Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

Ограничения, которые правительства по всему миру вынуждены вводить в ответ на распространение коронавируса, уже гарантировали глобальную рецессию и обернулись множеством проблем и неудобств для людей и бизнесов.

Но когда на другой чаше весов — человеческие жизни, большинство государств делают выбор в пользу здоровья своих граждан.

А пока эпидемия в разгаре, остается открытым вопрос о том, насколько оправданны жесткие меры по примеру Китая — вплоть до остановки производств и транспорта.

Самая эффективная стратегия включает в себя не только строгий карантин и всеобщую самоизоляцию с высокими штрафами нарушителям: нужно обеспечить массовую диагностику и максимально защитить от заражения врачей и, как следствие, — пациентов, отмечается в исследовании Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.  

В России вспышка заболеваемости коронавирусом началась позже, чем в соседнем Китае и европейских странах, но сейчас, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), она входит в топ-20 государств по заболеваемости COVID-19.

В эпицентре распространения вируса — Москве — карантин официально не объявлен, зато введен «режим самоизоляции», нарушение которого карается штрафами. Власти столицы закрыли торговые центры, фитнес-клубы, все культурные и развлекательные заведения, приостановили работу ряда предприятий, строек.

Помимо походов в магазин, аптеку, к врачу или на работу (по необходимости), прогулки разрешены только с собакой в 100 метрах вокруг дома. Ограничения введены очень строгие: чиновники предполагают, что это позволит сдержать распространение заболевания и снизить нагрузку на врачей.

Шаги российских властей — одни из самых суровых в мире, свидетельствует рассчитываемый Школой управления Блаватника при Оксфордском университете индекс «жесткости» государственных мер противодействия коронавирусу.

Окончательные выводы делать пока рано, но мы решили сравнить ограничения, введенные в Москве, с мерами, принятыми в других странах, и посмотреть, насколько они успешно на текущий момент справляются с распространением и последствиями эпидемии. Данные ограничены столицей, поскольку меры, принимаемые регионами, очень разнородны. При этом сейчас на Москву приходится 60% всех заболевших коронавирусом в России.

  • Мы отобрали топ-20 стран по количеству официально зарегистрированных случаев заболевания COVID-19 на 15 апреля 2020 года согласно статистике ВОЗ, добавили к ним Швецию, Австралию и Норвегию, которые входили в двадцатку в апреле, но впоследствии из нее выпали, и проранжировали все государства в зависимости от летальности от COVID-19 (доли умерших среди заболевших). Россия оказалась на 23-м месте: из официальных данных оперативного штаба по борьбе с распространением коронавируса следует, что умерло менее процента выявленных в стране заболевших COVID-19, а в Москве летальность еще меньше — 0,7%.
  • Далее мы попытались понять, как быстро распространяется заболеваемость COVID-19 в этих странах. Для этого рассчитали среднесуточную скорость прироста официального числа заболевших коронавирусом с начала апреля до 15 числа включительно. Здесь Россия попала на первое место со скоростью прироста 17%. В Москве скорость распространения немного ниже — 16%.
  • Наконец, мы выбрали страны с одновременно высокими (выше средних по 23 странам) летальностью от коронавируса и темпом роста заболеваемости и страны, у которых оба показателя низкие, и изучили, какие ограничения они вводили для борьбы с эпидемией.

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

В начале апреля Австралия была в числе 20 стран с самым большим количеством выявленных зараженных коронавирусом, но вскоре вышла из их числа.

В середине марта страна объявила о чрезвычайном положении и закрыла границы для иностранцев, 21 марта власти потребовали во всех закрытых помещениях соблюдать правило социального дистанцирования — четыре квадратных метра пространства на человека, а с 23-го закрыли бары, ночные и фитнес-клубы, кинотеатры и церкви. Ресторанам позволили работать только навынос, на похоронах тоже потребовали соблюдать «правило четырех метров». На тот момент от коронавируса в Австралии умерло несколько человек. Изначально закрывать заведения не планировали, но после того, как жители Сиднея отдохнули на пляжах в выходные, пренебрегая требованием о дистанции, передумали, писала ВВС.

  • Парикмахерские — но потребовали от сотрудников соблюдать «правило четырех метров»;
  • Торговые центры — их лишь обязали закрыть фудкорты;
  • Школы не закрывали централизованно, но отдельные штаты на это пошли.

Выходить из дома не возбраняется, хотя правительство рекомендует делать это лишь для покупки продуктов, обращения к врачу, занятий спортом или работы и учебы — если нет возможности работать и учиться удаленно.

Полиция может оштрафовать за несоблюдение социальной дистанции — 1,5 метра от посторонних.

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

Норвегия строгих запретов не устанавливала, но призвала по возможности работать из дома — в частности, всех неключевых работников госсектора перевели на надомный режим.

В середине марта страна отменила культурные и спортивные мероприятия, закрыла тренажерные залы, бассейны, салоны красоты и тату-салоны, ночные клубы, бары, а также рестораны – за исключением тех, которые позволяют посетителям оставаться на дистанции одного метра друг от друга.

Чтобы не допустить перегрузки сельских медицинских служб, норвежцам под угрозой штрафа в $1500 и даже тюрьмы запретили посещать свои загородные дома. Также гражданам рекомендовали воздержаться от неважных поездок и поездок на общественном транспорте.

В начале апреля Норвегия вышла из состава лидеров по числу официально зарегистрированных случаев COVID-19.

Стратегия страны оказалась настолько успешной, что власти уже объявили об отмене части ограничений: с 20 апреля откроются детские сады, а с 27-го возобновят работу начальные классы школ, университеты и колледжи, а также парикмахерские. Кроме того, норвежцам вновь позволят поехать в свои загородные дома.

Южная Корея также мало ограничивала перемещение своих граждан — за исключением тех, кто заразился коронавирусом. В конце февраля страна отменила массовые мероприятия, закрыла школы и детские сады, а в марте премьер-министр страны Чон Се Гюн порекомендовал закрыть спорткомплексы, клубы и церкви.

Но главным инструментом борьбы с распространением заразы стали не закрытия, а массовое тестирование граждан на коронавирус, отслеживание всех перемещений и контактов инфицированных — по данным видеокамер, платежных карт и мобильных телефонов — и оповещение остальных жителей о том, какие места посещали переносчики болезни. Все контактировавшие с ними помещались на карантин.

Сейчас Корея — единственная страна, помимо Китая, которой удалось сделать «плоской» кривую роста заболеваемости коронавирусом.

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

Австрия оказалась самой строгой страной из пятерки лидеров. В середине марта власти ввели общенациональный комендантский час, закрыли границы, отменили большинство полетов, закрыли университеты, гимназии и колледжи и потребовали от предприятий перевести работников на удаленный режим под угрозой остановки деятельности. Работу фабрик и заводов, однако, не останавливали.

Спортивные объекты, игровые площадки не работают, рестораны закрыты. Австрийцы могут покидать дома для прогулок в одиночестве или в компании тех, кто живет вместе с ними.

Однако уже с 14 апреля Австрия разрешила вновь открыться небольшим магазинам (супермаркеты не останавливали работу). Одновременно людей обязали носить маски либо закрывать нос и рот шарфом при поездках в общественном транспорте или при посещении магазинов.

Германия — один из мировых лидеров по количеству зараженных COVID-19, но доля летальных исходов среди заболевших очень мала. Первого зараженного коронавирусом обнаружили в Баварии в конце января.

В середине марта большинство федеральных земель страны закрыли школы и детские сады, отменили массовые мероприятия, а с 23-го гражданам рекомендовали ограничить социальные контакты: соблюдать расстояние 1,5 метра от других людей, в том числе в общественном транспорте, а если не получается — избегать этого транспорта. Встретиться, помимо тех, кто живет в одном доме, можно только с одним посторонним человеком.

Выйти из дома можно, чтобы пойти на работу, купить продукты и другие необходимые товары, обратиться к врачу, принять участие в совещаниях и встречах, а также для ухода за другими людьми.

Можно гулять, заниматься спортом на открытом воздухе, посещать парки и скверы.

Рестораны и парикмахерские закрыты, как и большие торговые центры, но магазины бытовой химии, строительные, садовых товаров смогли продолжить работу.

Изначально правительство Соединенного Королевства считало, что коронавирус опасен лишь для небольшой части жителей страны, и рассчитывало на выработку у населения массового иммунитета.

К тому времени, когда страна ушла на карантин 23 марта, умерших от COVID-19 насчитывались уже сотни.

Премьер-министр страны Борис Джонсон, долгое время отрицавший необходимость ограничений для граждан не из группы риска, объявил чрезвычайное положение и ввел достаточно жесткие ограничения.

Великобритания закрыла границы и позволила жителям выходить на улицу только в случае крайней необходимости: на работу (если нет возможности работать удаленно), в магазин за товарами первой необходимости, к врачу, для оказания помощи нуждающемуся человеку.

Раз в день можно выйти на пробежку или велосипедную прогулку, в одиночестве или в компании тех, кто живет в том же помещении.

Позже министр здравоохранения предупредил, что если граждане продолжат нарушать установленные ограничения, все упражнения на свежем воздухе запретят, а парки закроют.

Собираться больше двух запрещено (исключение — люди, которые живут вместе), свадьбы отменены, разрешены лишь похороны. Полиция имеет право останавливать людей на улицах и задерживать нарушителей режима самоизоляции.

Закрылись школы и университеты, кинотеатры, пабы, ночные клубы и рестораны, а также все магазины и торговые центры, не продающие товары первой необходимости. Метро Лондона остановило работу нескольких десятков станций. Работу салонов красоты официально не ограничивали, но требования к гражданам по самоизоляции весьма затруднили их посещение. Промышленные предприятия продолжили работать.

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

А вот Бельгия ввела жесткие ограничения, когда в стране от коронавируса умерло лишь несколько человек.

Занятия в школах приостановили, университетам предложили преподавать дистанционно, а предприятия, если нет возможности организовать удаленную работу сотрудников, обязали обеспечить режим социального дистанцирования (1,5 метра между людьми) под угрозой штрафа. Ряд предприятий и магазинов закрыли. Продолжили работать продовольственные магазины, аптеки, книжные, заправки.

Страна отменила все религиозные мероприятия, кроме похорон, на которые допускается не больше 15 человек, стоящих в 1,5 метра друг от друга, и свадеб, на которых могут присутствовать лишь брачующиеся, их свидетели и священник. Выходить из дома можно на работу, к врачу, за продуктами, на почту, в банк, аптеку, на заправку или чтобы помочь нуждающимся людям.

Зато упражнения на свежем воздухе бельгийское правительство рекомендует — в одиночку, с семьей или с одним другом. Разрешены также поездки с членами семьи, живущими под одной крышей. Можно гулять в парках — но только соблюдая социальную дистанцию. Садиться на скамейки, устраивать пикники и загорать запрещено.

Читайте также:  Тренировка во вред: когда лучше остаться дома

Швеция — уникальная западноевропейская страна, которая не вводит практически никаких ограничений в связи с коронавирусом.

Ее граждане до сих пор могут свободно выходить на улицу, ездить на работу, посещать рестораны, магазины и салоны красоты.

Ограничений всего несколько: запрещены мероприятия с участием более 50 человек и посещения домов престарелых, закрыты гимназии, колледжи и университеты.

Все остальное — лишь рекомендации: работа на дому поощряется, но не навязывается, предлагается соблюдать дистанцию, не навещать пожилых родственников, не ездить на общественном транспорте в час пик.

Бары и рестораны продолжают работать, но обслуживать могут только сидящих клиентов, обеспечив большое расстояние между столиками. Власти страны полагаются на личную ответственность граждан. «Запереть людей дома надолго не получится.

Рано или поздно они все равно выйдут на улицу», — цитирует The Guardian главного эпидемиолога страны Андерса Тегнелла.

В первой половине апреля Швеция стала одним из лидеров по летальности от COVID-19, и среднесуточные темпы распространения заболевания в сравнении с другими остаются высокими, правда, в последнюю неделю заметно снизились.

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

Эксперты рассказали, как коронавирус убивает человеческий организм

Каждый день по всей планете регистрируют новые случаи заражения COVID-19. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), болезнь уже выявили у почти двух миллионов человек, из которых более 123 тысяч стали жертвами коронавируса.

Разные страны принимают беспрецедентные меры по сдерживанию инфекции, в числе которых всеобщая самоизоляция населения. Тем не менее до сих пор не все люди осознали опасность, с которой столкнулись.

Разбираемся, почему в зоне риска находится каждый из нас, а также как коронавирус убивает человеческий организм.

Как коронавирус попадает в организм и убивает его

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

портал мэра и правительства Москвы/Денис Гришкин

Член-корреспондент РАН, заместитель директора по научной работе Университетской клиники МГУ имени Ломоносова Симон Мацкеплишвили напомнил, что коронавирус SARS-CoV-2 попадает в человеческий организм через слизистые оболочки.

Также существует риск заражения воздушно-капельным путем, что происходит, когда заболевший человек чихает или кашляет.

В результате этого из его дыхательных путей выбрасывается аэрозольное облако с мельчайшими частицами жидкости, содержащими вирус.

«Вне зависимости от способа заражения вирус попадает в дыхательные пути и проникает в клетки, к которым смог «подобрать ключ». Сам по себе коронавирус похож на колючий шар с шипами.

Этими шипами он связывается с определенным белком нашего организма, который называется ангиотензинпревращающим ферментом 2 (АПФ2), и, соответственно, может инфицировать только те клетки, на поверхности которых этот белок есть, в частности клетки легочного эпителия, которыми выстланы альвеолы легких», – пояснил специалист в беседе с Москвой 24.

Ангиотензинпревращающий фермент (АПФ) – это фермент, присутствующий в основном количестве в легких человека и в сыворотке крови, а также в меньшей степени в эпителиальной ткани почек. Является частью системы, контролирующей кровяное давление путем регулирования объема жидкости в организме и тонуса сосудистой стенки.

После того как вирус попадает в клетки альвеол, он начинает быстро размножаться, отметил Мацкеплишвили.

В результате образуются десятки тысяч новых вирусных частиц, которые выходят из клетки, разрушая ее.

Симон Мацкеплишвили

член-корреспондент РАН, заместитель директора по научной работе Университетской клиники МГУ имени Ломоносова

Кроме того, по словам специалиста, коронавирус обладает специфическим влиянием на лимфоциты: уменьшает их количество, а также снижает сопротивляемость организма к инфекциям. Все это приводит к тому, что ткань легких, поврежденная SARS-CoV-2, становится мишенью и для бактерий, которые более-менее мирно обитают в дыхательных путях, активизируясь при малейшей возможности.

«В итоге развивается тяжелая вирусно-бактериальная пневмония. Важно сказать, что она развивается не у всех пациентов. Предрасполагающими факторами являются сопутствующие заболевания легких, пожилой возраст, сахарный диабет, сердечные недуги», – отмечает Мацкеплишвили.

В этот момент на выручку организму приходит иммунная система, которая начинает бороться не только с вирусом, но и с бактериями, накапливающимися в легких.

В результате развивается гиперактивация иммунной системы, ее клетки начинают в очень больших количествах вырабатывать особые вещества, которые называются цитокинами, и выбрасывать их в кровь, чтобы, с одной стороны, бороться с инфекцией, а с другой – привлекать другие клетки иммунной системы. Это состояние называется цитокиновым штормом.

Симон Мацкеплишвили

член-корреспондент РАН, заместитель директора по научной работе Университетской клиники МГУ имени Ломоносова

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

По словам Мацкеплишвили, этот процесс приводит к массивному повреждению легочной ткани, в том числе не пораженной вирусом или бактериями. Помимо этого, цитокины приводят к расширению сосудов и накоплению жидкости в легких, развивается интерстициальный или некардиогенный отек легких.

Интерстициальный отек легких – заболевание, при котором увеличивается объем жидкости в межклеточном пространстве.

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

Агентство «Москва»/Александр Авилов

«Все это приводит к нарушению главной функции легких – насыщения крови кислородом, в результате чего состояние больного резко ухудшается, развивается острый респираторный дистресс-синдром», – подчеркнул врач.

Острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС) – это тяжелая, угрожающая жизни форма острой дыхательной недостаточности, развитие которой осложняет течение и во многом предопределяет исход внегоспитальных вирусных пневмоний.

Дистресс-синдром приводит к выраженной общей гипоксии, которая отражается на состоянии головного мозга, сердечно-сосудистой системы: резко снижается артериальное давление, нарушается деятельность сердца, развивается шоковое состояние. Довольно быстро присоединяется полиорганная недостаточность, когда один за другим начинают отказывать различные органы. Без немедленных врачебных действий человек умирает.

Симон Мацкеплишвили

член-корреспондент РАН, заместитель директора по научной работе Университетской клиники МГУ имени Ломоносова

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

В свою очередь, профессор РНИМУ имени Пирогова, врач-пульмонолог Александр Карабиненко пояснил Москве 24, что заболевания, вызванные вирусной инфекцией органов дыхания, действительно могут заканчиваться тяжелой пневмонией. Однако при коронавирусе такие осложнения наблюдаются чаще.

«Но, к счастью, больше чем в 90% случаев идет легкая форма течения болезни, не требующая госпитализации», – пояснил специалист.

Дистресс-синдром – это осложнение в процессе болезни, от которого человек умирает. Таких пациентов не более 10%, и то врачи стараются, чтобы их было как можно меньше. Большую часть больных удается вывести из этого тяжелого состояния.

Александр Карабиненко

профессор РНИМУ имени Пирогова, врач-пульмонолог

По словам Мацкеплишвили, основным методом лечения при остром респираторном дистресс-синдроме является искусственная вентиляция легких либо экстракорпоральная мембранная оксигенация, когда «кровь насыщается кислородом за пределами организма, забирается и возвращается через специальные трубочки». Кроме того, медики параллельно снижают активность патологического процесса в легких с помощью антител и гормонов.

Экстракорпоральная мембранная оксигенация – метод насыщения крови кислородом при развитии тяжелой острой дыхательной недостаточности.

Во время процедуры к пациенту подсоединяют специальное газообменное устройство, которое как раз и предназначено для насыщения крови кислородом и удаления из нее углекислоты.

Для соблюдения физиологических механизмов забор и вливание крови осуществляются максимально близко к сердцу.

«При пневмонии совместное действие иммунитета, прямой противоинфекционной терапии в виде антибиотиков и (при наличии) противовирусных препаратов, вспомогательного лечения приводит к тому, что человек выздоравливает», – объяснил врач.

Однако, по мнению Карабиненко, даже выздоровевший пациент после тяжелого течения болезни может получить серьезные осложнения. «Такие как тяжелый пневмосклероз, легочно-сердечная недостаточность, тромбоэмболия легочной артерии и так далее. Все это может быть, но только в тех ситуациях, когда люди имеют дополнительные условия для этих осложнений», – заключил пульмонолог.

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

Можно ли переболеть без последствий?

Что страшнее: самоизоляция или коронавирус?

Агентство «Москва»/Александр Авилов

Как заявляют специалисты, тяжелая форма заболевания возникает чаще у пациентов, которые имеют сопутствующие заболевания, например, сахарный диабет, болезни сердца, астму или онкологию. Мацкеплишвили добавил, что с учетом этого половина людей переболеет COVID-19, практически «ничего не почувствовав».

Еще 30% пожалуется на легкое недомогание, небольшой кашель, незначительное повышение температуры, которые пройдут через 4–5 дней.

Симон Мацкеплишвили

член-корреспондент РАН, заместитель директора по научной работе Университетской клиники МГУ имени Ломоносова

По его словам, у таких пациентов после попадания вируса в организм иммунная система начинает эффективно с ним бороться и в большинстве случаев побеждает.

«Если же иммунная система не справляется, особенно если человек заразился очень большим количеством вирусных частиц (как и происходит у врачей, работающих в условиях максимальной вирусной нагрузки), болезнь будет протекать тяжелее, вплоть до развития пневмонии. Поэтому крайне важно постараться не встретиться с коронавирусом вообще, тогда все вышеуказанные осложнения пройдут стороной. И все будет хорошо», – заключил собеседник Москвы 24.

По данным ВОЗ на 15 апреля, коронавирусом в мире заражено уже более 1,9 миллиона человек, порядка 123 тысяч скончалось от инфекции. Больше всего больных COVID-19 выявлено в США, Испании, Италии и Германии. В России зарегистрировано 24 тысячи 490 случаев инфицирования. Победить болезнь удалось 1 986 пациентам, в то время как 198 человек стали жертвами инфекции.

Короновирус вызовет массовый психоз? — Свободная Пресса

Начало извержения Йеллоустонской кальдеры вызвало бы меньше кошмарных ожиданий, чем ужесточение с 13 апреля условий карантина в Москве. Не у всех москвичей есть возможность уехать по стопам Ермака Тимофеевича куда-нибудь за Урал-камень.

Да и нет гарантий, что власти в отдаленных губерниях, пока лояльные к аборигенам, не заставят гостей из столицы проходить квест на 14-дневное выживание в четырех стенах. Обмен московской несвободы на провинциальную несвободу: в этом случае смысл экспедиции за МКАД теряется абсолютно.

Надежды на легонькую, почти неощутимую в быту самоизоляцию не оправдались. Похоже, жителям таких крупных городов, как Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, придется выпить горькую микстуру карантина до дна.

Беда в том, что коронавирус, как медицинский фактор и сопутствующие ему социальные факторы — крах бизнеса, безденежье, конфликты с полицией, штрафы, не единственная угроза здоровью и благополучию россиян во время пандемии.

Вот какая штука: подписавшись на условия жесткой самоизоляции, человечество заступило на земли темных демонов, о которых наука не знает ровно ничего, кроме того, что они существуют и очень опасны. Имя этим демонам, как известно, легион, ну а общепринятое современное название — массовый психоз и истерия.

Изнасилование мозга

Как пандемия коронавируса может помочь западным фальсификаторам истории

Массовый психоз, в основе которого лежит бурное воображение и феномен внушаемости человека, обычно охватывает большие группы людей какой-либо формой одержимости.

Очень часто коллективный психоз, так сказать «умственная» эпидемия, идет рука об руку с эпидемией реальной, медицинской: тысячи пациентов страдают от вполне убедительных симптомов воображаемой болезни, лишь из страха заразиться по-настоящему.

Несколько примеров из новейшей истории:

Ближний Восток. Мир там всегда немножечко на грани войны, причем с применением непредсказуемых средств поражения. В 1983 году массовый обморочный психоз, вдруг поразивший более девятисот женщин на берегу Иордана, едва не привел к «горячему» военному конфликту, так как Палестина и Израиль взаимно обвинили друг друга в применении химического оружия.

Политические последствия имела вспышка психоза среди подростков в Косово в 1990 году. Тогда, в на фоне гражданского конфликта в Югославии и тревожных слухов, тысячи юношей и девушек были госпитализированы с рвотой и судорогами. Налицо имелись признаки отравления токсичным газом, но никаких компонентов боевых ОВ медики не обнаружили — ни в окружающей среде, ни в организмах пострадавших.

Читайте также:  Человек хочет покончить с собой. Что мне делать?

А вот вполне свежий факт: в Португалии в 2006 году по телевизору показали очередную часть популярного молодежного сериала «Клубника с сахаром». По сценарию, герои сериала пережили тяжелую болезнь. После просмотра фильма несколько школ в Португалии пришлось закрыть на карантин, так как у трехсот учеников появились симптомы «киношной» болезни.

Кстати, изолированные сообщества людей — самая питательная почва для массовой истерии.

Как видим, в России обстоятельства складываются в пренеприятнейший пасьянс: самоизоляция, депрессия от неопределенности и несвободы, пандемия COVID-19.

В копилку надо добавить высокую информированность населения — цифры заразившихся, умерших и излечившихся публикуются в реальном времени, наряду с описанием симптомов болезни.

Поэтому, вероятно, некоторую часть потока пациентов в московских клиниках уже сейчас составляют мнимые больные с выраженными симптомами заражения коронавирусом. Задача отличить «самовнушенных» людей от реально заболевших — дополнительная нагрузка на медиков. И она, скорее всего, будет возрастать.

В отличие от Средних веков, в постиндустриальную эпоху психоз вполне способен распространяться через телевидение (вспомним сеансы «доктора» Кашпировского) и Интернет.

Всемирная Сеть стала едва не единственным средством коммуникации для самоизолированных людей, так что его следует признать самым потенциально опасным каналом инфицирования психозом больших масс пользователей.

Некоторые популярные на самоизоляции неадекватные онлайн флешмобы (танцевальные, либо «на слабо») могут оказаться спусковым крючком массовой истерии. Эта опасность реальна, к ней надо быть внутренне готовым.

Притом, что механизм передачи истерии от человека к человеку практически не изучен: каким образом тысячи здравомыслящих людей разом ныряют в глубины искаженной реальности? Это похоже на синхронные движения рыб в косяке, или птиц в стае. Понятно только, что общество может быть в короткое время почти целиком поглощено самой причудливой формой одержимости. И совершенно не факт, что психоз (тьфу-тьфу) будет именно на тему коронавируса.

Сталкеры карантинной зоны

Непочтенная работа курьера с введением самоизоляции наполнилась глубиной и новым смыслом

Весьма любопытное проявление одержимости — это эпидемия безумных плясок, поразившая средневековую Европу в 1370 году. В Германии феномен получил название пляски святого Витта, в Италии — тарантелла (конвульсии танцоров напоминали реакцию на укус тарантула).

В те годы чума только-только ушла из Европы, убив десятки миллионов жителей. Скорее всего, помешательство, заставлявшее тысячи людей танцевать на улицах до изнеможения и даже смерти, было какими-то эмоциональными нитями связано со страхом перед «Черной смертью».

Однако, навскидку зависимость эпидемии танца от эпидемии чумы неочевидна.

Опять-таки, Святая Инквизиция, известная своей нелюбовью к ведьмам и колдунам, не из пальца высасывала приговоры несчастным женщинам. В ту пору была распространена такая форма психоза: самообличение в непристойной связи с дьяволом.

Девушки и женщины, реже мужчины, сами себя обвиняли перед отцами церкви в шашнях с Князем мира сего. Инквизиторы едва успевали выносить приговоры, работая как на конвейере.

Показания жертв дьявольского соблазна были поразительно схожи, но сговор между обвиняемыми, понятно, можно исключить — соцсети появятся только через 600 лет, самое малое.

Сейчас медики полагают, что ведьмовство, как и самоистязание, и одержимость конвульсиями, танцами, бесами, зверями, так и кликушество (в русском национальном варианте) были проявлениями массовой истерии, а первотолчком стали социальные потрясения, либо реальные эпидемии болезней. Вроде современной нам пандемии COVID-19.

Словом, можно обобщить: в некоторых обстоятельствах ценная способность человека — воображение, начинает играть против самого человека. В самоизоляции мы словно оказались в замке с привидениями, где каждый скрип будто бы подтверждает присутствие призраков.

Фантазия дорисовывает пугающие образы. А еще, за каждым углом (в Интернете) прячется шутник, готовый выкрикнуть «Бу!».

Так что, добро, если за коронавирусом не последует эпидемия психических расстройств, и следствием карантина будет только рост числа разводов, как в Китае.

Материалы автора в Яндекс. Дзен

Что может быть страшнее коронавируса — ответ очевиден

Будущее пугает наших сограждан больше, чем настоящее. Такой вывод можно сделать из результатов исследования, которое было проведено специалистами Социологического антикризисного центра.

Что пугает россиян больше болезни

Согласно этим данным, экономические последствия пандемии коронавируса страшат жителей России куда больше, чем сама болезнь. Наши соотечественники опасаются серьезного спада, следствием чего станет и снижение уровня жизни.

По данным Социологического антикризисного центра*:

  • более 60% участников опроса заявили, что экономический кризис их уже затронул;
  • по словам 45% респондентов, доходы их семей существенно сократились;
  • 23% респондентов сказали, что вирус и экономический спад существенно ударили по бизнесу;
  • у 15% закрылась компания или место работы;
  • 8% опрошенных потеряли работу.

Вероятно, эти данные можно оспорить — но для этого нужны данные исследований других социологических центров. И желательно, чтобы их было несколько.

Но отрицать проблему было бы глупо. Тем более, что про экономический кризис уже не первую неделю говорят на самых высоких уровнях. И оптимизма эти заявления явно не добавляют…

Такого ранее не было

Нынешний кризис отличается от предыдущих еще и тем, что он вызван не только и не столько экономическими причинами. Зато его последствия очевидны. Прежде всего, это блокировка потребления. По факту оно сильно ограничено.

Да, конечно, и во время прошлых кризисов были спады. Но тогда они были вызваны падением уровня доходов. А сейчас ограничения возникли достаточно резко, когда уровень доходов еще не упал.

То есть не было ранее такого, чтобы массово и в принудительном порядке закрывали музеи, торговые центры, кинотеатры, рестораны, нельзя было просто взять съездить в отпуск если и не заграницу, то по Золотому кольцу России.

Это необычно, непривычно и вызывает большой дискомфорт.

Никогда ранее люди во время кризисов не сталкивались с такими явлениями как «социальное дистанцирование» и «самоизоляция». Ведь если ранее человек мог что-то предпринять в случае потери работы, то сейчас непонятно, что делать.

Неудивительно, что люди более всего озабочены экономическими проблемами. Причем еще не прошла даже половина объявленного в России нерабочего месяца.

*Cовместный проект Центра социального проектирования «Платформа» и Online Market Intelligence

«Кроме коронавируса у нас хватает инфекций, от которых нет защиты»

Академик Виталий Зверев объясняет, почему перчатки в пандемию — бессмысленная вещь, надеется, что российская вирусология сдвинется с мертвой точки, и называет главную проблему российской науки.

— Можете дать портрет коронавируса? Все-таки год прошел, как он живет с людьми и в людях. Что-то есть в нем особенное? Может ли быть такое, что он создан людьми?

— Говорить, что это рукотворное явление, пока нет никаких оснований. Коронавирусы известны давно: человеческие — с 1953 года, животных — открыты еще раньше, примерно в 1930-х годах прошлого века. Резервуаром служат летучие мыши, давно известны их строение и свойства.

Но вирусы, которые имеют несколько хозяев, как и коронавирусы, преподносят всякие сюрпризы. Когда они проходят пассаж в каком-нибудь животном, то становятся более патогенными для человека, белки приобретают большее сродство с рецепторами человеческих клеток, способность передаваться друг к другу.

На нашей памяти за последние 20 лет это третий приход коронавирусов в человеческую популяцию: был SARS, потом MERS, теперь пришел ковид (SARS-CoV-2). Ничего сверхординарного в его структуре нет, но поскольку до этого коронавирусы не представляли для человека особого вреда, то и изучение шло достаточно вяло.

Хотя мы знали о коронавирусах воробьев, соловьев, леопардов, грызунов, свиней: они имеют достаточно общую структуру, свойства, хотя и поражают разные органы и ткани.

Сейчас вирус интенсивно изучается, мы представляем его структуру, строение его белков, какие участки этих белков могут вызывать образование антител, для каких людей он опасен. Думаю, не пройдет и года, как мы будем о нем знать если не все, то многое, по сравнению с началом эпидемии.

— Не могу не задать вопрос о режимах — закончившейся самоизоляции, продолжающемся режиме масок и перчаток. Боится ли всего этого вирус?

— Почему-то существуют легенды, что просто устроенные вирусы без суперкапсида менее устойчивы во внешней среде. Все как раз наоборот, потому что вирусы со сложно устроенной оболочкой несут липиды и достаточно быстро разрушаются во внешней среде.

Режим самоизоляции был нужен и обязателен потому, что, когда новый вирус пришел в человеческую популяцию, не было людей, которые были от него защищены. Вот приходит грипп — кто-то привит, кто-то переболел, и распространение идет слабее, да и сам грипп люди, даже если заболевают, долго не передают.

А здесь выяснилось, что люди могут носить вирус несколько недель и заражать других и болезнь быстро распространялась, могло не хватить врачей, коек, лекарств — так было во многих странах. Тем более что было непонятно, какие нужны лекарства, статистика хромала.

Поэтому, чтобы растянуть эпидемию по времени, нужен был карантин. Что сейчас? Маски — это обязательный атрибут, но надо знать, как правильно и где их носить. На улице они бессмысленны, пока вы не доходите до мест массового скопления людей: в транспорте, магазинах и т. д.

, то есть там, где невозможно соблюдать дистанцию 1,5–2 м. Вирус передается респираторным путем: через слюну, воздух, и только маска, респиратор спасают от попадания его от человека к человеку.

Маска нужна, а перчатки — нет

При этом надо понимать, что если здоровый человек носит маску, а носитель вируса — нет, то вероятность заражения достигает 80%, если в маске больной, а здоровый без маски — примерно 30%, и только когда оба в маске, при личном контакте вероятность заражения составляет 2–3%.

Но и маски должны быть правильные, профессиональные, многослойные: многие сейчас носят другие, для красоты, и они ни от чего не защищают. Что касается перчаток, то здесь проведено много исследований и понятно, что вирус не хранится ни на поверхности, нигде, и люди на перчатках вирус практически не передают, вероятность этого ничтожна.

Перчатки — это бессмысленная вещь, которая к тому же уничтожает кожу рук. А наши руки — это часть врожденного иммунного ответа: вирус на них не сохраняется, здесь есть и антимикробные пептиды, лизоцим и другие защитные факторы иммунной системы, но как только мы надеваем резиновые перчатки, то мы это закрываем.

А если у человека есть привычка дотрагиваться до лица, то он это сделает и в перчатках, которыми мы собираем вокруг себя грязь: грибы, бактерии и прочее. И их на перчатках мы несем себе в лицо. Поэтому я не понимаю, зачем нужно требовать носить перчатки.

Точно так же я не понимаю, зачем поливают улицы дезинфицирующими веществами, по-моему, это просто расходование денег. Вирус там не лежит и не летает, но, обрабатывая улицы этим раствором, мы выводим бактерии, которые будут к этому раствору устойчивы, так же как происходит с антибиотиками.

Читайте также:  Выявлены люди, которые не могут заразиться коронавирусом

А если устойчивые к дезинфектантам микроорганизмы попадут в больницы, то будет крайне трудно их оттуда вывести, потому что все дезинфектанты основаны на одних и тех же веществах. Сейчас известно огромное количество бактерий, устойчивых и к миромиксидину, и к хлоргексидину, другим антисептикам.

— Шведский опыт разумной открытости, по-вашему, удача или провал? И почему в Китае эпидемия не разрастается — манипуляции со статистикой или какой-то нетиражируемый метод профилактики?

— В Швеции никакого провала нет. Когда говорят, что там не было принято никаких мер, это не так! Они изолировали большинство людей пожилого возраста в домах престарелых, а это практически санатории с парками, окруженные охранной зоной, и вирус туда не попадал.

Похожее было сделано и в больницах. Они также отменили массовые мероприятия, но не закрыли всех людей дома, потому что, сидя дома, человек здоровье не приобретает, а, наоборот, теряет, хронические заболевания обостряются, люди должны двигаться.

Но это не значит, что всем подходит шведский опыт, потому что везде разный уровень и уклад жизни. В Швеции не так много городов с большим населением, народ рассредоточен по территории.

Каждая страна должна выбирать тот путь, который позволяет минимизировать потери от заражения коронавирусом.

Некоторые умершие от ковида могли умереть и от другой инфекции

С Китаем немного странная ситуация, и пока сложно понять: меры работают или хромает статистика… Вдруг вспышка в Пекине, еще где, наверное, ликвидировали быстро… Китайцы — нация с особым менталитетом. Когда-то им сказали, что нужно уничтожить воробьев,— они это сделали за считанные месяцы, а если им сказали носить маски, то они их носят везде, как и сидят дома, если потребовалось.

Хорошо это или плохо, можно спорить, но это работает. Что касается статистики: количество инфицированных неотъемлемо связано с количеством людей, которых мы тестируем. Делаем все больше и больше тестов — больше и число инфицируемых. Это не очень надежная статистика, важны показатели смертности и число тяжелобольных, потому что более 60–70% людей переносят болезнь легко или совсем незаметно.

Тяжело болеют люди с нарушенным здоровьем, различными патологиями. Поэтому статистика зачастую говорит не совсем то, что есть на самом деле.

К тому же во всех странах тестирует разные категории людей, в Голландии, например, тестировали исключительно тех, кто попадал в больницу, и у них смертность была сначала 14%, потом 8%, а теперь, когда посчитали всех, а не только тяжелобольных, получилось около 1%.

— О гриппе, который ушел из сферы интересов,— насколько эффективны прививки? Будет ли на фоне коронавируса уделяться гриппу достаточное внимание?

— Надеюсь, что будет. Прививки ненадежны полностью, их эффективность примерно 80–85%, но дело в том, что те, кто заболеют, не умрут от гриппа! Это данные статистики. Я каждый год прививаюсь, как это делают и все члены моей семьи. Смущает, что на фоне коронавируса не было зарегистрировано ни одного случая гриппа.

Такого же не может быть, потому что он никуда не исчез! В Америке до начала пандемии было 30 тыс. умерших от гриппа, и что, потом все куда-то исчезло? Конечно, заболеваемость гриппом снизилась по простой причине, поскольку был режим самоизоляции, плюс еще закрыли границы и не только ковид, а и все респираторные заболевания распространялись медленнее.

Но грипп никуда не денется, к тому же появились другие респираторные заболевания. Мне кажется, что некоторые из тех, кто умер с диагнозом «ковид», умер от другой инфекции, здесь важна дифференциальная диагностика.

Грипп — тяжелое заболевание, которое ничуть не легче COVID-19, просто к нему привыкли, научились с ним жить, а тут вдруг что-то новое… Новый страх, который еще нагнетается, подогревается, по-моему, совершенно напрасно. Мы слишком демонизируем этот вирус.

— Конечно, хотелось бы, чтобы появились специфические препараты против коронавируса, как теперь есть препараты против гепатита С. Но кажется, что до коронавирусной пандемии вирусология была будто бы в загоне. Как вы полагаете, это сейчас изменится? Будет ли вестись большая работа с потенциально опасными для человечества вирусами?

— Не совсем так. Вирусология и иммунология сейчас это самые развивающиеся науки, а если говорить о науках о жизни — это безусловно так. Но если говорить о нашей стране, то я с вами согласен.

Несмотря на то что уже были и SARS, и «птичий грипп», сначала деньги выделялись, потом проблема решалась, и об этом сразу забывали.

В нашей стране это недофинансированная наука, только сейчас президент Владимир Путин обратил на нее внимание, создается институт, который будет заниматься фундаментальными проблемами вирусологии, и надеюсь, что дело сдвинется с «мертвой точки».

Ковид нанес удар далеко не только по науке

При этом в Китае после эпидемии открываются восемь новых вирусологических центров, хотя и до этого они серьезно относились к этой проблеме. Есть серьезные успехи в США, Великобритании, Франции, хорошо развита вирусология в Италии. Поскольку за последние 40 лет в мире появилось около 50 вирусов, смертельно опасных для человека, естественно, на это везде обращают внимание.

— Если говорить о российской науке в целом, скверные отношения с Западом не повлияли на научные контакты? И как строится взаимодействие с китайскими учеными?

— Конечно, повлияли. Мы сейчас уже давно, и не только в пандемию, общаемся исключительно онлайн, и вы понимаете, что такое общение не может быть полноценным. Когда ученые встречаются на конференциях, для них принципиально важно лично встретиться и обсудить нюансы, которые нельзя обсудить по интернету или прочитать в статье.

Но ученые хотя бы стараются общаться, в отличие от политиков, и, заметьте, такое положение не только у России в общении с западными странами.

Та же эпидемия показала, что даже страны—члены Евросоюза не могут между собой договориться, каждый делал что-то сам по себе, закрывался, более того, тащили друг у друга лекарства, маски, перчатки, другие средства защиты.

О каком согласии тут может идти речь?! Американцы обвиняют Китай, те в ответ выдвигают свои обвинения… Ситуация не просто тяжелая, главное — неизвестно, когда она нормализуется, признаков этого нет… Ковид нанес серьезный удар не только по науке: по международным отношениям, экономике, человеческим связям в целом.

Несколько слов и о Китае. У нас сейчас подписано межправительственное соглашение о днях Китая в России, и вместе с пунктами о сотрудничестве в области ядерной физики в Дубненском центре, обучении в Санкт-Петербургском госуниверситете, значится и пункт о создании в нашем институте совместной лаборатории по изучению ковида.

Пока мало кто знает, как это будет выглядеть реально, но у нас есть постоянный контакт, и, как только появится возможность, мы поедем к китайским коллегам, они приедут к нам. А самое главное, мы тогда сможем что-то говорить, комментировать данные о том, что происходит с пандемией, статистикой и проч.

Позиции в вирусологии были хорошие, обидно, что отстаем…

— Мы всегда во время интервью просим академиков популяризировать одну из последних работ. Расскажите нашим читателям об одной из последних.

— У меня много работ выходит — не это главное, важно, что делает наш коллектив. В последнее время в институте есть масса интересных результатов в работе по контролю вирусов вместе с Институтом общей генетики, академиком Янковским.

Речь идет о воздействии на вирус так называемой двунитевой РНК, использование РНК-интерференции в качестве антивирусного действия, которое может не убивать вирус до конца, а как бы контролировать его популяцию с тем, чтобы вызывать иммунитет, не приводя при этом к заболеванию. Есть интересные работы по изучению онколитических свойств вирусов, этим у нас занимаются молодые ученые.

Вполне возможно, что скоро станет реально бороться с онкологическими заболеваниями при помощи некоторых вирусов, которые обладают способностью разрушать клетки опухоли. Ну и главное направление — создание вакцин, потому что кроме коронавируса у нас хватает инфекционных болезней, против которых в России нет защиты.

Наш институт создал около 90% вакцин, используемых в России, и мы сейчас стараемся ликвидировать тот пробел в календаре, который возник по сравнению с западными странами. Традиционно посетую: было бы достаточное финансирование, сделали бы больше…

— Деньги в науке — как сильно изменилась ситуация за последние семь лет, с момента реформы РАН? Вообще система управления наукой нынешняя — как вы ее оцениваете?

— Не считаю, что это была удачная идея объединения РАМН и РАН, а также подчинение всего министерству, владеющему всеми деньгами. Не знаю, что происходило в Минздраве и Роспотребнадзоре, но то, что касается академических институтов, тут финансирования как не хватало, так и не хватает даже для того, чтобы проводить исследования на том уровне, который сейчас требуется.

Мы некоторые статьи не можем опубликовать, потому что ведущие зарубежные журналы требуют определенного качества исследования. А мы не можем этого достичь, потому что приборы несовременные, как и виварии для содержания животных.

Главная проблема — не в уровне оплаты труда научных сотрудников, но прежде всего важно, что не хватает современного оборудования, а поскольку в этой области мы никакого импортозамещения не сделали, то получаем за мизерные деньги по импорту «вчерашний день».

В советское и первое постсоветское время у нас была сильная вирусология, мы одними из первых покончили с полиомиелитом, огромная заслуга россиян в ликвидации оспы, борьбе с ВИЧ и, конечно, обидно, что мы сейчас отстаем. Президент России не зря об этом сказал, это действительно так.

— Как Вы проводите время самоизоляции и видеоконференций? Удалось ли адаптироваться к новому режиму? Больше ли внимания удается уделять семье?

— Так получилось, что в режиме самоизоляции я не был и весь год прошел в работе, за исключением двух недель, когда я болел той самой коронавирусной инфекцией. Даже отпуск получился коротким: я съездил на Алтай к родственникам, и все.

Семья, к сожалению, меня в этом году видит редко.

Все было в обычном и даже более напряженном режиме, учитывая также преподавание в Первом медицинском Сеченовском университете, где у меня кафедра, и большой объем работы, связанной с популяризацией знаний о коронавирусе.

Интервью взял Владимир Александров, группа «Прямая речь»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *