Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца

3 декабря 1967 года, пятьдесят лет назад, в ЮАР впервые прошла удачная операция по пересадке сердца. Сердце погибшей в автомобильной аварии 25-летней Денизы Дарваль пересадили 55-летнему Луису Вашканскому. Он прожил всего 18 дней, но умер не из-за отторжения организмом сердца или отказа нового органа, а от двусторонней пневмонии.

Второй пациент того же кардиохирурга прожил более полутора лет, третий — более двадцати. Уже пятьдесят лет операция по пересадке сердца не считается фантастикой. Давайте вспомним, благодаря кому люди получают второй шанс на жизнь. Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца Хирург следит за жизненными показателями пациента после 23-часовой операции по пересадке сердца

Зарождение трансплантологии

К началу XX века в мире уже были проведены первые удачные операции по пересадке органов, в том числе человеку. В 1905 году в Чехии врач Эдуард Цирм использовал роговицу обоих глаз 11-летнего ребёнка для пересадки 45-летнему мужчине.

В результате один глаз спасти не удалось, а второй продолжал видеть в течение 12 лет до самой смерти пациента. Роговица не имеет кровеносных сосудов, чаще всего приживается, но наиболее важным в этом случае можно считать вопрос сохранения донорского материала.

Эту проблему решил российский хирург-офтальмолог Владимир Филатов: он начал пересаживать роговицы трупов, а материал для операции сохранял в течение 1-2 суток после смерти донора при температуре 2-4 градуса выше нуля во влажной камере. Первая успешная операция такого рода прошла в 1931 году.

Кроме того, Филатов совместно с конструктором А. Марцинковским разработал инструменты, которые представляли меньше опасности для хрусталика и повышали эффективность операции.

  • «Одесса мой единственный маяк, Бывают драки с матом и без мата, И если вам в Одессе выбьют глаз
  • То этот глаз уставит вам Филатов».

Одесса зажигает огоньки, Е. Агранович Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца Хирург-офтальмолог Владимир Филатов за работой

Следующим важным этапом в трансплантологии стала пересадка почки. В России в этом направлении экспериментировал Евгений Черняховский. Этот хирург только в 1903-1904 годах провёл 554 операции на органах брюшной полости, сердце и кровеносных сосудах.

С 1907 года он экспериментировал с пересадкой почки на животных, о чём рассказал в 1913 году: «Опыты пересадки почки нам удавались, проходимость сосудов восстанавливалась, но потом почки гангренисцировались».

В 1920-х он продолжил эксперименты со своим учеником Юрием Вороным.

Юрий Вороной в 1930 году на III Всесоюзном съезде физиологов представил собаку с пересаженной ей на шею почкой, которая функционировала к тому моменту более полугода. В 1933 году Вороной провёл первую в мире пересадку почки человеку от умершего донора. Хотя группы крови донора и реципиента не совпадали, хирург пошёл на риск. Орган пересадили на бедро, и он начала функционировать. Пациент прожил двое суток. Важным открытием Юрия Вороного была сама возможность использования кадаверной почки — органа, взятого спустя несколько часов после смерти человека. Он установил, что такая почка после пересадки «оживает» и может функционировать, о чём он написал в итальянском научном журнале «Vіnervа Сhіrurgіса» в 1934 году.

Юрий Вороной отрицал возможность использовать почку, важный орган, от живого человека: «Невозможно наносить заведомую инвалидность здоровому человеку, вырезая у него нужный для пересадки орган для проблематичного спасения больного».

Но сегодня такие операции проводятся, и первой удачной стала пересадка почки одного брата-близнеца второму 23 декабря 1954 года.

Ричард Херрик с органом, который работал раньше в организме его брата-близнеца Рональда, прожил девять лет, женился на медсестре, которая ухаживала за ним во время рождественских праздников, и стал отцом двух дочерей. В 1990 году врач Джозеф Мюррей, который осуществил эту операцию, получил Нобелевскую премию.

Важным вопросом оставались иммунобиологические факторы, органы могли отторгаться реципиентами. В случае с братьями-близнецами подавления иммунитета не потребовалось, но это было исключение из правил. В 1959 году после операции по пересадке от посмертного донора, который не был родственником пациента, использовали облучение тела для подавления иммунитета — результатом стали 27 лет жизни после операции по пересадке почки. Наша иммунная система защищает организм от инородных клеток, которыми может быть как инфекция, так и чужой орган. Развитие иммуносупрессоров открыло новую эру трансплантологии. Пациенты принимают препараты, чтобы избежать отторжения. Побочный эффект от таких препаратов очевиден: ослабление иммунитета снижает способность организма противостоять инфекциям. Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца Братья Ричард и Рональд Херрик

Первые пересадки сердца

Одним из основоположников трансплантологии считают советского и российского учёного Владимира Демихова. Он провёл множество экспериментов, которые повлияли на медицинскую науку. В 1937 году собака с механическим устройством в виде насоса с электродвигателем вместо сердца прожила два с половиной часа.

Владимир Демихов пересаживал собакам лёгкие, сердце, печень, доказывая принципиальную возможность подобных операций. В 1946 году он пересадил собаке второе сердце, а позже заменил полностью сердце и лёгкие. В 1954 году он представил двухголовую собаку — пересадил голову с шеей и передними лапами щенка взрослой овчарке.

Он двадцать раз повторял этот эксперимент, рекордом в котором стал месяц жизни такого существа. Его книга 1960 года «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте» стала первой в мире монографией по трансплантологии. Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца Владимир Демихов и собака с двумя сердцами

В 1960-е годы началась гонка между несколькими хирургами. Американский хирург Норман Шамуэй из Стэнфордской клиники успешно проводил пересадку сердца собакам, некоторые из которых жили до полутора лет. Он создал метод, по которому трансплантация сердца проводится и сегодня: он не удалял сердце полностью, а оставлял верхнюю часть предсердия вместе с крупными венами, что значительно снижало время, затрачиваемое на операцию, и её сложность. Норман ждал возможности провести операцию на человеке. — ему были нужны доноры.

Нормана Шамуэя опередил Кристиан Барнард, старый приятель по Минессотскому университету. Барнард использовал наработки Владимира Демихова, Нормана Шамуэя и Ричарда Лоуэра. Хирург учился в США, а в 1960 и 1963 годах приезжал в СССР к Владимиру Демихову.

Реципиентом стал 55-летний Луи Вашканский, который поступил в больницу Гроот-Шур, ЮАР после трёх инфарктов. Он согласился на операцию, поскольку в любом случае ему оставалось жить несколько недель. Возникли проблемы с донором: политический режим ЮАР не позволял использовать сердце чернокожих. Ранее из-за этого был скандал, связанный с самим Барнардом — тот пересадил почку чернокожего гражданина белому. Его обвиняли в экспериментах над чёрными. Людей же одной с Луи Вашканским расы было всего 20% населения. Ещё меньше — с подходящей группой крови. Несчастный случай на дороге, в результате которого погибла 25-летняя сотрудница банка Дениза Дарваль, подарил Вашканскому шанс на выживание. Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца Луис Вашканский и Дениза Дарваль Отец Денизы согласился на операцию: «Если вы не можете спасти мою дочь, вы обязаны попытаться спасти этого мужчину». Операция состоялась 3 декабря 1967 года и продлилась около пяти часов. В процессе было замечено, что сердце девушки гораздо меньше сердца реципиента, но оно всё-таки начало функционировать. Спустя несколько дней Луи Вашканский смог встать с кровати, он ел, улыбался, постоянно к нему приходили журналисты. Он прожил 18 дней, после чего умер от пневмонии, усиленной подавлением иммунной системы для препятствования отторжению органа. Следующая операция прошла успешнее — Филипп Блайберг прожил более полутора лет. Дирк ван Зыл после операции в 1971 году прожил 24 года. Уже к декабрю 1968 года, спустя год после первой операции, было проведено около 100 трансплантаций сердца во всём мире. Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца Обложка издания Life, декабрь 1967 года: Кристиан Бернард и его пациент Луис Вашканский с сердцем 25-летней Денизы Дарваль В СССР первая пересадка сердца была проведена значительно позже, в 1987 году. В СССР не было донорских центров. Валерий Шумаков все двадцать лет после операции в ЮАР вместе с коллегами пытался доказать, что смерть головного мозга — это смерть человека, и что в таком случае она должна стать достаточным основанием для изъятия органов для спасения других жизней. В 1987 году здравый смысл восторжествовал, и за смерть в СССР начали принимать смерть мозга.

12 марта 1987 года двадцатипятилетняя Александра Шалькова с кардиомиопатией стала первой в СССР пациенткой, которая подверглась трансплантации сердца. Девушка прожила более восьми лет. «Думаю, она могла бы жить и сегодня.

Но Шура однажды не приняла в срок положенную таблетку для подавления реакции отторжения. Ее погубила обычная неосторожность. Такое, к сожалению, случается.

Не каждый организм человека может принять вживленный орган», — рассказывал Валерий Шумаков.

Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца Хирург Валерий Шумаков и пациентка Александра Шалькова, осмотр после трансплантации сердца

Одним из самых известных пациентов НИИ трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова стал Владимир Патокин, получивший второе сердце в феврале 1992 года. На тот момент Патокину было 40 лет, и в 2012 он отмечал двадцатилетие со дня операции. Донорский орган он получил от 27-летнего мужчины.

Уже в день операции Владимир Патокин смог сесть на кровати и пройтись на своих ногах. Через полтора года он принял участие в Канаде во Всемирных играх трансплантантов, а в 1994 получил бронзовую медаль в заплыве брассом на 50 метров на соревнованиях среди людей с пересаженным сердцем в Финляндии.

Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца Владимир Патокин, 2012 год. РИА Новости/Сергей Кузнецов Один из главных врагов трансплантологов — время, которое необходимо потратить на поиски нужного донора и на саму операцию. Благодаря экспериментам Владимира Демихова и дальнейшим разработкам в области создания искусственного сердца сегодня пациенты могут ждать пересадки достаточно долго. Сегодня на рынке есть, например, устройство SynCardia Freedom Portable Driver, портативный аппарат, полностью заменяющий сердце — хотя носить его приходится в рюкзаке. Подобные аппараты пока проходят клинические испытания и не используются повсеместно.

Читайте также:  Замороженная сперма спасет от бесплодия

При проведении операций используются аппараты искусственного кровообращения — автожекторы. Первые такие аппараты были сконструированы в 1926 году в СССР учёными Сергеем Брюхоненко и Сергеем Чечулиным.

Они экспериментировали на собаках, но впервые такое устройство для операции на открытом сердце применили в 1952 году в США. Это был аппарат искусственного кровообращения Dodrill-GMR, который сам хирург Форест Дьюи Додрилл разработал вместе с General Motors.

В СССР первую операцию с искусственным кровообращением провел Александр Вишневский в 1957 году.

Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца 25-летний Стэн Ларкин (Stan Larkin) проходил с насосом в рюкзаке 17 месяцев Операции по трансплантации сердца поставили перед научным сообществом и людьми новые вопросы — религиозные, этические и юридические. Люди ошибочно приписывают сердцу эмоции и часто относятся более положительно к смерти, чем к такому вмешательству в жизнь, к «игре в бога». В законодательствах разных стран за смерть принимался момент полной остановки сердца человека. Для Кристиана Барнарда такое определение было по меньшей мере странным: он был кардиохирургом и в процессе операций, в таком случае, намеренно убивал, а затем воскрешал своих пациентов. Законы, например, не позволяли брать сердца новорожденных младенцев без мозга, которые жили не более двух суток, и использовать их для спасения жизней других новорожденных. Чтобы трансплантация сердца сегодня стала почти обыденной операцией, потребовались изменения в законодательствах и введение систем учёта доноров.

Пересадка сердца сегодня

Пересадка (трансплантация) сердца: показания, видео техник, стоимость операции

Пересадка сердца показана при крайне тяжелых заболеваниях, которые не поддаются медикаментозной терапии и приводят к выраженной сердечной недостаточности. Причины подобных состояний:

  • дилатационная кардиомиопатия;
  • врожденные пороки;
  • патология клапанов;
  • тяжелые нарушения систолической функции сердца (объем выброса меньше 20%);
  • злокачественная рецидивирующая стенокардия;
  • атеросклероз коронарных артерий, не подлежащий другим хирургическим вмешательствам;
  • новообразования.

Вопрос о пересадке сердца решает консилиум из ведущих специалистов. Там оценивают операционный риск и дальнейший прогноз конкретного больного.

Противопоказания:

  • активный инфекционный процесс;
  • системные заболевания (СКВ, ревматоидный артрит);
  • СПИД;
  • инсулинзависимый диабет с поражением органов или частой декомпенсацией;
  • нарушение свертываемости крови;
  • ожирение;
  • тяжелые заболевания печени, почек, легких;
  • амилоидоз;
  • злокачественные новообразования;
  • психические расстройства;
  • атеросклеротическое поражение периферических и/или мозговых артерий;
  • выраженная легочная гипертензия;
  • повторные инфаркты легкого;
  • алкогольная, нарко- и табакозависимость;
  • пожилой возраст.

Методики и техника выполнения операции

Подготовка к трансплантации сердца включает в себя полное обследование организма.

Обязательны:

  • общеклинические исследования крови и мочи;
  • биохимический анализ крови;
  • показатели гликемии;
  • группа крови и резус-принадлежность;
  • развернутая коагулограмма;
  • уровень натрийуретического пептида В-типа;
  • клиренс креатинина;
  • гормоны щитовидной железы;
  • бактериологическое исследование мочи и мокроты;
  • иммунологические исследования (HLA-типирование донора по I и II классу, кросс-матч);
  • скрининг инфекционной панели (гепатиты, цитомегаловирус, герпес, ВИЧ, туберкулез и прочие).

Шанс на вторую жизнь: в Подмосковье прошла первая операция по пересадке сердца

Из инструментальной диагностики пациенту, требующему пересадки, выполняют:

  • электрокардиографию;
  • эхокардиографию;
  • катетеризацию правых отделов с тонометрией;
  • рентгенографию органов грудной клетки;
  • спирометрию;
  • фиброгастродуоденоскопию;
  • УЗИ органов брюшной полости и щитовидной железы;
  • сканирование сонных артерий и сосудов нижних конечностей;
  • коронарографию.

Доктор тщательно собирает анамнез с уточнением сопутствующей патологии, любых трансфузий, оперативных вмешательств, предшествующих трансплантации, беременности.

Накануне пациент подписывает официальные документы о согласии на операцию по пересадке сердца. Запрещается прием пищи и жидкости, поскольку требуется общая анестезия.

Как проходит операция? Доступ к сердцу осуществляют через срединную стернотомию (разрез грудины). Затем пациента присоединяют к аппарату искусственного кровообращения. Высекают части желудочков и предсердий, оставляя достаточный участок ткани для сохранения иннервации, что играет существенную роль в поддержании гомеостаза в послеоперационном периоде.

Одновременно другая группа хирургов готовит трансплантат. После тщательного осмотра, дабы исключить пороки и прочие видимые патологии, немедленно выполняют кардиоплегию. Затем иссекают аорту, полые вены и легочные сосуды, сердце освобождают от остатков перикарда и вынимают из грудной клетки. Орган безотлагательно помещают в консервирующий раствор (+4 °С), чтобы обеспечить холодовую защиту.

Следующий шаг – подшивание трансплантированного органа, воссоединение сосудистого русла и восстановление сердцебиения. После успешного запуска сердца рану ушивают, а на грудину накладывают повязку. Подробнее о процессе операции смотрите в нашем видео о пересадке.

Длительность и качество жизни после пересадки

Первый этап реабилитационного процесса начинается с пребывания пациента в кардиореанимации. Основная задача врачей в этот период – обеспечить адекватное функционирование пересаженного сердца и предотвратить возможные осложнения.

Больной находится под мониторным наблюдением, ему назначают массивную инфузионную терапию, чтобы корректировать гемодинамику, борьбу с нарушениями ритма и отторжением трансплантата.

После отключения искусственной вентиляции легких начинают дыхательную гимнастику. Один из ее вариантов – выдох с сопротивлением: пациенту предлагают дуть в воду через трубочку. Спустя несколько дней инструктор лечебной физкультуры подбирает необходимые упражнения, которые выполняют в постели. Продолжительность и частоту регулирует сам пациент, основываясь на самочувствии.

Второй этап – стационарный. Человека переводят в общую палату. Продолжают ряд диагностических и лечебных процедур, постепенно расширяют двигательный режим под присмотром специалиста ЛФК и кардиолога.

Пациенту объясняют необходимость соблюдения санитарного порядка: покидая палату, он надевает маску, часто моет руки. Посещения регулирует медицинский персонал.

Длительность госпитализации зависит от восстановительных способностей организма и составляет приблизительно месяц.

Третий этап наступает после выписки и длится до года. Этот срок требует амбулаторного контроля за состоянием больного. Устанавливают план регулярных обследований, продолжают прием лекарств.

Пациент должен старательно заниматься дозированными физическими нагрузками. Особенно подходит ходьба, езда на велосипеде, легкий бег, плавание.

Основная цель этапа – приспособить сердце к работе в условиях повседневной жизни.

После года от пересадки сердца человек, как правило, возвращается к привычной жизни. Сокращают прием медикаментов, урежают частоту визитов к врачу. Однако нужно поддерживать активность и здоровый образ жизни. Стоит отказаться от алкоголя, курения, не злоупотреблять кофе. Осторожного обращения требует вакцинация.

«Сколько живут после пересадки сердца?» – частый вопрос пациентов, которые готовятся к операции. В России максимальная длительность составляет 17 лет, но в мире зафиксированы цифры и в 20 лет. Более того, любой из больных с показанием в виде трансплантации не имеет никакого шанса на похожий срок выживаемости без вмешательства.

Стоимость операции в России и за рубежом (2018 год)

Средняя цена на трансплантацию сердца в СНГ составляет приблизительно 100 тысяч долларов, тогда как европейские коллеги просят от 200 тысяч евро за одно вмешательство. Последнее время с целью экономии выгодно пользоваться услугами азиатских врачей, которые выполняют пересадку за 50-60 тысяч долларов. Но, по-прежнему лидерами спроса среди наших граждан остаются Израиль и США.

Возможные осложнения

После стабилизации кровообращения наиболее грозное осложнение у больного – отторжение донорского сердца.

Выделяют несколько типов реакции отторжения:

  1. Молниеносное отторжение проявляется в первые часы после операции, обусловлено гуморальными факторами, вызывающими гибель трансплантата.
  2. Острую форму наблюдают от семи дней до трех месяцев.
  3. Хронический вариант проявляется через 12 месяцев после операции и обусловлен образованием антител. Это приводит к прогрессивному ухудшению функции органа

К другим частым осложнениям относят:

  1. Патологию венечных артерий. Возникает ишемия миокарда, однако человек не ощущает боли в груди, поскольку во время операции сердце денервируют. Это нарушение часто приводит к внезапной сердечной смерти.
  2. Инфекции: вирус Эпштейна-Барр, простого герпеса, цитомегаловирус, токсоплазма, синегнойная палочка, стафилококк, грибок.
  3. Дисфункция почек.
  4. Опухоли.
  5. Артериальная гипертензия.
  6. Гиперлипидемия.
  7. Сахарный диабет.
  8. Смерть. Максимально зарегистрированный срок жизни после выполненной пересадки сердца составил 30 лет.

Основная причина указанных выше проблем – длительный прием иммуносупрессоров. Циклоспорин А задерживает жидкость, спазмирует периферические артерии, стимулирует выработку глюкозы и развивает фиброз почек. Ослабляется иммунная защита организма, что объясняет частые пневмонии, кандидоз, туберкулез и другие заболевания.

Для предупреждения подобных осложнений пациентам, принимающим иммуностатики, при обращении в поликлинику нужно тщательно обследоваться с целью ранней диагностики возможных проблем.

Несмотря на большой спектр побочных реакций, пожизненный прием лекарств обязателен. Отмена или нарушение режима грозят летальным исходом. Корректировать дозы или вносить изменения может только трансплантолог.

Выводы

Трансплантация – операция, разрешающая заменить ослабленное, не выполняющее свои функции сердце, на орган от здорового донора. Вмешательство требует высокой квалификации медицинского персонала, многогранной и продолжительной реабилитации, больших финансовых затрат.

Пациентам обязателен пожизненный прием цитостатических препаратов, что обуславливает высокий риск послеоперационных осложнений.

Тем не менее пересадка позволила продлить жизнь людям с терминальной сердечной недостаточностью и потому нашла широкое применение в современной кардиохирургии, безусловно, спасая человечество.

«Чувствую себя отлично!» В Подмосковье выписали первую женщину с пересаженным сердцем | Телеканал 360°

В Московской области впервые провели операцию по пересадке сердца. Спустя месяц пациентку выписали из МОНИКИ имени Владимирского. По этому поводу в больнице собрались близкие женщины, врачи. Поздравить пациентку приехал и губернатор региона Андрей Воробьев.

История Елены, как рассказали врачи, типичная: в 46 лет она перенесла на ногах инфаркт миокарда. Какое-то время все было хорошо, но самочувствие начало ухудшаться. В итоге выяснилось: ни медикаментозные, ни хирургические средства больше не могут помочь. Однако врачи МОНИКИ имени Владимирского не сдались.

«Случился инфаркт миокарда в 2016 году. Поставили мне стент, полгода было все хорошо. Потом стало ухудшаться здоровье. Пошла по врачам. Везде говорили: „У вас не сердце, а позвоночник“. В МОНИКИ обнаружили, что надо менять сердце», — рассказала Елена.

Источник фото: пресс-служба губернатора МО

В клиническом институте женщину обследовали, провели все процедуры. И спустя время пригласили на пересадку, которую выполнили 27 января. Оперировала Елену команда врачей под руководством доктора наук и потомственного трансплантолога Дмитрия Шумакова. Кстати, от начала до конца операция была бесплатной.

Читайте также:  Левомеколь при ранах: применение и противопоказания

«Операция по трансплантации любого органа — это всегда много организационных моментов: и подбор донора, и всякие логистические моменты. Нам удалось справиться», — сказал Шумаков.

Спустя месяц женщина чувствует себя отлично и готова ехать домой. На выписке собрались близкие Елены и медики. Поздравил женщину и губернатор Андрей Воробьев. Глава региона поднялся в палату, подарил букет цветов и стиральную машинку, о которой Елена так долго мечтала. После он провел встречу с бригадой врачей. По словам губернатора, такие сложные операции необходимо делать постоянно.

«Хочу слова благодарности вам сказать. Прежде всего, пациентку поздравил. Дай бог, чтобы все дальше шло успешно. Это новое для нашего института. Поэтому очень надеюсь, что при вашем участии, при такой дружной профессиональной команде поставим на поток. Одно дело, когда такая операция от раза к разу, другое — когда на потоке», — добавил Воробьев.

Теперь главное — слушаться врачей и выполнять все предписания. Дома женщину ждет ее большая семья. Она пообещала: будет соблюдать все рекомендации. Необходимо соблюдать диету, отказаться от вредных привычек. А самое главное — вовремя посещать врачей. В таком случае здоровье подводить не будет.

Сейчас чувствую себя отлично! Операция, конечно, тяжелая, было тяжело. Но сейчас все хорошо

Врач Дмитрий Шумаков имеет ученую степень и является членом-корреспондентом РАН. Он окончил Московский медицинский институт имени И. М. Сеченова. Шумаков — лауреат премии правительства Российской Федерации в области науки и техники. Ему ее вручили за повышение эффективности трансплантации сердца.

Интересный факт, что отец Дмитрия Шумакова тоже известный трансплантолог. Валерий Шумаков был первым в СССР, кто пересадил почку и сердце. Еще среди его достижений — одновременная пересадка сердца, печени и поджелудочной железы и двухэтапная пересадка сердца.

Кардиохирург Лео Бокерия выполнил первую в России пересадку искусственного сердца

Пациентке 60 лет. Еще неделя-две – и она могла погибнуть: ее сердце больше не способно работать, мышца расслаблена. Больная не может ходить, ей тяжело дышать и говорить. А после операции у женщины появился шанс выжить.

Операция в Научном центре сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева началась в 8 утра и длилась почти 6 часов.

Процесс кропотливый: сначала необходимо открыть грудную клетку и подготовить пациента к удалению больного сердца, для чего надо установить систему искусственного кровообращения.

Затем сердце полностью удаляется, остается только предсердие, и только после этого врачи пересаживают искусственный орган, а по сути – целую систему, которая будет поставлять кровь организму.

Правда, пациенту придется всегда носить с собой «батарейку» весом почти 10 килограммов. Это создает дискомфорт, но дарит жизнь. Как говорят врачи, пациенты успешно переносят этот дискомфорт. Один такой пациент сам водит машину, передвигается на большие расстояния.

«В России около 1,5 тысячи больных, нуждающихся в трансплантации сердца, – рассказал перед операцией профессор Константин Шаталов, кардиохирург, ассистент Лео Бокерия. – В листе ожидания сегодня не менее 45 пациентов. Всем им необходимо донорское сердце.

В США ежегодно выполняется 3000 операций по пересадке сердца, в нашей стране за последние 25 лет было сделано не более 270 операций. У нас большое количество больных, которые находятся в крайне тяжелом состоянии.

Они не могут выполнять элементарных нагрузок и постоянно живут на препаратах, которые стимулируют сердце, неделя-другая – и больной умирает. Искусственное сердце может спасти их.

Но, к сожалению, такой информацией обладают далеко не все, об этом почти ничего не говорится в СМИ: пишут все, что угодно, только не о проблемах медицины».

Первая операция по пересадке искусственного сердца завершилась благополучно.

«Операция прошла лучше ожидаемого, – сказал Лео Бокерия, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева, после того, как «новое» сердце забилось в груди пациентки. – Кровотечения нет, функция искусственного сердца хорошая. Надо иметь в виду, что пациентка – пожилой человек, организму нужно еще приспособиться к искусственному органу».

Мы надеемся, что аппарат будет работать долго. Однако мы предполагаем – финальным этапом лечения все-таки станет пересадка донорского сердца.

Сейчас аппарат работает хорошо, пациентка скоро сможет ходить и делать все, что могла делать раньше. Аппарат относительно новый. Если не попадет инфекция, то он может работать практически бесконечно. Основная проблема этой системы – электропитание. К сожалению, сейчас приходится использовать громоздкое устройство, которое нужно подзаряжать каждые12 часов». Искусственное сердце – это мостик к настоящему донорскому сердцу. В России нет пока донорско-реципиентной системы. Найти сердце для пересадки в нашей стране крайне трудно. А в детской медицине вообще огромный провал в этой области: по закону пересадить детское сердце можно, а забрать для пересадки — нельзя, потому что нет соответствующей инструкции по констатации смерти мозга ребенка. В развитых странах люди завещают свои органы, если с ними произойдет несчастный случай. Они понимают, что, умирая, можно спасти кому-то жизнь. Завещают печень почки, роговицу, кожу – это десятки спасенных людей. Помимо проблемы с донорами врачи отметили и еще одну серьезную проблему «сердечников» нашей страны: больные слишком поздно идут лечиться. Обычно их состояние уже настолько тяжелое, что им необходима пересадка.

«Надо выявлять болезни на ранних стадиях, – уверяет Лео Бокерия, – почти все болезни сердца сегодня полностью излечимы, если вовремя обратиться к специалистам».

Юлия Балашова Фото автора

Трансплантация — шанс на вторую жизнь

Сергей Готье — директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова.

Российский хирург и трансплантолог, специалист в области трансплантологии и создания искусственных органов, хирургической гепатологии, академик РАН, заведующий кафедрой трансплантологии и искусственных органов Первого Московского государственного медицинского университета им. И. М. Сеченова.

Председатель Общероссийской общественной организации «Российское трансплантологическое общество». Доктор медицинских наук (1996), профессор. Заслуженный врач Российской Федерации. Дважды лауреат премии правительства РФ (2007, 2014). С. В. Готье называют ярким представителем школы академика Б.В.

Петровского, располагающим наибольшим в стране личным опытом выполнения трансплантации печени (более тысячи операций). Выполнил первые в стране трансплантации комплекса сердца — легкие, мультиорганные трансплантации и др.

Люди, перенесшие трансплантацию, всю жизнь помнят день, когда им заменили сердце, почку или печень, и отмечают его как второй день рождения. Но не всем, кто нуждается в радикальной хирургии, так везет. Операций по трансплантации органов у нас делают в десять раз меньше, чем требуется.

Что мешает развитию трансплантологии? Какие препятствия уже преодолены и что еще предстоит сделать? Обсудим тему с директором Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова Сергеем Готье. Мы вошли во всемирный регистр детских трансплантаций и находимся на пятом месте в мире.

14 февраля 2020 года будет ровно 30 лет с того дня, как вы сделали первую трансплантацию печени в России. Но даже после этого отечественная медицина не сразу включила трансплантацию в свой арсенал. Почему пересадка органов так трудно у нас пробивала себе дорогу?

Сергей Готье: Потому что вопросы донорства еще не были решены. Первую трансплантацию сердца Валерий Иванович Шумаков делал в 1986 году, и делал он ее на свой страх и риск. Советская медицина была в этом смысле достаточно консервативна, понятия «смерть мозга» тогда как бы не существовало

Критерием смерти человека, могущего стать донором, является смерть мозга?

Сергей Готье: Да. Хотя сердце может еще работать. Могут также работать и почки, и печень, но если наступила смерть мозга, то уже нет личности, нет человека.

Даже после того как смерть мозга была официально признана критерием смерти, органное донорство у нас не очень-то развивалось. Почему?

Сергей Готье: Более или менее нормально развиваться оно начало с 2006 года, после того, как утихло эхо скандала в 20-й московской больнице.

Что это был за скандал?

Сергей Готье: В 2003 году в 20-й больнице был инициирован захват дежурной бригады реанимации. Эта бригада констатировала смерть человека, у которого потом изымались почки. Врачей обвинили в незаконном изъятии органов у живого человека. То есть в убийстве в целях изъятия органов. Процесс длился три года. Всех оправдали, потому что там не было состава преступления.

Но в течение трех лет в медицинских учреждениях, обеспечивавших органное донорство, царила нервознейшая обстановка. Органное донорство, которое и так-то едва стояло на ногах, в те годы вообще рухнуло. Были лишь единичные случаи пересадок таких органов, как сердце или печень.

В ту пору, как бы компенсируя возникший провал, стали развиваться программы трансплантации от живых родственных доноров. В частности, нам удалось (я тогда работал в Центре хирургии им. Петровского) не только ввести в практику трансплантацию правой доли печени от живого донора для спасения людей от цирроза, но и практику, уникальную для России, — операции у детей с циррозом печени.

И сегодня мы полностью удовлетворяем потребность страны в данной области трансплантологии — спасении детей, страдающих циррозом печени на первых годах жизни.

Мы вошли сейчас во впервые созданный Международной ассоциацией трансплантации печени всемирный регистр детских трансплантаций и находимся на пятом месте в мире после стран со значительно большим населением: Китая, США, Индии и Бразилии, но впереди Испании, Франции, Великобритании, Италии, не говоря уже о Германии. И вообще я считаю детскую трансплантацию любого органа приоритетом.

Читайте также:  Всё-таки вредно. Почему ВОЗ выступает против пальмового масла

Донорские органы — это национальный ресурс

Выходит, скандал в одной московской больнице мог на три года остановить развитие в стране целой области медицины?

Сергей Готье: Да, когда закончилась эта катавасия, начался рост числа трансплантаций, и в 2006 году было сделано уже 500 операций. Но более важную роль тут сыграло то, что понимание критериев смерти дошло, наконец, до какой-то части реаниматологов и неврологов.

С этого момента начинается увеличение числа трансплантаций. Оно очень прерывистое и зависит от чисто организационных моментов.

Как показывает мировая практика, трансплантация — это не столько идеология, не столько законодательство, сколько все-таки организация процесса, суть которого — предотвратить потерю возможности получить органы, если они пригодны для трансплантации.

Мы в своей трансплантологической среде называем донорские органы национальным ресурсом. Потому что это такой же ресурс, как уголь, нефть, золото. И этот ресурс направлен на сохранение жизни, сохранение населения России.

В странах, где трансплантация давно уже является неотъемлемой частью медицины, ни у кого не возникает никаких ментальных фрустраций от мысли, что если ты умрешь, то твои органы могут достаться кому-то другому. Это нормально, это гражданская позиция, которой мы, сколько ни бьемся, ни на уровне обывателя, ни даже на уровне некоторых ответственных руководителей добиться не можем.

Мы работаем по презумпции согласия

Для забора органа требуется согласие родственников?

Сергей Готье: Нет, существует презумпция согласия. Если, конечно, от родственников не поступает возражений/

А законодательные препятствия имеются?

Сергей Готье: Никаких законодательных препятствий нет. В декабре 1992 года Ельцин подписал закон о трансплантации органов и тканей человека, который действует до сих пор. Этот закон имеет один существенный недостаток. Он допускает возможность, но не предусматривает механизма прижизненного волеизъявления человека.

Он основан на презумпции согласия и провозглашает возможность человека или его родственников сообщить лечебному учреждению, в котором констатируется смерть, о том, что этот человек раньше не хотел быть донором. Достаточно расплывчатая формулировка. Тем не менее, если бы этого закона не было, нам сейчас с вами вообще не о чем было бы говорить.

Потому что тот прогресс в отечественной трансплантологии, то нарастание числа операций, которые мы сейчас наблюдаем, они идут на фоне имеющегося законодательства. Но дело здесь не только в законе. Дело в сознании людей. Готовность после смерти послужить людям — это должно воспитываться со школы.

Когда в Испании начинали трансплантировать органы, сколько было по этому поводу телевизионных передач, газетных статей! В Мадриде стояли вагончики, где добровольцы сдавали кровь. Это было общенациональное движение. Оно поддерживалось католической церковью и дало мощный толчок к развитию так называемой испанской модели донорства.

Эту модель мы пытаемся внедрить у нас, но население не готово. Мало кто понимает, зачем это надо.

Трансплантация наконец-то признана у нас областью медицины

Если существует презумпция согласия, то какая разница, готов ли человек к тому, что его печень потом еще кому-нибудь послужит?

Сергей Готье: Презумпцию согласия не мы придумали. Это одна из форм организации посмертного донорства во многих странах

Что она означает?

Сергей Готье: Если человек при жизни не выразил свою волю и если в случае его смерти родственники не против, то никаких препятствий для донорства нет. Но это совершенно не лишает родственников права прийти и заявить: мы против! В таком случае презумпция согласия действовать не будет.

Презумпция согласия, вероятно, существует только в отношении взрослых людей?

Сергей Готье: Да, несовершеннолетний не может выразить свое отношение к посмертному донорству. Поэтому было принято решение, что посмертное донорство органов у детей возможно только с согласия родителей

А если у ребенка родителей нет?

Сергей Готье: Тогда он не рассматривается в качестве донора. В ряде стран разные подходы к этому. Где-то такой же подход, как у нас — обязательное информированное согласие родителей. Где-то вообще презумпция согласия на посмертное донорство как факт, в том числе у детей.

В странах с такой системой: умер ребенок — всё, он является, независимо от родителей, источником донорских органов. У нас с 1 января 2016 года действует приказ минздрава о порядке констатации смерти мозга, в том числе у детей, начиная с первого года жизни.

То есть все законодательные и организационные вопросы детского посмертного донорства решены. Естественно, прижизненное донорство ребенка невозможно, это даже не рассматривается. Прижизненное донорство допускается только с 18 лет.

При том что еще не каждый донор может оказаться эффективным

Что такое «эффективный донор»?

Сергей Готье: Это посмертный донор, от которого пересадят хотя бы один орган. Не просто изымут, а пересадят. Изъять-то можно, но по каким-либо условиям он может оказаться непригодным для трансплантации

Говоря об эффективном доноре, вы имеете в виду успешную трансплантацию?

Сергей Готье: Я имею в виду состоявшуюся трансплантацию. И в соответствии с ростом числа диагнозов смерти мозга по стране растет число мультиорганных доноров, которые могут дать не только две почки, но и сердце, и печень, и легкие, и поджелудочную железу…

Именно число мультиорганных доноров отражает развитие трансплантологии.

До 2015 года вся эта работа по обследованию умершего на предмет возможности изъятия органов, вся поддержка, лекарственная и техническая, умершего человека, чтобы органы у него не были повреждены; операция по изъятию органов, консервация этого материала, доставка — все это было на основе полной самодеятельности и энтузиазма тех лечебных учреждений, которые занимались трансплантацией. И, соответственно, на основе понимания необходимости этого процесса руководством тех больниц, которые выступали донорскими базами. С 2015 года работы по донорству в России являются медицинской деятельностью и финансируются из федерального бюджета. Это для нас явление эпохальное. Во-первых, у больниц появился стимул. Во-вторых, наконец-то трансплантация и донорство вышли из какой-то непонятной тени, которую постоянно на них накидывали. И с этого момента число трансплантаций в Российской Федерации стало возрастать на двести операций в год

Сколько сейчас операций по трансплантации органов производится в России за год?

В России большой дефицит донорских органов?

Сергей Готье: Мы не имеем права говорить, что у нас дефицит донорских органов. Потому что мы их не используем. Этот дефицит создается искусственно, ментально, организационно и просто по разгильдяйству. Наша задача как ведущего центра трансплантологии помочь государству, министерству здравоохранения внедрить всю эту технологию, идеологию в регионах. Чем мы и занимаемся.

Все те 29 центров, которые существовали до моего прихода сюда, были организованы нашим институтом, который тогда возглавлял Валерий Иванович Шумаков. Мы его дело продолжили. И сейчас этих центров уже 60. Вдвое выросло за 11 лет.

Есть несколько регионов — Кемеровская область, Екатеринбург, Новосибирск, Краснодар, Красноярск, Ростов, Петербург, где пересадка органов вошла в постоянную практику. Некоторые центры пока выполняют лишь несколько операций в год. А некоторые уже работают вовсю. Возьмите, к примеру, кемеровский центр. Там по почкам почти полностью удовлетворяют потребность Кемеровской области.

Развиваются и другие программы — печень, сердце. Я все время подчеркиваю, когда встречаюсь с администрацией, министрами здравоохранения субъектов Федерации, что они недостаточно активно действуют, что у них задолженность перед населением очень большая. Эта задолженность в основном касается трансплантации почки. В регионах ее делают недостаточно.

А в Москве за год примерно 500-600 почек пересаживается, из них около 100 — детям. В Москве работает система, аналогичная испанской, к которой мы стремимся. Это организация органного донорства в ряде больниц, где оно просто приказом Департамента здравоохранения вменено в обязанность. Конечно, хотелось бы, чтобы этих больниц было больше. И мы в конце концов придем к этому.

У нас огромные листы ожидания. Организация органного донорства возможна в любом регионе. Сейчас многие губернаторы, из новых, молодых, очень интересуются этим вопросом и встречают возможность развития у себя трансплантационной программы на территории как нечто передовое, правильное.

Конечно, все здесь зависит от главных врачей больниц, от хирургов, которые хотят это делать и которые к нам приезжают десятками на обучение. Они у нас все время «пасутся». Например, позавчера у нас в центре было пересажено 186-е в этом году сердце. В прошлом году мы пересадили 197. Мы уже давно являемся мировыми лидерами по трансплантации сердца. Больше нас никто не делает.

Тем не менее мы пока не можем полностью обеспечить потребность страны. Да, наш центр пересадит 200 сердец. Ну, Питер сделает 15-20 пересадок. Еще несколько центров в регионах по 5-10. Итого получается, что мы в стране «делаем» около 300 сердец. Это треть национальной потребности. Хотя даже меньше, чем треть, потому что мы не знаем, сколько вообще пациентов нуждаются в пересадке.

Не все из них доезжают до нас. Не всех направляют. Но я должен еще раз подчеркнуть: трансплантация невозможна без донорских органов. Они были и остаются нашим национальным ресурсом. Задачей нашего Национального центра является внедрение практики трансплантации органов в возможно большем числе регионов страны.

Сейчас в результате постоянного тесного взаимодействия с профессиональным сообществом мы фактически онлайн имеем информацию о всех трансплантациях органов в стране, их особенностях и результатах. И постоянно проверяем соответствие этих данных электронной Общероссийской системе учета донорских органов и трансплантаций Минздрава России, которая уже третий год является обязательной для заполнения всеми центрами, регистрам высокотехнологичной медпомощи и лекарственного обеспечения.

Источник: RG.RU

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *