Лучи надежды: как протонная терапия помогает справиться с раком

На Европейском радиологическом конгрессе, который проходил в Вене в начале марта, собрались более 20 тысяч радиологов со всего мира, чтобы обсудить новые протоколы диагностики, нейросетевые алгоритмы обработки изображений, еще раз поговорить об опухолях, инсультах, аневризмах, визуализации инфекционных заболеваний, принять в свои ряды коллег из Швейцарии, Китая и Португалии.

Часть докладов и лекций была посвящена новейшим методам лучевой терапии, в частности – протонной терапии, и воспользовавшись случаем, редакция портала Neuronovosti.

ru решила обсудить то, каково положение этого высокотехнологичного метода лечения в России, с руководителем первого в стране центра протонной терапии в МИБС (Санкт-Петербург) Аркадием Столпнером.

Интервью получилось объемным, поэтому мы разделили его на две части.

Лучи надежды: как протонная терапия помогает справиться с ракомАркадий Столпнер в центре протонной терапии МИБС

Расскажите, пожалуйста, про ваш центр. С чего начиналась ваша деятельность, на чем вы специализируетесь сейчас и какое оснащение имеете в арсенале?

Начав работу в 2003 году с первого частного центра МРТ, мы достаточно интенсивно развивались и буквально через 3 года имели уже около десятка диагностических центров.

Вскоре поняли, что необходимо предлагать нашим пациентам что-то кроме диагностики, поэтому купили гамма-нож, так как считали, что это очень высокотехнологичная техника, а нетехнологичную помощь нам оказывать не хотелось.

Потом стало понятно, что одного гамма-ножа мало.

Мы росли органично и быстро, потому что ничего не придумывали, а вставляли те паззлы в мозаику, которые были необходимы, без которых мы не могли. В 2005 году мы стали понимать, что не можем контролировать все наши МРТ-центры с точки зрения качества, поэтому вынуждены были наладить телемедицинский контроль и открыть консультативный центр.

Дальше, когда мы стали замечать, что у нас идет на гамма-нож слишком много пациентов и не только с патологией головного мозга, поняли, что нам чего-то не хватает, так как зона работы гамма-ножа слишком узкая. И мы привезли кибернож – добавили все тело. Потом поняли, что кибернож не решает некоторые задачи, и добавили линейный ускоритель.

Так как онкология не может существовать без химиотерапии, впоследствии появилось химиотерапевтическое отделение, и мы стали достаточно полноценными.

Однако, нам все же не хватало ПЭТ как элемента нормальной онкологической диагностики, поэтому мы открыли первый в России частный центр позитронно-эмиссионной томографии. Это произошло в 2012 году в Санкт-Петербурге.

Сейчас многие говорят, что они первые, но если смотреть исторически, то в этом мы опередили всех практически на несколько лет.

И точно так же, когда стало понятно, что дистанционная лучевая терапия не ограничивается тем же гамма-ножом, киберножом и линейными ускорителями, а квинтэссенция – это протонная терапия, то мы решили, что нам в нашем наборе инструментов нужно иметь еще один такой высокотехнологичный метод для того, чтобы оставаться технологическими лидерами. И мы построили центр протонной терапии, а в 2017 году его запустили.

А когда именно запустился центр? Сколько пациентов уже успели получить помощь?

Первых пациентов мы пролечили в ноябре. Это была очень небольшая, ограниченная группа из пяти человек. И дальше мы сделали небольшую паузу, так как ждали американских коллег. Метод очень сложный – оружие серьезное. Получить в руки такое серьезное оружие и не уметь им управлять – большой вызов.

Даже учитывая то, что наши врачи, медицинские сестры, физики проходили достаточно длительное обучение в разных странах, в лучших госпиталях протонной терапии в США, Швейцарии, Японии. Но нужно сказать, что во всех этих странах мы знаем, что не можем притрагиваться к пациентам, так как у наших врачей нет специальных дипломов. Поэтому все выглядело очень теоретизировано.

Чего у нас не было до последнего времени, но что мы сейчас стремительно приобретаем, так это практические навыки.

Задержка была связана с тем, что специалисты Университета Пенсильвании не могли к нам приехать в согласованные сроки по причине того, что у них появились свои технические сложности.

Но вот недавно они, наконец, нас посетили, и мы запустили в лечение вторую, большую группу пациентов – почти 20 человек разных возрастов, из которых много детей от 5 до 13 лет. Все с разными нозологическими единицами, на разных стадиях и с разной локализацией опухолей.

Все они очень сложные, и я думаю, после того, как мы с иностранными коллегами обсудили лечение, наши планы, это придало некоторую смелость нашей команде.

Так что большая группа запущена, много наших программ одобрено, мы продолжаем взаимодействовать с американскими специалистами, и они нас будут курировать и дальше. Следующая группа врачей приедет к нам через три месяца опять, когда мы накопим минимальный опыт и вопросы.

Которые рождаются только в практике?

Да, и эти вопросы могут появиться только тогда, когда вы что-то знаете. Наше обучение продолжится, а потом осенью мы снова поедем к ним тоже недели на две, и я думаю, что после этого как теоритический, так и практический этап обучения будет завершен. Но, конечно, мы будем продолжать учиться, это бесконечный процесс в медицине.

А что из себя представляет сама протонная терапия? Что во время нее происходит в тканях опухоли?

Важно отметить то, что протонная терапия, как дистанционная лучевая терапия, применяется в случае онкологических заболеваний, а онкология стоит на трех китах: хирургии, химиотерапии и лучевой терапии.

И необходимы все три кита, то есть комплексный подход к лечению, а выбор тактики должен осуществляться всеми специалистами. Это первое. И второе: протонная терапия – это просто инструмент, и не нужно относиться к ней как к панацее.

Хотя да, она имеет некоторые преимущества перед обычной фотонной терапией.

Какие это преимущества? Во-первых, фотоны – легкие частицы, и их разбросанный полет можно сравнить с полетом дроби. То есть поражающее воздействие довольно большое и широкое. Протоны – это ядра водорода, то есть частицы, которые в тысячу раз тяжелее, чем электроны, и они летят как пуля. Соответственно, их поражающее воздействие большое, но очень точное – можно «стрелять» прицельнее.

Во-вторых, это то, что фотоны теряют энергию в теле линейно. Они входят в тело – теряют немного энергии, входят в опухоль – теряют еще немного, и выходят из опухоли – тоже теряют.

А протоны теряют энергию зерообразно. Так называемый пик Брегга – способность протонов терять энергию в конечной точке пробега.

Это свойство позволяет нам избегать поражения органов и тканей, лежащих как впереди, так и сзади, за опухолью.

Лучи надежды: как протонная терапия помогает справиться с ракомПик Брэгга в пробеге альфа-частиц в воздухе

В лучевой терапии есть дилемма: для того, чтобы контролировать опухоль, нам нужно дать какую-то серьезную дозу радиации, и встает вопрос – «убить» опухоль или «убить» человека? Мы облучаем опухоль, мы надеемся, что ДНК клетки будет разрушена, клетка не сможет делиться, а если она не сможет делиться, то она погибнет.

Соответственно, через некоторое время мы ожидаем лизис онкологических клеток. Но эта разница между тем, чтобы не «убить» человека, к сожалению, при фотонной терапии часто слишком мала.

Мы неизбежно облучаем не только опухоль, но и критически значимые ткани, которые находятся рядом, и получаем токсичность, которая иногда бывает не совместима с жизнью.

Но еще чаще возникают ситуации, когда эта токсичность нам не дает продолжить курс. У пациента падают показатели крови, и мы вынуждены курс приостановить или прекратить вовсе, что означает, что мы не можем дать ему ту дозу, которая будет контролировать опухоль, и имеем высокие шансы рецидива. Поэтому здесь протоны имеют колоссальное преимущество.

Есть еще одно, что ставит протоны на две ступени выше. Любое ионизирующее излучение имеет канцерогенный эффект. Соответственно, очень важно, когда мы лечим пятилетнего ребенка, не получить через 20 лет вторичную опухоль.

И вторичного рака после облучения протонами в разы меньше. Мы можем также обойти зоны роста, не разрушив их, и не инвалидизировать пациента.

К тому же, когда мы облучаем головной мозг протонами, они оказывают гораздо меньшее воздействие на когнитивные функции.

Вот все эти качества делают нашей фокус-группой именно детей. Но последние исследования доказывают, что показатели выживаемости увеличиваются не только у детей, но и у взрослых, снижается количество рецидивов, повышается эффективность, и все больше исследователей говорят о том, что протонная терапия имеет явные преимущества во всех возрастных группах.

Мы потратили 5 лет на то, чтобы построить центр, и мы его, наконец, построили. Сейчас принимаем больных и надеемся в скором времени накопить достаточно данных, чтобы стать референс-центром для страны, особенно для детей.

Какова пропускная способность центра?

Я думаю, на сегодня при современном уровне знаний и технологии, которой мы обладаем, это около 800 человек в год. Если мы в этом году пролечим 300-350 человек, я буду очень рад.

Вообще это медленный процесс. Большая опасность в том, когда центр только открывается и начинает сразу быстро лечить много больных. Это не очень хорошо, потому что, к сожалению, скорость не всегда означает качество, особенно когда навыков недостаточно.

Только потом уже количество начинает перерастать в качество, и я всегда это пропагандирую: если вы оперируете много, если вы лечите много, то вы накапливаете опыт, и, скорее всего, если вы делаете все правильно, вы будете успешными, и ваши врачи будут обладать огромным опытом.

А сколько времени требуется на одну процедуру?

Это очень хороший вопрос. У нас две лечебных комнаты и один циклотрон. Как все это происходит? Сама процедура лечения занимает всего одну минуту, и кажется, что лечить можно быстро и много. Но поскольку оружие сильно, мы должны стрелять очень точно.

Нельзя стрелять с закрытыми глазами, а это значит, что мы должны правильно позиционировать пациента, изготовить для него фиксирующие приспособления. Мы должны каждый раз убеждаться, что он лежит так же, как и вчера, потому что мы создаем план до 30 процедур.

Мы должны убедиться, что он лежит так же, как лежал на столе компьютерного томографа, когда мы симулировали план лечения. И это все занимает время.

Есть очень много систем, контролирующих позиционирование пациента. И оно само только может занять полчаса. Потому что оператор проверяет позицию, делает снимки, подходит, поправляет, еще раз проверяет, и так пока не будет достигнута абсолютная идентичность.

Читайте также:  Можно ли совмещать алкоголь с антибиотиками?

Особая сложность в том, чтобы лечить педиатрических пациентов, потому что они не должны двигаться. И часто нам приходится пользоваться анестезией. Это тоже занимает время. Так что если считать по-честному, то у нас уходит в среднем полчаса на взрослого и 45 минут на ребенка. Отсюда такая невысокая пропускная способность. И это не одна процедура, как при радиохирургии.

  • То есть пациент должен проходить процедуру ежедневно в течение 30 дней?
  • Это пять дней в неделю без субботы и воскресенья.
  • Что необходимо для планирования?

Из визуализации у нас есть компьютерный томограф, магнитно-резонансный томограф, позитронно-эмиссионный томограф.

Если для фотонной терапии основной визуализационный метод – это КТ, то для нас все три метода основные.

Несомненно, КТ базовый, но очень часто мы вынуждены добавлять и МРТ, и ПЭТ, потому что бывает недостаточно смотреть просто морфологию, иногда нужно определять и функцию, чтобы понимать, куда стрелять.

И на КТ, и на МРТ, и на ПЭТ у нас есть специальный набор программ для планирования, а также плоские столы, что очень важно. То есть все заточено на подготовку. И плюс фиксирующее устройство, которое позволяет уменьшить амплитуду движения человека во время процедуры.

(продолжение следует)

Источник

Протонная терапия: новый уровень эффективности лучевого лечения опухолей

Воздействие ионизирующего облучения на опухоли с целью их разрушения применяется в медицине давно.

Но широкое проникновение новых технологий в клиническую практику, активизировавшееся в последние 10-15 лет, требует обновить сложившийся в обществе “портрет” возможностей современной лучевой терапии.

Поэтому сегодня рассказываем о наиболее эффективной технологии лучевого лечения рака, доступной, в том числе, и в России, — в Центре протонной терапии МИБС. Итак, протонная терапия.

Лучи надежды: как протонная терапия помогает справиться с раком

Так выглядит одна из двух лечебных комнат Центра протонной терапии МИБС в Санкт-Петербурге

Несмотря на развитие других высокоточных методов лучевого лечения, в первую очередь, радиохирургии на Гамма-ноже, КиберНоже и современных линейных ускорителях (TrueBeam STx), с помощью которых специалисты Онкологической клиники МИБС вывели показатели эффективности лечения рака на мировой уровень, протонная терапия открывает еще больше возможностей.

Основное преимущество протонной терапии состоит в особых физических свойствах элементарных частиц протонов, которыми облучается опухоль. Остальные методы лучевого лечения используют фотоны и носят обобщенное название “фотонная лучевая терапия” (реже, когда требуется лечение поверхностных опухолей, могут применяться электроны).

Протоны и фотоны: в чем отличие?

Фотоны, излучаемые линейным ускорителем или радиоактивными изотопами (например, кобальт-60, используемый в Гамма-ноже), “пронизывают” организм насквозь, передавая тканям человеческого тела, расположенным на своем пути, часть своей высокой энергии.

В местах пересечений пучков или полей фотонного излучения происходит повышение (сложение) доз. Управляя траекторией подачи пучков (полей), врачи формируют зоны высокой дозы, губительные для опухолей, совпадающие по форме с новообразованием.

Здоровые ткани на участках своей траектории (от входа в тело до опухоли, и от опухоли до выхода из тела) получают от каждого отдельного пучка практически ту же дозу радиации, что и новообразование.

Поэтому важно иметь возможность подавать порции излучения с различных положений, чтобы распределять лучевую нагрузку между большим количеством здоровых тканей, не допуская пересечения лучей вне объема опухоли.

Но как быть, если за опухолью расположены критические органы или другие здоровые ткани, облучение которых недопустимо? Например, стенка мочевого пузыря, сердечная мышца, ствол головного мозга или мышцы, окружающие простату и обеспечивающие контроль за мочеиспусканием и половой функцией?

Современные методы фотонной терапии дают частичный ответ на этот вопрос, составляя сложнейшие алгоритмы расчета траекторий и дробления количества полей/пучков для защиты здоровых тканей и критических структур. Но только облучение протонами выводит проблему защищенности от облучения тканей, находящихся за опухолью, на качественно более высокий уровень.

Феномен, отличающий протоны от других элементарных частиц, — передача максимальной энергии на коротком участке своего пробега (так называемый “пик Брэгга”). До момента пика Брэгга, на участке от входа в тело до опухоли, протон передает небольшую энергию, а на участке после пика энергия падает до нуля.

Такое распределение доз дает возможность лечить даже опухоли, расположенные на поверхности органов, полностью защищая их от облучения. Точный расчет позволяет определить крайнюю точку, после которой энергия пучка протонов будет иметь околонулевое значение и подать радиацию до глубины заднего края опухоли.

Здоровым тканям в таком случае “достается” небольшая доза облучения (от точки входа до начала пика Брэгга).

Протонная терапия в современном понимании

Но и в самих технологиях протонной терапии уже имеются лидеры.

В отличии от научно-исследовательских установок начальной конструкции с фиксированным пучком протонов, экспериментально лечивших небольшие опухоли, или их чуть более поздних модификаций, в которых пациент буквально “нанизывался” на постоянный пучок протонов, будучи расположенным на подвижном “столе”, современные центры протонной терапии оснащены установками позволяющими модулировать энергию пучков протонов, регулируя глубину подведения максимальной дозы и управлять их траекторией с помощью поворотного гентри. Неподвижность пациента резко повышает точность подведения облучения.

Именно таким оборудованием оснащен Центр протонной терапии МИБС в Санкт-Петербурге, являющийся не исследовательским центром, а первым в России полноценным клиническим учреждением, реализующим современные международные протоколы лечения протонами на оборудовании признанного в мире производителя, Varian ProBeam.

Управляя энергией протонов врач задает глубину, на которой будет располагаться пик Брэгга каждого из пучков.

Поэтому современные установки протонной терапии позволяют реализовать методику “сканирования карандашным пучком”, когда опухоль буквально заштриховывается послойно высокой дозой ионизирующего излучения.

При этом сохраняется высочайшая точность подведения — пациент неподвижно лежит на специальной кушетке, а гентри вращается вокруг него, направляя излучение по практически любой траектории. Именно так выглядит лечение в Центре протонной терапии МИБС.

Облучение протонами — рекомендовано в 100% случаев опухолей у детей

Точность современной протонной терапии позволила преодолеть еще одну важную проблему лучевого лечения — риск вторичных опухолей, развивающихся у пациентов через 15-20 лет после лечения в получивших облучение малыми дозами здоровых тканях вокруг опухоли. Это особенно актуально в педиатрической онкологии.

Кроме того, воздействие на здоровые ткани детского организма даже небольшими дозами радиации часто приводит к нарушению роста костной и мышечной ткани, к снижению интеллекта и когнитивных способностей при облучении головного мозга и т.д.

Поэтому протонная терапия является предпочтительной в 100% случаев опухолей у детей.

Протонная терапия — не панацея, а важная часть сочетанного лечения

Сама протонная терапия — высокоточный инструмент лучевой терапии, эффективно и безопасно решающий поставленные задачи. Но современная клиническая практика доказала, что залогом эффективности лечения опухолей является комплексный подход, включающий использование различных методов.

Сочетание экспертной диагностики, малоинвазивной хирургии, лучевого лечения (частным случаем которого и является протонно-лучевая терапия), лекарственного лечения (химиотерапия, таргетное лечение, иммунотерапия) — все эти возможности, доступные пациентам Центра протонной терапии МИБС, позволяют эффективно противостоять опухолям любой локализации и стадии.

Мировые стандарты по “российской” цене

Единственным фактором, ограничивающим широкое применение протонной терапии в клинической практике России, является высокая стоимость лечения, обусловленная сложностью оборудования, его высокой стоимостью и операционными затратами на получение пучков протонов в огромном ускорителе элементарных частиц. Тем не менее, в сравнении с лечением на аналогичных установках в иностранных клиниках, протонная терапия в МИБС имеет наименьшую в мире стоимость при жестком соблюдении самых строгих протоколов лечения.

Остались вопросы? Звоните в Центр протонной терапии МИБС или оставьте заявку на обратный звонок прямо на этой странице!

Протонная терапия

Протонно-лучевая терапия (ПЛТ) показана при диагностировании любых типов злокачественных опухолей, чувствительных к лучевому лечению.

Протонная терапия помогает пациентам с сóлидными опухолями, с четко очерненными границами, этот метод лечения не требует хирургического вмешательства, что делает его идеальным для неоперабельных новообразований. По научным данным протонная терапия при ряде онкопатологий повышает выживаемость в 1,5–2 раза по сравнению с применением обычной лучевой терапии.

Данный метод может быть выбран в качестве альтернативы облучению на радиотерапевтических рентгеновских установках или линейных акселераторах, а также использоваться для разрушения новообразований, которые невозможно облучать на аппаратах другого типа из-за высокого риска развития побочных эффектов.

Чем же выгоден метод протонно-лучевой терапии?

При протонной терапии используется пучок протонов.

Особенность протонного излучения в том, что основная энергия лучей высвобождается в определенной точке — участке тканей организма, эта точка называется Bragg peak (кривая Брэгга).

Врач радиолог проводит расчет так, чтобы энергия высвобождалась именно в опухоли, повторяя ее очертания, с точностью до единиц миллиметра. Таким образом, разрушается только опухоль, а окружающие ее здоровые ткани практически не подвергаются воздействию.

Где можно пройти протонную терапию сейчас?

В настоящий момент в России открыто несколько центров протонной терапии и ведется ряд проектов по созданию новых. На текущий момент введены в действие только центры:

  • Центр протонно-лучевой терапии в Санкт-Петербурге – на базе современной высокотехнологичной установки, с 3d консолью и возможностью облучать опухоли с различной локализацией.
  • Экспериментальные центры в Обнинске и Протвино на базе отечественных комплексов «Прометеус» Балакина. На сегодня комплекс оснащен только 2d консолью, область лечения ограничена головой и шеей.
Действующие российские центры

ГородВиды леченияСтоимостьЗаявка
Санкт-Петербург 3D консоль — любая локализация 1 800 000 руб. Послать заявку
Подмосковье (Обнинск) 2D консоль — только голова и шея 800 000 руб. Послать заявку
Подмосковье (Протвино) 2D консоль — только голова и шея 800 000 руб. Послать заявку
Читайте также:  Есть ли польза от горчичников?

Также в ближайшие годы будет запущены центры во Владивостоке, Москве, Новосибирске и Дубне. Подробная информация о центрах протонной терапии в России.

В мире же сейчас действует более 50 центров протонной терапии. Ближайшие к России страны, где могут пройти лечение российские граждане: Чехия, Германия, Южная  Корея, Греция.

СтранаЦенаПримечаниеЗаявка
Германия 45–75 000 евро Центры в Мюнхене, Гейдельберге, Берлине. Цена зависит от центра Послать заявку
Чехия От 35 000 евро Прага Послать заявку
Южная Корея От 50 000 долларов Сеул Послать заявку
Япония 36 000 евро Центр работает с 2008 года
Индия Уточняется Центр работает с 2015 года

Особенности метода

Лучи надежды: как протонная терапия помогает справиться с раком

Поток ядер атомов водорода (протонов) обладает следующими физическими свойствами:

  • Строго определенное расстояние пробега, одинаковое для абсолютного большинства частиц.
  • Максимальное высвобождение энергии в конце пробега. На кривой, иллюстрирующей зависимость дозы облучения от глубины проникновения пучка протонов в тело человека, этот выброс виден в виде характерного узкого и высокого пика, названного по имени открывшего его исследователя «пиком Брегга».
  • Крайне малый процент бокового рассеяния. На протяжении всего пути к заданной цели протоны движутся прямолинейно и теряют лишь незначительное количество энергии, а после пика Брегга излучение сходит «на нет». Таким образом, действие на ткани, расположенные между излучателем и облучаемым очагом, минимально, а структуры, находящиеся за опухолью, практически не облучаются.

Расстояние от излучателя до Брегговского пика зависит от плотности тканей, через которые проходит поток, а также от его энергии. При подготовке к сеансу протонно-лучевой терапии специалисты учитывают эти нюансы. Планирование осуществляется с помощью трехмерного моделирования на основе оцифрованных данных, полученных при диагностическом сканировании различными способами.

Для дополнительного снижения лучевой нагрузки на здоровые клетки в современных терапевтических установках излучатели монтируются на полой подвижной консоли особого типа (гантри). Использование специального матрацного контура дает возможность единовременного облучения сразу нескольких опухолей с разных направлений.

Как проводится сеанс ПЛТ

Противопоказания и ограничения

В связи с вышеперечисленными особенностями, при облучении протонами круг противопоказаний значительно уже, чем при лечении устаревшими радиотерапевтическими методами.

ПЛТ не назначают:

  • при выраженном угнетении функции кроветворения;
  • при лихорадочных состояниях, вызванных присоединением сопутствующих заболеваний;
  • при острых инфекционных процессах;
  • в острой и подострой стадии инфаркта миокарда и инсульта;
  • при лучевой болезни и в некоторых других случаях.

В то же время, данным способом можно лечить больных с сахарным диабетом, патологиями сердца и сосудов, а также пациентов престарелого возраста, которые обычно плохо переносят традиционную радиотерапию.

Эффективность, переносимость, возможные осложнения

Если облучаемая опухоль не метастазирует, терапевтический эффект ПЛТ максимален и ее результатом может стать полное излечение от рака.

Согласно отзывам пациентов, протонная терапия при онкологии легко переносится: как правило, человек не испытывает никаких неприятных ощущений ни во время сеанса, ни после него. Это дает возможность врачам лечить абсолютное большинство больных амбулаторно.

Вероятность возникновения осложнений, а также их интенсивность и характер зависят от размера и местоположения опухолевого очага. Перед началом лечения пациента информируют о любых возможных рисках.

Протонная терапия в лечении рака: история внедрения метода в мировую онкопрактику

Вслед за этим более 40 лет методика отстраивалась и совершенствовалась в Гарвардской циклотронной лаборатории, сотрудничающей с Центральной больницей Массачусетса. Результаты этой работы были использованы при строительстве специализированных центров протонно-лучевой терапии в Калифорнии и Массачусетсе.

В начале 21 века появились современные центры ПЛТ в университете штата Индиана, в онкологическом центре им. Андерсона (штат Техас, город Хьюстон), в университете г. Джексонвилл (штат Флорида), в Оклахоме, Пенсильвании, Иллинойсе.

В настоящее время такие клинические подразделения также имеются в Германии (Мюнхен, Берлин, Эссен, Гейдельберг), Чехии (Прага) и некоторых других европейских и азиатских государствах.

Всего в мире насчитывается порядка 50 действующих установок.

При их конструировании, строительстве специализированных помещений и эксплуатации возникает ряд сложностей, устранение которых требует ощутимых финансовых вложений и времени.

Следствием этого становится достаточно высокая стоимость лечения, однако результаты протонной терапии по отзывам пациентов и мнению специалистов оправдывают любые затраты.

Отзывы специалистов

Центр протонной терапии в Санкт-Петербурге

Телефон: +7 (812) 317-70-75

Адрес: улица Глухарская, дом 16, корпус 2, Санкт-Петербург, 19114

Станет ли вся лучевая терапия протонной? Аргументы за и против

Новости онкологии

02.03.2020

  • Деньгина Наталья Владимировна Заведующая радиологическим отделением ГУЗ «Областной клинический онкологический диспансер», доцент кафедры онкологии и лучевой диагностики медицинского факультета ИМЭиФК УлГУ, кандидат медицинских наук,
  • Ульяновск

Несмотря на то, что ноябрь 2019 года с его важнейшим событием для онкологической общественности нашей страны – XXIII Российским онкологическим конгрессом – остался позади и мы с новыми надеждами смотрим в наступивший 2020, хочется оглянуться для того, чтобы более пристальное внимание уделить одной из тем состоявшейся на конгрессе дискуссионной сессии – протонной терапии.

Подобный вопрос: станет ли вскоре вся лучевая терапия протонной? – нередко всплывал на сессиях различных международных конгрессов десять-пятнадцать лет назад, когда мир анализировал первый долговременный опыт применения протонного излучения для лечения больных со злокачественными опухолями различных локализаций.

Тогда же в большом количестве начали появляться и доклады, и публикации по результатам проспективных клинических исследований по применению продвинутых технологий фотонного облучения – IMRT, IGRT, VMAT, RapidArc, SBRT и т.д., несколько заслонив собой всегда существовавший интерес к протонной терапии.

Все в нашей жизни развивается в соответствии с законами диалектики, и на новом витке нашей реальности мы видим возрождение интереса к данному виду лучевой терапии: тема протонов не раз затрагивается для рассмотрения в различных аспектах, и отнюдь не только на радиотерапевтических конгрессах.

К слову, программа грядущего конгресса ESTRO 2020 в Вене содержит несколько сессий, связанных с протонной лучевой терапией. В России в настоящее время функционирует два протонных центра – в Санкт-Петербурге и Димитровграде (Ульяновская область), оба открыты относительно недавно, но в ближайшие годы планируется строительство и запуск еще нескольких центров.

Но если радиационные онкологи имеют более-менее четкие представления о протонах, то у представителей других специальностей они весьма размыты, и вопросов о спектре применения протонной терапии, о возможных преимуществах или недостатках этого метода всегда бывает немало.

Интерес подогревается и вопросами пациентов, которые нередко спрашивают своих лечащих врачей: стоит ли искать пути попадания на протонную лучевую терапию, зная, что это лечение в большинстве случаев влетит в немалую копеечку? Чем оно предпочтительнее, нежели облучение в родном городе на аппаратах, через которые проходят тысячи других пациентов ежегодно? И главное – является ли этот метод гарантией успеха, некоей радиотерапевтической панацеей? Вряд ли большинство из нас имеет точные ответы на все эти и многие другие вопросы, поэтому в качестве основных лекторов дискуссионной сессии были приглашены специалисты, знающие о протонной терапии не понаслышке: Николай Андреевич Воробьёв, заведующий отделением протонной терапии Медицинского института им. Березина Сергея, Санкт-Петербург, и Тимур Митин из Орегонского университета здоровья и науки, США. В качестве экспертов, призванных участвовать в обсуждении, присутствовали профессор Е.В. Хмелевский, главный радиотерапевт РФ, МНИОИ им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, Москва, А.В. Филимонов, генеральный директор Онкорадиологического центра ООО «ПЭТ Технолоджи Подольск», Е.А. Маслюкова, заведующая протонным центром ФГБУ ФВЦМР ФМБА России, Димитровград, а также наши коллеги из крупных американских центров, имеющих наибольший опыт работы с протонным излучением, – профессор Alphonse Taghian, Massachusetts General Hospital, и д-р Marsha Reyngold, Memorial Sloan Kettering Cancer Center. Увы, времени на вопросы и обсуждение темы после докладов не осталось, поскольку две предыдущие группы дискутантов далеко вышли за пределы своих временных рамок. Но нам не хотелось бы оставлять столь интригующую тему без логического завершения, поэтому мы разослали экспертам несколько вопросов уже после конгресса. Их ответы, а также содержание лекций «ЗА» и «ПРОТИВ» и стали основой этой публикации.

Николай Воробьев: Станет ли вся лучевая терапия протонной? Аргумент «ЗА»

Ионизирующее излучение в терапии онкологических заболеваний применяется более 100 лет. На протяжении всего периода существования радиационная онкология постоянно совершенствуется: место рентгеновских и гамма-аппаратов заняли высокоэнергетические линейные ускорители, многолепестковые коллиматоры дают возможность создавать поля сложной формы.

Методика модулированной по интенсивности лучевой терапии (IMRT) позволяет существенно снизить лучевую нагрузку на здоровые ткани. Интеграция с компьютерной и магнитно-резонансной томографией помогает улучшить визуализацию, определение объемов и зон облучения.

Синхронизация облучения с дыханием пациента позволяет компенсировать смещения мишени и органов риска, тем самым повышая эффективность и безопасность лечения.

Противоопухолевый эффект лучевой терапии в большей степени определяется дозой ионизирующего излучения.

В то же время безопасность лечения напрямую зависит от того, насколько удалось снизить лучевую нагрузку на здоровые ткани.

Несмотря на технический прогресс, в некоторых случаях методика фотонной терапии не позволяет подвести необходимую туморицидную дозу таким образом, чтобы избежать тяжелых лучевых повреждений.

В отличие от других видов излучений, глубинное распределение дозы для протонов имеет зону медленного подъема с увеличением глубины проникновения, называемую «плато», за которым следует дозовый максимум – «пик Брэгга» (рис.1).

Амплитуда этого пика в три-четыре раза превышает дозу на поверхности среды. За пиком Брэгга доза очень быстро падает практически до нуля.

Протонная терапия является в настоящее время наиболее мощным средством для получения высокой конформности дозных распределений, позволяя значительно уменьшить лучевую нагрузку на нормальные ткани по сравнению с традиционными методами лучевой терапии пучками фотонов и электронов, даже если мишень вплотную прилежит к критическим структурам организма, и безопасно увеличивая ее на опухоли. Более высокая доза приводит, соответственно, к повышению вероятности гибели раковых клеток [1].

Читайте также:  Что такое суперфуды и чем они отличаются от обычной еды?

Лучи надежды: как протонная терапия помогает справиться с раком

Рисунок 1. Распределение дозы излучения в зависимости от глубины проникновения.

Впервые предположение о возможности применения протонов в клинической практике высказал Роберт Ратбун Уилсон – американский физик, работавший в области ядерной физики и ускорителей частиц.

В 1946 году Уилсон на страницах журнала «Radiology» высказал предположение о том, что протонный пучок может применяться в клинической практике. Однако, хотя это заявление было сделано в 1946 г.

, первый клинический Центр протонной терапии был открыт лишь спустя 40 лет – Loma Linda University Medical Center. В клинической практике протонная терапия применяется уже более 30 лет.

Технические системы для доставки дозы в протонной терапии постоянно совершенствуются. Несколько лет назад было представлено второе поколение систем для протонного облучения – система сканирования карандашным пучком (Pencil beam scanning).

В результате процесс планирования облучения существенно упростился и сегодня занимает столько же времени, сколько и в случае фотонной терапии, также значительно снизилась стоимость оборудования.

Быстрое техническое развитие и снижение стоимости систем для протонной терапии повысило доступность методики, что немедленно отразилось на динамике открытия новых центров протонной терапии.

Основные потенциальные клинические преимущества протонной терапии связаны со значительным снижением лучевой нагрузки на здоровые ткани. Это позволяет снизить частоту и выраженность лучевых реакций, снизить риск инвалидизации после лечения и риск развития радиоиндуцированных опухолей.

За счет снижения токсичности появляется возможность более широко применять комбинированное химиолучевое лечение, уменьшить токсичность при проведении повторных курсов лучевой терапии в случае рецидива. В некоторых клинических ситуациях, за счет высокой конформности, протонная терапия позволяет повысить эффективность лечения путем увеличения дозы облучения.

Это имеет важное значение в случае так называемых «радиорезистентных» опухолей.

Опухоли центральной нервной системы

Особенности расположения опухолей ЦНС существенно ограничивают возможности фотонной лучевой терапии. Доза, необходимая для достижения стойкого контроля над опухолью, зачастую превышает значения, допустимые для органов риска.

В подобной ситуации радиотерапевту приходится принимать сложные клинические решения, делая выбор между подведением высокой дозы, способной обеспечить противоопухолевый эффект, и риском повреждения жизненно важных структур.

Даже в том случае, если удастся избежать летальных лучевых повреждений, существует высокий риск развития тяжелых нейрокогнитивных расстройств, которые могут быть временными у взрослых, но у детей часто носят необратимый характер.

Исследования по сравнению протонной и фотонной лучевой терапии у пациентов с опухолями ЦНС показывают, что применение пучка протонов позволяет значительно снизить нагрузку на здоровые ткани [2], в частности, при проведении краниоспинального облучения.

При использовании фотонов все структуры, находящиеся в проекции спинного мозга вплоть до передней грудной (пищевод, щитовидная железа, сердце) и передней брюшной стенки (кишечник, желудок), подвергаются облучению. При этом существенная лучевая нагрузка приходится на скелет и костный мозг (тела позвонков, ребра, грудина, кости таза).

Применение протонной терапии позволяет избежать облучения перечисленных выше здоровых тканей, при этом снизив дозу практически до нуля, не доходя до переднего края тел позвонков. В 2013 году были опубликованы результаты исследования по оценке токсичности при проведении протонного и фотонного краниоспинального облучения у 40 взрослых пациентов, медиана наблюдения составила 57 месяцев. В группе протонного облучения было отмечено многократное снижение частоты таких осложнений, как потеря веса (16% при использовании протонов против 64% при фотонах, p=0,004), тошнота и рвота (26% против 71%), эзофагит (5% против 57%, p

Протонная терапия безопаснее, чем облучение рентгеном

Недавно было проведено исследование, которое показало: эффективность протонной и классической лучевой терапии в лечении онкологических заболеваний одинакова. Но протонная терапия более безопасна.

Лучевая терапия входит в классическую триаду лечения рака, вместе с хирургическими вмешательствами и химиотерапией. Процедуры напоминают диагностическую рентгенографию. Здесь тоже применяют рентгеновское излучение, но в более высоких дозах, и облучение проводят дольше.

Лучевую терапию назначают при разных типах злокачественных опухолей, как на ранних стадиях, так и при запущенном раке с метастазами.

Это эффективный метод лечения, но он имеет серьезные побочные эффекты, потому что ионизирующее излучение поражает не только опухолевые, но и здоровые клетки.

Чаще всего пациентов во время курса лечения беспокоят такие симптомы, как постоянное чувство усталости, раздражение на коже, тошнота, рвота, диарея, повышение температуры тела, снижение аппетита, проблемы с глотанием и приемом пищи.

Протонная терапия — метод лечения, во время которого вместо рентгеновского излучения используют поток протонов. Она может иметь меньше побочных эффектов по сравнению с классической лучевой терапией. Именно это и решили проверить американские ученые во время недавнего исследования.

Риск побочных эффектов существенно ниже

Команда исследователей, возглавляемая доктором Брайаном Бауманном (Brian C. Baumann), онкологом-радиологом из Вашингтонского университета, обследовали почти 1500 пациентов с различными типами злокачественных опухолей, в том числе раком легких, мозга, пищеварительного тракта, женской репродуктивной системы, головы и шеи.

Все больные получали комбинированное лечение, включавшее химиотерапию и лучевую терапию. Ученые сравнили результаты применения рентгеновского излучения и протонной терапии.

Они собрали информацию о ходе лечения и возникавших побочных эффектах, учитывая возраст и сопутствующие диагнозы каждого пациента.

Главным образом внимание исследователей было сосредоточено на серьезных побочных эффектах, которые требовали госпитализации пациента.

Оказалось, что риск серьезных побочных эффектов в течение 90 дней лечения при использовании протонной терапии был примерно на две трети ниже, чем при облучении больных рентгеном.

Серьезные побочные эффекты при применении протонной терапии были зарегистрированы у 45 из 391 испытуемого, что составило 11,5%. Из 1092 человек, получавших классическую лучевую терапию, побочные эффекты развились у 301, что составило 27,6%.

В то же время, ученые не обнаружили различий в показателях выживаемости, а это значит, что эффективность протонной терапии так же высока, как и при использовании рентгеновского излучения.

Доктор Брайан Бауманн отмечает:

Протонная терапия значительно реже приводила к серьезным побочным эффектам — тем, при которых пациента приходится госпитализировать в стационар или вызывать «скорую помощь» — по сравнению с классической лучевой терапией, при одновременном применении химиопрепаратов и лучевой терапии.

Ранее проведенные исследования уже указывали на более высокую безопасность протонной терапии, но ученые не ожидали, что разница будет настолько существенной. При этом средний возраст пациентов в группе применения протонной терапии был на 5 лет больше, чем в группе классической лучевой терапии.

Более низкий риск побочных эффектов протонной терапии вполне объясним. Протон — это довольно тяжелая заряженная частица. Она останавливается вскоре после того, как достигает своей цели. Рентгеновские лучи — это поток фотонов, не имеющих массы. Они легко проходят через организм человека, в том числе через ткани, расположенные рядом с опухолью, и могут их повреждать.

Источник: medicalnewstoday.com

Новейший метод лечения рака — протонная терапия

Протонная терапия хорошо зарекомендовала себя в лечении некоторых типов опухолей. Проведенные исследования подтверждают меньшее число побочных эффектов протонной терапии по сравнению с традиционной лучевой терапией.

Но пока что таких исследований, которые напрямую сравнивали бы протонную терапию и традиционную лучевую терапию проведено мало.

Поэтому остается неясным долгосрочный эффект протонной терапии и ее способность увеличивать выживаемость пациентов.

Протонная терапия — это современный тип лучевой терапии, которая применяется в лечении опухолей. Отличительной особенностью протонной терапии является то, что в ней используется энергия положительно заряженных частиц — протонов.

Показания к протонной терапии

В лечении некоторых форм раковых и доброкачественных опухолей применяется протонная терапия. Она может применяться в качестве монотерапии, то есть без других методов лечения. Но так же, протонная терапия может сочетаться с другими видами лечения: хирургическим лечением и химиотерапией.

Протонная терапия применяется в лечении некоторых заболеваний, таких как:

  • Опухоли головного мозга
  • Опухоли спинного мозга
  • Опухоли в области основания черепа
  • Рак в области головы и шеи
  • Рак гипофиза
  • Рак легких
  • Рак печени
  • Рак простаты
  • Меланома глаза
  • Рак у детей

Как показали клинические исследования, протонная терапия может применяться и в лечении других опухолей:

  • Саркома мягких тканей
  • Лимфома
  • Рак молочной железы
  • Рак пищевода
  • Рак шейки матки
  • Рак поджелудочной железы
  • Рак мочевого пузыря

Возможные осложнения

Побочные эффекты могут быть связаны с гибелью раковых клеток, или с поражением здоровых тканей. По сравнению с традиционной лучевой терапией, протонная терапия обладает меньшим количеством побочных эффектов. Это обусловлено лучшим контролем испускаемой энергии радиации. При протонной терапии побочные эффекты зависят от области облучения.

Среди побочных эффектов протонной терапии можно отметить следующие:

  • Раздражение кожных покровов
  • Выпадение волос на облучаемой части тела
  • Покраснение кожи в области облучения
  • Утомляемость

Подготовка к протонной терапии

Перед проведением протонной терапии врачи определяют точку, в которую будут направлены лучи радиации. Для этого используются такие же методики визуализации, как и в других случаях (МРТ, КТ).

Определение положения пациента во время курса протонной терапии

Для точного попаания лучей радиации в область опухоли, с помощью компьютерной томографии определяются точки, в которые будут направлены лучи. Чтобы во время сеанса пациент случайно не двинулся, он фиксируется, так как при изменении положения лучи попадут не на опухоль, а на здоровые ткани.

Сеанс протонной терапии

Как и многие другие методы наружной лучевой терапии, протонная терапия, проводится пять дней в неделю. Один сеанс облучения в среднем длится до 20 минут. Весь курс занимает несколько недель. В некоторых случаях может потребоваться лишь один или несколько сеансов облучения.

Вокруг пациента во время сеанса протонной терапии движется специальный аппарат — ускоритель частиц. Во время такого движения происходит облучение опухоли с разных углов. Это позволяет уменьшить дозу радиации попадающую на здоровые ткани, в то время как опухоль получает большую дозу радиации.

В некоторых случаях аппарат фиксирован для облучения одной области тела пациента. В таком случае двигается столик, на котором фиксирован пациент, в зависимости от необходимого облучения.

После проведения протонной терапии

Пациент после сеанса облучения может спокойно идти домой, или, при необходимости, оставаться в клинике.

Со временем могут проявиться побочные эффекты протонной терапии. После нескольких сеансов может ощущаться усталость, а в области облучения — раздражение кожи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *