Пищевая психиатрия: могут ли пробиотики вылечить депрессию?

Исследования по пищевой психиатрии (nutritional psychiatry) все чаще появляются на PubMed, эту тему освещают колумнисты Гарвардского блога о здоровье и New York Times. Рассказываем, что известно о влиянии питания на наше психологическое благополучие и какие продукты являются натуральными антидепрессантами.

  • Пищевая психиатрия: могут ли пробиотики вылечить депрессию? Masha Rostovskaya on Unsplash.

Ты то, что ты ешь — кажется, это работает с ментальным здоровьем тоже.

Некоторые психиатры уже используют питание как один из компонентов лечения своих пациентов, а в исследовании на тему пищевой психиатрии, опубликованном в журнале European Neuropsychopharmacology в 2019 году, отмечается: хоть факторы психического здоровья сложны, все больше данных указывает на тесную связь между неправильным питанием и обострением расстройств настроения, включая тревогу и депрессию.

От депрессии, по данным ВОЗ, страдает более 300 млн человек во всем мире. Это основная причина инвалидности в мире, а данные Центров по контролю и профилактике заболеваний США показывают, что в 2 раза чаще с депрессией сталкиваются именно женщины.

Исследования показали, что риск депрессии может повышать приводящая к воспалению «западная диета», в состав которой входят сладкие напитки, рафинированные зерна, жареная пища, обработанное мясо и жирные молочные продукты.

А понижают риск депрессии противовоспалительные ненасыщенные жиры, в том числе Омега-3 (лосось, сардина, тунец) и мононенасыщенные жиры (авокадо, оливковое масло 1-го отжима).

Некоторые антиоксиданты, например, флавоноиды (ягоды, бобы, цитрусовые, яблоки) также можно рассматривать в качестве натуральных антидепрессантов.

В исследовании, опубликованном в Международном журнале экологических исследований и общественного здравоохранения, выявили, что у женщин, которые ели рыбу 2 раза в неделю или больше, вероятность возникновения депрессии на 25% меньше по сравнению с теми, кто ел рыбу менее двух раз в неделю.

Предполагается, что недостаток магния, фолиевой кислоты, цинка и витаминов D, B12 и B6 повышают вероятность развития депрессии.

Магний содержится в бобах, авокадо, орехах, семенах, цельнозерновых продуктах и темном шоколаде. А еще усваивается через кожу при приеме ванн с магниевой солью.

Фолиевая кислота также есть в бобах, листовой зелени, сырой свекле, цитрусах, спарже и брокколи. Устрицы, тыквенные семечки и кешью богаты цинком.

Недостаток витамина D восполняется нахождением на солнце и приемом добавок. Витамин B12 присутствует во многих продуктах животного происхождения (поэтому вегетарианцам настоятельно рекомендуется восполнять его дефицит!), а B6 — в нуте, картофеле, батате, бананах, лососе и тунце.

  • Пищевая психиатрия: могут ли пробиотики вылечить депрессию? Karina Zhukovskaya on Unsplash.

Соблюдение здоровой диеты при депрессии значительно снижает выраженность депрессивных симптомов. В том числе средиземноморской диеты, которая признана самым полезным рационом питания в мире.

Традиционный средиземноморский стиль питания характеризуется высоким потреблением продуктов растительного происхождения (фруктов, овощей, орехов и злаков) и оливкового масла; умеренным потреблением рыбы и птицы; низким потреблением молочных продуктов (главным образом йогурта и сыра), красного мяса, продуктов мясопереработки и сладостей (которые часто заменяются свежими фруктами).

Одно лишь употребление большего количества фруктов и овощей может приводить к улучшению психического здоровья на 19–23%.

Исследование, опубликованное в 2020 году в журнале Nutrition, Prevention & Health, показало, что приём пробиотиков также помогает облегчить симптомы депрессии.

Взаимосвязь обусловлена так называемой осью «кишечник — мозг», о которой доктор медицинских наук Эмеран Майер написал целую книгу «Второй мозг. Как микробы в кишечнике управляют нашим настроением, решениями и здоровьем».

Такие заболевания как синдром раздраженного кишечника, астма, ожирение, метаболический синдром, диабет и когнитивные проблемы могут возникнуть при нарушении баланса между «полезными» и «вредными» бактериями.

Связь еды и вашего настроения несомненно существует: обратите внимание на своё самочувствие при употреблении различных продуктов — не только сейчас, но и на следующий день.

Попробуйте придерживаться «чистого питания» в течение двух-трех недель: откажитесь от всех обработанных пищевых продуктов и сахара. Затем возвращайте один за другим продукты в свой рацион и оцените самочувствие.

Люди, как правило, не могут поверить в то, насколько хуже им становится, когда они вновь вводят в рацион вредные продукты.

Коррекция рациона питания повысит шансы на выздоровление только при легкой или умеренной депрессии или тревоге. Потребление здоровой пищи не избавит вас от суицидальных мыслей и других опасных проявлениях депрессии — в этих случаях вам требуется помощь незамедлительная помощь специалиста. 

Кишечная микрофлора нарушена. Одна из причин депрессии

По материалам статьи “Тревога, депрессия и кишечная микрофлора: роль кишечных пептидов” Gilliard Lach, Harriet Schellekens,Timothy G. Dinan, and John F. Ирландский национальный университет в Корке

Врачи и пациенты не раз отмечали, что изменение рациона питания влияет на настроение пациента. Прием здоровой пищи устраняет стрессовые реакции и подавленность. В настоящее время ученые объясняют это изменением состава микрофлоры кишечника. Как ни удивительно, но причиной депрессии может быть эндогенная интоксикация и нарушение кишечной микрофлоры.

Новейшие исследования (2018) показали, что кишечные бактерии способны влиять на мозг, так как выделяют гормонально-активные белки или пептидные гормоны.

Таким образом, кишечная микрофлора регулирует чувство тревоги и депрессии, стимулируя или подавляя выделение гормональных пептидов в кишечнике. Исходя из этого, ученые предположили, что пробиотики могут благотворно влиять на функцию мозга.

Новое направление в лечении психических расстройств было названо терапией психобиотиками.

Читайте также:  Упражнения и гимнастика при грыже поясничного отдела позвоночника

“Второй мозг”: как кишечные бактерии влияют на нервную систему?

Более 20 веществ, высвобождаемых из специализированных эндокринных клеток в желудочно-кишечном тракте (кишечная эндокринная система), способны регулировать функции организма, в том числе и влиять на мозг.

Кишечные бактерии продуцируют нейромедиаторы (серотонин, мелатонин, ГАМК, катехоламины, гистамин и ацетилхолин), то есть те же вещества, которые выделяются в мозге для передачи нервного импульса и влияют на поведение человека.

Активность кишечной эндокринной системы регулируется кишечной микрофлорой. Двунаправленную связь микрофлоры, кишечника и мозга назвали “ось кишечник-мозг”. 

Ось включает следующие пути:

  • Эндокринный — гипоталамус-гипофиз-надпочечниковая система и гормон стресса кортизол;
  • Иммунный — бактерии стимулируют иммунные клетки кишечника, те выделяют цитокины (вещества-передатчики), которые воздействуют на мозг;
  • Нейрогуморальный — бактерии выделяют пептиды, которые воздействуют на блуждающий нерв через нервную систему кишечника.

Благодаря этим свойствам, кишечные клетки, волокна блуждающего нерва и микрофлору называют “вторым мозгом”. 

Кишечные пептиды являются важными регуляторами передачи импульсов по оси микрофлора-кишечник-мозг. Бактерии имеют на своей поверхности те же рецепторы для нейропептидов, что и в мозгу. Доказано, что разнообразие и состав кишечных бактерий влияют на высвобождение пептидов кишечника.

Основные нейропептиды желудка и кишечника и их влияние

Пептид Где образуется? Функция
Глюкагоноподобный пептид (GLP-1)  Толстая кишка Снижает аппетит и стимулирует выделение инсулина,
участвует в общем ответе на стресс через активацию рецептора GLP-1. Предположительно доходит до мозговых рецепторы через лимфу. 
Нейропептид Y  Толстая кишка и головной мозг Вызывает чувство голода, замедляет процесс пищеварения.
Пептид YY (PYY)  Толстая кишка Тормозит функцию желудка и поджелудочной железы, снижает аппетит
Холецистокинин (CCK) Начальный отдел тонкой кишки Стимулирует выделение желудочного и панкреатического сока, стимулирует центр насыщения.
Кортикотропин-рилизинг-фактор (CRF)  Головной мозг и толстая кишке Стимулирует выделение кортикотропина в гипофизе, что запускает стрессовый ответ со цепочке гипоталамус-гипофиз-надпочечники-кортизол (гормональный ответ на стресс).
Окситоцин  Мозге и нервные клетки кишечника Окситоцин увеличивается при стрессе, оказывает эффект, подобный антидепрессантам. При депрессии обнаруживают дефицит этого гормона.
Грелин  Желудок и двенадцатиперстная кишка Повышает аппетит и двигательную функцию желудочно-кишечного тракта. Проникает через гемато-энцефалический барьер (прямо попадает в мозг).

Регулирует участок мозга, ответственный за реакцию на стресс, бдительность, страх и контроль тревоги.

  • Поскольку выделение этих пептидов регулируется бактериями кишечной микрофлоры, то ученые предположили, что пептидные гормоны и есть те вещества, с помощью которых кишечник и мозг “общаются”.
  • Кишечная микрофлора и депрессия
  • Депрессия — это продолжительное снижение не только настроения, но и двигательной активности человека и мыслительных процессов.
  • Связь между функцией кишечника и психическим здоровьем можно легко отследить:
  • При депрессии отмечается резкое снижение количества нейропептидов, они перестают стимулировать мозговую деятельность, и возникает подавленное состояние. В свою очередь, депрессия и беспокойство часто сопровождаются изменениями в моторике толстой кишки. Из-за этого изменяется состав и стабильность микрофлоры кишечника. 
  • Известно, что антидепрессанты, устраняя тревогу и депрессию, оказывают антимикробное действие, то есть изменяют не только биохимию мозга, но и влияют на состав кишечной микрофлоры. 
  • Некоторые антибиотики, такие как β-лактамы и тетрациклины, обладают потенциальными антидепрессивными свойствами (проверено в исследовании у грызунов и людей). Фторхинолоны, могут вызвать развитие депрессии и тревоги.
  • Большинство кишечных пептидов влияет на центр насыщения, который расположен в ядрах гипоталамуса. В свою очередь, гипоталамус связан с лимбической системой, которая контролирует эмоциональное состояние человека. Это объясняет также связь ожирения при западной диете и психических расстройств, когда у человека нарушается чувствительность центра насыщения (постоянный голод) и одновременно наблюдается тревожно-депрессивное расстройство.
  • Изменение в диете даже на короткое время (24 ч) может резко изменить состав микробиоты кишечника. Более того, качество диеты (то есть типичная западная диета, богатая жирами и белками) резко сокращает количество бифидобактерий и бактерий, продуцирующих бутират, тогда как средиземноморская диета, которая считается здоровой, демонстрирует значительную увеличивает уровень бутирата. Бутират способен проникать через гематоэнцефалических (мозговой) барьер и оказывать подобный антидепрессантам эффект.

Психобиотики в исследовании

Психобиотики — это пробиотики, которые могут улучшать настроение и устранять тревожное состояние, воздействуя на состав кишечной микрофлоры.

Для лечения депрессии традиционно используют антидепрессанты и транквилизаторы. Они обычно эффективны, но часто вызывают серьезные побочные эффекты.

Антидепрессанты восстанавливают уровень серотонина — гормона счастья. Из-за его дефицита и возникают все симптомы депрессии.

Известно, что большая часть серотонина (более 80%)  вырабатывается в нервной системе кишечника и некоторыми видами энтерококков, а затем поступают в мозг.

Чтобы доказать влияние микробиоты на тревожно-депрессивное состояние, ученые провели ряд исследований на грызунах. В качестве показателя здоровья и риска развития болезней использовали соотношение двух видов бактерий — Firmicutes к Bacteroidetes (или F/B-соотношение), которые вместе составляют более 90% всех кишечных бактерий.

Исследования на животных показали, что изменение содержания этих бактерий влияет на поведение и ассоциируется с тревожным и депрессивным состоянием:

  • у крыс с депрессивно-подобной реакцией увеличилось количество Bacteroidetes и уменьшилось содержание Firmicutes;
  • у мышей, перенесших хронический стресс, было выявлено снижение Bacteroides.

Чтобы доказать влияние пробиотиков на психику, добровольцам назначили известные кисломолочные продукты, содержащие разные пробиотики:

  • Студенты, которые принимали Lactobacillus spp. имели более низкий уровень кортизола в плазме, что считается показателем снижения тревожности во время стрессовой ситуации.
  • У исследуемых с исходно “плохим” настроением добавление пробиотиков Lactobacillus casei приводило к значительному увеличению баллов по шкале депрессии, то есть улучшению настроения.
  • В еще одном исследовании у здоровых участников, которые принимали Lactobacillus helveticus и Bifidobacterium longum, выявлено улучшение настроения, что подтвердилось снижением уровня кортизола в моче. Аллен и соавт. обнаружили, что здоровые люди, которые употребляли Bifidobacterium longum, имели низкий уровень кортизола и слабую реакцию на стресс в виде тревоги.
  • В недавних исследованиях пациентам с депрессией и тревогой назначили смесь пробиотиков Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus casei и Bifidobacterium bifidum. Было обнаружено значительное снижение показателей депрессии.
  1. Выводы
  2. Несмотря на то, что исследования находятся на ранних стадиях, уже имеются убедительные доказательства, подтверждающие влияние кишечной микрофлоры на функцию мозга у здоровых людей и при расстройствах, связанных со стрессом. 
  3. Психобиотики, которые воздействуют на кишечную микробиоту и благотворно влияют на психическое здоровье, могут стать одним из инновационных способов лечения тревожно-депрессивных расстройств.
  4. Лактобактерии и бифидобактерии в «Системе Соколинского»
  5. Практический подход как через перезагрузку микрофлоры комплексно поддерживать нервную систему и устранять возможные внутренние причины депрессии

Пищевая психиатрия: могут ли пробиотики вылечить депрессию?

Balansa. Advanced Probiotic

Стабильная формула бактерий для восстановления защитной микрофлоры всего организма: и в кишечнике и на слизистых. Подробнее

Болезнь загнанных лошадей — лицо современной депрессии

По мнению экспертов ВОЗ, депрессивные расстройства как причина временной нетрудоспособности и по степени наносимого экономического ущерба в скором времени выйдут на одно из ведущих, если не на первое место.

При этом психиатры, психотерапевты, врачи других специальностей все чаще замечают, что пациенты, страдающие депрессией, уже довольно давно почти совсем утратили свой классический, описанный Ясперсом «облик» и жалуются на что угодно, но только не на пониженное настроение, чувство тоски или заторможенность.

Так называемая атипичная, маскированная или ларвированная депрессия стала, пожалуй, извините за каламбур, наиболее типичной. Это затрудняет её выявление и, естественно, оказание эффективной, своевременной помощи.

Пациенты месяцами, а иногда годами обивают пороги кабинетов терапевтов, хирургов, неврологов, кардиологов, гастроэнтерологов, делают дорогостоящие исследования, «испытывают» на себе десятки медикаментов.

Все чаще приходится наблюдать, когда интернисты, отчаявшись помочь пациенту со стойкой артериальной гипертензией, аритмией, язвенной болезнью или колитом, у которого нет четких признаков депрессивного расстройства, присоединяют к терапии антидепрессант и достигают быстрого улучшения при лечении, казалось бы, чисто соматического недуга.

В чем же причина такого явного, быстрого, если не сказать – катастрофического патоморфоза?  Объяснение кроется в резких изменениях условий жизни современного человека и россиян в особенности. Нас, десятилетиями пребывавших в «сонной одури застоя», а теперь вынужденных локтями, кулаками, другими местами и, к счастью, все чаще – мозгами отвоевывать достойное место под солнцем. Но, как говорится, нет добра без худа, все убыстряющийся темп современной жизни, все эти информационные и технологические «взрывы», безжалостность конкуренции неизбежно порождают настоящую эпидемию хронического стресса, захватывающую практически все слои нашего общества. Однако стресс, скажете вы, проблема всем известная и хорошо изученная, при чем здесь депрессия? А при том, что именно стресс множит число «депрессий истощения», «вегетативных», «соматизированных», «ларвированных» и иных подобных атипичных депрессий, в основе которых лежат  особые механизмы, вносящие своеобразие в клиническую картину депрессивных расстройств. В анамнезе у таких пациентов  обычно не прослеживаются наследственная отягощенность или конкретная «свежая» психотравма, не видно четко очерченных «эпизодов» или «фаз», а чаще наблюдается жаркое «горение» на работе, череда «ударов судьбы», просто неутихающая боль за годы, прожитые бесцельно или в погоне за миражом, беспокойство за детей, тщетно мечущихся в попытках выбиться в «люди» или, напротив, выбившихся, и теперь пожинающих плоды успеха, которые уж очень напоминают яблоки с известного дерева в райском саду. В поведении этих людей обычно нет «пресловутой» психомоторной заторможенности, временами они даже могут казаться активными, «бойкими», лишь иногда как бы тускнеет взгляд или на лицо набегает «облако», особенно если удается нащупать по-настоящему важную для данного человека, «больную» тему. Настроение такие пациенты характеризуют как «нормальное» или, в крайнем случае, неустойчивое. Лишь при более тщательном расспросе выясняется, что периодически и со временем все чаще они ощущают «усталость от жизни», задерганность, раздражение, внутреннее напряжение, тревогу, невозможность расслабиться. Нередко отсутствует чувство отдыха после сна, выходных или отпуска, накатывают апатия, «лень», или жизнь теряет полноту и яркость, протекает, как на «автопилоте»; у случайно вырванного из повседневной суеты человека появляется растерянность — он не знает, что делать, чего хотеть. В большинстве же случаев жалобы таких пациентов носят чисто соматический характер и при этом часто находятся объясняющие эти жалобы, вполне реальные, подтвержденные параклиническими исследованиями соматические заболевания. Лишь иногда опытные интернисты могут заметить то, что, к примеру, выраженность и стойкость болевого синдрома при остеохондрозе или гастрите или  другие симптомы как бы преувеличены, то есть создается впечатление их аггравации, и они обычно резистентны к лечению.

Симптоматика таких депрессивных состояний практически не отличима от так называемого «синдрома хронической усталости», характерного для длительно протекающих вирусных инфекций, и с этим синдромом депрессии следует дифференцировать в первую очередь. Правда, такая дифференциальная диагностика довольно сложна технически и требует высокого профессионализма специалистов и современной лабораторно-инструментальной базы.

Каковы же патогенетические механизмы обсуждаемого типа депрессий?  Для объяснения их развития наиболее приемлема концепция неспецифических защитно-приспособительных реакций нервной системы, предложенная Ю.Л. Нуллером.

Когда в результате длительных истощающих воздействий (хронического стресса) развивается общий дефицит энергетических ресурсов организма (в первую очередь – ресурсов нервной системы) по цепи обратной связи включается неспецифическая реакция тревоги (иногда пациенты ощущают это физически – жалуются на ухудшение сна, внутреннюю дрожь, напряжение мышц, появляются симптомы, которые принято считать «невротическими», — упорные цефалгии в виде «каски» на голове, «комок» в горле или затруднения глотания, ощущение нехватки воздуха или усиленного биения сердца). Параллельно по закону locus minoris resistencia обостряются старые или проявляются дремлющие соматические болезни, что также никак не способствует выявлению истинных пусковых механизмов расстройства здоровья. Так как реакция тревоги (неспецифическая активация) не решает проблемы, и истощение нервной системы продолжается, включается второй, более глубокий «эшелон» защиты — депрессия, которая в рамках данной концепции является не болезнью, а выработанным эволюцией особым механизмом охранительного торможения, не позволяющим растратить последний, «неприкосновенный» запас сил. Но для разумного, живущего в обществе человека этот механизм теряет свое защитное значение – он не может «спрятаться» от жизни, движимый чувством долга, ответственности, подчиняясь общепринятым правилам и социальным законам, наконец, просто по инерции, он продолжает суетиться и при этом постоянно получает от своей нервной системы сигналы о приближающемся внутреннем «банкротстве». Обладая способностью прогнозировать, такой человек на сознательном или подсознательном уровне как бы постоянно задается вопросом: «Как же жить дальше, находясь в состоянии выжатого лимона?». И смутно предчувствует или представляет возможность наступления полного краха по всем направлениям. Это порождает усиление тревоги, периодически достигающей степени отчаяния или паники. Последняя нередко сопровождается вегетативными «бурями» (в виде колебаний АД, аритмий, дискинезий желудочно-кишечного тракта), которые ранее обычно причислялись к вегето-сосудистой дистонии или к диэнцефальным (гипоталамическим) кризам, а теперь все чаще именуются «паническими атаками».

При повторении таких кризов или атак включаются обсессивно-фобические механизмы, которые наряду с вышеописанными защитно-приспособительными реакциями формируют порочный круг самоподдержания депрессии.

И когда все эти механизмы, действующие не только на психологическом, но и на биологическом уровне, включены, пациенту, к сожалению, часто уже не в состоянии помочь ни полноценный отдых, ни самые изощренные психотерапевтические методики.

Необходимы средства, надежно разрывающие порочный круг «истощение – тревога – истощение» и блокирующие приспособительные реакции нервной системы, утратившие у человека свой защитный смысл и лишь поддерживающие состояние болезни.

Пока на роль таких средств могут претендовать лишь транквилизаторы и антидепрессанты.

Кроме того, терапия депрессий всегда требует комплексного подхода.

Наряду с всесторонним обследованием (из-за вышеописанных трудностей разграничения соматических и «депрессогенных» симптомов) лечение антидепрессантами должно сочетаться с психотерапией и психологическим консультированием. При этом психотерапия и работа психолога, независимо от применяемых методик, призваны обеспечивать решение следующих принципиально важных задач.

  1. Описание (в доступной пациенту форме) природы, механизмов развития и, главное, обратимого характера депрессивных расстройств.
  2. Ознакомление пациента с особенностями эффектов применяемых препаратов и необходимость строго соблюдать данные доктором рекомендации!
  3. Выявление основных истощающих факторов – перегрузок, внешних и внутренних конфликтов, зависимостей, «дисфункциональных» отношений и когнитивных процессов, а в более отдаленной перспективе – формирование нового, менее «жестокого» по отношению к нервной системе и к организму в целом стиля жизни. Процесс это сложный, трудоемкий и приводит к успеху лишь если начат вовремя – когда у пациента уже появилось желание и силы что-то менять, и он сам ищет «новые пути», а психотерапевт, как того требует один из основных законов этой профессии, играет не директивную, указующую, а сопровождающую («фасилитирующую») роль. При этом мы должны помочь пациенту понять, что в противном случае (при отказе от таких поисков) сохраняется риск, как минимум, повторных курсов лечения антидепрессантами.

Терапия современных депрессий – процесс обычно результативный, но далеко не простой и безоблачный, достаточно часты рецидивы, нередко возникает тенденция к хронизации депрессивных расстройств.

Пока еще не предложен идеальный антидепрессант, сочетающий в себе высокую активность, «силу», широту спектра действия с отсутствием побочных эффектов.

В Областном консультативно-диагностическом центре широко используются самые современные схемы лечения и комбинации препаратов, отличающиеся большей надежностью, универсальностью и минимальными побочными эффектами и рекомендуемые ведущими специалистами неврологии и психотерапии.

В ОКДЦ ведет консультативный прием врач-психотерапевт Владимир Михайлович Подгрушный,  готовый помочь в сложной ситуации.

Социальные кнопки для Joomla

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *