Когда будет создано лекарство для продления жизни?

Российский ученый рассказал, как сохранить активность в пожилом возрасте и о новых разработках, которые позволят вернуть молодое лицо без пластических операций.

Тема бессмертия давно волнует ученых, писателей, философов, кинорежиссеров и простых обывателей. К примеру, в фильме «Господин Никто» рассказывается о том, что на всей Планете остался один-единственный смертный человек.

Все остальные обрели бессмертие и теперь наблюдают в реалити-шоу за последними днями жизни немощного старика. Кто знает, возможно, когда-нибудь ученые найдут формулу, продлевающую жизнь, и все это станет реальностью.

— Вы начали искать формулу «эликсира молодости» в том возрасте, когда рано еще задумываться о старости. Что побудило вас к этому?

— Я столкнулся с этой проблемой в раннем детстве. Когда мне было 5 лет, умерла моя любимая бабушка. Еще через год не стало и дедушки. После потери двух очень близких мне людей я задумался о старении и смерти. Потом эти вопросы, как и у любого ребенка, отошли на второстепенный план, но время от времени я мысленно к ним возвращался. 

Есть еще одна причина. Я достаточно поздний ребенок: когда появился на свет, моей маме было 36, папе — 46 лет. Они думали о старении и говорили об этом. Таким образом, эта тема продолжала интересовать меня.

Когда я учился в колледже в старших классах, снова произошло трагическое событие в семье — умер другой мой дедушка. Тогда, после 8-го класса, я окончательно решил, что надо исследовать этот вопрос.

Однажды, на даче мне случайно попалась на глаза книга индийского геронтолога Канунго «Биохимия старения». Прочел ее, но почти ничего не понял — какие-то гистоны, гены, ДНК… И все же решил, что это какой-то знак свыше и я должен пробраться через эти непонимания.

Именно тогда мне врезалось в сознание, что к старению можно относиться как к некоему феномену, который можно изучать, исследовать и думать, как его предотвратить.

Осенью 1998 года вышла статья американских исследователей Джерри Шей и Вудринг Райт об активации теломеразы и о продлении жизни клеток кожи более чем в два раза.

Я обнаружил, что полимеразной тематикой также занимаются в России — нашел об этом статью Алексея Богданова, который на тот момент заведовал кафедрой природных химических соединений МГУ. Таким образом и сложилось понимание, куда судьба направляет меня.

И уже следующие два года до выпуска из колледжа, я целенаправленно работал, чтобы поступить на химический факультет МГУ. Цепь этих событий и определила мою дальнейшую научную карьеру. К слову, многие геронтологи начинали задумываться об этой проблеме еще со школьного возраста.

Не знаю, что послужило спусковым сигналом для моих коллег, но лично у меня это было связано с семьей — с потерей близких и желанием продлить жизнь своим родителям. Папе в этом году 80 лет, маме — 70.

— В чем уникальность ваших исследований?

— Они направлены, прежде всего, на стволовые клетки. Помните, какое-то время эта тема была популярной? В науке часто так бывает, сначала идет волна какого-то оптимизма, потом пена спадает и начинается трудоемкая работа на достижение результата.

У нас два направления по стволовым клеткам, и я занимаюсь обоими. Одно из них — это регенеративная медицина (то, что связано с обновлением тканей нормальными стволовыми клетками), второе — онкология. Стволовые клетки дают начало другим клеткам организма.

В основном они делают это при внутриутробном развитии, но они могут делать это и в течение всей жизни человека. В идеальном случае терапии стволовые клетки могут обновлять ткани организма.

Они сидят в так называемых нишах (некое микроокружение) и, давая сигнал этому микроокружению, могут обновлять самые разные ткани — костную, нервную и так далее.

Что касается раковых клеток, то они как бы выходят из-под контроля. Их задача, образно говоря, пройти между Сциллой и Харибдой — то есть в пределах нижней и верхней границ биологической активности.

Стволовые клетки не должны выходить из-под контроля и начинать неконтролируемое деление (быть слишком активными), ибо это приведет к раковой опухоли, которую часто рассматривают как отдельный мутантный организм, растущий внутри нормального организма. Недостаток же активности стволовых клеток может вносить вклад в дегенеративные заболевания.

В процессе старения активность стволовых клеток взрослого организма под действием микроокружения также падает и они находятся в так называемом дормантном (сонном) состоянии.

И как раз то, чем я занимаюсь, это создание лекарственных препаратов, которые с одной стороны ингибировали бы раковые стволовые клетки и не давали бы клеткам трансформироваться в раковые, а с другой — активировали бы стволовые клетки и помогали им делиться и производить новые ткани организма, то есть способствовали бы самообновлению организма без онкогенеза.

Когда будет создано лекарство для продления жизни?«Все клетки организма должны быть счастливы», — говорит ученый-биомедик Андрей Воронков 

— Ученые говорят, что старение — это не болезнь. И, тем не менее, будут ли когда-нибудь в аптеках продаваться таблетки от старости?

— На самом деле таблетки от старости в аптеках уже продаются. Это биологически активные добавки, воздействующие как на продолжительность жизни модельных организмов, так и на разные биомаркеры старения. Их достаточно много.

Наша компания проспонсировала издание энциклопедии «Потенциальные геропротекторы», в которой собраны все существующие препараты такого плана. Их достаточно много — больше сотни. Но если говорить об основных, то это, например, ресвератрол, мелатонин, циклоастрагенол, рапамицин и никотинамидадениндинуклеотид.

Считаю, что пожилым людям необходимо подобные геропротекторы, но стоит предварительно проконсультироваться с врачом. 

Да, старение пока официально не признано болезнью. Хотя, в США есть довольно активная группа (Нир Барзилай, Эдвина Роджерс и другие), с которой мы взаимодействуем и которая всячески лоббировала признание старения заболеванием.

И, частично, американцам это удалось: впервые в истории человечества одобрены клинические испытания препарата для борьбы со старением. Это метформин — достаточно известный антидиабетический препарат, который уже давно на рынке и доступен в любой российской аптеке.

До сих пор он использовался при лечении диабета. 

— На каком основании ученые пришли к умозаключению, что этот же препарат можно использовать еще и для борьбы со старением?

— Обнаружили, что у больных диабетом, которые его принимали, продолжительность жизни, несмотря на болезнь, оказалась выше среднего. После этого метформин, давно уже прошедший испытания как препарат для лечения диабета, стали испытывать на животных.

Было обнаружено, что регулярный прием этого препарата продлевает продолжительность жизни подопытных животных минимум на 10%.

Важно подчеркнуть, что пока еще лекарством против старения метформин ни в одной стране мира не признан — на данный момент в Америке идут на этот предмет клинические испытания. 

— К БАДам у многих россиян весьма скептичное отношение. К ним относятся как к чему-то ненужному, совершенно бесполезному. К тому же, в этом году в России упал спрос на иностранные БАДы по причине их большой стоимости. 

— Многие БАДы в российских аптеках появились сравнительно недавно. Как известно, что-то новое всегда вызывает недоверие у людей, особенно в странах, где не очень жесткая регуляция этой деятельности, где имеет место коррупция.

Если помните, в годы перестройки вместе с реальными БАДами и препаратами появилось огромное количество всяких подделок. Дельцы-мошенники часто продавали, как бесполезные, так и поддельные продукты ради заработка. Та же история и с уколами стволовых клеток.

Многие люди делали их по незнанию, тогда как большинство ученых никогда не одобряли использование таких уколов для омоложения. До сих пор это направление находится в стадии доработки.

Недоверие к БАДам вызвано в России слухами, которые разносит сарафанное радио, обладающее высокой долей энтропии — всегда следует проверять эти слухи.

Я жил в Норвегии около пяти лет, знаю отношение европейцев к БАДам — никакого скепсиса. Когда им нужно, они консультируются с врачом и регулярно системно принимают БАДы. В развитых странах с высокой продолжительностью жизни люди относятся к ним как к дополнению, к одному из методов здорового образа жизни. К тому же стоит отметить, что БАДы по определению имеют природное происхождение.

  • Когда будет создано лекарство для продления жизни?В странах с высокой продолжительностью жизни люди относятся к БАДам как к одному из методов здорового образа жизни. 
  •  mir-zdor.ru
  • — Могут ли результаты научных исследований если не продлить жизнь, то хотя бы помочь людям избежать немощности в старости?

— Есть целый список возраст-зависимых заболеваний, которые зачастую называют немощностью. Они лечатся, с каждым годом появляется все больше технологий и препаратов, благодаря чему в большинстве стран мира средняя продолжительность жизни постепенно растет.

Что же касается продолжительности жизни, то отследить, как конкретный препарат или биологически активная добавка влияет на этот фактор, не так просто, потому что человек живет долго, и новый препарат пришлось бы исследовать на протяжении многих лет. По этой причине исследования проводятся не на людях, а на живых организмах, живущих недолго.

К примеру, на нематодах (круглые черви), они живут всего неделю, на маленьких плодовых мушках, срок жизни которых около месяца, на мышах и крысах, которые живут пару лет.

Исходя из научных исследований на животных, есть надежда, что вполне реально существенно продлить жизнь человека, так как опыты на мушках, червях и мышах показали, что они жили дольше отведенного им срока на 10-30%. Насколько мне известно, самый потрясающий результат достигнут в эксперименте над мышью Мафусаила.

Лабораторная мышь-долгожитель прожила более пяти лет, то есть в два-три раза больше отведенного ей срока. Эта мышь была получена в лаборатории Аджея Бартке в результате выключения гена Ghr (ген гормона роста).

Так что нет причин, чтобы сомневаться в том, что ученые могут продлить человеку жизнь в таких аналогичных пропорциях — в 2-3 раза.

На данный момент основная задача, которой занимаются геронтологи, это выявление биологических маркеров старения и применение разных технологий, терапии, понижающих биологический возраст человека. Еще одна книга, издание которой проспонсировала наша компания, называется «Биомаркеры старения». Ее можно приобрести у нас на сайте.

 Набор этих биомаркеров можно использовать для того, чтобы достаточно достоверно с научной точки зрения узнать, как лекарственные препараты позволяют именно омолаживаться. Повторюсь, продление жизни и омоложение организма — не совсем идентичные задачи, но они взаимосвязаны.

Поэтому ближайшая задача ученых, которую более реально решить, это омоложение организма.

— Что важнее в борьбе со старением — омолаживать мозг, сердце или какие-то другие органы? Есть ли приоритеты, какой орган больше нуждается в омоложении?

Читайте также:  Не можете похудеть? «Виновата» печень

— В организме все очень взаимосвязано. То, что страдает у пожилого человека, то и нужно омолаживать. Если прекрасно функционирует мозг, но отказывает сердце — омоложение мозга не поможет. Нужно искать слабый элемент из жизненно важных органов, на который и направлять лечение.

Когда будет создано лекарство для продления жизни?В любом возрасте можно выглядеть прекрасно. Фото Натальи Пригодич

Старость больше не придет: новые препараты для продления «периода здоровья»

Замедление структурного разрушения кожи и предотвращение развития связанных с возрастом заболеваний — области научного интереса, оказывающие широкое влияние на здоровье человека и медицину.

Большинство исследований по борьбе со старением было сосредоточено на понимании и поиске способов манипулирования метаболическими путями, которые ответственны за биологическое старение органов и клеток.

В 1998 году группа исследователей во главе с доктором Майклом Уэстом выделила активный компонент клеточных линий HeLa и 293 — теломеразу, делающую клетки человека фактически бессмертными. Эксперименты с клетками кожи в чашке Петри показали, что теломераза действительно воздействует на них как «эликсир бессмертия».

Спустя 20 лет в медицине появилась новое направление — геронтология. Большинство ученых, изучающих старение, теперь озабочены больше продлением «периода здоровья», чем продолжительности жизни людей в целом. Средства борьбы со старением помогут людям достигать преклонного возраста с меньшим количеством боли и болезней, а значит, и с лучшим качеством жизни.

Если ученым удастся сделать это, продление «периода здоровья» будет полезно не только для пожилых людей, но и для экономики стран в условиях старения населения во всем мире.

Продолжительность жизни в России и мире

В 2019 году средняя продолжительность жизни в России составила 78,5 лет для женщин, 68,5 лет для мужчин и 73,4 года в среднем.

При этом этот показатель сильно различается от региона к региону, разница между ними иногда достигает 16 лет. В 2018 году, по данным Минздрава, средняя продолжительность жизни составляла 72,9 года.

В 2017 году, по данным Росстата, этот показатель составил — 72,7 года.

Согласно прогнозу Росстата, ожидаемая продолжительность жизни в России в 2024-м вырастет до 75,5 лет, а в 2030-м — до 77,5. При самом позитивном сценарии прогноз продолжительности жизни вырастет до 76,8 лет в 2024-м, и до 79,7 лет в 2030-м.

В мире первое место по продолжительности жизни занимает Гонконг (84,1 года), за ним следуют Япония (83,9), Швейцария (83,5), Испания (83,3) и Италия (83,2).

Почему люди стареют?

Одна из главных причин возрастных изменений, в том числе и болезней — старение клеток. Фактически это следствие эволюции нашего организма, состояние, наступающее, когда человек переживает свой нормальный репродуктивный возраст или подвергается воздействию разрушительной внешней среды. Когда клетка стареет, она теряет способность делиться и разрушает ткани вокруг себя.

В течение многих лет большая часть геронтологического сообщества считала старение клеток скорее симптомом возрастных изменений, чем их причиной.

Однако исследование, проведенное в 2016 году сотрудниками Медицинского колледжа клиники Майо, показало, что удаление стареющих клеток у мышей не только предотвращает нормальный процесс старения, но и полностью устраняет симптомы возрастных болезней. Другими словами, ученые доказали, что старение клеток — причина возрастных изменений. Это значит, что лекарство, способное остановить старение клеток, потенциально существует.

Дальнейшие эксперименты на мышах показали, что удаление стареющих клеток позволяет сильно снизить вероятность инфаркта миокарда, болезни Альцгеймера и метаболической дисфункции.

Что о возрастных изменениях думает геронтолог Обри ди Грей

В 2018 году британский геронтолог Обри ди Грей подробно рассказал «Хайтеку», почему современные врачи рассматривают старение как болезнь и работают над тем, чтобы продлить период здоровья, а не продолжительность жизни. Тем не менее, ученый предсказал, что как минимум через 20 лет у человечества может появиться универсальная вакцина, способная продлить жизнь человека вплоть до тысячи лет.

Семь типов повреждений при старении по ди Грею

  • мутации ядерной ДНК, приводящие к раку;
  • мутации митохондриальной ДНК;
  • накопление «мусора» в клетках — продуктов жизнедеятельности, выведенных из обмена;
  • накопление выведенных из обмена продуктов жизнедеятельности вне клеток;
  • потеря клеток;
  • старение клеток в результате сокращения теломер или повреждения ДНК;
  • образование внеклеточных перекрестных связей.

Сейчас задача ученых заключается в том, чтобы перенести эти результаты на людей. С другой стороны, исследователи выяснили, что в основе почти всех возрастных болезней лежит лишь несколько биологических причин. Это открытие представляет собой возможность для лечения широкого спектра заболеваний одновременно с лечением, направленным на отдельные биологические механизмы.

Какие средства для борьбы со старением проходят клинические испытания

Сенолитики — препараты, позволяющие точечно удалять из организма старые клетки, которые становятся причиной сердечно-сосудистых и глазных заболеваний, болезни Альцгеймера и артрита.

Препараты, относящиеся к этому классу, в качестве мишеней используют сенсибилизирующие клетки — они накапливаются в тканях в результате старения и стресса, перестают делиться и не умирают, как обычные клетки.

Этот процесс часто приводит к различным воспалениям, а сенолитики точечно убивают сенсибилизирующие клетки и вымывают их.

Существующие сенолитики направлены на борьбу с конкретными заболеваниями — возрастной дегенерацией желтого пятна, глаукомой и хронической обструктивной болезнью легких (включая эмфизему).

Чаще всего к клиническим испытаниям в качестве сенолитиков допускают препараты, уже одобренные для лечения других заболеваний. Например, Humira и Humgen от AbbVie, получившие одобрение регуляторов для борьбы с артритом и псориазом.

Другие уже получили разрешение на испытания на людях и разрабатывались прицельно для борьбы со старением — например, Eeya Regeneron и Lucentis Genetech, одобренные для облегчения симптомов возрастных заболеваний глаз.

Предварительные клинические испытания сенолитической инъекции для борьбы с остеоартрозом, проведенные в 2019 году, показали неоднозначный результат.

В ходе тестирования пациентов разделили на две группы — одна получала инъекцию средней дозы препарата, другая — максимальной.

У пациентов из первой группы произошло серьезное снижение болевых ощущений и повышение функции коленей, а пациенты из второй группы не заметили никаких изменений.

Так или иначе, эксперименты с сенолитиками дают надежду на появление целого ряда препаратов, способных потенциально воздействовать на разные типы стареющих клеток.

Пока большая часть исследователей экспериментирует с комбинацией лекарств от лейкемии, дазатинибом, а также кверцетином и полифенолом, содержащимися в растениях.

Например, сочетание дазатиниба и кверцетина показало улучшение здоровья и продолжительности жизни у мышей. Более того, результаты клинических испытаний этой комбинации продемонстрировали первое в истории облегчение физической дисфункции у пациентов с идиопатическим легочным фиброзом, прогрессирующим дегенеративным заболеванием легких, не имеющим в настоящее время эффективного лечения.

Другой класс препаратов, подходящих для борьбы с возрастными изменениями, — иммунодепрессанты, это лекарства, используемые для искусственного угнетения иммунитета. Их применяют, например, при трансплантации органов — чтобы предотвратить отторжение иммунной системой реципиента.

Среди них есть рапамицин — препарат, изначально применяемый в качестве антибиотика. Дальнейшие исследования показали, что он относится к классу иммунодепрессантов. Сейчас рассматривается в качестве «лекарства от старости».

При попадании в организм препарат блокирует белковый комплекс TOR, отвечающий за рост и размножение клеток. Его блокирование позволяет замедлять естественный процесс старения клетки.

В то же время рапамицин имеет сильные побочные действия (вероятность развития сахарного диабета, микозных, вирусных, бактериальных заболеваний, гепатотоксичность и другие), из-за чего он до сих пор не испытывался на людях.

В ходе первых клинических испытаний исследователи использовали рапамициновый крем с небольшой концентрацией действующего вещества. Испытуемые были разделены на две группы: одной руки намазали кремом с препаратом, а другой — обычным кремом (плацебо).

Когда будет создано лекарство для продления жизни?

После восьми месяцев наблюдений ученые заметили, что руки испытуемых, которые получили лекарство, оказались моложе — как внешне, так и на клеточном уровне, чем руки пациентов, которые получили плацебо. При этом анализ крови показал, что рапамицина в их крови нет — как и каких-либо признаков воспалений или патологий.

Изменение клеточных путей как средство против старения

В поисках средств для борьбы со старением многие исследователи экспериментировали с нематодными червями вида Caenorhabditis elegans, которые, с одной стороны, разделяют с человеком часть генома, а с другой — имеют относительно небольшой геном, легко поддающийся фундаментальным генетическим исследованиям и изменениям. Геном C. elegans составляет приблизительно 100 млн пар оснований, тогда как геном человека состоит более чем из 3 млрд.

У C. elegans было идентифицировано более 25 генов, влияющих на продолжительность жизни, около 15 из них аналогичны генам, встречающимся у людей. Эти человеческие аналоги и представляют собой мишени для тестирования и разработки лекарств, способных предотвратить возрастные заболевания и продлить продолжительность жизни.

Читайте также:  7 мифов о здоровье, в которые верят даже врачи

В ходе последнего исследования с участием C. elegans исследователи из Института исследований старения Бака добились значительных успехов — им удалось продлить жизнь червя на 500%, или в пять раз.

Когда будет создано лекарство для продления жизни?

Обычная продолжительность жизни червей этого вида составляет 2-3 недели. В ходе эксперимента исследователи генетически изменили пути передачи (IIS) и TOR — это «законсервированные» сигналы, которые были переданы человеку в процессе эволюции. Один из них связан с инсулином (IIS), другой — с мишенью рапамицина (TOR).

Ученые внесли изменения в обе цепочки одновременно — в результате они рассчитывали на небольшое улучшение показателей, IIS должен был увеличить продолжительность жизни червя на 100%, а TOR — еще на 30%. Однако результат превзошел самые смелые прогнозы: взаимное влияние молекулярных путей позволило увеличить продолжительность жизни нематод на 500%, что эквивалентно человеческим 400 годам.

Исследователи считают, что в будущем изменение тех же клеточных путей может привести к существенному увеличению продолжительности человеческой жизни. Однако до проведения клинических испытаний новому методу пока очень далеко.

Вместе с тем, результаты исследования показали, что старение не является результатом работы какого-то одного гена — другими словами, найти конкретный ген «долголетия» не удастся, поскольку его с высокой вероятностью не существует. Продолжительность жизни у каждого организма зависит от целой сети сигнальных путей и их взаимодействия.

«Через 20 лет появятся технологии радикального продления жизни — нужно просто дожить». Антиэйджинг-предприниматели — о том, возможно ли бессмертие

«Никакого биологического предела нет»

— Давайте вначале каждый из вас поделится своим опытом и какими-то лайфхаками. Что вы делаете для того, чтобы жить дольше и быть здоровее?

ЮД: На самом деле все лайфхаки известны. Просто сейчас нужно максимально хранить своё здоровье — чтобы дожить до той поры, когда будут созданы суперпрорывные средства, способные радикально продлить нашу жизнь.

Соблюдать совершенно простые базовые вещи — высыпаться (часто проблемы у людей начинаются с недосыпа), заниматься умеренной физкультурой и не переедать, то есть следить за своим весом и тем более не дожираться до ожирения.

При этом я хожу в спортзал, а после каждой тренировки иду в баню, потому что есть много данных о её пользе и практически ничего — о вреде. Ну и стараюсь не курить — пока получается, последние 39 лет.

— Василий, опиши свой режим жизни. В чём ты себя ограничиваешь? Что ты себе позволяешь? Что у тебя со спортом и с вредными привычками?

ВШ: Думаю, сначала нужно отделить два термина — «продолжительность жизни» и healthspan (активная, здоровая жизнь). И абсолютно согласен с Юрием: сейчас мы по большей части можем что-то сделать именно во второй части.

Люди из своих условных 80 лет примерно последние 15 живут не очень качественно.

Мы можем поработать с этим, и здесь самый правильный подход — предотвращать какие-то очевидные вещи, которые, как мы знаем, ведут к набору заболеваний либо к преждевременному старению.

Что делаю для себя? Занимаюсь боксом, что может показаться странным, поскольку есть вероятность пропустить удар в голову и достаточно резко постареть. Но мне нравится — это очень интенсивная и ровная нагрузка.

Соблюдаю диету, которую не назвал бы жёсткой: просто стараюсь есть меньше сахара. Опытным путем пришёл к низкоуглеводке, почти безуглеводке — просто лучше себя чувствую. Хорошо сплю от 8 до 9 часов, не пью, не курю.

Из чего-то более необычного — холод. Заметил, что сильно меньше стал болеть. Под холодом я имею в виду контрастный душ несколько раз в день (обычно дважды). Сплю фактически без одеяла либо накрывшись простынёйи держу температуру в комнате на уровне 18—20 градусов.

— Когда ты молод, сложно фокусироваться на отказе от каких-то вещей ради хорошего самочувствия в старости. Можешь рассказать, почему ты об этом думаешь и как ты понял, что об этом вообще стоит задумываться?

ВШ: Я в детстве был достаточно толстый — в 14 лет весил чуть больше 100 кг. А сейчас вес — 76, рост — 182. Как раз тогда, в 14—15 лет я сбросил очень много и очень быстро, чего делать никому не советую.

Похудел на 30 кг примерно за 3—4 месяца, но это очень сильно изменило мою жизнь в социальном плане и отношение к самому себе. С тех пор я адепт здорового образа жизни. 7 лет профессионально занимался спортом — греблей на каноэ.

И для меня сейчас это не выглядит как какой-то специальный лайфстайл — скорее как то, что я делаю по умолчанию. Наоборот, мне сложно делать что-то другое.

  • — То, о чем вы сейчас говорите, — по сути, классический ЗОЖ…
  • ЮД: Да, просто ничего другого нет, к сожалению.
  • — Почему вы называете это борьбой со старением?

ЮД: Ну, это ЗОЖ профилактический — чтобы предотвратить какие-то ранние проявления старения и не ускорять его. Если не следовать этим привычкам и, например, набрать лишний вес, заработать диабет, злоупотреблять алкоголем — всё это приведет к ранней смерти.

На самом деле мы живём в очень хорошее время: уже в ближайшие 20–30 лет революция в биологии и генной инженерии даст нам плоды в виде радикального продления жизни.

Можно будет не заморачиваться ЗОЖем и всё равно чувствовать себя на 23 даже в 80-летнем возрасте. Соответственно, нам нужно дожить до этого времени.

Хотя бы ещё 20 лет, потому что в наиболее оптимистичном сценарии развития генной инженерии уже будут какие-то интервенции, которые смогут продлевать нашу жизнь ещё дольше.

— Откуда эта цифра? С чем она связана?

ЮД: Это просто прогноз. Он основан на том, что сейчас происходит в области генной инженерии, биологии и геронтологии. Наше понимание механизмов старения растёт, наши способности модулировать биологию и гены — растут.

Уже 300 различных генных терапий находятся на клинических исследованиях, то есть их уже применяют на людях. Все эти терапии выйдут на рынок в ближайшие пять лет.

За это время наше понимание механизмов ещё больше возрастет, и те терапии старения, которые, как мы считаем, значительно продлят жизнь, могут в последующие 10–15 лет тоже выйти на рынок.

Возможно, это будут не генные, а какие-то другие терапии — те же сенолитики или анти-ретроэлементы.

У нас в организме есть такие плохие клетки, которые с возрастом начинают не просто накапливаться, а ещё и вызывать хроническое воспаление.

Вот сейчас один из подходов борьбы со старением — это попытаться убить эти сенесцентные клетки. Соответственно, те интервенции, которые на это направлены, называются сенолитики, потому что они как бы лизируют такие клетки.

Эти подходы уже находятся на клинических исследованиях. Есть пара компаний, которые тестируют какие-то малые молекулы. Если у них всё пойдет хорошо, в ближайшие 3–5 лет технология будет одобрена для применения на людях.

— И каким будет эффект от её применения? Что произойдёт?

ЮД: Ну, мыши живут дольше. Соответственно, у них увеличивается тот самый healthspan, то есть здоровый период жизни. Для людей наша задача — с помощью терапии вернуть человека в некое более молодое состояние.

Например, есть нашумевшее исследование, в рамках которого с помощью гормона роста и DHEA эпигенетический возраст откатили на два с половиной года назад.

А различные интервенции, направленные против старения, должны будут показывать какой-то системный эффект — если не омоложения, то хотя бы замедления старения.

— То есть будет некая таблетка, которую нужно принять?

ЮД: Если мы говорим о сенолитиках — да: либо таблетка, либо инъекция. Человек проходит курс лечения, и у него в идеале убивается энное количество сенесцентных клеток, снижается уровень воспаления и системно улучшается организм, улучшается здоровье.

Сейчас есть и другие подходы, которые тестируются. В обозримом будущем какой-то из них обязательно даст плоды и превратится в терапию. Просто по тому массиву данных, который мы видим на животных, в обозримые 10–15 лет гарантированно будет какое-то средство.

Не прорывное, не суперсредство, которое позволит дожить до 500 лет, но которое продлит нам на 10–15 лет хотя бы healthspan.

То есть если сейчас большинство людей в 80 дряхлые и больные, то с помощью этих средств они в таком же возрасте будут более активными, например на уровне современного 60-летнего человека.

— То есть вы, как специалист, допускаете, что теоретически человек может жить сколь угодно долго?

ЮД: Если мы модифицируем наши гены, никакого биологического предела нет. У нас есть заложенный генами предел примерно в 117–120 лет — выше него пока никто из людей не доживал. Но мы видим, что некоторые животные — те же млекопитающие киты — живут по 200 лет, а акулы живут 400.

Соответственно, никакого биологического ограничения в сто лет у живой системы, а именно многоклеточного животного, как мы, — нет. А деревья (тоже многоклеточные, но там другая система) живут 1000 лет.

То есть нет никакого фундаментального закона увеличения энтропии, который помешал бы нам жить гораздо дольше, в разы дольше.

Единственное, что нас сейчас останавливает, — генная программа, которая в нас заложена. Потому что продолжительность жизни определяется генами — мы это видим по всем животным. Соответственно, чтобы перепрыгнуть через этот обусловленный генами предел, нам нужно их поменять. И те самые генные терапии, о которых я говорил, теоретически могут нам помочь превзойти этот предел.

Биоинформатик рассказывает, когда начнут лечить старость

Возрастные заболевания — одна из самых распространенных причин смерти. Но пока старение официально не признают болезнью, лечить его и накопление повреждений в организме не начнут.

Кандидат биологических наук и сотрудник лаборатории изучения старения в Гарвардской медицинской школе и МГУ Александр Тышковский рассказывает, как ученые пытаются предотвратить старение, почему важно регулярно обследоваться и увеличится ли продолжительность жизни в ближайшие годы.

— Считается, что риск некоторых болезней повышается с возрастом. Это действительно так?

— Конечно. С возрастом у человека повышается вероятность умереть, причем, довольно быстро — она удваивается каждые восемь лет. С демографической точки зрения в этом и выражается старение — чем мы старше, тем больше вероятность умереть.

Если смотреть на основные возрастные заболевания — такие, как рак, сердечно-сосудистые заболевания, диабет второго типа, то окажется, что для каждого из них наблюдается очень похожая динамика. То есть за 8 лет вероятность заболеть каждым из них увеличивается примерно в два раза.

Интересно, что такая же динамика наблюдается и для накопления различных повреждений в нашем организме. Поэтому сейчас в научных кругах превалирует теория, что накопление повреждений — это и есть общая причина всех возрастных заболеваний. Поэтому если мы сможем как-то справляться с этим фактором, риски всех этих заболеваний одновременно снизятся.

Разработкой лекарств, которые могли бы увеличить продолжительность нашей жизни и замедлить старение (накопление повреждений в организме) занимается наука, и наша лаборатория в том числе.

Читайте также:  Что делать при солнечном ожоге: лечение, лекарственные мази и народные средства

— Есть ли какие-то специфические возрастные заболевания в России?

— В целом, в России статистика по причинам смерти населения похожа на общемировую. Если говорить о самых распространенных причинах смерти, то каждый третий человек в мире умирает от сердечно-сосудистых заболеваний. В России этот процент даже выше. На втором месте — рак. В сумме сердечно-сосудистые заболевания и рак ответственны больше чем за половину всех смертей в мире.

Насколько долго протекают возрастные заболевания — зависит от образа жизни, методов лечения и самого заболевания. Но если посмотреть на статистику появления основных возрастных заболеваний и смертности, то окажется, что в среднем разница между этими временными точками составляет около 15 лет. Это усредненный показатель, каждый отдельный случай может сильно отличаться.

— А как в России относятся к старению?

— Мне кажется, старение — это тот уникальный случай, когда все страны мира солидарны в своем отношении к этой проблеме. Старение и связанные с ним заболевания ответственны примерно за 70 % всех смертей в мире. Это глобальная проблема. И здорово, что всё больше ученых и врачей занимаются решением этой задачи.

Является ли старение болезнью — это философский вопрос. Кто-то считает, что старение — это болезнь, кто-то — что это изменения, приводящие к болезням. Но, какой бы точки зрения вы ни придерживались, старение — негативное явление, от которого было бы здорово избавиться.

Вопрос о том, является ли старение заболеванием, важен скорее с практической точки зрения: пока старение не признано болезнью государственными регуляторными органами — например, Минздравом — вы не можете выпустить лекарство против старения.

Лекарства выпускаются для лечения конкретных заболеваний, причем только тех, которые входят в перечень классификации болезней. Так что пока старение не признано болезнью, фармакологическим компаниям невыгодно вкладываться в клинические испытания лекарств против него.

Это откладывает тот момент, когда такие лекарства появятся в продаже.

Кстати, в прошлом году ВОЗ включила в международную классификацию болезней термин «заболевания, ассоциированные со старением». Это первый шаг на пути признания старения болезнью.

Другая связанная с этим новость состоит в том, что пару лет назад в Штатах запустились первые клинические испытания лекарства, разработанного против старения, — метформина. На основании результатов этих испытаний может быть принято решение о признании старения заболеванием.

То есть этот процесс [признания старения заболеванием] идет, но он, вероятно, займет еще какое-то время.

— А какие технологии продлевают жизнь уже сейчас?

— Здесь очень важно разделить животных и человека. Создание лекарств и технологий против старения идет с 30-х годов XX века.

И за это время мы научились продлевать жизнь самым разным животным, причем зачастую одними и теми же методами. Это говорит о том, что механизмы, на которые действуют эти лекарства, универсальны.

А значит, лекарства, скорее всего, сработают и на человеке. Но пока не проведены клинические испытания, утверждать это наверняка мы не можем.

Для животных открыто достаточно много способов продлить жизнь. Среди них — диеты, генетические изменения, но самое главное (для практического применения на человеке) — лекарства. Думаю, в ближайшие 10–15 лет какие-то из этих лекарств могут быть выпущены и для человека.

Правда, какого-то невероятного эффекта от них ждать не стоит. Например, у мышей лекарства в среднем увеличивают продолжительность жизни на 15–20 %.

Соответственно, если у человека сейчас средняя продолжительность жизни — 72 года, мы можем ждать ее увеличения примерно до 85–90 лет.

По-видимому, первыми доступными средствами против старения станут именно лекарства — по-простому, таблетки. Но в дальнейшем могут появиться и другие технологии, не только фармацевтические, но и более сложные.

Например, трансплантация стволовых клеток или даже молодых органов и технологии, которые направлены на точечное устранение повреждений в нашем организме. Пока эти технологии находятся в довольно сыром виде и далеки от применения на человеке.

Но когда они появятся, вероятно, эффект от них будет больше, чем от существующих сегодня лекарств.

— Как современные технологии помогают следить за здоровьем?

— Прежде всего, улучшается диагностика: например, врачи могут обнаружить очаги образования опухолей на более ранних стадиях. А чем раньше обнаружено возрастное заболевание, тем больше шансов вылечить или хотя бы замедлить его развитие у больного. Но самое главное, на мой взгляд, — мы начинаем лучше понимать природу заболеваний, а благодаря этому с ними проще справляться.

Например, биология рака изучается примерно с 50-х годов, и только когда мы разобрались, как он появляется и почему может адаптироваться к методам лечения, то совершили прорыв и смогли разработать методы, которые позволяют нам атаковать его слабые места. Сейчас разрабатываются очень интересные технологии в лечении рака, например персонализированный подход, когда у пациента берут его собственные иммунные клетки и генетически модифицируют их так, чтобы они атаковали его раковые клетки.

Вообще, персонализированный подход очень важен, особенно для лечения рака. Пути эволюции раковых клеток могут быть довольно разными, и лекарство, которое работает против одной опухоли, далеко не всегда сработает против другой. Поэтому сейчас всё двигается именно к персонализированному лечению.

Еще есть отдельная область фармакологии — фармакогенетика.

Обычно, когда лекарство выпускают на рынок, проводятся клинические испытания, в ходе которых показывают его эффективность для большой популяции людей, которых делят на случайные группы.

Но сейчас технологии позволяют разделять людей на группы по генетическим данным и предсказать, насколько безопасным и эффективным то или иное лекарство будет для человека с конкретным набором мутаций.

— Исходя из результатов научных исследований, сколько мы будем жить в ближайшие 50 лет?

— Сложно давать прогнозы даже на ближайшие 10 лет, чего уж говорить о 50. Но одно сказать можно точно — продолжительность жизни человека будет увеличиваться.

За последние 100 лет в европейских странах она выросла примерно на 20 лет, если вычесть эффект детской смертности.

Тогда взрослые люди жили около 60 лет, сейчас ожидаемая продолжительность их жизни приближается к 80 годам. И этот тренд продолжает расти.

Но насколько именно увеличится продолжительность жизни, предсказать невозможно. Это зависит от того, как быстро будут развиваться технологии, какая из них выстрелит, к какому эффекту она приведет, насколько она будет доступной и дешевой. Это всё вопросы, на которые сегодня невозможно дать ответ.

Учитывая ту скорость, с которой сейчас развиваются технологии продления жизни, думаю, мы стоим на пороге эпохи, когда мы сможем не просто замедлять развитие патологий, но и контролировать сам процесс накопления повреждений. Поэтому, думаю, эффект в перспективе может оказаться очень большим.

— Что можно делать уже сейчас, чтобы обеспечить себе здоровую старость?

— Существуют фармакологические методы и здоровый образ жизни. Но на сегодняшний день готовых лекарств против старения на рынке не существует, и, по-видимому, они появятся не раньше, чем через 10–15 лет. Поэтому сейчас лучший способ продлить жизнь — вести здоровый образ жизни.

Нужно переосмыслить подход к питанию. Мучить себя голодом не стоит, но ограничить в разумных пределах потребление сахара и жира не помешает. А еще стоит отказаться от курения — это один из самых летальных факторов риска, приводящих к смерти.

Примерно треть смертей из-за курения вызваны раком легких, еще треть — сердечно-сосудистыми заболеваниями, например инфарктом, и еще примерно треть — респираторными заболеваниями вроде хронических обструктивных болезней легких.

Каждый год 7 миллионов человек в мире умирает от заболеваний, вызванных курением. Всем рекомендую к ним не присоединяться.

За помощь в организации интервью «Бумага» благодарит Geek Picnic. 6 июля Александр Тышковский выступил там с лекцией «Дорога к бессмертию: самые перспективные технологии продления жизни человека».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *