Компонент красного вина облегчит течение COVID-19

В связи с распространением опасного вируса COVID-19, появилось много исследований относительно методов борьбы с ним.

Долгое время пропагандировался миф о том, что для борьбы с заболеванием может использоваться алкоголь.

Но так ли это на самом деле: убивает ли алкоголь коронавирус?
Специалисты пришли к выводу, что гибель вируса происходит при непосредственном контакте. Это подтверждается следующими результатами:

  1. При контакте 85% спиртового раствора с водой (концентрация, рекомендованная ВОЗ для обработки поверхностей, рук и т.д.) бактерии существенно замедляют свою жизнедеятельность уже через 30 секунд
  2. Результаты исследования 30% концентрата спирта соответствуют предыдущему варианту
  3. При использовании 10-20% раствора бактерии продолжают свою жизнедеятельность

Помогает ли алкоголь от коронавируса? Да, но не совсем в привычном формате – для профилактики и излечения от заболевания алкогольные напитки не нужно употреблять внутрь. Фразу о том, что алкоголь спасет от коронавируса не нужно воспринимать буквально.

Напротив, специалисты сферы здравоохранения в один голос твердят о том, что принятие алкоголя совершенно не предотвратит заражение коронавирусом. Исследования подтверждают, что употребление алкоголесодержащих напитков для профилактики или во время заболевания не даёт эффекта, потому что при попадании в организм концентрация спирта сильно снижается.

Ниже рассмотрим влияние алкоголя на коронавирус, чтобы разобраться: стоит ли употреблять во время карантина, с какими опасностями и последствиями можно столкнуться.

Опасности употребления алкоголя в пандемию коронавируса

Низкая совместимость алкоголя с коронавирусом подтверждает необходимость полностью исключить из рациона спиртные напитки, потому что они могут оказать негативное влияние на протекание недуга.

Одна из серьезных опасностей спирта – изменение действия или ослабление свойств медикаментозных препаратов, на чем мы остановимся более подробно ниже.

Коронавирус и алкоголь, правда ли то, что человек подвергает себя рискам, употребляя спиртное во время пандемии?

  1. Все алкогольные напитки имеют свойство ослаблять иммунную систему, соответственно, снижается уровень сопротивляемости к вирусу
  2. Согласно исследованиям, опубликованным в издании Alcohol Researc, чрезмерное употребление алкоголя может способствовать развитию пневмонии. Пневмония – одна из самых страшных последствий коронавирусной инфекции, не стоит ее провоцировать. Можно ли употреблять алкоголь при коронавирусе? Решительно нет, если хотите сберечь лёгкие
  3. Последние исследования подтверждают, что один из факторов развития заболевания – лишний вес. Алкогольные напитки и образ жизни, который подразумевает регулярное употребление негативно сказываются на фигуре. Алкоголь очень калориен, как и сопутствующие закуски.
  4. В состоянии опьянения человек начинает пренебрежительно относиться к рекомендациям ВОЗ относительно социальной дистанции. Многие посещают места большого скопления людей, идут на улицу, едут к друзьям, собираются компаниями на природе. Это повышает риск заражения.

Итак, помогает ли употребление алкоголя от коронавируса? Нет, спиртные напитки не помогут ни для профилактики, ни для лечения. Единственным верным шагом, который вы можете сделать для здоровья – является максимальный отказ от спиртного и приход к здоровому образу жизни.

Алкоголь во время лечения вирусных заболеваний

Компонент красного вина облегчит течение COVID-19

Рассмотрим, как алкоголь влияет на коронавирус при проведении лечения. Спиртное негативно влияет на действие любых препаратов – поэтому зачастую употребление вносится в список противопоказаний. Если в организме присутствует этиловый спирт или продукты его распада, лекарственные средства теряют терапевтическую силу, не работают на полную мощность и не дают ожидаемого эффекта. Процесс излечения серьёзно замедляется. А факты об алкоголе и коронавирусе говорят, что возлияния в фазе активного лечения могут привести к летальному исходу.

Чрезмерное употребление алкогольных напитков приводит к окислительным процессам в организме. Это существенно ослабляет функции иммунной системы, она не работает должным образом, не борется с вирусом даже при условии принятия лекарства.

Иммунная система перестает распознавать вирусы, принимая их за свои. Ещё одна проблема – алкоголь и лекарства сами по себе подрывают иммунитет, системе нужно длительное время на восстановление.

Результат – организм, практически не способный самостоятельно справиться с болезнью.

Еще один негативный фактор – много продуктов распада алкоголя выводится именно через лёгкие, которые и так подвержены нагрузке в период заболевания.

Работа органов дыхательной системы, ослабленных алкоголем и приемом лекарств, осложняется, это даёт дополнительную нагрузку на сердце. Подобная нагрузка может стать причиной его остановки.

На вопрос можно ли пить алкоголь при коронавирусе, стоит ответить решительным нет.

Как отказаться от спиртного на время карантина?

В первую же неделю введённого карантина продажи крепких напитков в России возросли на 30-40% в зависимости от вида, по данным агентства Nielsen. Подобная ситуация прослеживается не только в России, она затрагивает и другие страны, например, в США продажи возросли на 55%.

Данная статистика говорит не только о том, что люди верят в миф и употребляют алкоголь против коронавируса. Люди, изменившие привычный уклад в жизни, оказавшиеся на самоизоляции без близких, друзей, возможности посетить любимые места для проведения досуга, испытывают сильный стресс.

Какие ещё причины называют?

  • депрессия по поводу потери работы, снижения доходов, поиск возможности выпить и расслабиться;
  • возникновение большего количества свободного времени, отсутствие необходимости ходить на работу как стоп-фактора (с утра не нужно выглядеть презентабельно);
  • страх относительно того, что водка, пиво и другие напитки исчезнут с прилавков магазина или введут сухой закон;
  • вера в пагубное влияние алкоголя на коронавирус.

Многие люди утверждают, что спиртное им необходимо для борьбы со стрессом. Но специалисты уверяют, что алкоголь на самом деле не снимает стресс. Напротив, спиртное является депрессантом, усиливает беспокойство и состояние тревожности, ухудшает настроение и провоцирует негативные мысли.

Компонент красного вина облегчит течение COVID-19

Как не спиться во время карантина?

Существует несколько эффективных способов:

  1. Часто люди не могут контролировать потребление спиртного дома, наливают себе больше, чем в баре или пабе. Можно попробовать обмануть себя – наливать меньшие порции или использовать меньшие ёмкости
  2. Практиковать осознанное потребление – пить не спеша, растягивая момент, установив определенную меру. Например, в Британии мера – 6 бокалов вина в неделю
  3. Установить приложения, которые помогают контролировать употребление
  4. Разнообразить свой досуг, придумать занятия, исключающие употребление горячительных напитков

Последний пункт наиболее важен. Время самоизоляции рекомендуют использовать с пользой для себя и уделить внимание тем делам, на которые обычно не хватало времени.

Вы можете позаботиться о квартире – сделать генеральную уборку, ремонт, заняться садоводством или рукоделием. Можете поработать над собой – начать заниматься спортом, йогой или танцами, записаться на онлайн-курс, сделать бьюти-процедуры.

Или просто расслабиться с любимой книгой, сериалом, паззлом. Не забывайте о встречах с друзьями и близкими – их можно провести по Скайпу.

Как алкоголь действительно убивает коронавирус?

Компонент красного вина облегчит течение COVID-19

Почему же тогда появился миф о пользе спирта при COVID-19? В первом разделе было описано, как действует алкоголь на коронавирус. Спирт может быть использован как эффективный дезинфектор. В качестве антисептика могут быть использованы:

  • Специализированные спиртовые влажные салфетки
  • Санитайзеры. Проконтролируйте, чтобы содержание этилового спирта в составе было не менее 60-75%, в противном случае эффективность антисептика будет снижаться
  • Неразбавленный алкоголь, процент спирта в котором не менее 30. Так, для дезинфекции, за неимением другого могут быть использованы медицинский спирт, водка, виски и т.д.
  • Антисептик используется для уничтожения вируса с поверхностей предметов, кожи. Регулярно рекомендуется протирать руки, экран телефона, ручки дамской сумочки, кошелек, а также другие предметы, с которыми вы контактируете.

    Особенно это важно, если у вас нет возможности вымыть руки, а вы были на улице, прикасались к ручкам в общественных местах или в общественном транспорте.

    С помощью антисептика рекомендуется обрабатывать ручки входных дверей, прилавок, иные поверхности в общественных местах, чтобы уничтожить вирус.

    Автор статьи

    Инфекция COVID-19 и органы пищеварения

    В 2020 г. система здравоохранения всего мира столкнулась с инфекцией, вызываемой ранее неизвестным вирусом SARS-CoV-2. Среди множества публикаций, посвященных клинической картине инфекции и ее лечению, стали появляться работы о гастроинтестинальных проявлениях COVID-19.

    В данном обзоре приведены данные о желудочно-кишечных симптомах на фоне новой коронавирусной инфекции, их возможных причинах и клиническом значении. Показано влияние заболеваний желудка на течение COVID-19, а также характер изменений поджелудочной железы на фоне инфекции. Компонент красного вина облегчит течение COVID-19

    Таблица 1. Характеристики пациентов

    Компонент красного вина облегчит течение COVID-19

    Таблица 2. Показатели при поступлении и в период госпитализации

    Компонент красного вина облегчит течение COVID-19

    Таблица 3. Нежелательные явления, относящиеся к желудочно-кишечному тракту, при медикаментозном лечении COVID-19

    В декабре 2019 г. в г. Ухань (Китай) была зарегистрирована вспышка заболеваемости новым коронавирусом, впоследствии названным SARS-CoV-2 [1]. В марте 2020 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила вспышку COVID-19 (COronaVIrus Disease, 2019) пандемией [2]. На момент написания статьи число заболевших в мире превысило 4,5 млн, в России – 280 000 [3].

    Вирусы семейства Coronaviridae обычно становятся причиной простудных заболеваний, однако инфекции SARS-CoV-2 наряду с SARS-CoV и MERS-CoV, вызывающими тяжелый острый респираторный и ближневосточный респираторный синдром, характеризуются более тяжелыми проявлениями, в частности двусторонним воспалением легких и прогрессирующей дыхательной недостаточностью.

    С ежедневно возрастающим количеством публикаций, посвященных респираторной симптоматике и лечению легочных проявлений новой коронавирусной инфекции, стали накапливаться данные о наличии у больных жалоб гастроинтестинального характера.

    При этом в ряде публикаций описаны случаи манифестации заболевания только желудочно-кишечными симптомами [4–7].

    В других работах сообщается о наличии жалоб на снижение аппетита, тошноту и диарею, опережающих на 1–5 дней появление одышки и лихорадки [8–10].

    Гастроинтестинальные симптомы могут объясняться особенностями взаимодействия вириона с клетками организма человека.

    Показано, что рецептором с доказанным аффинитетом для проникновения в клетку SARS-CoV-2, аналогично SARS-CoV, среди прочих является ангиотензинпревращающий фермент 2-го типа (АПФ2) [11–14].

    Читайте также:  Ученые знают, сколько вы проживете

    Результаты исследований свидетельствуют об экспрессии АПФ2 не только альвеолоцитами 2-го типа и респираторным эпителием, что объясняет типичную клиническую картину, но и другими клетками, в том числе миокардиоцитами, клетками проксимального канальца нефрона, уротелием мочевого пузыря, клетками слизистой оболочки полости рта и эпителием языка, кератиноцитами пищевода, холангиоцитами и гепатоцитами, бес- и каемчатыми энтероцитами тонкой кишки, а также эндо- и экзокринными клетками поджелудочной железы (ПЖ) [15–20].

    Высокая экспрессия рецепторов АПФ2 в клетках пищеварительного тракта может приводить к возникновению характерных симптомов. По данным трех метаанализов, их общая частота составила менее 10, 15 и 17,6% [21–23].

    Среди жалоб, в частности, сообщалось об изменении или потере вкусовой чувствительности, снижении аппетита, тошноте, рвоте, боли в животе и диарее. Распространенность изменения вкуса, по данным анализа пяти исследований, достигла 49,8% (95%-ный доверительный интервал (ДИ) 8,2–91,5; I2 = 99,6%).

    Такая высокая частота, вероятно, связана с возможностью прямого влияния вируса на экспрессирующие АПФ2 клетки полости рта [20, 24]. Согласно одним данным, общая распространенность снижения аппетита составила 26,8% (95% ДИ 16,2–40,8) [23], согласно другим – 21% (9–44) (95% ДИ 1–79; I² = 98%) [22].

    По данным метаанализов, тошнота и рвота отмечались у 7,8, 10,2 и 7% пациентов с лабораторно подтвержденной инфекцией СOVID-19 [21–23]. При этом в исследованиях, проведенных в Китае и за его пределами, частота этих явлений отличалась – 5,2 (95% ДИ 4,4–5,9) и 14,9% (95% ДИ 13,3–16,6) соответственно.

    Боль в животе наблюдалась у 3 (2–5) (95% ДИ 1–4; I² = 31%) [22] и 9,2% (95% ДИ 5,7–14,5) [23] больных COVID-19.

    Главными ограничениями в обзорных статьях авторы называли высокую неоднородность данных в выборках и низкое качество опубликованных исследований [21, 22].

    И если первое можно объяснить тем, что исследователи впервые столкнулись с пандемией новой инфекции и общепринятых рекомендаций и эталонов проведения исследований пока не разработано, то второе, вероятно, связано с предвзятостью и менее тщательной редакторской оценкой представляемых для публикации данных ввиду беспрецедентной популярности и актуальности темы [25].

    Появились данные об обнаружении вируса в слюне больных. Z. Khurshid и соавт. в систематическом обзоре десяти исследований высказали предположение об использовании слюны как возможного субстрата для определения вируса или вирусной нагрузки.

    Метод неинвазивен, при первичном исследовании вирусная нагрузка в слюне коррелировала с результатами анализа назофарингеальных мазков (НФМ).

    Однако впоследствии результаты НФМ становились отрицательными, а в слюне вирус определялся до 20 дней от начала заболевания [26].

    Обсуждается роль кислотопродукции желудка в качестве фактора защиты от вируса, поступившего per os. При исследовании вируса SARS-CoV в 2004 г. было показано, что он инактивируется в среде с pH 1–3 при температуре 37 °С, но при повышении рН независимо от температуры жизнедеятельность вируса сохраняется [27].

    Средний возраст больных инфекцией COVID-19 с положительным результатом респираторных проб и отрицательным результатом анализа кала на наличие SARS-CoV-2 составил 36 лет, в то время как средний возраст пациентов с положительным анализом кала на SARS-CoV-2 – 49 лет [19].

    Исследователи предположили, что причиной такого распределения может быть повышение рН в желудке с возрастом на фоне увеличения частоты атрофического гастрита и кишечной метаплазии, обусловленных наличием инфекции Helicobacter pylori [28].

    Это дает основания предполагать, что, чем выше уровень рН, тем ниже степень инактивации вируса и соответственно выше остаточная вирусная нагрузка. Выдвинута гипотеза о том, что прием ингибиторов протонной помпы или блокаторов H2-гистаминовых рецепторов может также повышать риск распространения SARS-CoV-2 в пищеварительной трубке.

    Кроме свидетельств повышения печеночных маркеров в сыворотке крови больных COVID-19 обращают на себя внимание немногочисленные данные о вовлечении ПЖ.

    Рассматриваются два механизма воздействия вируса на ПЖ: за счет прямого цитопатического эффекта вируса через АПФ2, экспрессируемого панкреатическими клетками, и непрямого повреждающего эффекта системной воспалительной реакции и иммуноопосредованного клеточного ответа, приводящего к вторичному повышению уровня ферментов [29]. F.

    Liu и соавт. отмечали, что АПФ2 экспрессируется как в экзокринных, так и островковых клетках ПЖ [18]. В клинической части авторы приводят данные, что на момент госпитализации повышение уровней и амилазы, и липазы зарегистрировано у 1,85% пациентов с легким течением COVID-19.

    Среди пациентов с тяжелым течением только амилаза повышалась у 17,9%, только липаза – у 16,4%. Исследователи сообщали о фокальном увеличении ПЖ или расширении панкреатического протока, по данным компьютерной томографии, у 7,4% больных с тяжелой формой COVID-19.

    За период госпитализации повышенный уровень амилазы зафиксирован у 12 (100%), липазы – у 11 (91,7%) больных с тяжелой формой инфекции (за верхнюю границу нормы исследователи принимали 135 и 78 ЕД/л для амилазы и липазы соответственно).

    Среди 13 пациентов с зарегистрированным повышением ферментов ПЖ у двух в анамнезе отмечался прием нестероидных противовоспалительных препаратов, у четырех во время госпитализации проводилась терапия глюкокортикостероидами (ГКС), что могло быть причиной лекарственно-индуцированного панкреатита [30]. Известно, что из 13 больных с тяжелой формой COVID-19 и повышением панкреатических ферментов восемь были выписаны домой, пять умерли.

    В другое исследование вошло 52 пациента с подтвержденным SARS-CoV-2. У девяти (17%) отмечалось повышение ферментов ПЖ (уровни амилазы выше 90 ЕД/л, липазы выше 70 ЕД/л) [31].

    На момент госпитализации у четырех из них было диагностировано тяжелое течение COVID-19, сопровождавшееся лимфоцитопенией (менее 1,1 × 109/л), повышением печеночных (аланинаминотрансфераза > 50 ЕД/л, аспартатаминотрансфераза > 40 ЕД/л), миокардиальных (лактатдегидрогеназа > 243 ЕД/л, креатинфосфокиназа > 171 ед/л) ферментов и маркеров воспаления (С-реактивный белок > 10 мг/л, скорость оседания эритроцитов > 15 мм/ч, интерлейкин 6 > 2,9 пг/мл). Семь из девяти пациентов получали лечение ГКС, одному проводилась искусственная вентиляция легких.

    Между тем остается под вопросом, следует ли приведенные значения повышенных уровней амилазы и/или липазы рассматривать как свидетельство острого панкреатита, вызванного прямым воздействием SARS-CoV-2 [32].

    Эту гипотезу можно было бы подтвердить при наличии по меньшей мере двух из трех признаков [33]: типичной абдоминальной боли, повышения амилазы и/или липазы > 3 норм и характерных данных компьютерной томографии, магнитно-резонансной томографии или эндоскопического ультразвукового исследования.

    Но в одном из исследований не были указаны уровни панкреатических ферментов у отдельных пациентов и по данным визуализации признаков острого панкреатита не наблюдалось, а во втором максимальные значения амилазы и липазы едва превышали 1,5 нормы.

    Кроме того, обнаруженное у предшественника COVID-19 SARS-CoV-1 патогенное воздействие на эпителиальную выстилку протоков слюнных желез обезьян на ранних сроках заболевания [34] также может быть причиной повышения уровня амилазы в сыворотке крови заболевших [35].

    Принимая во внимание данные об экспрессирующих АПФ2 клетках в кишечнике и гастроинтестинальной симптоматике у больных, выделяющих РНК вируса с калом, было бы резонно предположить развитие гастроэнтерита вследствие повышенной проницаемости кишечной стенки, что может облегчать реабсорбцию макромолекул, в том числе амилазы и липазы, и, таким образом, по крайней мере частично, являться причиной повышения уровней ферментов ПЖ [21, 30, 31].

    В то же время описаны случаи развития острого панкреатита на фоне SARS-CoV-2 [32, 33]. Пока опубликовано всего три случая, однако обращает на себя внимание тяжесть течения коронавирусной инфекции у заболевших. Характеристики пациентов представлены в табл. 1 и 2 [36, 37].

    В метаанализах и исследованиях показано, что желудочно-кишечные жалобы как изолированно, так и в сочетании с повышенными уровнями панкреатических или печеночных ферментов чаще наблюдаются у пациентов с более тяжелыми формами COVID-19 [23, 31, 36, 37].

    У больных с гастроинтестинальными симптомами инфекция протекает тяжелее: часто имеют место температура выше 38,5 °C, общая слабость, одышка и головная боль [5]. У таких больных более высокий риск развития острого респираторного дистресс-синдрома (ОР 2,96; 95% ДИ 1,17–7,48; p = 0,020).

    Но при этом у больных с уже существующими гастроэнтерологическими заболеваниями тяжелое течение новой коронавирусной инфекции встречается реже, чем у пациентов с впервые возникшими желудочно-кишечными симптомами [22].

    В настоящий момент специфической терапии для лечения COVID-19 не существует. ВОЗ анонсировала международное многоцентровое исследование эффективности и безопасности пяти препаратов Solidarity [38].

    Это одобренные для лечения COVID-19 в рамках чрезвычайного распоряжения Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (Food and Drug Administration) противомалярийные (хлорохин/гидроксихлорохин) и противовирусные (ремдесивир, лопинавир/ритонавир, фавипиравир) препараты [21].

    При их применении возможны нежелательные явления, в том числе относящиеся к желудочно-кишечному тракту (табл. 3) [39–43].

    Наличие рецепторов-мишеней для SARS-CoV-2 наряду с дыхательной системой в органах пищеварения позволяет предположить существование альтернативного пути попадания вируса в организм и может объяснять гастроинтестинальные жалобы у больных COVID-19.

    Полученные к настоящему моменту данные свидетельствуют о возможности фекально-орального пути передачи вируса. Результаты исследований распространенности гастроинтестинальных жалоб при новой коронавирусной инфекции неоднородны.

    Гастроинтестинальные симптомы могут возникать на фоне применения препаратов, рекомендуемых для лечения инфекции COVID-19.

    С учетом увеличения количества заболевших крайне важно обращать внимание на желудочно-кишечные симптомы. Необходим постоянный анализ поступающих данных о менее типичных проявленияx новой коронавирусной инфекции, поскольку в будущем они могут лечь в основу совершенствования диагностики, лечения и профилактики распространения COVID-19. 

    • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: COVID-19, SARS-CoV-2, симптомы, желудок, поджелудочная железа, органы пищеварения

    Учёные оценили влияние вина на тяжесть течения COVID-19

    Victor Lisitsin/Global Look Press

    Вино, как красное, так и белое, вероятно, способно облегчить течение болезни в случае заражения новой коронавирусной инфекцией. Такой вывод сделали журналисты на основе того, что этот алкогольный напиток содержит антиоксидант под названием «ресвератрол». Это вещество, как выяснили канадские учёные, усиливает концентрацию особого фермента ACE2, который потенциально может снижать тяжесть COVID-19.

    Помимо вина этот антиоксидант содержится также в арахисе, фисташках, какао, малине, кожуре винограда, черники и клюквы. Материал о диете, облегчающей состояние при COVID-19, сегодня вышел в «Известиях».

    Авторы публикации ссылаются на работу учёных из Университета Лаваля (Канада), опубликованную в конце апреля. Исследователи тогда пришли к выводу о противоречивой роли ACE2: с одной стороны, именно он отвечает за проникновение коронавируса внутрь клеток.

    С другой — повышающая регуляция ACE2 оказывает защитное действие, облегчая тяжесть заболевания.

    Когда данный фермент не работает, это приводит к увеличению количества пептида под названием AngII, который может усиливать воспалительную реакцию. В частности, он сужает сосуды и повреждает эндотелий.

    Поэтому, на мой взгляд, недостаток ACE2 и избыток AngII негативно влияет на течение COVID-19, — прокомментировал российскому изданию ведущий научный сотрудник лаборатории молекулярной биологии МГУ им. М. В.

    Ломоносова Роман Зиновкин.

    Также канадские учёные пришли к выводу, что употребление ресвератрола может помочь больному, так как подстёгивает ACE2.

    Читайте также:  Как избежать жировой болезни печени. 10 самых вредных продуктов для печени - официальный сайт программ "здоровье", "жить здорово" с еленой малышевой

    Как отмечается в публикации «Известий», ресвератрол проявляет подавляющее действие в отношении клеток иммунной системы.

    Если учесть, что острый респираторный дистресс-синдром вызван чрезмерной активностью иммунной системы, вполне вероятно, что ресвератрол оказывает положительный эффект именно в случае развития этого осложнения, заключают авторы статьи.

    Скорее всего, так и есть. Хотя пока это доказано лишь тестами на мышах и культуре клеток, — уточнил сотрудник лаборатории МГУ.

    Ранее NEWS.ru писал, что в Южной Корее разрабатывают вакцину от коронавируса нового типа на основе ослабленной формы SARS-CoV-2, которую нужно вводить через нос. Препарат уже успешно протестировали на трансгенных мышах с человеческой версией гена ACE2.

    Питание при COVID-19 | partners | «Лечащий врач» – профессиональное медицинское издание для врачей. Научные статьи

    Новая коронавирусная инфекция, ставшая причиной глобальной пандемии 2019 года, продолжает вызывать активный интерес международного научного и медицинского сообщества. Широко изучаются как особенности патогенеза этого заболевания, так и возможные методы терапии, немедикаментозной поддержки и реабилитации тяжелых пациентов.

    Вирус SARS-CoV-2 поражает все органы и системы организма. Известно, что наиболее распространенными клиническими проявлениями являются лихорадка, кашель и одышка. Однако до 10% пациентов обнаруживает и желудочно-кишечные симптомы, включая диарею, тошноту и рвоту.

    Поражение новой инфекцией пищеварительного транспортного конвейера, через который организм получает жизненно необходимые нутриенты, энергетические, пластические, регуляторные вещества, заставляет самым внимательным образом отнестись к аспекту питания при COVID-19.

    На сегодняшний день необходимость этапной нутритивной поддержки, которая будет сопровождать пациентов с коронавирусной инфекцией от отделения реанимации и интенсивной терапии до общей палаты и даже до домашней реабилитации, уже не вызывает сомнений.

    Воздействие SARS-CoV-2 на желудочно-кишечный тракт

    Проникая через слизистую оболочку носа, гортани и бронхиального дерева в периферическую кровь, вирус SARS-CoV-2 поражает целевые органы: легкие, пищеварительный тракт, сердце, почки, клетки которых экспрессируют ангиотензинпревращающий фермент 2 (АПФ-2, ACE2).

    Большой S-белок коронавируса связывается с ACE2 на инфицированных клетках, в результате чего комплекс SARS-CoV-2/ACE2 беспрепятственно проникает в цитоплазму.

    После высвобождения вирусной РНК, с нее транслируются два полипротеина, структурные протеины, и начинается репликация вирусного генома.

    Альвеолярные эпителиальные клетки и эпителиальные клети тонкого кишечника, развивающиеся из одного эмбрионального листка, отличатся высоким уровнем экспрессии ACE2. Это объясняет не только причину преимущественного поражения нижних дыхательных путей при COVID-19, но и довольно высокую частоту возникновения абдоминального и диспептического синдромов.

    Уязвимость желудочно-кишечного тракта также может быть связана с тем, что коронавирус нового типа использует в качестве входных ворот в слизистые не только дыхательных путей, но и пищеварительной системы.

    Последние исследования показывают, что вирус попадает в организм и выделяется из него через ЖКТ.

    Согласно некоторым данным, у больных с гастроэнтеральными симптомами РНК SARS-CoV-2 выявлялась в кале более чем в 52% случаев, и у пациентов без гастроэнтеральных жалоб – в 39%.

    На данный момент предполагается, что поражение пищеварительной системы вирусом COVID-19 может быть обусловлено сразу несколькими причинами, включая:

    • рецептор-опосредованное проникновение вируса в клетки;
    • индукцию воспаления и изменение проницаемости слизистых оболочек;
    • влияние на состав микробиоты кишечника.

    Немаловажно, что нарушение функций ЖКТ утяжеляет общее состояние и дополнительно способствует прогрессированию респираторных симптомов, что в свою очередь усугубляет патологические процессы в кишечнике.

    Гастроэнтеральные симптомы при COVID-19

    Результаты обследования группы больных с COVID-19, имевших гастроэнтеральные симптомы, показали, что самой частой жалобой была диарея (24,2%), за которой следовала анорексия (17,9%) и тошнота (17,9%). Авторы исследования, тем не менее, обратили внимание, что чаще всего диарея развивалась уже во время госпитализации и потенциально могла быть обусловлена применением антибиотиков.

    Интересно, что наличие гастроэнтеральных симптомов достоверно коррелирует с тяжестью состояния пациентов.

    Так, при оценке течения заболевания 74 больных с COVID-19, имевших гастроэнтеральные жалобы, было показано, что тяжелые и критические формы встречались достоверно чаще (22,97% и 31,08% соответственно), чем у пациентов, у которых эти симптомы отсутствовали (8,14% и 20,45% соответственно). У больных с COVID-19 с желудочно-кишечными симптомами также чаще отмечались лихорадка, общая слабость, одышка и головная боль.

    Таким образом, наличие гастроэнтеральных жалоб можно считать настораживающим признаком. Пациенты их предъявляющие требуют повышенного внимания и назначения дополнительных исследований на предмет изучения желудочно-кишечных функций.

    По некоторым данным, из-за отсутствия аппетита, тошноты и других гастроэнтеральных симптомов пациенты с COVID-19 могут терять 5-10 кг веса, и из-за резкого дефицита нутриентов, в первую очередь протеинов, быстро восстановить функции иммунной, нейроэндокринной и собственно пищеварительной системы проблематично.

    С целью восполнения недостающих жизненно-важных веществ и укрепления местного и общего иммунитета целесообразно назначение адекватного лечебно-профилактического питания, содержащего сбалансированное количество легкодоступного протеина, триглицеридов, витаминов и микроэлементов.

    Этапная нутритивная поддержка при COVID-19

    Коронавирусная инфекция в большинстве (81%) случаев протекает в нетяжелой или неосложненной форме. Однако у 14% пациентов развиваются серьезные состояния, которые требуют дыхательной поддержки, и в 5% случаев требуется лечение в отделении реанимации и интенсивной терапии.

    Нутритивная поддержка у тяжелых пациентов с выраженной интоксикацией, резким снижением аппетита, нарушением функции внешнего дыхания, дисфагией и другими симптомами, начинается непосредственно в отделении реанимации. Больному на фоне терапии может назначаться энтеральное питание с использованием метаболически направленных смесей, при выборе которых необходимо учитывать степень скомпрометированности различных органов и систем.

    После компенсации патологического процесса пациент переводится на стандартные сбалансированные смеси, а потом на щадящий вариант диеты, в которой используется принцип химического, механического и температурного щажения при приготовлении и подаче блюд. Нутритивная поддержка сипинговыми смесями рассматривается и как необходимая мера при домашней реабилитации после перенесенной инфекции больных, особенно пожилого и старческого возраста.

    Питание у пациентов с COVID-19 на ИВЛ

    Искусственная вентиляция легких (ИВЛ), полностью или частично замещающая спонтанное дыхание, –одна из самых частых мер в терапии дыхательной недостаточности у пациентов с COVID-19 в тяжелом состоянии.

    Современные клинические рекомендации предписывают раннее начало энтерального питания при отсутствии критических изменений гемодинамики – в течение 24-48 часов после поступления в ОРИТ.

    Доказано, что ранняя нутритивная поддержка способствует снижению уровня смертности у пациентов в критическом состоянии, находящихся на ИВЛ, а также уменьшает число инфекционных осложнений и продолжительность пребывания в стационаре.

    Энтеральный путь введения без сомнения является наиболее физиологичным, и до тех пор, пока не будут использованы все стратегии для оптимизации энтерального питания, парентеральный метод применять не стоит.

    Тем не менее, возможности использования энтерального питания у тяжелых пациентов с COVID-19 зачастую ограничены в связи с их положение на животе.

    В таком случае питание сначала вводится парентерально, но по мере возможности сразу сменяется зондовым.

    Зондовое питание пациентов с COVID-19

    Для определения потребности в калориях у пациентов на ИВЛ сегодня используются непрямая калориметрия или различные прогностические формулы. Необходимо учитывать, что для этой категории больных состав и качество получаемых нутриентов имеют огромное значение.

    Учитывая уязвимое и часто скомпрометированное состояние желудочно-кишечного тракта при COVID-19, требуемые калории должны поступать в организм в наиболее легкодоступном виде, и их усвоение не должно требовать дополнительных энергозатрат.

    Количество поступающего протеина должно компенсировать потерю белка при катаболических процессах: существующие клинические руководства предписывают начинать с 1,2 – 2 г/кг/сутки.

    Оптимальные продукты для зондового питания:

    • Nestle Peptamen. Смесь на основе сывороточного белка облегчает усвоение всех необходимых питательных веществ у пациентов с нарушенной функцией ЖКТ. Продукт с содержанием калорий 1000 ккал/л и белка 40 г/л полностью удовлетворяет энергетические потребности организма. Смесь хорошо переносится за счет гидролизованного белка 100% молочной сыворотки, не содержит лактозу. Легкодоступным источником энергии являются среднецепочечные триглицериды (70% жирового компонента смеси), усваивание которых проходит без участия ферментов двенадцатиперстной кишки. Высокий уровень цистеина помогает контролировать воспалительный процесс путем нейтрализации свободных радикалов.
    • Nestle Resource Optimum. Изокалорическая полноценная сбалансированная смесь для профилактики и лечения недостаточности питания отличается очень хорошей усвояемостью даже у тяжелых пациентов. Сочетание казеинов и сывороточных белков обеспечивает полный набор эссенциальных аминокислот. Продукт содержит высокие концентрации омега-6 и омега-3 жирных кислот (в соотношении 4:1), а также СЦТ (25%), рапсовое и кукурузные масла, широкий набор витаминов и микроэлементов.
    • Nestle Impact. Этот продукт занимает первое место на мировом рынке иммунного питания. Эффективность Нестле Импакт клинически доказана на основе мета-анализа результатов лечения более 2000 пациентов с различной хирургической патологией в ведущих мировых центрах. Полноценная сбалансированная смесь обогащена аргинином, омега-3-жирными кислотами и нуклеотидами, а также содержит жизненно необходимые витамины и микроэлементы.

    Немаловажно, что все указанные смеси подходят не только для зондового, но и для перорального питания.

    Питание после отлучения от ИВЛ

    После того, как пациент снимается с искусственной вентиляции легких, рекомендуется провести логопедическую оценку его способности к глотанию, а, следовательно, к самостоятельному пероральному питанию.

    Специалист должен определить тип подходящей больному консистенции пищи и необходимость использования загустителей для введения жидкостей.

    Перспективным продуктом является универсальный загуститель для еды и напитков Nestle Resource Thicken Up Clear, который используется для диагностики дисфагии, оценки степени выраженности нарушений и облегчения питания для пациентов с дисфагией.

    Питание при неинвазивной вентиляции и дыхательной поддержке

    Пациентам с неинвазивной дыхательной поддержкой для обеспечения клинического выздоровления также необходима метаболическая стабильность и адекватный статус питания. В этих случаях важно оценивать адекватность перорального приема пищи индивидуальным нуждам больных и при необходимости использовать сбалансированные сипинговые смеси для нутритивной поддержки.

    Читайте также:  Как вылечить укусы комаров, не заходя в аптеку?

    Дополнительное сипинговое питание Nestle Resource с повышенным содержанием белка (9г/100 мл) и полным набором эссенциальных микро- и макронутриентов поддерживает оптимальную скорость восстановления иммунной системы и регенерации тканей после инфекционного процесса.

    Широкая линейка продуктов – Nestle Resource 2.0+fibre, Resource 2.

    0, Resource Protein, Resource diabet plus – дает возможность подобрать смесь под индивидуальные энергетические и питательные нужды и учесть потенциальное наличие коморбидных патологий, например, диабета или нарушения толерантности к глюкозе.

    Питание при COVID-19 после ОРИТ

    По мере восстановления пациента, после купирования основных гастроэнтеральных симптомов, диареи, тошноты, болей, можно постепенно переводить его на щадящую диету, предпочтительно не отказываясь и от поддержки сипинговым питанием Resource Nestle. При комплектовании индивидуального рациона следует учитывать энерготраты больного, его состояние и коэффициент активности.

    Основные принципы диеты у пациентов с COVID-19

    • При переводе на щадящий вариант диеты необходимо сохранить высокую квоту употребления полноценного суточного белка (1,5 стакана молока или 30 г сыра, или равнозначное количество других молочных продуктов).
    • Рекомендуется ограничить прием жиров до 30% от суточной потребности. Основной упор должен быть сделан на употребление ПНЖК омега-3 с целью ускорения восстановления структуры слизистых оболочек и профилактики микротромбозов.
    • Стоит уменьшить прием соли и сахара до 5 г в сутки.
    • В рацион необходимо включить овощи и фрукты (сначала в виде отваров, компотов, пюре, продуктов детского питания), а также бобовых и цельнозерновых продуктов, содержащих пищевые волокна, витамины группы В.
    • С учетом длительного пребывания в помещении рекомендовано ежедневное употребление витамина D в дозе 10 мкг, минералов цинка, железа, селена.

    Профилактическая нутритивная поддержка

    Эпидемические исследования, проведенные сотрудниками института питания РАМН в различных регионах России, показали, что до 80% населения нашей страны испытывают дефицит тех или иных микро- или макронутриентов. Безусловно, это не может не сказываться на состоянии иммунитета, рисках инфекционных заболеваний и сроках реабилитации после них.

    Для восполнения имеющихся дефицитов, а также для восстановления нарушенной под действием экопатогенов и стресса функции адаптационных регулирующих механизмов организма, требуется повышенная обеспеченность эссенциальными нутриентами.

    Этого, однако, невозможно достичь только за счет стандартных рационов питания, не превышая их разумных объемов.

    Ключом к решению этого вопроса, по мнению специалистов, является регулярное включение в рацион специализированных функциональных пищевых продуктов и функциональных напитков, примером которых являются, в частности, сипинговые смеси Resource Nestle.

    В заключение

    Нарушение пищеварения – один из самых распространенных симптомов нового коронавируса, наряду с респираторными проявлениями.

    Пациентам с COVID-19 на всех стадиях лечения необходимо обеспечить полноценное питание, которое не только восполнит дефицит жизненно необходимых нутриентов и станет полноценным источником энергии для восстановления, но и будет максимально безопасным и легко усвояемым для скомпрометированной пищеварительной системы. Продукты Nestle для зондового и перорального питания, подходящие для каждого этапа терапии – от ИВЛ в условиях реанимации до амбулаторной реабилитации, оптимально способствует компенсации нужд пациентов с коронавирусной инфекцией. Специализированные смеси обладают сбалансированным составом аминокислот, жиров, витаминов и микроэлементов и усваиваются при минимальных ферментных и энергетических тратах.

    Источники:

    Хроники пандемии. Анализ крови как способ прогнозирования тяжелого течения COVID-19

    Если вам не повезло и вы попали в больницу с клиникой COVID-19, общий маркер крови может предсказать тяжесть протекания коронавирусной болезни. Об этом свидетельствуют результаты новейшего исследования.

    Речь идет о показателе «ширина распределения эритроцитов» (RDW); в самом общем виде, чем больше вариативность размера красных кровяных телец, тем хуже прогноз для данного пациента, – поясняют авторы исследования.

    Так, по словам доктора Джонатана Карлсона из Массачусетской больницы общего профиля, «показатель RDW тесно коррелировал с летальностью среди пациентов, причем эта корреляция сохранялась при контроле прочих идентифицированных факторов риска, таких как возраст, наличие хронических заболеваний к моменту инфицирования, отклонения в прочих лабораторных показателях и т.п.».

    В пресс-релизе больницы сообщается также о том, что исследование было продиктовано стремлением найти способы максимально раннего и достаточно простого выявления тех пациентов с COVID, у кого имеется высокий риск тяжелого течения и кому, соответственно, показано более агрессивное вмешательство. С этой целью был произведен анализ более 1600 образцов крови взрослых пациентов, госпитализированных в бостонские больницы в марте и апреле 2020 года.

    К своему удивлению, исследовательская группа обнаружила, что поставленным задачам вполне отвечает один из стандартных кровяных тестов, а именно RDW.

    Для пациентов, у которых этот показатель выходил за пределы нормативного диапазона, риск летального исхода был в 2.8 раз выше, чем для пациентов с нормальным RDW.

    Иначе говоря, смертность среди больных с повышенным RDW составила 31% по сравнению с 11% летальности у пациентов с нормальным показателем.

    Следующий шаг для специалистов Массачусетской больницы – выяснить, каким именно образом высокий RDW связан с худшими исходами.

    «Такого рода открытия могут привести к разработке новых терапевтических стратегий или использованию более точных маркеров тяжести заболевания», – говорит доктор Аарон Агирре, один из соавторов, кардиолог отделения интенсивной терапии.

    Тереза Мюррей Амато – заведующая отделением неотложной помощи в нью-йоркской больнице Лонг Айленд Джуиш Форрест Хиллз. Ознакомившись с опубликованными результатами, она пришла к выводу:

    «Хотя мы знаем, что пожилой возраст и некоторые сопутствующие заболевания ассоциированы с худшими исходами, но в этих группах риска действительно наблюдается большая вариабельность клинической симптоматики и тяжести течения».

    Иными словами, нужен более точный прогностический критерий, и тест RDW, по мнению Т.М.Амато, в этом смысле может быть чрезвычайно полезен.

    «Зная о том, что состояние пациента вскоре после госпитализации с большой вероятностью станет тяжелым, мы сможем сразу подобрать такое лечение, которое обеспечит наилучший из возможных исходов», – считает Амато.

    Минздрав вновь изменил схемы лечения пациентов с COVID-19

    Минздрав выпустил седьмую версию рекомендаций по лечению COVID-19. Документ претерпел существенные изменения.

    В новой версии временных методических рекомендаций «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» переработаны и расширены все разделы. Внесены изменения в схемы лечения, дополнен список лекарственных препаратов. 

    Патогенез

    В патогенезе COVID-19 важную роль играет поражение микроциркуляторного русла, наиболее вероятным представляется прямое вирусное повреждение.

    Клиническое течение

    У 50% заболевание протекает бессимптомно. При наличии симптомов у 80% пациентов заболевание протекает в легкой форме ОРВИ.

    Особенности клинических проявлений у пациентов пожилого и старческого возраста

    У пациентов пожилого и старческого возраста делирий может быть первой манифестацией заболевания или развиться по мере его прогрессирования.

    У пациентов старческого возраста может наблюдаться атипичная картина заболевания без лихорадки, кашля, одышки.

    Признаки цитокинового шторма

    Ранними лабораторными признаками цитокинового шторма являются повышение уровня ферритина сыворотки крови выше 600 нг/мл или сочетание двух показателей:

    • снижение числа тромбоцитов крови ≤ 180х109/л, лейкоцитов ≤ 3,0х109/л, лимфопения или быстрое снижение числа тромбоцитов и/или лейкоцитов (в течение суток) более чем в два раза на фоне сохраняющейся высокой воспалительной активности,
    • повышение активности АСТ,
    • повышение триглицеридов сыворотки > 156 мг/дл;
    • снижение фибриногена крови ≤ 360 мг/дл.

    ДВС-синдром

    ДВС-синдром развивается, как правило, на поздних стадиях заболевания. Он встречается лишь у 0,6% выживших больных и в 71,4% у умерших больных.

    Лечение

    1. Результаты зарубежных исследований и отечественный опыт указывают на обоснованность применения гидроксихлорохина в низких дозах.
    2. В список этиотропных препаратов для лечения COVID-19 включен фавипиравир.

    3. Для лечения цитокинового шторма при COVID-19 применяются блокаторы ИЛ-6 – тоцилизумаб и сарилумаб, возможно применение ингибиторов ИЛ1-бета – канакинумаба.

    4. При средней и среднетяжелой пневмонии для подавления гипервоспаления можно рассматривать назначение ингибиторов янус-киназ – препаратов барицитиниб и тофацитиниб, а также ингибитора ИЛ-6 олокизумаба – в качестве дополнительной терапии.

    5. Всем госпитализированным пациентам показано назначение низкомолекулярных гепаринов, как минимум, в профилактических дозах до выписки из стационара.
    Легкие формы Схема 1: Гидроксихлорохин*
    Схема 2: Мефлохин*
    Схема 3: ИФН-альфа + умифеновир
    * возможно в комбинации с ИФН-α
    Среднетяжелые формы Схема 1: Фавипиравир +/- барицитиниб или тофацитиниб
    Схема 2: Гидроксихлорохин + азитромицин +/- барицитиниб или тофацитиниб
    Схема 3: Мефлохин + азитромицин +/- барицитиниб или тофацитиниб
    Схема 4: Лопинавир/ритонавир + ИФН-β1b +/- барицитиниб или тофацитиниб
    Схема 5: Фавипиравир +/- Олокизумаб
    Схема 6: Гидроксихлорохин + азитромицин +/- Олокизумаб
    Схема 7: Мефлохин + азитромицин +/- Олокизумаб
    Схема 8: Лопинавир/ритонавир + ИФН-β1b +/- Олокизумаб
    Тяжелые формы Схема 1: Фавипиравир +/- тоцилизумаб или сарилумаб
    Схема 2: Гидроксихлорохин + азитромицин +/- тоцилизумаб или сарилумаб
    Схема 3: Мефлохин + азитромицин +/- тоцилизумаб или сарилумаб
    Схема 4: Лопинавир/ритонавир + ИФН-β1b +/- тоцилизумаб или сарилумаб
    Схема 5: Лопинавир/ритонавир + гидроксихлорохин +/- тоцилизумаб или сарилумаб

    Лечение цитокинового шторма

    • Схема 1: Метилпреднизолон + тоцилизумаб (сарилумаб).
    • Схема 2: Дексаметазон +тоцилизумаб (сарилумаб).
    • Схема 3: Метилпреднизолон +канакинумаб.
    • Схема 4: Дексаметазон+канакинумаб.
    • При наличии противопоказаний к применению генно-инженерных биологических
    • препаратов:
    • Схема 5: Метилпреднизолон или дексаметозон.
    • При наличии противопоказаний к применению глюкокортикоидов:
    • Схема 6: Тоцилизумаб или сарилумаб или канакинумаб

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *