Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

В современный век технологий и усиления безопасности тяжело не попасть объектив видеокамеры. Но как же личное пространство и неприкосновенность частной жизни?

В этой очень статье мы подробно разберем очень сложную и противоречивую тему, по которой нет не единого законодательства, в каких случаях видеосъемка является законной и обоснованной, а в каких – за нее можно серьезно поплатиться.

Нормативные акты, регулирующие видеонаблюдение

В Российском законодательстве нет отдельного закона, который бы регулировал деятельность по видеонаблюдению. Поэтому приходится руководствоваться различными нормативно-правовыми актами, действующими в той или иной сфере.

Главенствующим законом, конечно же, является Конституция РФ, в которой закреплено право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ст.23).

Именно поэтому в деятельности по видеонаблюдению так много сложностей.

Ведь при несоблюдении законных требований недовольный видеонаблюдением гражданин может обвинить владельца камеры во вторжении в его частную жизнь и, с точки зрения закона, будет прав.

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

Еще одним существенным ограничением деятельности по видеонаблюдению является то обстоятельство, что специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, могут приобретаться или продаваться лишь в соответствии со специальной лицензией ФСБ. И использоваться могут лишь уполномоченными органами для оперативно-розыскной деятельности, а не в личных целях.

Если же вы – обычный человек, который хочет установить скрытое шпионское устройство (например, закамуфлированное под плюшевого медведя) и с помощью него следить за недобросовестной няней или домработницей, то вы не только не сможете использовать эти видеозаписи как доказательство, но и рискуете оказаться привлеченным к серьезной ответственности.

Так какие же законные требования должны быть соблюдены? Ответы на эти вопросы содержатся в различных нормативно-правовых актах:

  • Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ “О персональных данных”;
  • Гражданский кодекс РФ;
  • Жилищный кодекс РФ;
  • Трудовой кодекс РФ;
  • Уголовный кодекс РФ и др.

Основным законом для понимания, как сделать видеосъемку законной, является, пожалуй, Федеральный закон “О персональных данных”. Давайте разбираться, чем же он так важен.

Дело в том, что персональные данные – это любые данные, относящиеся к определяемому лицу.

При этом видеокамера фиксирует именно биометрические персональные данные – то есть физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность.

И в этом случае этим же федеральным законом установлено, что если вы планируете хранить видеозапись, использовать ее, передавать каким-то третьим лицам, вам необходимо получить на это согласие от лиц, попавших в объектив камеры, в письменной форме.

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

Это требование кажется невыполнимым.

Если, к примеру, установить видеокамеру во дворе дома, как же стребовать со всех такое согласие, включая даже случайных посетителей? К счастью, Роскомнадзор по этому поводу дал официальные разъяснения.

Если изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в публичных местах, открытых для свободного посещения, то тогда письменное согласие на сбор таких персональных данных не требуется.

Однако какое согласие на сбор персональных данных и в какой форме нужно получить, если видеосъемка планируется не в публичном открытом месте, а, например, в офисе, на производстве или на собственном участке? Со всеми этими вопросами разберемся ниже.

Какие документы необходимы для установки видеонаблюдения

Сами по себе монтаж оборудования для видеонаблюдения и его эксплуатация не требуют специальных разрешений или лицензий (за исключением специальных технических средств для негласного получения информации, которые вправе использовать только по лицензии ФСБ).

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

Исключения могут быть установлены лишь в отдельных городах местными постановлениями, например, для сохранения фасадов исторических зданий и т.п. В таких случаях может потребоваться еще согласование местного Департамента архитектуры.

  • Если же в вашем городе ничего подобного не предусмотрено, то можно смело монтировать видеокамеры.
  • Однако какие документы нужны, чтобы сделать законной и саму видеосъемку, и возможность хранения видеозаписей, включая их использование и вероятную передачу третьим лицам (органам следствия и суду)?
  • Для разных случаев пакет документов нужен различный, и ниже мы подробно разберем самые частые ситуации.

Законность установки видеонаблюдения

Подробно разберем ситуации при которых видеонаблюдение считается законным, а в каких ситуация нет.

В квартире или частном жилом доме

Закон «О персональных данных» говорит, что не требуется соблюдать какие-то особенные требования, если видеосъемка осуществляется исключительно для личных и семейных нужд и не нарушает ничьих прав. То есть, если все домочадцы в курсе видеосъемки и не возражают против нее, то никаких препятствий для ее проведения нет.

  Как повысить производительность труда

Но может получиться так, что желая снять только своё домовладение и частный участок, вы ненароком установите камеру так, что в ее объектив попадет еще и соседний участок.

Тогда вы невольно нарушите право ваших соседей на неприкосновенность частной жизни.

Поэтому в этом случае вам надо будет либо согласовать с ними факт видеосъемки (для устранения будущих возможных недоразумений правильно будет получить согласие именно в письменной форме), либо установить камеру в другом месте.

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

Несколько иная ситуация выходит, если, помимо вашей семьи, объектом видеосъемки станет некое постоянно третье лицо. Случайный разносчик пиццы, которого вы никогда в жизни больше не увидите, не в счет.

Но, как правило, домашнее видеонаблюдение устанавливается для защиты жизни и здоровья членов семьи (если, например, ребенок остается с няней) и для сохранности имущества (чтобы домработница не прихватила хозяйские ценности).

В таких случаях планируется постоянное видеонаблюдение не только за домочадцами, но и за конкретным лицом (няня, домработница, сиделка, ремонтная бригада и т.п.).

И подобные видеозаписи даже могут послужить доказательствами совершения преступлений, если камера зафиксирует кражу или ненадлежащее обращение с ребенком.

В таком случае надо обязательно заранее заручиться письменным согласием всех лиц, постоянно посещающих вашу квартиру (или частный дом), на сбор их персональных данных.

Исключения из этого правила (т.е. когда не надо заручаться письменным согласием) предусмотрены лишь в интересах обороны, государственной безопасности, оперативно-розыскной деятельности и т.п. Частная съемка к таким исключениям, разумеется, не относится.

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

Требования к письменному согласию установлены ст.9 Закона «О персональных данных» и включают в себя довольно много сведений. Для правильного составления, с ними лучше ознакомиться непосредственно в тексте закона или использовать образцы из интернета.

Но что, если вы не хотите заранее извещать своих работников о планируемой в квартире съемке? Можно ли это делать тайком от них? Юридически – нет.

А фактически, ваша видеозапись будет иметь очень спорное доказательственное значение.

Российская правоприменительная практика до сих не пришла к единой позиции, можно ли использовать видеозаписи в качестве доказательства, если съемка производилась скрытно и, тем более, в такой приватной обстановке, как жилище.

Согласно процессуальному законодательству, все-таки нет, потому что не считаются доказательствами те сведения, которые получены с нарушением закона.

Поэтому, даже если вы крупным планом снимите, как вас обчистила домработница, не факт, что ее вина в краже впоследствии будет доказана в суде.

А вас зато привлекут к ответственности за незаконный сбор и обработку персональных данных, о которой мы еще поговорим чуть ниже.

Допустим, вы и не планируете передавать ваши видеозаписи органам следствия, а просто для себя хотите убедиться в добросовестности и честности работника.

В таком случае, чтобы он не подал на вас жалобу (а заодно и не догадался об осуществляемой съемке), логично сделать видеоустройства скрытными.

И тут мы упираемся в запрет использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Чтобы этот запрет обойти, надо выяснить, а что вообще закон понимает под ними?

Ответ на этот вопрос содержится в Постановлении Правительства РФ от 10 марта 2000 г. №214. Согласно этому документу, к специальным техническим средствам относятся фото и видеокамеры, закамуфлированные под бытовые предметы, т.е. под ручки, брелоки, плюшевые игрушки, пуговицы, пульты дистанционного управления и т.п.

– то есть всё то, что используется повседневно. Но если вмонтировать видеокамеру, например, в стену, в потолок или в датчик пожарной сигнализации, то хоть она фактически и будет скрытой, но уже не подпадет под определение специального устройства для негласного получения информации. Потому что потолки, стены, косяки, датчики и т.п.

не являются бытовыми предметами.

Так что, если вы внимательно ознакомитесь со списком того, что понимается под специальными техническими устройствами в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 10 марта 2000 г.

Читайте также:  Плавание и водные упражнения при грыже позвоночника

№214; подберете такое видеоустройство и смонтируете его так, чтобы не попасть под действие указанного Постановления; не будете разглашать факт видеозаписи и станете использовать ее только для личных нужд, то в таком случае скрытая видеосъемка будет сопряжена с минимальным риском.

  13 советов, как сделать Ваш дом безопаснее

В многоквартирном доме

Поскольку подъезд, лестничные пролеты, лифты являются местами общего пользования, а значит, и свободного доступа, то на них по закону можно вести видеосъемку, и не надо для этого заручаться чьими-либо письменными согласиями.

Но для законности такой видеосъемки все-таки нужно соблюсти ряд требований:

1.     Съемка ни в коем случае не должна быть скрытой. И для предотвращения недоразумений лучше на видных местах разместить таблички с информацией о проводимом видеонаблюдении;

2.     Съемка в многоквартирном доме не должна быть направлена на слежение за определенным человеком или за конкретной группой лиц, чтобы не нарушать принцип неприкосновенности частной жизни;3.

Сумма мнений: кому повредили «кровавые селфи» из операционной

Сотрудница одной из тагильских больниц выложила на своей странице «ВКонтакте» фотографии «с работы»: молодая женщина позирует с медицинскими инструментами в руках прямо в операционной, пока ее коллеги оперируют пациента.

Фотографии мгновенно разошлись по Сети, тему подхватили СМИ, медсестру «вычислили» и подвергли остракизму.

Сейчас 36-летняя женщина удалила и фото, и свою страницу в соцсети, а разгневанные обыватели возмущаются тем, что ее не то что не уволили, но даже премии не лишили.

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

Скандальная фотография из операционной Демидовской больницы

Но ведь она никого не убила, не съела сердце пациента, не глумилась над больным (лица которого, к слову, на фотографиях не видно). В сущности это просто фото симпатичной женщины на не самом симпатичном фоне. Кому от этого плохо? Кто в этой истории пострадавший, кроме, очевидно, самой медсестры, которую превратили в козла отпущения?

Конечно, легко вообразить, как жители Нижнего Тагила, которые в последнее время ложились на операцию в Демидовскую больницу, нервно разглядывают фотографии, пытаясь понять, не их ли режут на всю страну. Но пострадавшими в этой истории чувствуют себя не только они, говорит психолог Александр Лесневский.

Ведь получается, что от такой ситуации никто не застрахован.

Вот лежите вы тихо-мирно на операционном столе, под наркозом, не видите, как над вами заботливо склоняется медсестра, не слышите, как хирург командует «скальпель, зажим» и не знаете, что через полгода фотографии вашего тела в его не самом приглядном виде разойдутся по интернету.

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной«Нельзя сказать, что нет пострадавших — пострадавшие все. Люди начинают переживать по поводу помощи врачей, теряется доверие к специалистам, врачи получают пациентов, которые им не доверяют, что никак не облегчает их работу. Если теряется доверие к врачам —, а я знаю случаи, когда люди не ходили к врачу, потому что боялись негативного отношения, — мы получаем потенциальную возможность, что кому-то будет причинен вред»

— Александр Лесневский, психолог.

Общение с врачом всегда было моментом интимным, сакральным, вторит психологу Валерий Амиров, доцент кафедры печати факультета журналистики УРФУ. Ведь человек доверяет врачу то, о чем не стал бы говорить другим.

«Эти селфи — десакрализация профессии медиков. Общение с врачом всегда было общение интимное, сакральное, потому что ты излагаешь вещи, которые априори не выходят за пределы этой беседы. Если эта сакральность нарушается, то человек чувствует себя абсолютно незащищенным. Он начинает думать, что врач может быть и его врагом»

— Валерий Амиров, доцент кафедры печати факультета журналистики УРФУ

Само медицинское сообщество в этой ситуации тоже выступает в роли пострадавшего, утверждает старший преподаватель кафедры психологии и педагогики УГМУ Александра Казаева. Ведь по одному не слишком умному поступку одной конкретной медсестры будут судить обо всех.

«Пострадали и те врачи, которые соблюдают нормы поведения. Этот случай сейчас спроецируют на всю систему, а она не такая, она гораздо лучше, чем один этот случай. Сейчас нет концентрации на том, что врачи что-то хорошо делают, и общество будет концентрироваться на негативе»

— Александра Казаева, старший преподаватель кафедры психологии и педагогики УГМУ

Сейчас уже ясно, что никакого сурового наказания медсестре не грозит: ее, в общем-то, даже уволить не за что.

В Демидовской больнице, где делались снимки, она не работает уже около полугода, новое место работы — частный медцентр в том же Нижнем Тагиле — на «кровавых селфи» не засвечен, к тому же, Минздраву организация не подчиняется, так что устроить показательную порку «сверху» тоже не выйдет. Правда, делом заинтересовалась прокуратура, и, возможно, история получит не самое приятное продолжение, но в любом случае всем понятно: уголовного преступления тут нет.

«Я оцениваю этот поступок как частный и очень неумный. Не могу сказать, что здесь есть нарушения ответственности, уголовной, административной или гражданской. Говорить о преступлении, о глобальном нарушении я бы не стала»

— Марина Агапочкина, председатель общественной организации по защите прав пациентов

«Ну уволят ее — и что мы этим решим? — рассуждает Валерий Амиров. — Медсестра найдет себе другую работу». Дело не в наказании этой конкретной женщины, которая по глупости подставила себя и коллег. Дело в этичности ситуации в принципе.

«Этично или неэтично фотографировать операционную с пациентом? А если лица пациента не разглядеть? А выкладывать фото в общий доступ? Или не выкладывать, а просто показать кому-то? Гости программы в голос говорили о том, что ни о каких границах этичности и неэтичности речи в данной ситуации и быть не может: „Это недопустимо и кощунственно — фотографироваться на фоне операционного поля, тем более без согласия пациента, находящегося в определенной ситуации»

— Анатолий Малахов, начальник территориального отдела Минздрава Свердловской области

Конечно, никто не запрещает фотографировать в операционной, объясняет Александра Казаева. Но только в тех случаях, когда фото делается для науки. Причем в этом случае у пациента нужно получить разрешение и на съемку, и на использование его фотографии, например, в научной статье или учебнике.

«Фотография в операционной — это не новость. Фотографируют. Но ни один врач себе не позволит сфотографироваться с таким жестом в операционной на фоне операционного стола. Фотография будет носить научный характер, или в крайнем случае врач снимет себя, но никак не попадет в поле зрения операционный стол. Студентов этому обучают с первого курса»

— Александра Казаева

Увы, преподаватель или лукавит, или действительно не знает правды. Истории о том, как студенты фотографируются с трупами, ампутированными конечностями или извлеченными органами, не бог весть какая тайна.

«У каждого студента-медика таких фоток полно, и с трупами, и с органами, еще, помню, фоткались, будто откусить кусочек собираемся, — пишет пользователь одного из городских форумов, обсуждая историю с кровавыми селфи. — Ну, может, не выкладывали, некуда было.

Но сейчас-то наверняка фоткают и выкладывают».

«Когда эти люди учились, у них не было смартфонов в карманах и соцсетей. Но появляются гаджеты, появляются новые возможности — и нормы за ними не успевают. Профессиональное сообщество должно хотя бы после череды таких случаев обсудить и прописать эти нормы. Буквально: нельзя фотографироваться в операционной»

— Александр Лесневский

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

По словам Валерия Амирова, этический коллапс с модой на выставление интимных условий работы в публичное пространство возник из-за того, что развитие моральных принципов общества идет медленнее, чем развитие технологий.

«Ни один кодекс не будет работать, если скандальность опережает моральность, если скандальность становится достоинством, нормой. Это как ребенок, который начинает говорить, но не обязательно приличные вещи»

— Валерий Амиров

Впрочем, нарушать границы люди будут всегда, заявляет Александр Лесневский. Какими бы подробными и актуальными ни были кодексы, люди все равно остаются людьми, и их этическое поведение определяется их общим этическим воспитанием.

К слову, екатеринбуржцы, участвовавшие в уличном опросе корреспондентов ЕТВ, оказались не столь единодушны, как гости студии. «Если лица пациента не видно, то это даже прикольно», «Главное, чтоб фотографии от работы не отвлекали, а так ничего страшного», «Я вообще не понимаю, что в этом такого», — говорят люди на улицах.

«Внушение принципов этики идет не только на стадии обучения профессии, но и из семьи, из школы, из академии. Их нельзя вызубрить и сдать зачет. Это либо есть, либо нет. В здравоохранении есть свой кодекс, есть и кодекс врача, и принципы соблюдения санэпидрежима. Проблема в выполнении и личной ответственности. Норма есть, но ответственность размыта»

— Марина Агапочкина

Считать историю из Нижнего Тагила частным случаем, который нельзя распространять на медицинское сообщество в целом, мешают два факта.

Во-первых, подобные скандалы с неэтичными фотографиями не редкость (в сентябре студентка Казахстанского мединститута выложила в Сеть свое фото с разорванной селезенкой в руках, а буквально на днях из-за похожих снимков уволили сотрудницу Коломенской больницы).

А во-вторых, медсестра, выложившая фотографии на своей странице «ВКонтакте», — вовсе не единственная «паршивая овца» среди занятых своим операционным делом врачей.

В частности, сейчас уже известно, что кровавая фотосессия в операционной не пройдет бесследно для остальных участников: молодого хирурга, чье лицо руководство Демидовской больницы опознало на фотографиях, ждет дисциплинарное наказание и, вполне возможно, увольнение.

С легкой руки журналистов фотографии из операционной окрестили «кровавыми селфи», но в том-то и штука, что это вовсе не селфи, не «себяшечка»: медсестру и ее коллег снимает кто-то, оставшийся за кадром, кто-то, вообще не попавший в поле зрения журналистов, кто-то, чью этичность почему-то не обсуждают. Более того, если бы медсестра не выложила фотографии в Сеть, всё так и осталось бы если не врачебной тайной, то врачебным секретиком.

«Это не селфи, это фотографии третьего человека, который фотографирует операцию. В этом участвуют несколько человек одновременно. Меня настораживает, что как минимум все остальные смолчали. Получается, в этом нет ничего зазорного для специалиста»

— Александр Лесневский

Проблема на самом деле гораздо шире, говорит Валерий Амиров. Не надо так зацикливаться на врачах или представителях другой гуманной профессии. Страсть к селфи, жажда получить лайк любым способом — это беда всего современного общества.

Читайте также:  Еда и вакцинация: какие продукты не стоит есть перед прививкой

«С распространением гаджетов стало можно сделать себя медийным, не будучи профессионалом. Можно показать себя, продвинуть, сделать себя скандальной фигурой и получить некие дивиденды. В карьере медсестре это вряд ли поможет, но в жизни — вполне. Вообще, сейчас разрушается понимание медийности: если раньше она была связана с достижениями, с успехом, то сейчас человек просто хочет заработать лайк любым путем, и чем больше, тем лучше. И зарабатывание лайков осуществляется подчас дикими методами»

— Валерий Амиров

Пока что медийные дивиденды, которые тагильской медсестре принесли фотографии из операционной — со знаком «минус».

В глазах общественности из-за одного бездумного поступка она стала однозначно воплощением мирового зла: после вала публикаций в СМИ и телепрограмм только ленивый не плюнул в ее сторону.

«Осудили и будет — пусть дальше работают, — рассуждал один из телезрителей во время эфира. — Врачей и так мало. Думаю, что эти люди сделают выводы».

Смотрите эфир программы » Сумма мнений» по теме:

Снимать или не снимать: «фильмы» в соцсетях с врачами в главной роли

Публикация в соцсетях видео с врачами в главной роли. Это уже скорее правило, чем исключение. В 2018 году на смену фотографиям врачей на рабочем видео пришли «фильмы» с медработниками в главной роли. Почему так происходит? Законна ли видеосъёмка?

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

Врач VS пациент?

Согласно опросу ВЦИОМ, с 2014 по 2016 год недоверие к врачам вырос с 35% до 55%. Следственный комитет за 2018 год зарегистрировал 1 200 нападений на медицинских работников. В тоже время в 2017-ом поступило 6 050 сообщений о «медицинских» преступлениях, и по результатам их рассмотрения возбуждено 1 791 уголовное дело.

Есть рассуждение первого зампреда комитета по образованию и науке Геннадия Онищенко о том, что неадекватное и грубое поведение со стороны врачей — это влияние формального подхода Минздрава.

«Врач — это профессия героическая, это искусство. Надо создавать условия для врача, чтобы он имел возможность достойно жить. Сейчас в профессии открытая травля — людям внушают, что врачи безграмотные и хапуги».

«Хоть ты сдохни, не выпишу!»

Видео с орущим и швыряющим документы медработником облетело интернет в конце прошлого года. Поликлиника Краснодара. Врач отказывает в рецепте на инсулин девушке-диабетику, приехавшей на пару дней позже записи. Пациентка снимает всё на видео. Врач выходит из себя.

Здесь не про законы, а про человеческие нормы. Вырезан фрагмент конфликта, после чего доктор сорвался: «Хоть ты сдохни, не выпишу». Видео выложено со склейками, а что пациентка там оставила за кадром — остаётся только додумывать.

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

В итоге, врача-терапевта уволили на следующий день. Диабетик с камерой получила общественное признание, приглашение на ТВ и запас инсулина на 3 месяца.

Можно ли снимать в больнице?

Разберемся с законностью публикации видео, снятых в больницах и поликлиниках. Хочется защитить именно медработников и случайно попавших в кадр пациентов

НЕТ в законе прямого запрета на проведение видеосъемки. НО только если это не затрагивает права других пациентов. Что это значит? В кадр попадают другие пациенты — оператор нарушает право на медицинскую тайну этих людей: ст. 13.1 323-ФЗ, Конституция РФ ст. 23 и 24, ГК РФ ч. 1 ст. 150.

Есть статья о защите биометрических данных.

Что это такое? Это сведения, характеризующие физиологические и биологические особенности человека, и на их основании можно установить его личность (ст.11 152-ФЗ).

МОЖНО пациенту использовать снятое в больнице видео для защиты своих прав. НО! публикация в сети — нарушение прав врача. Он может подать исковое заявление.

Есть же 29 ст. Конституции РФ «Каждому гарантируется свобода мысли и слова»? Делаем поправку: распространять и получать информацию можно любым ЗАКОННЫМ способом. И без разрешения это делать нельзя: работа врачей не является гласной, а больница — место, не являющееся свободным для посещения (есть пропускной режим, строгое время посещений и ограничение времени по работе).

Вывод: медицинского работника в больнице можно снимать, но выкладывать только с его согласия или с согласия администрации учреждения.

Скажете, что в больницах есть камеры и даже записи с них выкладывают в сеть. Они установлены там законно ст. 30 384-ФЗ. НО! если СМИ опубликует видео из больницы, а на нём будет тот, у кого не взяли разрешение, то этот кто-то может потребовать компенсацию с «распространителя».

Важно:

  • Имеет право пациент снимать врача на рабочем месте? Да. Имеет ли право врач снимать пациента? Да, с согласия пациента.
  • Имеют ли право пациенты выкладывать в сеть видео, снятое в больнице? Нет. Обнародование съёмки врача без его разрешения запрещено законом об охране изображения гражданина.
  • Предоставлять видео в суд или прокуратуру для защиты своих прав? Да.

Меня снимали на видео пациенты…

С бесконтрольной съёмкой видео как в стенах больницы, так и за её пределами сталкивался чуть ли ни каждый медработник. Со смартфонами не расстаются даже в каретах скорой помощи, когда, казалось бы, не до соцсетей.

«В основном, сценарий похожий: без записи открывается дверь, после чего следует “У меня давление/температура. Мне нужно на приём!”. На просьбу подождать в коридоре выслушиваешь кучу отзывов про все и всех. В этот момент всё снимают.

И всё это с фразами “Вы мне должны”, “Я напишу в минздрав” и т.д. Так же нормой становится прийти, допусти, после приёма, когда доктор уже переоделся и уходит домой, поймать где-то на лестнице и требовать, параллельно снимая видео.

Якобы, пациенту не оказывают помощь», — поделилась участковый терапевт из Оренбурга.

«Была на вызове. Мама снимала и на телефон, и на камеру. Я провела осмотр, дала назначения. Для меня всё закончилось хорошо. Ко мне претензий не было. И я всё сделала правильно, а значит долго. Значит другие дети ждали меня ещё дольше», — рассказала участковый педиатр из Москвы.

«Две молодые барышни вели прямой эфир в Instagram в машине скорой помощи, пока мы их госпитализировали», — такой случай произошел в Оренбурге.

«Я сама всегда до и после фотографирую и снимаю. Бывает, подружки приходят и вместе сидят, прямые эфиры ведут. В моём случае, это реклама дополнительная. А ещё, если вся работа есть на видео, а потом у пациентки образуется “косяк”, то для меня эта съёмка как дополнительная защита», — привела пример косметолог из Краснодарского края.

Дело даже не в курсах доброжелательности, навязываемых Минзравом, видеокамерах в кабинетах врачей, прокурорах в поликлиниках. Уважение и улыбка чаще взаимны. И агрессия тоже взаимна. Сейчас она подобна раздуваемому ветром пламени в степи. Но кому нужна война между врачами и пациентами? Давайте уважать друг друга.

Эпидемия врачей: Уволены еще три медика, разместившие в интернете видео из больницы

Три сотрудницы реанимационного отделения больницы №7 в Комсомольске-на-Амуре Хабаровского края написали заявления об увольнении после скандала из-за выложенного в интернете видео, где они позируют в одной из палат медучреждения.

Границы дозволенного: врачи выложили в сеть видео из операционной

Как сообщают местные СМИ, руководство больницы сочло, что действия девушек нарушают санитарно-эпидемиологический режим. Как утверждают сами авторы «шуточного» ролика, на видео не понятно, где происходит действие, передает РИА «Новости».

Скандалы с фотографиями и видео, выложенными в интернет медработниками, все чаще появляются в СМИ. В конце прошлого года в соцсетях появились фотографии, сделанные в карете скорой помощи в Прикамье.

На них девушка медработник позирует рядом со столом для пациентов, на котором лежит окровавленный мужчина.

В подписи к одному из фото говорится, что пострадавший получил ножевое ранение и находится без сознания.

Фотографии вызвали бурные обсуждения. После этого водителя «скорой», сделавшего фото, уволили, а врач бригады, запечатленная на снимке, получила штраф.

В Нижнем Тагиле разгорелся медицинский скандал, началом которого стало появление в Сети фотографий медсестры, сделанных во время проведения операции в больнице. Девушка не стесняясь фотографировала себя и своих коллег за операционным столом, при этом на одном из снимков она вызывающе держит пальцы, сложенные в форме «козы».

Как сообщал LifeNews, сотрудница ЦРБ Коломны Олеся К. лишилась работы из-за публикации снимка обнаженного пациента в «Инстаграме». Медицинский работник полагает, что с ней поступили несправедливо, и рассчитывает услышать извинения от руководства коломенской больницы.

А в Пермском крае дочка главного врача выкладывала селфи из операционной «В контакте» и Инстаграме.

На одной из фотографий Аня с коллегой позирует на фоне только что прооперированной пациентки с разрезанной грудью, которой поставили грудные импланты.

Читайте также:  В мире эпидемия гонореи! достигнет ли она россии?

На другом снимке студентка делает селфи в операционной прямо во время операции. На заднем плане люди в белых халатах склонились над телом пациента.

Такие странные поступки врачей имеют место не только в России, но и за границей. Как сообщала Правда.Ру, в Финляндии акушерки развлекались веселящим газом между родами.

Во время инцидента родильные палаты были пустыми, но в любой момент в них могли поступить беременные женщины и персоналу следовало быть готовым к этому.

Как потом выяснилось, акушерки выходили на дежурство и ассистировали при родах под парами веселящего газа.

Российские врачи: между молотом и пациентом

Ск проверяет информацию о публикации periscope-трансляции из операционной с голой пациенткой

Следственный комитет РФ по Ярославской области проверяет сообщения СМИ о том, что студент из Ярославля во время хирургической операции якобы запустил Periscope-трансляцию, во время которой в кадр попала обнаженная по пояс пациентка.

«4 июля 2016 года в ряде СМИ были размещены сведения о том, что учащийся Ярославского государственного медицинского университета вел прямую трансляцию из операционной и выложил в сеть интернет фото с обнаженной пациенткой», — говорится в сообщении на сайте регионального ведомства.

По факту организована доследственная проверка «на предмет установления в действиях студента наличия или отсутствия признаков состава преступления», предусмотренного ст. 137 УК РФ («Нарушение неприкосновенности частной жизни»), отмечают в СК. По ее результатам будет принято процессуальное решение.

Между тем СМИ уже нашли медика, который выложил фото в Сеть. По данным издания «ЯрКуб», им оказался вовсе не ярославский студент, а пластический хирург из Киева Эдгар Каминский.

Врач был очень удивлен, когда прочитал в новостях о себе как об учащемся Ярославского медуниверситета. Мужчина пояснил, что он берет согласие на проведение видеосъемки у своих пациентов.

По его словам, на фото — женщина, которая перенесла операцию по увеличению молочной железы.

На фото, попавшем в Сеть, медик снялся на фоне операционного стола, на котором лежит женщина с обнаженной грудью, еще не пришедшая в себя после наркоза. Голова пациентки, как положено в таких случаях, закрыта экраном с натянутой на него простыней. На селфи полностью лица медика не видно — он в маске и в специальном головном уборе.

Как ранее сообщил РИА «Новости» представитель Ярославского государственного медицинского университета, в вузе выясняют подробности случившегося.

По данным «ЯрКуб», понедельник для руководства ЯГМУ начался с попыток установить, кто из студентов пренебрег нормами медицинской этики. Журналисты выяснили, что ректор вуза Алексей Павлов в курсе случившегося и будет обсуждать с коллегами дальнейшие действия.

За ситуацией следит и проректор по учебно-воспитательной работе, сообщили изданию в вузе. Отмечалось, что студенту-нарушителю грозит наказание.

Блогеры на ситуацию с трансляцией отреагировали крайне негативно — студента, выложившего снимки с обнаженной женщиной, требовали отчислить из вуза и больше не подпускать к операционному столу.

Администрации же медицинского вуза советовали ввести дисциплину «врачебная этика».

Участники обсуждения высказывали мнение, что женщина, запечатленная на операционном столе, должна подать в суд на студента и на руководство клиники, позволившего вести съемки в операционной.

В соцсетях сначала обвинили в организации трансляции студента медакадемии Илью Сухова, сообщает «Комсомольская правда в Ярославле». Однако молодой человек, который учится на лечебном факультете ЯГМУ на врача общей практики, сразу же опроверг эту информацию. Он заявил, что специализируется в психиатрии, а ему приписали фото из операционной.

Портал 76.ru отмечал, что селфи сделано не в Ярославле и на фото фигурирует не ярославский студент-медик. Фотография уже несколько месяцев гуляет по Сети, писал сайт.

От скорой до реанимации: медики одержимы селфи на рабочем месте

Между тем, хотя в вышеупомянутом случае врач утверждает, что пациентка заранее дала согласие на съемку, некоторые медики считают, что у них есть право делать селфи на рабочем месте, не спрашивая мнения больных по этому поводу.

Так, недавно студентка 2-го курса Казанского государственного медицинского университета сфотографировалась с чужим младенцем в отделении больницы, где проходила практику. Проверку по факту проводит прокуратура Татарстана, сообщает «КП в Казани».

Два года назад еще одна студентка-медик из Казани, проходя практику, сфотографировалась с внутренними органами пациентки, удаленными в ходе операции.

В марте 2015 года сотрудница станции скорой медицинской помощи города Кирова выложила на своей странице в Instagram селфи, сделанное в День защитника отечества на фоне лежащего без сознания в машине скорой помощи пациента.

В 2014 году медсестра Демидовской больницы города Нижнего Тагила Марина Шарина также опубликовала в соцсетях селфи, сделанные в операционной на фоне пациента.

В итоге публикация была признана нарушением профессиональной этики и медсестру уволили.

В том же году своего места лишилась медсестра Центральной районной больницы подмосковной Коломны, которая выложила в Instagram фотографию обнаженного пациента, которого готовили к операции.

В октябре 2013 года сотрудница больницы скорой медицинской помощи N2 в Омске была вынуждена уволиться после того, как в интернете поднялась волна возмущения из-за выложенной ею в соцсети фотографии пожилых женщин в реанимации с подписью: «Сегодня последние сутки с этими противными толстыми бабами!»

В мае того же года две медсестры из города Александрова Пермского края устроили шокирующую фотосессию в реанимации.

На одном снимке медсестра делала вид, что пьет донорскую кровь, на других девушки с улыбкой снимались на фоне тяжело больных пациентов. Также они жонглировали клизмами и набрасывали кольца на ногу находящейся без сознания пациентки.

Как выяснилось позже, медсестры участвовали по заданию областного Минздрава в краевом конкурсе «Профессия доброты и милосердия».

Теперь есть официальные правила для врачей, пациентов и их родственников

В 2019 году допуск к больным разрешили федеральным законом, но конкретные условия и ограничения установили только сейчас. Теперь медработник не сможет без повода отказать в посещении со ссылкой на то, что «не положено». Это не значит, что правила будут всегда работать безукоризненно, но какую-то определенность они все же внесли.

В правилах нет каких-то кардинальных нововведений. Но есть принципиальные условия: например, детям допуск в реанимацию решили не запрещать, а еще уточнили, что одновременно в палату можно пускать не по одному, а по два посетителя. Поэтому на некоторые запреты медперсонала будет что возразить.

Медицинская организация должна назначить работника, который будет отвечать за организацию визитов к больным. Правила посещения нужно разместить на сайте и на территории больницы. То есть любой человек сможет заранее узнать, к кому обращаться по поводу посещения родственника и что при этом нужно учитывать.

В правилах больницы могут быть требования по поводу наличия шапочки, бахил и халата. Или по поводу каких-то справок от родственников. В приказе Минздрава таких условий нет, хотя раньше они упоминались в рекомендациях.

В реанимацию могут пускать не только родственников, но и людей, которые не являются членами семьи, например коллег или друзей. Для их допуска нужно согласие самого пациента.

Вот какие требования установил Минздрав:

  1. Нельзя посещать пациентов в инфекционных боксах и специальных боксированных палатах. Если мама с ребенком лежат в инфекционном отделении детской больницы, папу с визитом туда не пустят.
  2. В больницу не пропустят посетителей в период карантина.
  3. В реанимации одновременно могут находиться не более двух посетителей.
  4. Посетители не должны мешать обследованиям, лечению и процедурам.
  5. Телефоны нужно выключить или перевести в беззвучный режим.

В приказе ничего не написано про время и длительность посещения. Видимо, здесь свои условия будут устанавливать стационары.

Здоровье — самый ценный активУзнайте, как бесплатно вылечить зубы, вернуть часть денег за брекеты и защититься от хамства врачей

С ребенком любого возраста во время всего лечения в стационаре может находиться один из родителей или другой член семьи, например бабушка. Это касается и отделений реанимации. Платить за нахождение с ребенком не нужно.

Если ребенку меньше 4 лет или есть медицинские показания, чтобы с ним был родитель, больница должна предоставить спальное место и питание — бесплатно.

Это не новая норма, но она тоже касается посещения реанимаций.

В одной из редакций правил планировалось запретить посещения детям до 12 лет. Но в окончательной версии такого ограничения нет — в теории в реанимацию можно прийти и с ребенком.

Если больной согласен на посещения, он не в тяжелом состоянии и к нему хотят прийти члены семьи, формально врач должен разрешить такой визит. Но на практике возможен отказ — по разным причинам: в больнице карантин, проводятся медицинские манипуляции или у посетителя нет документов о родстве.

Вот как можно действовать:

  1. Вежливо спросите, почему нельзя посетить больного.
  2. Постарайтесь убедить врача, что не боитесь и хотите помочь.
  3. Если врач все равно против, а объективных причин для этого нет, обратитесь к заведующему отделением, а затем — к главному врачу.
  4. И только после окончательного письменного отказа пишите жалобу в департамент здравоохранения, прокуратуру, страховую компанию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *