Что такое коллективный иммунитет и возможен ли он при COVID-19

Что такое коллективный иммунитет и возможен ли он при COVID-19

Коллективный иммунитет и как он развивается

Коллективный иммунитет — это ключевая концепция борьбы с эпидемиями.

Под этим подразумевается, что часть населения должна обладать иммунитетом (путём преодоления естественной инфекции или вакцинации) к инфекционному агенту, чтобы он прекратил генерировать крупные вспышки.

Коллективный иммунитет возникает, когда достигнут порог вакцинации, при которой популяция может быть защищена от определенного вируса.

Что такое коллективный иммунитет и возможен ли он при COVID-19

Достижение коллективного иммунитета с помощью безопасных и эффективных вакцин делает болезни более редкими и спасает жизни.

Коллективный иммунитет как способа борьбы с COVID-19

Попытки достичь коллективного иммунитета путём заражения людей вирусом являются научно проблематичными и неэтичными. Распространение COVID-19 среди населения любого возраста и состояния здоровья приведет к ненужным инфекциям, страданиям и смерти.

Подавляющее большинство людей в большинстве стран остаются восприимчивыми к этому вирусу. Исследования серопревалентности показывают, что в большинстве стран менее 10% населения были инфицированы COVID-19.

Иммунитет к COVID-19 ещё изучается. Большинство людей, инфицированных COVID-19, развивают иммунный ответ в течение первых нескольких недель, но неизвестно, насколько силен или длителен этот иммунный ответ, или как он отличается у разных людей. Были также сообщения о людях, инфицированных COVID-19 во второй раз.

Что такое коллективный иммунитет и возможен ли он при COVID-19Пока не изучен вопрос иммунитета к COVID-19, невозможно будет узнать, какая часть населения обладает иммунитетом и как долго этот иммунитет продлится, не говоря уже о том, чтобы делать прогнозы на будущее. Эти проблемы должны препятствовать любым планам, направленным на повышение иммунитета населения путем предоставления людям возможности заразиться.

Наконец, в то время как большинство инфицированных людей получают лёгкие или умеренные формы COVID-19, а некоторые не испытывают никаких симптомов заболевания, многие люди переносят болезнь в тяжёлой форме и нуждаются в госпитализации.

Что мы знаем об иммунитете от COVID-19?

Большинство людей, инфицированных COVID-19, развивают иммунный ответ в течение первых нескольких недель после заражения.

Всё еще продолжаются исследования того, насколько сильна эта защита и как долго она длится. ВОЗ также изучает, зависит ли сила и продолжительность иммунного ответа от типа инфекции, которую человек имеет: бессимптомной, лёгкой или тяжелой.

Для других коронавирусов, таких как обычная простуда, SARS-CoV-1 и ближневосточный респираторный синдром (БВРС) – иммунитет со временем снижается, как и в случае с другими заболеваниями. В то время как у людей, инфицированных вирусом SARS-CoV-2, развиваются антитела и иммунитет, мы еще не знаем, как долго он длится.

Иммунитет к COVID-19: есть или нет?

Что такое коллективный иммунитет и возможен ли он при COVID-19

По данным на 4 декабря в мире зарегистрировано более 65 миллионов случаев заражения COVID-19. По мере распространения вируса ученые узнают все больше о том, как наша иммунная система реагирует на него. Запоминает ли она вирус? Как быстро возникает такая память и как долго хранится? Можно ли заразиться повторно и к чему это приведет? Собрали информацию, известную на данный момент.

Как появляется иммунитет к вирусам?

Спойлер: Долговременную защиту создают потомки В- и Т-клеток, сумевших справиться с вирусом. Первые вырабатывают антитела, а вторые уничтожают клетки, в которые проник вирус. 

За специфический иммунитет к вирусам отвечают защитные клетки крови – Т- и В-лимфоциты. Распознав вирус, они активируются и начинают с ним бороться. Т-лимфоциты убивают уже зараженные клетки, подавляя распространение вируса.

В-лимфоциты производят антитела, которые нейтрализуют «свободно плавающие» в крови вирусы, не давая им прикрепиться к клеткам. После уничтожения вируса часть знакомых с ним лимфоцитов сохраняется, становясь клетками памяти. Если им снова встретится тот же вирус, иммунный ответ запустится быстрее.

В результате инфекция пройдет легче или даже не вызовет симптомов. 

Так возникает иммунитет к вирусам, хорошо известным человеку. Но SARS-CoV-2 с нами меньше года и пока неясно, у всех ли появляется иммунитет к вирусу. Также неизвестно, защитит ли иммунитет от повторного заражения, а если нет – будет ли болезнь протекать легче.

Спасут ли нас антитела к COVID-19?

Спойлер: У большинства переболевших людей вырабатываются антитела к вирусу. Но нет уверенности, что они защитят от повторного заражения.

Какую информацию дают тесты на антитела?

Они выявляют уже столкнувшихся с вирусом людей. Тесты оценивают наличие антител класса IgM, возникающих на ранних этапах инфекции, и IgG, появляющихся на более поздних этапах и после выздоровления.

По соотношению титров этих антител можно понять, на какой стадии заболевания находится человек. При этом судить об устойчивости к повторному заражению по результатам «обычных» лабораторных тестов нельзя – они не показывают долю нейтрализующих антител, которые могут убить вирус.

Кроме того, антитела могут не защитить от новых вариантов вируса, возникших в результате мутаций. 

Всегда ли появляются антитела к COVID-19?

У большинства пациентов с COVID-19 независимо от наличия симптомов вырабатываются антитела, среди которых преобладают именно нейтрализующие. При этом у некоторых пациентов с легким течением инфекции таких антител может быть мало или совсем не быть.

Как правило, выявить IgM в сыворотке можно, начиная с 5–7 дня после возникновения симптомов, а через 28 дней их уровень начинает падать. Обнаружить антитела IgG можно на 7–10 день, их количество начинает уменьшаться примерно через 49 дней. Падение уровня антител часто вызывает опасения, что защита ослабнет и иммунитет пропадет.

Но после острой фазы инфекции антител всегда становится меньше, поскольку производящие их В-клетки живут недолго.

Как долго сохраняются нейтрализующие антитела?

Недавно ученые проанализировали данные 30 082 пациентов, переболевших COVID-19 в легкой и среднетяжелой форме. У большинства из них нейтрализующие антитела сохранялись в течение пяти месяцев. Но для получения более точной картины за пациентами нужно наблюдать и дальше – хотя бы в течение года. 

Судя по единичным случаям повторного заражения, антитела не гарантируют пожизненного иммунитета к SARS-CoV-2. И это нормально для респираторных инфекций.

Иммунитет к коронавирусам, вызывающим MERS и SARS, длится как минимум пару лет, а к коронавирусам, вызывающим простуду – не больше года.

Однако наличие антител с большой вероятностью должно смягчить симптомы в случае реинфекции (повторного заражения).

А если антител мало?

Для защиты от SARS-CoV-2 важно не только количество, но и качество антител. Например, у многих выздоравливающих пациентов мало антител, зато они очень хорошо нейтрализуют вирус. Но определять качество антител сложнее и дольше, чем измерять их уровень, поэтому такой подход встречается редко.

Даже отсутствие антител еще не означает отсутствия иммунитета к вирусу. Защищать могут и выжившие В-клетки памяти. Уже на ранних этапах повторной инфекции они быстро размножаются, что приводит к росту уровня специфичных антител.  

Главный вопрос – какой уровень антител необходим для защиты. Зная это, мы сможем проводить вакцинацию более эффективно.

Можно ли надеяться на Т-клетки?

Спойлер: Т-лимфоциты могут защитить от SARS-CoV-2, даже если в организме мало специфичных антител или они еще не появились. Именно Т-клетки, а не антитела, могут быть наиболее важными для возникновения стойкого иммунитета к вирусу. 

Как меняется уровень Т-клеток при COVID-19?

Уровень Т-клеток повышается как у переболевших COVID-19, так и у получивших одну из экспериментальных вакцин. Специфичные Т-лимфоциты появляются уже в первую неделю после заражения, а Т-клетки памяти – через 2 недели и остаются в организме более 100 дней с начала наблюдения.

Если человек перенес COVID-19 бессимптомно и не выработал антитела, единственный способ подтверждения болезни – определение уровня специфичных Т-лимфоцитов. Но оценивать их количество дольше и сложнее, чем измерять уровень антител, поэтому такой метод практически не используют.

 

Может ли Т-клеточный иммунитет к SARS-CoV-2 быть у тех, кто не болел?

Способные распознать SARS-CoV-2 Т-клетки есть у множества людей, никогда не встречавшихся с ним (судя по оценкам, у 20–50% популяции). Скорее всего, эти клетки возникают при заражении родственными коронавирусами – виновниками простуды.

Структуры этих вирусов схожи, и Т-клетка, знакомая с одним из них, может распознать и другой – так возникает «перекрестная реактивность». При этом неизвестно, могут ли такие Т-клетки защитить от заражения SARS-CoV-2, повлиять на ход инфекции и ответ на вакцину.

Нужно долго наблюдать за множеством добровольцев с предсуществующим иммунитетом, чтобы увидеть, кто из них заболеет и насколько серьезно.   

Можно ли повторно заразиться COVID-19?

Спойлер: Подтвержденные случаи есть, но их мало, и они не позволяют прогнозировать течение заболевания. Скорее всего, случаев повторного заражения будет все больше.

Многие ли заболевают повторно?

Большинство людей до сих пор не заразилось COVID-19 в первый раз, не говоря о втором. Однако уже сейчас есть ограниченные, но убедительные данные о повторном заражении SARS-CoV-2 после выздоровления.

Сообщения о таких случаях появлялись неоднократно с начала пандемии, но большая часть из них не была подтверждена.

Важно различать настоящую реинфекцию и следы старого вируса, что не всегда просто из-за особенностей диагностики COVID-19.

Как подтвердить повторное заражение?

Стандартные тесты ищут в мазках и образцах слюны генетический материал SARS-CoV-2 – молекулу РНК. В отличие от самого вируса она может долго – до нескольких недель – сохраняться в организме и стать причиной ложноположительного результата теста.

Может показаться, что человек снова заразился, и болезнь протекает бессимптомно, но на самом деле это не так.

А бывает и ложноотрицательный результат, когда недостаточно чувствительные тесты не находят вирусную РНК, несмотря на присутствие вируса в организме.

Единственный надежный способ подтвердить реинфекцию – расшифровать вирусный геном. SARS-CoV-2 постепенно мутирует, в результате чего возникают его разновидности с небольшими отличиями в РНК – штаммы.

Крайне маловероятно, что человек может снова заразиться тем же штаммом вируса.

Читайте также:  Дефицитный товар: врачи назвали альтернативу медицинским маскам

«Прочитав» РНК вируса из старых и новых образцов, а также оценив иммунный ответ в ходе инфекции, можно подтвердить повторное заражение.

Чего ждать при реинфекции COVID-19?

Повторное заболевание может быть как бессимптомным, так и протекать тяжелее, чем в первый раз. Легкое течение инфекции может быть обусловлено защитой Т-клеток, а осложненное – более агрессивным штаммом вируса, чувствительность которого к антителам уменьшилась из-за мутаций. 

Когда у нас будет коллективный иммунитет?

Спойлер: Нескоро. Переболело слишком мало людей, и вакцины пока не появились в широком доступе.

Что такое коллективный иммунитет?

Согласно концепции коллективного иммунитета, распространение заболевания в популяции прекращается, когда большая ее часть приобретает устойчивость к возбудителю. У каждого заболевания свой порог защиты – доля людей, у которых должен выработаться иммунитет. Он может возникать естественным способом – после болезни, или искусственным – в результате вакцинации. 

Правда ли, что всем нужно переболеть COVID-19?

Полагаться на возникновение группового иммунитета после свободного распространения SARS-CoV-2 – неэтичная и, возможно, неэффективная стратегия. По мнению ВОЗ, в большинстве стран вирусом инфицировано менее 10% населения – значит, до всеобщей устойчивости еще далеко.

При летальности инфекции примерно 0,3–1,3%, цена достижения коллективного иммунитета естественным путем может быть слишком высока. Нельзя не учитывать и риск осложнений у пациентов с COVID-19, а также чрезмерную нагрузку на систему здравоохранения, возникающую при таком подходе.

Кроме того, мы мало знаем о надежности естественной защиты: возможно, для возникновения стойкого иммунитета нужно будет переболеть несколько раз. 

Последний факт может стать проблемой и для вакцинации – более безопасного способа добиться коллективного иммунитета. Если защитный эффект антител будет недолгим, а SARS-CoV-2 продолжит изменяться, нам придется постоянно модифицировать вакцины и прививаться с определенной периодичностью – как в случае с вирусом гриппа. 

Что будет дальше?

Пока никто не знает, как долго сохраняется иммунитет к SARS-CoV-2 и какой уровень антител и Т-клеток необходим для защиты. Но информация о новом коронавирусе постоянно обновляется, и со временем ученые найдут ответ на эти вопросы.

Предварительные выводы делают на основе данных о родственных коронавирусах, а также исследований на животных и клинических испытаний вакцин, которые идут прямо сейчас. Кажется, что перенесенная инфекция в целом защищает от повторного заражения, подтвержденные случаи которого пока довольно редки.

Но ситуация в любой момент может измениться – и к этому нужно быть готовым.

Благодарим врача-инфекциониста Оксану Станевич за помощь в подготовке текста

В воз отвергли идею коллективного иммунитета за счет отмены ограничений :: общество :: рбк

Идея о том, что остановить эпидемию можно, если дать переболеть COVID-19 большей части населения, неэтична и не основана на научном подходе. Суть концепции коллективного иммунитета заключается в другом, напомнили в ВОЗ

Что такое коллективный иммунитет и возможен ли он при COVID-19

Robert Michael / Global Look Press

Концепция коллективного иммунитета, согласно которой распространение болезни в популяции прекращается при достаточно большой доле населения, имеющей иммунитет, основана на массовой вакцинации, а не на свободной циркуляции вируса среди людей. Об этом в ходе брифинга заявил глава ВОЗ Тедрос Гебрейесус.

Идея коллективного иммунитета заключается в том, что, когда достаточно большое число людей в популяции уже обладает иммунитетом, инфекция лишается каналов распространения. Из-за этого сами вспышки заболевания быстро сходят на нет. К примеру, для формирования коллективного иммунитета против кори требуется, чтобы антитела вырабатывались у 95% населения, против полиомиелита — у 80%.

Согласно консенсусному мнению специалистов, коэффициент распространения коронавируса COVID-19 при отсутствии сдерживающих мер составляет 2,5–3. Таким образом, если коэффициент распространения равен 2,5, то, согласно этой формуле, для выработки коллективного иммунитета должно переболеть 60% населения.

Гебрейесус отметил, что эта концепция основана на формировании иммунитета у большинства с помощью вакцины.

Идея, согласно которой достичь коллективного иммунитета можно, если позволить вирусу свободно распространяться, противоречит этике и научному подходу, считает глава ВОЗ.

«Еще никогда в истории коллективный иммунитет не использовался в качестве стратегии борьбы со вспышкой заболевания, не говоря уже о пандемии. Это проблематично как с точки зрения научного подхода, так и этически», — сказал глава ВОЗ.

Кроме того, напомнил Гебрейесус, у врачей пока не так много информации об иммунитете к COVID-19. К примеру, пока неизвестно, как долго сохраняется иммунитет у переболевшего человека. Медицинскому сообществу известны случаи повторного заражения коронавирусом.

Кроме того, даже сейчас в большинстве стран до достижения уровня коллективного иммунитета далеко — в среднем доля уже переболевших составляет менее 10%. Нельзя забывать и о том, что долгосрочные последствия COVID-19 для организма пока не изучены до конца.

«Я встречался с группами пациентов, страдающих от того, что сейчас называют «длительный COVID» (переболевшие COVID-19 люди, сообщающие о появляющихся новых симптомах заболевания на протяжении долгого периода времени.

 — РБК), чтобы понять, от чего они страдают, какие у них потребности и как мы можем им помочь», — рассказал Гебрейесус.

Коллективный иммунитет: есть ли у человечества шанс победить COVID-19

Что такое коллективный иммунитет и возможен ли он при COVID-19

Високосный 2020 год принес много неприятных сюрпризов, успев заработать дурную славу еще в первые пару месяцев после Нового года – массовые пожары, теракты, митинги и беспорядки. Однако на сцене хаоса главная роль безоговорочно отведена пандемии COVID-19. За сравнительно короткое время мир познал прелести совершенно новой реальности, в которую людей погрузил коронавирус.

Период карантина и самоизоляции ввели практически все страны в состояние кризиса – бизнес и экономика до сих пор с трудом оправляются от финансовых потерь. Как оказалось, радость от снятия ограничений была преждевременной.

Мир так и не вернулся к прежнему ритму жизни. Более того, осенью существенно возросло количество заболевших и погибших от чумы 21 века.

В связи с этим в информационном пространстве распространяется противоречивые мнения врачей и экспертов по поводу дальнейшего развития событий.

Исследования говорят «нет»

Камнем преткновения обозначился вопрос вырабатывания коллективного иммунитета к COVID-19. Для начала, стоит разобраться в предмете проблемы.

Если отталкивать от научного определения, то коллективный иммунитет – это эффект сопротивления распространению инфекции в популяции, часть членов которой имеют к ней личный иммунитет.

Если говорить более простыми словами, то распространение инфекции замедлиться или вовсе остановится, когда переболеет большая часть населения. Вакцинация в таком случае тоже сможет помочь, стимулировав организм человека к более продуктивному сопротивлению инфекции….

С помощью вакцины удалось победить эпидемию кори – достаточно двухэтапного введения препарата в организм, чтобы у человека пожизненно выработалась сопротивляемость заболеванию. Охват вакцинированных должен превышать 90% населения. Если количество вакцинированных или переболевших будет около 95%, то оставшиеся 5% могут быть спокойны: риск заболеть у них будет минимальным.

Это касается только инфекций, иммунитет к которым долгосрочный. Корь, ветрянка, краснуха – редко, кто болеет ими больше одного раза в жизни. Совсем другое дело с COVID-19. Несколько внушающих доверие исследований, проведенные специалистами из разных стран в разное время, показали приблизительно один результат.

Например, еще в июле были обнародованы данные исследований из Берлина, Лондона и Сеула.

В Британии установили, что переболевшие вырабатывают антитела к заболеванию, но спустя небольшое количество времени показатели подают, и человек вновь подвергается риску заболеть.

В Германии разделили точку зрения, добавив, что иммунитет у человека к заболеванию, так или иначе, выработается, но он будет неполным. То есть, опасность заражения остается, причем второй раз течение заболевания может протекать в осложненной форме.

К выводам присоединились в Южной Корее, где также проводились разнообразные исследования на более чем трех тысячах человек. Специалисты фиксировали неоднократные случаи повторного заражения, в связи с чем были сделаны выводы о том, что рассчитывать на появление коллективного иммунитета бессмысленно. Во всяком случае до тех пор, пока не появится действительно эффективная вакцина.

Российские ученые тоже не отстают, проводя свои эксперименты. Ведущий научный сотрудник Института клинической и экспериментальной медицины Александр Чепурнов решил рискнуть своим здоровьем, чтобы выявить особенности «поведения» коронавируса. Первый раз он заболел в конце февраля во время поездки в Европу. Специалист подозревает, что заразился еще в аэропорту или самолете….

Спустя пару дней после предполагаемого контакта поднялась температура, появились боли в груди, пропали вкус и обоняние.

На французской стороне тогда не делали анализы на COVID-19, и ученый из-за болезни вернулся раньше в Новосибирск, где местные врачи поставили диагноз «двусторонняя пневмония».

На антитела тест получилось сдать только через месяц, тогда и было зафиксировано, что заболевание перенесено. Это стало началом исследований. Специалисты наблюдали за поведением антител, и вскоре было установлено, что их количество неуклонно снижается.

Параллельно с этим Чепурнов проверял стойкость иммунитета, общаясь с «ковидными» пациентами без маски. Анализы сдавал каждые две недели, чтобы отследить реакцию организма. Ждать пришлось полгода – ровно через шесть месяцев ученый заболел повторно.

Анализы подтвердили COVID-19. На этот раз заболевание протекало сложнее, чем при первом инциденте. Дело дошло до госпитализации из-за показателей сатурации (насыщение крови кислородом) ниже 93.

На данный момент показатель антител снова находится на очень высоком уровне.

Ученый говорит, что его случай нельзя считать показательным, так как у всех разные особенности организма. Тем не менее, можно сделать однозначный вывод, что иммунитет к коронавирусу не появляется на всю жизнь, соответственно, вопрос о выработке коллективного иммунитета отпадает сам собой.

«Шведская модель» появления иммунитета

Тем не менее, есть те, кто считает, что появление коллективного иммунитета возможно. Заведующий кафедрой Сеченовского университета Андрей Герасимов «ставит» на вакцину. По его мнению, доля привитого населения должна составить 52%-64%.

Читайте также:  Не можете похудеть? «Виновата» печень

Тогда можно заводить речь о существенном снижении уровня заболевания. Прежде всего, стоит «обслужить» медицинских работников, преподавателей и других представителей профессий, где предполагается наибольшее количество социальных контактов….

Врач-иммунолог Владислав Жемчугов также сторонник теории возможности появления коллективно иммунитета. Причем, по его мнению, одной из первых стран, кто достигнет в этом начинании успехов будет Швеция – та из немногих стран, где не вводились ограничительные меры.

Все время с начала распространения по планете там работали детские сады, школы, рестораны и прочие увеселительные заведения. Именно поэтому, считает врач, там быстрее всех выработается у населения устойчивость к вирусу.

Но, подчеркивает специалист, подобное возможно только в том случае, когда в стране медицина развита на высшем уровне и есть все ресурсы для оказания помощи тяжелым больным.

Единственное, о чем забыл Жемчугов – это показатель смертности от коронавируса. В июне данные о летальности относительно число инфицированных были равны 11,2% и это был своеобразный антирекорд.

Для сравнения, в соседних «самоизолированных» Норвегии и Дании процент смертельного исхода составлял 2% и 5% соответственно, а в Штатах с двумя миллионами пораженных COVID-19 смертность составляла немногим больше 5%.

Ценой потенциального вырабатывания коллективного иммунитета стал высокий показатель летальных исходов среди пожилых людей….

Телевизионных дел мастера

Ясности в данной ситуации не добавляет телевизионный формат донесения информации до населения. Теледоктор Александр Мясников, вещающий на канале Россия 1, придерживается теории исследователей, выступающих  с опровержением идеи возможности появления коллективного иммунитета. Специалист считает, что COVID-19 не исчезнет из нашей жизни, но «трансформируется» в ОРЗ.

Напомню, что четыре давно циркулирующие разновидности человеческого коронавируса, являются причиной 30% всех ОРЗ, которыми мы все болеем по несколько раз в году, — пояснил Мясников.

Он также уточнил, что от вышеупомянутого заболевания смертность достаточно низкая, однако расслабляться все равно не стоит. Со временем распространение затормозиться, но полностью не уйдет. В группе повышенного риска останутся люди старше 65 лет….

Несколько другой версии придерживается ведущий программы «Малахов+» Геннадий Малахов, с которым побеседовал iReactor. Звезда телевизионных экранов доступно объяснил, почему у специалистов столько противоречивых мнений. По его словам, сказывается недостаток изученности микромира, который очень изменчив. К тому же имеет место быть фактор индивидуальной восприимчивости организмом вируса.

Микромир и мир всех этих вирусов оказался не изучен, оказался очень изменчив. Плюс каждый человек реагирует на него по-своему: у одних говорят на легкие (осложнения — прим.ред.), у других на ЖКТ. То есть, все неясно, все непонятно, и поэтому вот такие вот вещи. К сожалению, не все так ясно понятно, как нам бы хотелось, и поэтому вот – имеем то, что имеем, — разъяснил ведущий.

Эксперт добавил, что пока рано делать преждевременные выводы о распространении заболевания и действенности вакцины.

Сейчас начнется вся эта волна с прививками, и надо посмотреть, если все это дело работает, конечно, можно привиться и так далее. Народ сейчас смотрит, что там делать, что там как-то этим. Мало практики, теория есть, а вот как это на практике пойдет, вот этого пока еще нет. Поэтому все это пока внедряется, – поделился экспертным мнением Малахов.

Спикер уверен, что с пандемией ситуация «образуется», и человечество приспособится к вирусу, победив его. Коллективный иммунитет будет также выработан.

Потихоньку-полегоньку, все это там у нас так и сяк, и человечество как-то все это дело победит и приспособится.

Поэтому мы с вами вначале и хотим, чтоб мы все это знали, чтоб мы были уверены, и ехали опять на море, ехали туда-сюда, но вот такая вот ситуация создалась. Так что я думаю, что будет коллективный иммунитет и другие вещи.

Коронавирус будет с нами, но мы как на грипп на него обращать внимание не будем, – подытожил практик народной медицины.

К чему готовиться?

Для того, чтобы прояснить вопрос, издание iReactor побеседовало с врачом аллергологом и иммунологом Владимиром Болибоком, который согласился разъяснить некоторые моменты, связанные с возможностью появления коллективного иммунитета у населения. Эксперт начал с того, что на данный момент, если посмотреть на статистику, то можно увидеть, что количество заболевших за последнее время остается на одном уровне.

Если в конце сентября мы видели, что количество заболевших прибавилось. Но сейчас мы находимся в стадии линейного роста, можно сказать, что даже замедляемся, – уточнил врач.

На данный момент можно сказать, что Россия практически вышла на плато. Болибок утверждает, что дальнейшее распространение заболевания будет сильно зависеть от погодных условий. Он напомнил, что сейчас сезон гриппа и ОРВИ, поэтому риск заболеть (даже не коронавирусной инфекцией) достаточно высок.

Эпидемия доходит до определенного пика по отдельным регионам. У нас очень большая страна – нам нельзя все в одну кучу. Я думаю, что в ближайшие пару недель выйдем на какое-то плато.

Это будет очень сильно зависеть от погоды, потому что осень, зима и ранняя весна – это традиционное время ОРВИ. Опять же, погода в разных регионах разная, то есть ударят в Сибири морозы, у них эпидемия, может, на спад пойдет.

А в Санкт-Петербурге (со слякотной погодой) колебания могут продолжиться, – пояснил спикер.

Врач уточнил, что иммунитет развивается после перенесенного заболевания, но все индивидуально. Причем, если заболевание было перенесено в тяжелой форме, то сопротивляемость организма в будущем будет лучше.

Иммунитет после перенесенного заболевания развивается, но он у всех разный. Форма выраженной ОРВИ с температурой, потеря обоняния, выраженная форма пневмонии – они дают достаточно высокий иммунитет в дальнейшем. Соответственно, падение уровня антител будет зависит от того, до какой горки они (титры – прим. ред.) у каждого отдельного человека добрались, – в беседе рассказал иммунолог.

Болибок описал, как работает иммунитет после перенесенного заболевания. По его словам, титры (антитела) сначала падают, но потом при контакте с инфекцией снова возрастают. При этом может и не быть симптомов заболевания.

Иммунитет работает от контакта с инфекциями. Сейчас люди поконтактировали, перенесли инфекцию, у них выработался иммунитет. Потом в дальнейшем они снова будут сталкиваться с инфекцией, но уже не будут болеть, но иммунная система будет чувствовать, что вирус попал, и снова нужно поддерживать высокий уровень титр, — пояснил врач.

Иммунолог отметил, что прошло мало времени с начала пандемии и сейчас не хватает данных, чтобы сделать определенные выводы. Все версии ученых, по его словам, пока гипотезы.

Все высказывания ученых – это рабочие гипотезы. Может быть так, а может и нет. И для того, чтобы говорить о более-менее осмысленном понимании иммунитета у человека с коронавирусной инфекцией, нужны более длительные наблюдения. Хотя бы на протяжении нескольких лет,– подчеркнул спикер.

По мнению Болибока, эпидемия вряд ли будет вялотекущей. Можно ожидать еще несколько сезонных всплесков, но потом иммунитет выработается. Не стоит также забывать о вакцинации, которая благоприятно скажется на сокращении роста числа заболевших.

Эксперт еще раз подчеркнул, что иммунитет будет поддерживаться за счет контактов с инфекцией. Я не стал бы утверждать, что иммунитет будет нестойкий и будет хроническая вялотекущая эпидемия. Маловероятно.

Будет еще несколько сезонных всплесков коронавируса (весной-осенью), в итоге население выработает титры либо за счет контактов, либо за счет вакцинации. Все расценивают как: заболел – вот иммунитет, или привился – вот иммунитет.

Как бы одноразовое воздействие, но самом деле инфекционный иммунитет хитрый и поддерживается за счет контактов, – подвел итог врач.

Ссылка на публикацию: iReaktor

Что нужно знать о коллективном иммунитете: 4 главных вопроса

Формирование коллективного иммунитета постоянно упоминается как главная цель вакцинации, но что именно это значит? Приводим ответы на 4 самых главных вопроса о коллективном иммунитете.

Что такое коллективный иммунитет?

Когда у достаточного количества людей формируется иммунитет против определенного инфекционного заболевания (путем вакцинации или после перенесенной инфекции), болезни становится намного сложнее распространяться в популяции. Это приводит к образованию непрямого механизма защиты коллектива даже для тех, у кого иммунитета еще нет.

Эксперты стараются вычислить минимальный процент от популяции, при котором болезнь замедляет свое распространение – так называемый порог коллективного иммунитета. Это происходит, когда инфицированный передает заболевание менее чем одному человеку. Например, для кори это число составляет около 95%, потому что один инфицированный способен заразить 12-18 человек.

Но даже при коллективном иммунитете все также возможны локальные вспышки заболевания.

Какой порог коллективного иммунитета у Covid-19?

Эксперты считают, что это значение находится в диапазоне 70-90%. В  городах, для которых характерен тесный контакт между людьми, этот порог выше, в то время как для менее населенных пунктов проживания этот порог может быть меньше.  Также это зависит от соблюдения мер социального дистанцирования – при их выполнении этот порог, соответственно, ниже.

Однако при образовании штаммов, уклоняющихся от сформированного иммунного ответа, эффективность коллективного иммунитета значительно снизится. 

Означает ли формирование коллективного иммунитета возвращение к нормальной жизни?

Хотя вакцинация – крайне важный шаг в сдерживании инфекции, иммунитет является только частью одного большого уравнения.

Вирус продолжит циркулировать в популяции и после формирования коллективного иммунитета. Например, если 1 инфицированный имеет «коэффициент заражения» 0,8, то 100 000 человек заразят 80 000 других. Они в свою очередь заразят еще 64 000 и так далее. Таким образом, меры социального дистанцирования все также будут оказывать эффективное воздействие на сдерживание пандемии.

Читайте также:  Внутрь и наружно: топ-5 продуктов для красоты и здоровья

Можно ли утратить коллективный иммунитет?

Поддержание иммунитета – это постоянная борьба с инфекционными заболеваниями. Поэтому вакцины от гриппа выпускаются и обновляются ежегодно, а прививка от дифтерии требует ревакцинации через 10 лет. По этой же причине в 2019 г наблюдались вспышки кори – невакцинированные люди сделали популяцию более уязвимой к распространению инфекции.

Эксперты до сих мор не могут точно сказать, какую длительность имеет иммунитет к SARS-CoV-2. Данные говорят о том, что он длится только 6-8 мес. Вполне вероятно, что для поддержания иммунитета потребуются дополнительные мероприятия по вакцинации.

Названы причины «невозможности» коллективного иммунитета к коронавирусу — МК

Сколько еще продлится эта пандемия? Надежда на то, что человечество приближается к порогу коллективного иммунитета, начинает таять.

По мнению экспертов в области эпидемиологии и математического моделирования, в обозримом будущем нам придется жить на фоне коронавируса. Вакцинация снизит уровень тяжелой заболеваемости и смертности, но степень защиты от бессимптомного заражения пока не известна.

А печальный опыт бразильского города Манаус показал, что от новой вариации вируса приобретенный ранее иммунитет не защитил.

«Пять причин, по которым стадный иммунитет к COVID, вероятно, невозможен» – так называется статья, опубликованная в журнале Nature, где идет речь о том, что быстрая и одновременная вакцинация всего населения планеты невозможна, иммунитет после перенесенного заболевания со временем ослабевает, при этом происходят появление и умножение новых штаммов, опасных даже для вакцинированных. Настораживает и поведение людей после прививки, которые пренебрегают средствами защиты, веря в свою неуязвимость. На самом деле нельзя исключить, что они станут разносчиками инфекции.

Вакцины чрезвычайно эффективны для предотвращения симптоматических заболеваний, но до сих пор не ясно, защищают ли они от распространения вируса. Это тоже создает проблему для коллективного иммунитета.

В статье приводится пример Израиля – лидера по количеству сделанных прививок. Уже в середине марта около 50% населения страны было полностью вакцинировано двумя дозами.

«Теперь проблема в том, что молодые люди не хотят делать уколы», – говорит Двир Аран, специалист по биомедицинским данным из Техниона (Технологический институт в Хайфе). Местные власти привлекают их раздачей бесплатной пиццы и пива.

А соседи Израиля – Ливан, Сирия, Иордания и Египет –  еще не вакцинировали даже 1% своего населения…

По словам эксперта, при нынешнем уровне вакцинации Израиль приближается к теоретическому порогу коллективного иммунитета. Однако «вакцина не является пуленепробиваемой». Допустим, прививка предполагает 90%-ную защиту: «Если до вакцины вы контактировали не более чем с одним человеком, а теперь – с десятью, вы вернулись к исходной точке».

В большинстве стран приоритет при вакцинации отдается пожилым людям, которые подвергаются наибольшему риску смерти от COVID-19. В Соединенных Штатах, например, 24% людей моложе 18 лет.

Какая ситуация с вакциной для детей? В настоящее время компании Pfizer – BioNTech и Moderna – проводят клинические испытания среди подростков, а вакцины Oxford – AstraZeneca и Sinovac Biotech – на детях в возрасте от трех лет.

Но до результатов еще несколько месяцев.

«Мы участвуем в гонке с новыми штаммами», – говорит Сара Дель Валле, эпидемиолог из Национальной лаборатории Лос-Аламоса в Нью-Мексико. По ее словам, чем больше времени требуется, чтобы остановить передачу вируса, тем больше этих вариантов будет появляться и распространяться.

В долгосрочной перспективе пандемия, вероятно, станет эндемическим заболеванием, во многом похожим на грипп. Многие обратили внимание на то, что в пандемию сезонный грипп практически прошел стороной, хотя он, вероятно, не менее заразен, чем COVID-19.

«Почти наверняка причина, по которой грипп не появился в этом году, заключается в том, что у нас обычно около 30% населения имеют иммунитет, потому что они были инфицированы в предыдущие годы, плюс вакцинация, покрывающая, возможно, еще 30%. Так что у вас, вероятно, 60% иммунитета или около того.

Добавьте к этому ношение маски и социальное дистанцирование, и грипп просто не справится», – цитирует журнал Nature Сэмюэля Скарпино, ученого, изучающего инфекционные заболевания в Северо-Восточном университете в Бостоне, штат Массачусетс.

Читайте материал Коллективный иммунитет сектантов-амишей заинтересовал ученых

«Коллективный иммунитет в случае COVID-19 невозможен»

Вторая волна заражений коронавирусом в Сибири идет стремительно: прирост заболевших, по данным региональных оперштабов, почти ежедневно бьет суточные рекорды.

О том, как будет вести себя новый вирус в ближайшие месяцы, сколько живут антитела к COVID-19 и можно ли рассчитывать на полную победу над ним „Ъ-Сибирь“ рассказал ведущий научный сотрудник Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины, профессор вирусологии Александр Чепурнов.

— Ожидаем ли был настолько быстрый рост числа заболевших коронавирусом осенью в сибирских регионах?

— У меня было представление, что коронавирус будет развиваться именно так. Мы увидели стремительное воспроизводство эпидемиологической ситуации, которая была весной. Есть уверенность, что ситуация в стране, по крайней мере, до конца года будет развиваться такими же темпами.

На нее можно повлиять жесткими изоляционными мерами, но цена потерь от таких мер и в экономическом, и в медицинском измерении может быть не меньше.

Летом мы увидели паузу в активности коронавируса, так как в наших широтах любой вирус, в том числе коронавирус, чувствует себя плохо даже при лабораторном культивировании. Это период угнетения его свойств.

В августе этот цикл закончился, так что в ближайшие полгода нам придется жить с коронавирусом, полагаясь на соблюдение простых и эффективных эпидемиологических мер — носить медицинские маски, соблюдать дистанцию, использовать антисептики.

— Доверяете ли вы официальной статистике?

— Статистика объективно показывает, насколько быстро прибавляется количество заболевших. Но были моменты, которые меня смущали. Летом я видел, что положительных проб на коронавирус — сотни в сутки, а официальная статистика показывала меньше 100 вновь заболевших в нашем регионе.

Потом понял, что многие лабораторные исследования — это повторы. Человека можно выписать из ковидного госпиталя, если дважды подряд получен отрицательный анализ на коронавирус. Но вирус ведет себя так, что данные нередко плавают: отрицательный результат анализа может смениться положительным.

Я видел людей, которые по этой причине неделями не могли выйти из больницы.

— Насколько долго сохраняется иммунитет к коронавирусу у переболевшего?

— Сегодня уже очевидно, что антитела уходят из организма в среднем за три-четыре месяца. Клеточный иммунитет сохраняется до полугода. Я и мои коллеги надеялись, что повторно коронавирусом болеют только иммунодефицитные пациенты. Увы, оказалось, что это не так.

Практика показывает, что здоровый человек может заболеть повторно уже через полгода, плюс-минус два месяца в зависимости от состояния иммунной системы. На это указывает и мой личный опыт. Я сам дважды — в марте и октябре — переболел коронавирусом. И во второй раз болезнь протекала тяжелее.

Отсюда самый существенный вывод: коллективный иммунитет в случае коронавируса невозможен.

— Почему часть населения болеет бессимптомно?

— Мы пока не настолько глубоко погрузились в понимание этого вопроса. Причин может быть много: от количества рецепторов на клетке до состояния иммунной системы человека.

Очевиден дозазависимый эффект: чем выше инфицирующая доза, тем тяжелее течение. Научное сообщество считает, что количество людей, переболевших коронавирусом бессимптомно ненамного больше тех, кто болеет отчетливо и тяжело.

И мы не знаем, как иммунная система этих людей поведет себя при повторном заболевании.

— Насколько эффективны существующие вакцины против коронавируса?

— Я скептически отношусь к вакцине центра «Вектор». Она построена на пептидах, то есть слабоиммуногенных малых белках, иммуногенность которых необходимо повышать различными добавками. Она работать не может в принципе. Просто это единственное, что хоть как-то получилось из разрекламированных «Вектором» «шести платформ».

Известно, что у большинства вакцинированных даже антитела не образовались. С вакциной, разработанной командой академика Гинцбурга, тоже не все очевидно, хотя они опубликовали данные клинических исследований. Ясно, что если продолжительность создаваемого ею иммунитета будет короткой, то она не годится для ревакцинации.

Нужна эффективная вакцина длительного действия. Для этого понадобится некая молекулярная конструкция, способная жить какое-то время в организме вакцинируемого и продуцировать коронавирусные белки для стимуляции иммунной системы. И над этим надо активно работать, проводить профессиональную оценку разрабатываемых в стране вакцин с целью поддержки перспективных идей.

Пока можно поддержать «убитую» вакцину, которую сделали и пытаются зарегистрировать у нас китайцы. Такая вакцина представляет собой выращенный лабораторно возбудитель, убитый, например, формалином.

В России над подобной вакциной сейчас работает Научный центр исследований и разработки иммунобиологических препаратов имени Чумакова. Такой препарат дает организму иммунологический «портрет» возбудителя, и его можно вводить многократно по мере ослабления созданного иммунитета.

Известный пример — вакцина клещевого энцефалита. Один из плюсов такой вакцины в том, что ее легко перевести в область интраназального применения, что было бы очень полезно для создания дополнительного иммунитета слизистой. А значит, появляется возможность для регулярного восполнения в организме антител.

Либо же должна быть создана эффективная векторная вакцина, которая будет постоянно персистировать в организме, обеспечивая иммунологическую защиту. Предстоит еще много работы.

— Можно ли спрогнозировать темпы развития коронавирусной инфекции в ближайшие полгода?

— К 2021 году на процесс начнет влиять вакцинация населения. Пусть даже и не очень эффективной вакциной. Темпы заражения замедлятся. Убежден, если ученым удастся создать вакцину с пролонгированным действием, то COVID-19 мы победим в течение двух-трех лет. Для этого достаточно вакцинировать 50–70% населения.

Михаил Кичанов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *