежде всего в дискриминации стариков – от работы и социального престижа до политики.

Например, каждый раз, когда избиратели в Европе и Америке поддерживают правых (Трамп, Brexit и т. д.), со стороны левых раздаются крики, требующие понизить избирательный возраст, так как «старики крадут наше будущее» (про «кражу будущего» кричала и Грета в ООН).

При этом никто ещё не придумал, как отменить биологическую реальность: человек – это живое существо с самыми долговзрослеющими детёнышами на планете.

Накопление опыта у человека занимает десятки лет, и своего «акме» – равновесия интеллектуальных и физических сил – он достигает примерно к 40 годам.

К тому моменту, когда будущее наступит, нынешняя молодёжь, будет уже стариками. То есть будущее будет принадлежать всё-таки старикам.

Реальная молодёжь интересует политику как раз из-за те свойств, которые считаются недостатками молодости в традиционной картине мира, – это отсутствие опыта, это недостаточное владение собой, это неопределённый социальный статус.

Определённость социального статуса значительно снижает и политическую мобильность старших возрастных групп, – они поддерживают лишь те политические силы, которые готовы реализовать их конкретные интересы. Молодёжь этих конкретных интересов практически лишена.

Она тогда и там активно вовлекается в политические движения, когда участие сулит ей либо социальную самореализацию, нахождение своего места в мире, либо карьерное продвижение.

С помощью участия в тех или иных политических акциях молодые люди стремятся повысить свою социальную связанность, то есть, говоря проще, хотят почувствовать себя нужными, причастными к какому-то общему делу.

При этом молодёжь может быть вовлечена в достаточно рискованные мероприятия поскольку уровень социальной ответственности молодого человека в общественном сознании занижен: «дело молодое», «с кем по молодости не бывает».

Именно отсюда берётся знаменитое «Они же дети!».

Но почему же из всех десятков тысяч готовых прогуливать ради общественного активизма школяров медийная машина выбрала символом воинствующей педократии именно Грету? Всё дело в её тяжелом диагнозе – синдром Аспергера в сочетании с обсессивно-компульсивным расстройством. Грета страдает от высокофункциональной формы аутизма – она зациклена на сверхидеях, плохо себя контролирует, плохо соотносит себя с социальной реальностью, легко поддается манипуляциям извне и в то же время имеет непоколебимость фанатички.

Иными словами, её можно использовать как таран, при этом она практически защищена от критики, так как указание на её болезнь будет воспринято как «неполиткорректное» и как дискриминация человека за свойство, которое не в его власти, – по сути, как форма расизма.

Непонятно, почему родители Греты пошли на бесчестное использование своего ребенка в мировых политических играх? С одной стороны, ответ на поверхности: они просто хотят, чтобы их дочь была счастлива. А разъезжать по миру, чувствовать себя важной персоной, давать интервью, ощущать себя вовлечённой в чрезвычайно важное дело – разве это не счастье?

Но взрослые не могут не понимать, что рано или поздно это кончится. Пятнадцатилетняя бастующая школьница, «Лолита экоактивизма» – это сенсация. Двадцатилетняя девушка, не окончившая школу из-за своих протестов, никому не будет нужна.

И тут возникает вопрос о материальной заинтересованности. Стоят за Гретой структуры либерального миллиардера Джорджа Сороса.

Она не только встречается с ним, но и, как утверждают в соцсетях, как-то поздравила его: «С днем рождения, дедушка!» (Дедушка, правда, поздравление быстро стёр, во избежание ненужных кривотолков.)

"Стокгольмская Дева". Блогеры переругались из-за Греты Тунберг

Немногим российским проблемам удается так расколоть российское общество, как расколола его 16-летняя экологическая активистка из Швеции Грета Тунберг.

На Западе Грета стала известна в конце лета 2018 года, когда она объявила «климатическую забастовку», отказавшись ходить в школу по пятницам, пока политики не начнут серьезно бороться с изменениями климата.

К ней присоединились другие школьники, сначала в Швеции, а потом и по всему миру, и вскоре забастовка одной девочки переросла в глобальное движение детей против глобального потепления — Fridays for Future, а девочка Грета стала ведущей фигурой и одним из главных символов борьбы за экологию.

Но пика славы она достигла в этот понедельник, 23 сентября, когда с трибуны ООН обрушилась на лидеров мировых держав: «Я не должна стоять на этой трибуне. Я должна быть в школе на другом берегу океана. Но все вы обращаетесь ко мне за надеждой? Да как вы смеете! Вы, со своими пустыми словами, украли мои мечты и моё детство! Но мне еще повезло.

Люди страдают. Люди умирают. Гибнут целые экосистемы. Массовое вымирание уже началось. И всё, о чём вы можете говорить, – это деньги и сказки о вечном экономическом росте. Да как вы смеете!»

Речь шведской девочки расколола публику во всём мире. Одни увидели в ней ребёнка, устами которого наконец-то глаголет истина. Другие – маленькую фанатичку, которую взрослые цинично используют в собственных целях.

  • Россия не стала исключением.
  • Кирилл Шулика
  • Активистка из Швеции Грета Тунберг обвинила собравшихся в ООН на саммит по климату глав государств в том, что своими пустыми обещаниями они отняли у нее мечты и детство.

И вот самое интересное, что ей дали возможность выступить перед главами государств. Аки деревенскому дурачку на сельской свадьбе…

  1. Роман Волобуев
  2. Ознакомившись с выступлением Арьи Старк в ООН, русская интеллигенция пришла к мнению, что та какая-то дура психическая.
  3. Иван Яковина
  4. Если бы мне лет в 12 вместо постылой школы предложили прокатиться на океанской яхте через Атлантику в Нью-Йорк, а потом выступить с пафосной речью в ООН, я бы не рыдал и не жаловался, что у меня «украли детство».
  5. Если честно, то я был бы очень даже за такое «воровство» своих лучших лет.
  6. Но если бы возникла опасность, что все это прекратится, и мне придётся снова пилить с ранцем в школу, вот тут я бы такие чудеса риторики и актерского мастерства показал бы, что камни расплакались бы.
  7. (Напомним, что Грете всё же не 12, а 16.)
  8. Иван Беляев
  9. Конечно, конечно, конечно, я тоже ИРОНИЗИРОВАЛ над Гретой.
  10. Но после вчерашнего беснования русских людей в Фейсбуке я решительно выписываюсь из её злопыхателей и записываюсь в сторонники.
  11. Грета молодец.
  12. Ещё поймёт, что надо их не чайком, а , тогда совсем хорошо будет.
  13. На этот раз раскол русскоязычных блогеров прошёл не по традиционной линии «либералы» – «патриоты», а перпендикулярно ей.
  14. Николай Подосокорский
Читайте также:  Любовь без границ: когда можно и когда нельзя заниматься сексом

Наконец-то у меня в ленте появились экзальтированные фанаты Греты Тунберг, гневно обличающие ее критиков, а то до этого я читал лишь полные единомыслия и стёба над «безумной Гретой» посты как консерваторов, так и либералов. Даже испугался, что у меня поломался фейсбук, раз нет неистовых криков с «другой стороны». Но нет, все в порядке — баланс восстановлен, срач вокруг новой медиазвезды продолжается.

  • Владимир Федорин
  • Пока некоторые старожилы гонят на Греточку, самый интеллектуальный из известных мне подростков так ответила на вопрос «Как тебе?»:
  • — Она офигенна!
  • Сколько же шуток она породила
  • ОНА ТАКААААЯ СУМАСШЕДШАЯ
  • КАЙФФФ
  • Живите с этим
  • Дмитрий Бутрин
  • да понимаю я, что вам нравится в этой грете.

выставить миру свои условия — это ведь такая сладкая игра, о божечки. «ведь у кого-то получается, хоть у кого-то получается, ведь так можно — а я сказала будет так, и точка! — и никто не может послать, как всегда, как обычно посылают».

в сущности, то же «тварь ли я дрожащая или право имею». федор михайлович, конечно, это дело знал неплохо.

  1. ну а кто б не хотел.
  2. Елена А. Панфилова
  3. Наблюдая приступ коллективного обсессивно-компульсивного

При всех «за» и «против», несмотря на то, кто там и что, феномену Греты стоит сказать спасибо за то, что взрослые люди, ни разу на моей памяти про экологию слова не сказавшие, в сторону той экологии не взглянувшие, уже который день массово бьются в климатических дебатах. Изучают графики, схемы, статистику. Начинают отличать Киотский протокол от Парижского соглашения. Бегают по сайтам Гринписа и WWF, подтягивают матчасть. Nice.

Люди, до сих пор массово шарахавшиеся от любых тем про активность людей с теми или иными психическими и сходными расстройствами, столь же массово вдруг читают, перечитывают, постят информацию про них, говорят про них, по ходу привыкая к мысли, что люди с подобными особенностями, они такие же люди, как все; что они — тут, рядом, и всегда были, и всегда будут, и имеют те же права и возможности.

Но что важнее всего, практически все, выстукивающие «что хулу, что похвалу» на своих экранчиках, вдруг стали вглядываться в детей, в подрастающее поколение.

И, кажется, потихоньку понимать что «Греты и Егоры Жуковы» в этом новом супер-скоростном мире новых технологий и знаний, в мире стремительного информационного обмена вполне могут оказаться «новыми взрослыми» намного раньше, чем те поколения, которые отчего-то продолжают верить, что возраст — это про иерархию.

Грета по сути для многих, очень многих оказывается не столько про экологию планеты, сколько про сознательное и бессознательное в их собственных взрослых представлениях об окружающем мире.

Александр Рыклин

Да, я осознаю серьезность проблемы глобального потепления, не хочу, чтобы Гольфстрим утек в сторону (у бедных англичан и так Джонсон) и не верю, что Брюс Уиллис в одиночку сможет это предотвратить… Тут я с девочкой Гретой полностью солидарен… Но она меня пугает, потому что мрачная и злая… А все знают, что девочки должны быть веселыми и добрыми..

Кроме того, ее отчаянный гневный возглас в адрес «взрослых» — «Как вы смеете оставлять нам все это говно!?» — меня не особенно торкает… Тема это довольно тривиальная и стара как мир… Попытки взвалить всю ответственность на предыдущее поколение, обвинить его во всех грехах предпринимались всегда…

Например, по преданию великий Ганнибал, когда увидел под своими окнами римских легионеров, которые пришли его арестовать, воскликнул: «О, отец мой Гамилькар, если бы ты в свое время победил Рим, мне бы сегодня не пришлось умирать»…Сказал так и принял яд… А этот ваш любимый Геракл…

Сначала порубал собственных детишек и племяшек, а потом, типа, извините, я себя не помнил, это все новая папина жена наслала на меня безумие… Пойду совершать подвиги, искупать вину…

Словом, если девочку будут показывать в Москве, я на нее смотреть не пойду…

Сергей Кальварский

Я вот взрослый дядечка и мне нравится, что подростки думают о таких вещах и говорят о них. Максимализм у девочки пройдет со временем, а внимание к проблеме останется. Молодец она. А бомбит понятно же почему — стереотипы. » Родители пиарятся», «Все куплено», «Кто за ней стоит», «Лучше бы шла учиться в школу» и тд. Смесь дикости и банальности. Ничего нового, к сожалению.

Кирилл Бенедиктов

«Если вы заводите ребенка, то это дополнительные 10.000 тон углекислого газа в нашей атмосфере. Мы говорим об этом со своими студентами и они очень ответственные и активные ребята, беспокоящиеся о нашем общем будущем».

Нет, это не Грета Тунберг, которой сейчас полна вся лента. Это биоэтик Трэвис Ридер из университета Джонса Хопкинса, автор книги «На пути к этике малой семьи: как перенаселение и изменение климата влияют на моральные принципы деторождения», изданной три года назад. Тогда на мало кому известного биоэтика не обратили внимания. А зря…

Владимир Осечкин

Грета бесконечна крута. А её критики жалки. Мир услышал этот месседж. Девушка, сильная и смелая, в свои 16 лет пересекла под парусом Атлантику и сказала смело то, о чём думают миллионы молодых и прогрессивных. Грета говорила в ООН о климате, о проблеме загрязнений, о будущем.

Что же касается визгов и хамства от возрастных Фб-комментаторов с якобы «либеральными» взглядами, то Грета как лакмус показала нам их как на ладони. Многим взрослевшим в совке, ходившим строем и на линейки, видимо не понять свободную Грету и её посыл. Зависть, страх перед новым, чужая свобода и свободомыслие пугают их.

Но времена меняются. К лучшему. Мир услышал Грету, и это хорошо

Кирилл Шулика

Вообще по глобальному потеплению идет масштабная кампания. И кампания это связана даже не с политикой, а экономикой. Задача простая — отобрать у современных капиталистов деньги (сборы за выбросы) и отдать социалистам, которые тоже хотят зарабатывать, их на «зеленую экономику». Вот такая задача…

К ней подключают экологов, политиков, ученых, Грету Тунберг, артистов, писателей… Они все продвигают идеи на выборах, иногда получается занять места в парламенте или в правительстве.

Тогда вот и начинает финансироваться «зеленая экономика».

Сперва деньги дают ученым, они пишут умные доклады, что надо забрать деньги у современных капиталистов и отдать социалистам (вообще экология левацкая тема), чтобы они построили экономику будущего без выбросов.

То есть это глобальный жульнический проект, но у него есть все, что в таких случаях и должно быть. Например, лица проекта. Когда вы продвигаете зубную пасту, у вас тоже есть лицо проекта, а если шампунь, то лицо вообще Юрий Дудь. Так вот и Грета Тунберг лицо глобального проекта, правда, жульнического.

А почему жульнического? Потому что прогнозирование глобального потепления это из серии прогноза погоды. Если дождь не пойдет, извините, мы ошиблись, зря вы зонтик таскали. Равно как и все эти выбросы…

От них идет потепление? И идет ли оно вообще? Кстати, а мамонты от чего вымерли, тогда не было никого потепления, а если было, то разве от выбросов? Не знаю, сравните это с гомеопатией, ведь тоже верят в нее. И оно для проекта, кстати, самое то. На науке не заработать столько, сколько на вере. Вот гомеопатия — просто шарики из сахара, представляете, какие это доходы.

Даже если вы аспирин делаете и то они существенно меньше будут. Так и тут… Речь идет о вере, поэтому и ставки высоки настолько, что амбассадор выступает с трибуне ООН при самом Трампе.

Андрей Дихтяренко

Про споры вокруг да около Греты Тунберг думаю: пока люди не заметят четкой причинно-следственной связи климатических колебаний с катастрофическими, смертельными последствиями, любая активно внедряемая массовая кампания будет у многих вызывать отторжение: «манипуляторы над нами издеваются».

И ещё многие эти прогнозируемые катастрофические последствия, вроде повышения уровня моря, вызывают реакцию «и чё? будет ближе ходить к пляжу».

А ведь есть исследования, которые указывают на связь климатических изменений и пандемий — например, распространение Юстиниановой чумы, которая более ста лет выкашивала Европу, связано с аномальным похолоданием, «год без лета».

Короче, пока речь не зайдет о смерти, споры потеплистов с антипотеплистами будут спорами про Андроид и Айос, про Кэнон и Никон. Только инфекции и миллионы смертей нас рассудят.

(И это кстати, опять же, главный критерий, почему вменяемые люди понимают реальность ВИЧ и необходимость прививок — «аргумент возможной смерти», я бы так назвал)

Александр Баунов

Весной мы с американским коллегой были по делам в Осло в день климатической забастовки учащихся. Это когда школьники разных классов по примеру Греты Тунборг не идут в школу, а протестуют у правительственных зданий против изменения климата: это теперь обязательное ежегодное мероприятие в скандинавских столицах. Он сказал, что его американские дети в этом тоже с удовольствием участвуют.

Я ответил, что тема протеста мне симпатична, но протест можно назвать именно протестом, когда он имеет цену и преодолевает некоторое сопротивление — внутреннее и внешнее, в себе и вокруг.

Поэтому настоящей климатической забастовкой учащихся было бы не прогуливать школу в учебный день, а упорно ходить в нее по воскресеньям, лишая родителей радости общения с детьми пока грёбаные родители не начнут исправлять климат для будущих поколений.

Кроме того, протест трудно выстроить именно как протест вокруг темы, с которой все в принципе согласны.

Ну да, начальство должно больше заботиться о климате, а мы его будем с удовольствием ругать за недостаточную заботу — кто же против? Даже корпорации не против, что ругают политиков: они все равно поменяются на других.

Это буквально как выйти к Конгрессу с плакатом Брежнев дурак (на Красную площадь, вопреки советскому анекдоту, даже с плакатом Рейган дурак в то время не пустили бы).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *