Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

Врачи Федерального центра нейрохирургии в Тюмени используют все возможные шансы, чтобы спасти самых тяжелых пациентов, оперировать которых не берутся в других клиниках. Случай 6-летнего Сёмы из Москвы с диагнозом «онкология головного мозга» в очередной раз доказал, что в борьбе за жизнь стоит рисковать.

Врачи Федерального центра нейрохирургии в Тюмени используют все возможные шансы, чтобы спасти самых тяжелых пациентов, оперировать которых не берутся в других клиниках. Случай 6-летнего Сёмы из Москвы с диагнозом «онкология головного мозга» в очередной раз доказал, что в борьбе за жизнь стоит рисковать.

Предвестником тяжелого диагноза стал тревожный симптом, который обеспокоил маму Семёна, Ирину. Она стала замечать, что мальчик не слышит на правое ухо. Результаты компьютерной и магниторезонансной томографии показали гигантскую опухоль в головном мозге ребенка, произрастающую из нервного ствола.Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

«Сначала мы были в шоке и не знали, что делать. Но медлить было нельзя, опухоль практически не операбельна.

Московские врачи нам сразу сказали, что Сёме смогут помочь только в нейрохирургическом центре в Тюмени, где работает Альберт Суфианов, который творит чудеса и буквально вытаскивает людей с того света. Мы почитали информацию о центре в интернете и решили сюда обратиться.

К счастью, на сайте есть опция онлайн-консультирования. Специалисты посмотрели наши снимки и сказали срочно приезжать на операцию. С момента обращения до проведения операции прошло всего несколько дней», — рассказывает Ирина.

Сёма поступил в центр в июле. Оперировать мальчика взялся главный врач ФЦН, профессор, заведующий кафедрой нейрохирургии Первого  МГМУ им. М.И.Сеченова Альберт Суфианов. Шансов на успех было мало.

Во время операции выяснилось, что опухоль внутримозговая, это еще больше усложнило дело. Варианта было два – удалить опухоль гистологически и зашить рану или рискнуть, но удалить ее радикально и тотально. Посоветовавшись с коллегами, Альберт Акрамович выбрал последнее.

Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

«Как показала жизнь, мы рискуем не зря. Операция длилась 10 часов, помогали все специалисты из нашей команды. Мы изначально предполагали, что в любой момент у мальчика может остановиться сердце, поэтому на операцию шли с кардиостимулятором.

За процессом пристально следили анестезиологи и нейрофизиологи. В результате удалось зайти между опухолью и стволом мозга, чтобы удалить только патологическую ткань.

В противном случае ребенок не пережил бы операцию», — вспоминает Альберт Акрамович.

По его словам, до создания в стране федеральных нейрохирургических центров, пациенты с подобными патологиями были обречены.

Сегодня же, благодаря активной поддержке федеральных властей и правительства Тюменской области, ФЦН в Тюмени располагает всеми материально-техническими возможностями для проведения сложнейших операций, в том числе гибридной компьютерной операционной.Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

Визитной карточкой учреждения является применение малоинвазивных методов нейрохирургии, которые позволяют сократить время пребывания пациента в реанимации и стационаре. Особенно это актуально в детской нейрохирургии, ведь мозг ребенка особо чувствителен к травмам.

После операции Сёма четыре недели провел в реанимации. Там он отметил свой шестой день рождения и принимал поздравления от специалистов ФЦН. Он уже самостоятельно ест, пьет, рисует, занимается с прописями и даже катается на машинках в детской игровой комнате.Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

«Хотелось бы выразить всем благодарность. В центре к нам отнеслись со всей душой. Спасибо судьбе, которая привела нас сюда.

Мой ребенок жив, у него ясная голова, уверена, что уже через месяц он сможет ходить самостоятельно. Для этого большую работу проделали реабилитологи.

   Чувствую себя здесь, как дома, и не кривя душой, могу сказать, что жалко уезжать и буду очень скучать», — призналась мама Сёмы.

Дома мальчика с нетерпением ждут родные. Папа спешит порадовать сына долгожданным подарком – щенком чихуахуа, о котором так мечтал Сёма.Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

«Уверен, после того, что пережил Сёма, он будет серьезным, целеустремленным парнем. Он сможет хорошо учиться, закончить вуз, создать семью и принести много пользы для России», — считает Альберт Суфианов.
Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

Фото предоставлено ФЦМН ФМБА России

В нейрохирургическом отделении Федерального центра мозга и нейротехнологий ФМБА России провели сложную операцию у пациента с большой распространенной опухолью, прорастающей ткани лица и проникающей в головной мозг.

70-летний мужчина поступил на лечение в ФЦМН по федеральной квоте на высокотехнологическую медицинскую помощь. В 2016 году пациент был оперирован по поводу рака языка (выполнена гемирезекция языка справа, гистологически — плоскоклеточная карцинома), после чего он прошел курс химиолучевой терапии.

В 2018 году стала беспокоить язва в области мягкого неба. При биопсии выявлена плоскоклеточная карцинома G1. Пациент прошел лучевую терапию на область опухоли мягкого неба и последующую химиотерапию. С весны 2020 года у пациента появились лицевые боли по типу невралгии тройничного нерва справа, глазодвигательные нарушения.

При МРТ головного мозга выявлена краниофациальная опухоль справа.

Течение заболевания, и, как следствие, ход операции, были осложнены тем, что опухоль по ходу своего роста вовлекала в себя сонную артерию, которая питает головной мозг. Повреждение данной артерии на операции во время удаления опухоли могло привести к обширной ишемии мозга и трагическому исходу для пациента, а в лучшем случае к грубой инвалидизации.

Пациенту провели операцию по удалению опухоли, а также уточнения гистологического типа последней. Сама операция оказалась отнюдь не рутинной для хирурга из-за обширного распространения опухоли с захватом и прорастанием множества тканей и жизненно важных структур.

Залог успеха при таких операциях: тщательное планирование хирургического доступа на основании данных КТ и МРТ, применение средств интраоперационной навигации, применение микроскопии, а также тончайшее и деликатное владение микрохирургическими инструментами в процессе удаления.

«Операция прошла успешно. Пациент уже выписан домой. В дальнейшем ему предстоит продолжить лечение у онколога и наблюдаться у нейрохирурга», — рассказал заведующий нейрохирургическим отделением Федерального центра мозга и нейротехнологий ФМБА России Илья Сенько.

У хирургов центра имеется достаточный опыт по удалению подобных сложных опухолей. В отделении нейрохирургии Федерального центра мозга и нейротехнологий, несмотря на непродолжительный срок работы со дня открытия, уже проведено несколько подобных операций с успешным результатом.

Во время загрузки произошла ошибка.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Нейрохирурги больницы Вересаева спасли жизнь мужчине с редкой опухолью головного мозга

Российские нейрохирурги спасли пациента с редкой опухолью

В городскую клиническую больницу имени В.В. Вересаева был госпитализирован 53-летний москвич с жалобами на головокружение, тошноту, шаткость при ходьбе. Причину удалось установить после проведения МРТ головного мозга с контрастированием. Как выяснилось, в правом полушарии мозжечка у мужчины находилось крупное, размером с куриное яйцо, новообразование – гемангиобластома.

Данный вид опухоли считается редким: на его долю приходится порядка 2% всех внутричерепных образований. При таком расположении, как было выявлено у пациента, давление опухоли приводит к заметным нарушениям координации движений и снижению мышечного тонуса. На поздних стадиях могут возникать психические расстройства, в том числе депрессия и неврастения.

«Симптомы появляются обычно тогда, когда опухоль уже сдавливает мозжечок и ствол головного мозга, – рассказывает заведующий нейрохирургическим отделением больницы Вересаева Александр Завьялов. – И чем она больше, тем выше риск отека мозга и летального исхода. Единственным радикальным способом лечения таких опухолей является их удаление».

По словам врача, удаление подобных образований осложняется их структурой.

Поскольку узел гемангиобластомы состоит из клубка тонкостенных сосудов, его резекция по частям недопустима, так как может привести к массивному и неконтролируемому кровотечению.

Кроме того, любой оставшийся мелкий фрагмент опухоли угрожает рецидивом. Поэтому удалять опухоль необходимо радикально и целиком.

Операция продолжалась 3,5 часа и завершилась успешно.

Уже в первый день после вмешательства пациент был активизирован. Беспокоившие его симптомы полностью исчезли, а на седьмые сутки после операции мужчину выписали. При этом, по результатам гистологического исследования, опухоль оказалась доброкачественной, поэтому рецидивов у заболевания не будет.

Городская клиническая больница им. В.В. Вересаева – многопрофильная клиника, где оказывают специализированную медицинскую помощь в круглосуточном режиме. Ежегодно в стационаре больницы проходят лечение почти 48 тысяч человек.

Стационар рассчитан на тысячу коек, на его базе функционирует межокружное отделение рассеянного склероза, четыре женских консультации, а также региональный сосудистый центр, оказывающий высокотехнологичную помощь пациентам с острым коронарным синдромом и острыми нарушениями мозгового кровообращения.

«Мне говорили — это уже смерть»: пациентка рассказала, как врачи спасли ее от редко расположенной опухоли

  • Мария Тищенко
  • Оксане Костусенко 54 года. Она благодарна врачам за спасение

Новосибирские врачи спасли жительницу Уфы, у которой обнаружили опухоль с редкой локализацией — из-за этого не все специалисты давали ей благоприятный прогноз. Женщина внезапно потеряла сознание и после этого узнала о своем диагнозе. У нее начали снижаться функции памяти и внимания. Медицинский обозреватель НГС Мария Тищенко узнала у Оксаны Костусенко и ее нейрохирурга, что за опухоль это была и в чем особенности такой операции.

«В голове ничего не оседало после приступа»

Оксана Костусенко из Башкирии — города Уфы. У нее не было никаких симптомов заболевания до одного дня: тогда она пришла с работы и потеряла сознание, как потом оказалось, во время сна:

Читайте также:  Врождённые патологии: как вылечить гемофилию

— Я начала как-то сильно стонать и так ничего не поняла. Мама вызвала скорую. Меня привезли в местную больницу. У меня был эпилептический приступ. Начали проводить обследование и обнаружили опухоль мозга.

После этого ее дочь начала искать врачей в Уфе среди учреждений, которые занимаются нейрохирургическими операциями. По снимкам МРТ с контрастом они давали неблагоприятный прогноз.

пресс-служба Национального медицинского исследовательского центра имени академика Е. Н. Мешалкина

Подобные операции требуют хорошего оборудования и большого опыта нейрохирурга, не все врачи берутся за них

— Нас не устроили эти ответы, и мы начали искать врачей по России и вышли на Академгородок и такого замечательного доктора, как Сергей Владимирович Чернов. Буквально за час 30 декабря 2020 года у меня получилось оформить квоту, — рассказывает Оксана Костусенко.

Когда она только узнала о своем диагнозе, то была в таком состоянии, что было не до переживаний:

— Когда я всё услышала, то была в таком состоянии, что вообще ничего не понимала. Сейчас я запоминаю информацию, а тогда забывала, то есть были, как теперь понимаю, проблемы с кратковременной памятью. Я могла бесконечно одно и то же спрашивать. В голове ничего не оседало после приступа. То есть я не переживала, и шока у меня не было. Но я поняла, что нужно ценить каждый прожитый день.

Оксану приглашали на такую операцию в Санкт-Петербург и Москву, но она доверилась именно новосибирскому врачу из Национального медицинского исследовательского центра имени академика Е. Н. Мешалкина и не жалеет об этом:

— Каждый раз Сергей Владимирович приходил в отделение два-три раза в день и постоянно осматривал голову. Всё отекает до невероятных размеров. Очень тяжело есть и спать. Но эти вопросы он тоже решил: перебинтовывал мне голову, шприцем выкачивал ликвор, который собирался. Я очень рада, что попала к нему.

  1. Мария Тищенко
  2. Сергей Чернов говорит, что практически у 50% пациентов встречаются глиомы, правда, такая локализация — редкость

Дальше Оксану ждет генетический анализ этой опухоли, и она вернется в Новосибирск примерно через месяц на лучевую терапию по квоте. По биопсии, которую взяли при удалении опухоли, у нее второй грейд злокачественности, а врачи в Уфе говорили, что четвертый.

— По-другому мне говорили, что это уже смерть, шансов не было. Со вторым грейдом еще можно побороться, опухоль может исчезнуть навсегда, и ее совсем не будет.

Сергей Владимирович по цвету опухоли определил, что это второй грейд, но ждал биопсии, которая это подтвердила. У меня опухоль более мягкая, то есть не агрессировала.

Потому что после первого МРТ с контрастом через месяц и 10 дней она ни на миллиметр не выросла, — вспоминает Оксана.

пресс-служба Национального медицинского исследовательского центра имени академика Е. Н. Мешалкина

Операция продолжалась пять с половиной часов

«При любой опухоли мозга нельзя тянуть»

Нейрохирург Национального медицинского исследовательского центра имени академика Е. Н.

Мешалкина Сергей Чернов объясняет, что у пациентки было объемное образование головного мозга, которое распространялось на оба полушария.

Как выяснилось позже, по результатам гистологии, это глиома — такой вид опухоли встречается часто, а вот локализация в мозолистом теле с распространением на оба полушария — редкость:

— Еще гораздо реже таких пациентов нейрохирурги берут на операцию, потому что риски оперативного вмешательства очень высокие. Необходимо очень хорошо знать анатомию, владеть микрохирургической техникой удаления опухоли, иметь необходимое оборудование, поэтому уровень хирургии должен быть высоким для такой операции.

Нейрохирург уточняет, что у пациентки была больше общая симптоматика — головная боль, снижение памяти и внимания, эпизод потери сознания, после которого она и обратилась к врачам.

пресс-служба Национального медицинского исследовательского центра имени академика Е. Н. Мешалкина

В дальнейшем пациентку ждет лучевая терапия

— Размер опухоли — большой, поэтому мы не знаем, сколько еще времени прошло, прежде чем ее состояние стало бы резко ухудшаться.

До определенного момента головной мозг может компенсировать опухоль различного размера, но эти компенсаторные возможности мозга не безграничны, когда-то они заканчиваются. Этот момент для всех индивидуален.

В случае пациентки смысла тянуть не было, да и вообще при любой опухоли мозга нельзя тянуть. Если мы ее диагностировали, значит, это самое лучшее время для операции, — считает Сергей Чернов.

Нейрохирурги делают такую операцию за разное время: это зависит от опыта, стиля врача. У Сергея Чернова операция продолжалась пять с половиной часов.

Во время операции использовалась нейронавигация — современное и точное оборудование, которое позволяет спланировать доступ и контролировать всё в процессе.

И проводился нейрофизиологический мониторинг, чтобы понять, затрагиваются важные функциональные зоны или нет.

Гистология показала, что это глиома низкой степени злокачественности, говорит врач:

— Для пациентки это хороший прогностический знак. Можно дальше с опухолью бороться: через 3–4 недели будет лучевая терапия. У пациентки всё хорошо после операции, неврологических проблем нет. Это тоже задача хирурга — не ухудшить качество жизни. Нужно соблюдать баланс между радикальностью удаления и риском навредить пациенту. Мы достигли этого во время операции.

То есть пациентке удалили столько, сколько было возможно. Опухоль преимущественно была распространена в доминантное, левое полушарие, которое отвечает за то, что делает нас индивидуальными, — речь, внимание, память, эмоции.

Ранее мы писали о том, как новосибирские врачи спасли пациента с опухолью мозга и редкой болезнью — с таким случаем раньше не сталкивались.

Сергей Чернов — нейрохирург, кандидат медицинских наук. Стажировался в нейрохирургических отделениях разных стран — Турции, Австрии, Непале, Германии, США, Финляндии. Имеет три патента на изобретения.

«Удалишь слишком мало — опухоль вырастет снова, слишком много — пациент может остаться инвалидом» | Медицинская Россия

Тайны мозга познаем с заведующим отделением нейрохирургии Саратовской областной больницы, к.м.н. Александром Новиковым.

– Александр Геннадьевич, как и почему вы стали нейрохирургом?

– Врачом на самом деле я стал случайно. Родители были инженеры-физики, я тоже окончил физико-математическую школу и планировал поступать в МГУ или МФТИ.

Но экзамены в московские ВУЗы проводились в июле, а я в это время участвовал в финальных соревнованиях Всероссийской спартакиады по плаванию и документы подать не успел.  Решил поступить в саратовский мединститут.

Там, будучи студентом, познакомился с доцентом кафедры нейрохирургии Колесовым Владимиром Николаевичем, который как раз писал диссертацию на тему применения лазеров в нейрохирургии.

И совпало: поскольку я интересовался физикой и прекрасно знал, что такое лазер, то начал помогать ему проводить эксперименты. Так и попал в нейрохирургию. С 4-го курса начал дежурить в больнице, выполнял самостоятельные операции. После института по распределению поехал в Тамбовскую область, где был единственным врачом-нейрохирургом на несколько районов…

– Сложное, наверное, было время? МРТ нет, ничего нет.

– Слава Богу, тогда я еще только слышал о существовании подобных аппаратов, но вживую не видел (смеется, – прим. авт.). И, как нас учили в институте, так и делал. Диагноз ставили согласно рентгенограммам, эхалоэнцефалоскопии; клинике, анамнезу и так далее. На основании этого и оперировали.

– За последние 20 лет нейрохирургия сильно изменилась?

– Перемены, главным образом, коснулись технического оснащения. Оперативные доступы, виды нейрохирургических операций на самом деле разработаны давно.

Но если раньше, например, трепанация черепа делалась коловоротом вручную, то сейчас для этого есть различного рода трепаны: пневмо- и электротрепаны.

Благодаря им трепанация делается в течение нескольких минут, причем полностью исключен риск повреждения головного мозга и его оболочек. С такими инструментами операции проходят быстрее и бескровнее, лучше заживляемость.

  Мозг — сложная структура, и наша задача — не повредить функционально важные зоны, минимизировать риск инвалидизации. Во-первых, все нейрохирургические операции должны выполняться с использованием операционного микроскопа, желательно сопряженного с аппаратом нейронавигации.

При удалении опухоли, расположенной вблизи от функционально значимых зон мозга, необходим аппарат интраоперационного нейрофизиологического мониторинга, который позволит хирургу определить безопасный объем удаления патологической ткани и вовремя остановиться, не допустить развития грубых неврологических нарушений после операции, а то и летального исхода.

Ведь на глаз невозможно отличить, где заканчивается безопасная зона и начинается функционально значимая.

– А как же кадры из кино: когда врачи-нейрохирурги разговаривают с человеком, чтобы контролировать ход операции. Просят его на гитаре сыграть. Или это художественный вымысел?

– Нет, такое бывает. Называется этот вид хирургии «awake surgery».  Анестезиолог действительно пробуждает пациента во время наркоза с целью оценки его состояния. Пациент не чувствует боли. Он может воспринимать речь, выполнять различные команды: шевелить руками, ногами. Таким образом проверяется, не задета ли та или иная функционально важная зона.

– Случаются послеоперационные осложнения?

– Конечно, случаются, как и у любого хирурга. Особенно, если оперируешь больных с тяжелыми черепно-мозговыми травмами, злокачественными опухолями.  Здесь летальный исход, к сожалению, не редкость.

Злокачественная опухоль, например, как щупальцами, прорастает в мозг, и порой невозможно определить, где заканчивается пораженная ткань и начинается здоровая. Удалишь слишком мало — опухоль вырастет снова, удалишь слишком много — человек может остаться инвалидом.

Читайте также:  Читай болезни по следам: о каких недугах расскажут ваши носки

При этом мы же говорим не только о головном мозге, но и спинном в том числе. А поврежденный спинной мозг не восстанавливается, человек на всю жизнь может остаться прикованным к постели.

– Говорят, головной мозг нейропластичен, и даже если человеку удалить его часть, то функции его могут полностью восстановиться.

– В человеческом мозге существуют «немые зоны», удаление которых может пройти бесследно для состояния пациента, хотя, честно говоря, сам иногда удивляюсь происходящему. Бывает, во время операции приходится удалять опухоль вместе со значительной частью вещества головного мозга. Зашиваешь и думаешь — ну все. Наверное, парализует.

Говорить не сможет. Отправляешь в реанимацию, а на следующее утро он двигает руками и ногами, приходит в себя. Не знаешь, что и думать: видно, на его счет у Всевышнего свои планы. И да, конечно, есть теория, которая предполагает способность нейронов к восстановлению и адаптации.

Но наверняка еще ничего неизвестно, мозг таит много секретов.

– Какие самые распространенные заболевания в нейрохирургии?

– Если судить по хирургической работе нашего отделения, то 50% операций выполняется по поводу грыж межпозвонковых дисков. Где-то по 3-4 в день, более 300 в год. Больница областная, основной контингент больных – сельские жители, условия жизни подразумевают тяжелые физические нагрузки. С развитием МРТ диагностика выросла в разы.

Правда, это не означает, что все грыжи нужно оперировать. Все зависит от размера грыжи, направления ее роста, индивидуальных особенностей организма. Если грыжа защемила нерв, без оперативного лечения, как правило, не обойтись.

Многие пациенты мучаются до последнего, принимают анальгетики, потому что после операции боятся потерять работу, связанную с физическими нагрузками. Хотя сейчас делаются такие операции, когда опорная функция позвоночника практически не страдает.

Через микродоступы мы удаляем только выпавшую часть межпозвонкового диска, не затрагивая костные структуры. Если после операции сохранять определенный режим, то через несколько месяцев можно вернуться к активной жизни без каких-либо ограничений.

– На 2-м месте, вероятно, опухоли?

– Да, нейроонкология по количеству операций на втором месте. Но по сложности оперативных вмешательств, применению высокотехнологичных методов лечения – это основная наша работа, так же как и больные с сосудистыми заболеваниями головного мозга.

В отделении проводится более 120 операций в год по поводу новообразований головного и спинного мозга, как доброкачественных, так и злокачественных. Большое количество больных с метастазами в головной мозг из первичного очага. Особую опасность представляет рак легкого, почек, а также опухоли молочной железы у женщин, меланомы кожи.

Возраст пациентов варьируется, чаще это люди старше 40. Но у молодых стали чаще выявлять злокачественные новообразования.

– На что необходимо обратить внимание, чтобы вовремя заметить опасность?

– Опухоли головного мозга часто развиваются бессимптомно. Особенно это касается новообразований, которые медленно растут. Пока они не наберут критическую массу, их появление может протекать незаметно. Манифестацией заболевания становятся, как правило, головные боли, часто – по утрам, после сна. Бывает тошнота, рвота.

В зависимости от локализации опухоли может нарушаться зрение, слух; в случае аденомы гипофиза порой возникает гормональный дисбаланс в организме, зрительные нарушения. Иногда заболевание дебютирует эпилептическими припадками, симптомами нарушения мозгового кровообращения.

В этом случае задача неврологов, офтальмологов, оториноларингологов и других врачей – вовремя заподозрить нейрохирургическую патологию и направить пациента на МРТ головного мозга.

  Большинство аневризм сосудов головного мозга так же протекает бессимптомно: нет никаких жалоб, просто однажды человек резко и внезапно чувствует головную боль, может ненадолго потерять сознание.

Бывает, раньше такие случаи пролечивали в неврологическом отделении, как транзиторную ишемическую атаку, и пациентов выписывали домой без необходимого дообследования.

А опасность аневризмы — в ее повторном кровоизлиянии, которое, как правило, тяжелее первого и может закончиться летальным исходом.

Единственный способ лечения аневризмы сосудов головного мозга – своевременное оперативное вмешательство.

– После операций на головном мозге, трепанации черепа, остаются шрамы?

-Разумеется, остаются, но особенность в том, что хирург планирует линию разреза кожи таким образом, чтобы в дальнейшем шрам был не виден под волосами. Еще одно из достижений современной нейрохирургии — это эндоскопические операции, которые мы применяем, например, при геморрагических инсультах.

Преимущество данного метода – малая травматичность: внутримозговая гематома, расположенная в глубинных отделах мозга, удаляется эндоскопом через одно фрезевое отверстие. Такая операция улучшает результаты лечения и уменьшает сроки послеоперационного периода.

В настоящее время эндоскопически оперируются некоторые вида гидроцефалии, удаляются опухоли, расположенные в желудочках мозга. А главное, мы перестали отправлять больных с аденомами гипофиза в федеральные нейрохирургические центры. Все эти больные оперируются на нашей базе эндоскопически трансназально (через нос, – Прим. авт.).

Применение все новых и новых технологий, инструментов, гемостатических материалов позволяет нейрохирургам помогать пациентам возвращаться к полноценной жизни по максимуму.

Как сообщалось ранее, руководитель Федерального центра нейрохирургии в Тюмени, депутат Тюменской областной думы, почетный гражданин Тюмени и Заслуженный врач РФ Альберт Суфианов рассказал об особенностях своей работы. Подробнее читайте: Нейрохирург: Нельзя бросить работу на середине – после нас либо сталь, либо шлак.

Пристальное внимание к редким опухолям

С 28 февраля по 2 марта 2019 года в Москве пройдет первый международный конгресс «Редкие опухоли. Фундаментальные и клинические достижения». Мероприятие приурочено к Международному дню редких заболеваний, который ежегодно отмечается в последний день февраля.

На одной площадке впервые соберутся ведущие российские и зарубежные эксперты, чтобы поделиться научными и клиническими достижениями и результатами, а также обсудить самые острые вопросы в диагностике и лечении редких видов онкологических заболеваний.

Конгресс призван объединить усилия организаторов здравоохранения, врачей-онкологов, радиологов, всего медицинского сообщества, представителей смежных специальностей, участвующих в реализации помощи пациентам с онкологическими заболеваниями.

Для участия в конгрессе подали заявки более 800 специалистов.

Конгресс проходит под эгидой ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, при поддержке Министерства здравоохранения Российской Федерации, Министерства промышленности и торговли Российской Федерации, Министерства науки и высшего образования Российской Федерации, Российской академии наук, ФГБУ «НМИЦ онкологии им Н.Н.

Блохина» Минздрава России, ФГБУ «НМИЦ онкологии им Н.Н. Петрова» Минздрава России, ФГБУ «НМИЦ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко» Минздрава России, ФГБУ «НМИЦ акушерства и гинекологии и перинатологии им. академика В.И.

Кулакова» Минздрава России, ФГБУ «Томский НИМЦ РАН», ФГБУ «РНИОИ» Минздрава России, ФГБУ «РНЦРХТ» Минздрава России, ГВКГ Минобороны России, МИБС, RARE CANCERS EUROPE.

В рамках конгресса планируется проведение 8 тематических секций с привлечением более 100 ведущих российских и международных экспертов.

Секции будут посвящены темам: саркомы мягких тканей и костей, редкие формы меланомы и опухолей кожи, редкие опухоли урогенитального тракта, редкие опухоли в гинекологии, редкие опухоли ЦНС, редкие опухоли ЖКТ, орфанные опухоли головы и шеи, редкие опухоли торакальной локализации.

В форуме примут участие представители пациентских организаций, своим примером доказывающие возможность успешной борьбы с редкими заболеваниями.

Почему редкие опухоли требуют такого пристального внимания? В основном онкология занимается новообразованиями, которые наиболее часто встречаются. О редких опухолях мы знаем гораздо меньше.

А группа эта очень разнородная – редкие болезни присутствуют практически во всех локализациях.

К сожалению, уровень онкологической настороженности даже среди специалистов по отношению к подобным опухолям недостаточно высокий.

Подход к их лечению также кардинально отличаются от тех, которые применяются к общей популяции онкологических больных. Во-первых, редкие опухоли сложны в диагностике. Во-вторых, непросто выбрать тактику, с чего начинать лечение – с химиотерапии, хирургии или лучевой терапии. Зачастую очень трудно предположить и прогноз заболевания.

В Америке и Европе программа борьбы с редкими опухолями существует более 15 лет. К редким опухолям относятся те, которые насчитывают 6 и менее случаев на 100 тысяч населения. Соответственно, по данным европейских экспертов, это 600 тысяч новых случаев ежегодно. Там редкие опухоли составляют 20-24 процента от всех ЗНО.

Для решения проблем в этой области онкологии в Евросоюзе создана специальная интернет-платформа, в рамках которой работает 10 доменов-модулей, отвечающих за развитие определенного направления диагностики и терапии редких опухолей. Они локализуются в разных странах.

Саркомами занимаются в ведущем онкоцентре Италии и Франции, опухолями центральной нервной системы – в Голландии, и так далее… Был сделан большой портал, который работает как для пациентов, так и для врачей.

Благодаря тому, что на портале четко прописана маршрутизация, пациент с редкой опухолью и врач не тратят время на поиски нужного специалиста, а также лаборатории, где можно сделать точный гистологический и генетический анализ.

Там есть вся исчерпывающая информация по локализации биобанков опухолевых образцов, которые представляют большую ценность для исследований генетиков. К работе привлечены ученые, которые активно помогают клиницистам. Мы хотим создать подобную модель и ее старт планируется на Первой конференции по редким опухолям».

По мнению генерального директора ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России,  академика РАН А.Д. Каприна пока невозможно сказать, сколько в России пациентов с редкими опухолями.

Читайте также:  5 привычек, которые помогут вам прожить дольше

Но если экстраполировать европейские данные на российские цифры, то можно рассчитать, что это 185 тысяч новых случаев в стране ежегодно. И больные с редкими опухолями ждут от онкологов высококвалифицированной и эффективной помощи».

Пресс-служба

ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России

Отделение нейрохирургии

Вскрытие абсцесса головного мозга и дренирование

45 000 руб.

Выделение нерва в кистьевом туннеле

22 500 руб.

Декомпрессивная (резекционная) трепанация черепа

110 000 руб.

Декомпрессия локтевого нерва в кубитальном канале

80 500 руб.

Декомпрессия срединного нерва в карпальном канале

80 500 руб.

Дренирование субарахноидального пространства

11 000 руб.

Иссечение артериовенозной мальформации субтенториальной локализации

275 000 руб.

Иссечение артериовенозной мальформации супратенториальной локализации

220 000 руб.

Иссечение кавернозной ангиомы субтенториальной локализации

132 000 руб.

Иссечение кавернозной ангиомы супратенториальной локализации

110 000 руб.

Иссечение опухоли подкожной клетчатки в пределах волосистой части головы

16 500 руб.

Клипирование мешотчатых аневризм артерий головного мозга

165 000 руб.

Микроваскуклярная декомпрессия при невралгии языкоглоточного, лицевого и вестибулокохлеарного нервов (глоссалгии, головокружении, боли и шуме в ушах, гемифациальном спазме)

45 000 руб.

Микроваскуклярная декомпрессия при невралгии языкоглоточного, лицевого и вестибулокохлеарного нервов (глоссалгии, головокружении, боли и шуме в ушах, гемифациальном спазме) с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микроваскулярная декомпрессия корешка тройничного нерва

45 000 руб.

Микрохирургическая микроваскулярная декомпрессия корешка тройничного нерва с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическая пластика дефекта костей свода черепа

100 000 руб.

Микрохирургическая пластика лицевого нерва с выполнением нейрофизиологического мониторинга

100 000 руб.

Микрохирургические операции при гидроцефалии

100 000 руб.

Микрохирургические операции при сирингомиелии с выполнением нейрофизиологического мониторинга

100 000 руб.

Микрохирургические пластические операции при назальной ликворее

100 000 руб.

Микрохирургический невролиз с последующим наложением шва на периферический нерв

80 000 руб.

Микрохирургическое вскрытие абсцесса головного мозга и дренирование

100 000 руб.

Микрохирургическое выделение нерва в кистьевом туннеле

60 000 руб.

Микрохирургическое дренирование субарахноидального пространства

50 000 руб.

Микрохирургическое иссечение кавернозной ангиомы субтенториальной локализации

150 000 руб.

Микрохирургическое иссечение кавернозной ангиомы супратенториальной локализации с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое иссечение опухоли подкожной клетчатки в пределах волосистой части головы

50 000 руб.

Микрохирургическое наложение экстра-интра-краниального микроанастомоза

150 000 руб.

Микрохирургическое рассечение спаек и декомпрессия нерва

50 000 руб.

Микрохирургическое удаление абсцесса головного мозга с капсулой

100 000 руб.

Микрохирургическое удаление аденомы гипофиза

200 000 руб.

Микрохирургическое удаление доброкачественной опухоли головного мозга с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление интрамедуллярных опухолей с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление кранифарингеомы с выполнением нейрофизиологического мониторинга

200 000 руб.

Микрохирургическое удаление менингиомы бугорка турецкого седла с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление менингиомы краниовертебрального перехода с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление менингиомы крыльев основной кости (средней черепной ямки) с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление менингиомы мостомозжечкового угла (задней черепной ямки) с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление менингиомы над полушариями мозжечка (задней черепной ямки) с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление невриномы слухового нерва с выполнением нейрофизиологического мониторинга

200 000 руб.

Микрохирургическое удаление ольфакторной менингиомы (передней черепной ямки) с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление опухолей костей черепа (остеом)

100 000 руб.

Микрохирургическое удаление опухолей шишковидного тела с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление опухоли 4-го желудочка с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Микрохирургическое удаление опухоли, исходящей из оболочек периферического нерва с выполнением нейрофизиологического мониторинга

70 000 руб.

Микрохирургическое удаление субдуральной гематомы

100 000 руб.

Микрохирургическое удаление экстрамедуллярных опухолей с выполнением нейрофизиологического мониторинга

130 000 руб.

Микрохирурическое удаление краниоорбитальных менингиом с выполнением нейрофизиологического мониторинга

150 000 руб.

Наложение экстра-интра-краниального микроанастомоза

115 500 руб.

Невролиз с последующим наложением шва на периферический нерв

44 000 руб.

Операции при гидроцефалии

43 500 руб.

Операции при сирингомиелии

50 500 руб.

Операция вертебропластики тела позвонка

19 950 руб.

Операция вертебропластики тела позвонка из унилатерального доступа

80 200 руб.

Операция вертебропластики тела позвонка комбинированным доступом

101 500 руб.

Операция гидропластики мп диска

19 950 руб.

Операция гидропластики мп диска из унилатерального доступа

80 200 руб.

Операция гидропластики мп диска комбинированным доступом

101 500 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника

82 500 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника с выполнением аркотомии

102 500 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника с выполнением аркотомии и имплантацией динамического фиксатора

102 500 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника с выполнением расширенной фораминотомии

163 700 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника с выполнением расширенной фораминотомии и имплантацией динамического фиксатора

163 700 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника с выполнением фораминотомии

123 100 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника с выполнением фораминотомии и имплантацией динамического фиксатора

123 100 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника с имплантацией динамического фиксатора

82 500 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в шейном отделе позвоночника

86 600 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в шейном отделе позвоночника с выполнением односторонней фораминотомии

106 600 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в шейном отделе позвоночника с выполнением расширенной фораминотомии

167 800 руб.

Операция микрохирургического удаления грыжи диска в шейном отделе позвоночника с выполнением фораминотомии

127 200 руб.

Операция микрохирургического удаления экстрамедуллярной опухоли спинного мозга

93 900 руб.

Операция микрохирургического удаления экстрамедуллярной опухоли спинного мозга с выполнением ламинэктомии

113 900 руб.

Операция микрохирургического удаления экстрамедуллярной опухоли спинного мозга с выполнением ревизии паравертебрального пространства.

134 200 руб.

Операция микрохирургического удаления экстрамедуллярной опухоли спинного мозга с экстра- интрадуральным ростом.

177 800 руб.

Операция микрохирургической ревизии операционной раны

87 800 руб.

Операция микрохирургической ревизии операционной раны с выполнением декомпрессии спинномозговых корешков

128 400 руб.

Операция микрохирургической ревизии операционной раны с выполнением расширенной декомпрессии спинного мозга и спинномозговых корешков

169 000 руб.

Операция радиочастотной дерецепции фасеточных суставов (РЧД)

80 500 руб.

Операция радиочастотной дерецепции фасеточных суставов более 4-х суставов (РЧД)

105 000 руб.

Операция транспедикулярной фиксации позвонков

87 800 руб.

Операция транспедикулярной фиксации позвонков с выполнением аутоспондилодеза

128 400 руб.

Операция транспедикулярной фиксации позвонков с выполнением редукции и аутоспондилодеза на указанном уровне

169 000 руб.

Операция транспедикулярной фиксации позвоночника с выполнением фораминотомии

107 800 руб.

Операция удаления грыжи диска из интерламинарного доступа с имплантацией динамического фиксатора

38 500 руб.

Операция эндоскопического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника

57 000 руб.

Операция эндоскопического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника из интерламинарного доступа

99 500 руб.

Операция эндоскопического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника с выполнением расширенной фораминотомии

180 700 руб.

Операция эндоскопического удаления грыжи диска в поясничном отделе позвоночника с выполнением фораминотомии

140 100 руб.

Опорожнение и дренирование спинальных эпидуральных абцессов

45 000 руб.

Пластика дефекта костей свода черепа

22 500 руб.

Пластика лицевого нерва

44 000 руб.

Пластические операции при назальной ликворее

34 000 руб.

Радиочастотная дерецепция

22 500 руб.

Рассечение спаек и декомпрессия нерва

38 500 руб.

Расширенная декомпрессия локтевого нерва в кубитальном канале

105 000 руб.

Расширенная декомпрессия срединного нерва в карпальном канале

105 000 руб.

Ревизия и декомпрессия структур спинномозгового канала

33 500 руб.

Трансназальное удаление аденомы гипофиза

67 500 руб.

Трансназальное удаление кранифарингеомы

67 500 руб.

Транспедикулярный металлоостеосинтез

55 000 руб.

Удаление абсцесса головного мозга с капсулой

45 000 руб.

Удаление грыжи межпозвонкового диска в шейном отделе с передним спондилодезом

44 000 руб.

Удаление грыжи межпозвонкового диска интраламинарным доступом в поясничном отделе

38 500 руб.

Удаление доброкачественной опухоли головного мозга

56 500 руб.

Удаление злокачественной опухоли головного мозга

165 000 руб.

Удаление интрамедуллярных опухолей

56 500 руб.

Удаление краниоорбитальных менингиом

56 500 руб.

Удаление менингиомы бугорка турецкого седла

67 500 руб.

Удаление менингиомы краниовертебрального перехода

56 500 руб.

Удаление менингиомы крыльев основной кости (средней черепной ямки)

110 000 руб.

Удаление менингиомы мостомозжечкового угла (задней черепной ямки)

132 000 руб.

Удаление менингиомы над полушариями мозжечка (задней черепной ямки)

110 000 руб.

Удаление менингиомы ската (задней черепной ямки)

220 000 руб.

Удаление невриномы слухового нерва

121 000 руб.

Удаление ольфакторной менингиомы (передней черепной ямки)

67 500 руб.

Удаление опухолей костей черепа (остеом)

27 000 руб.

Удаление опухолей шишковидного тела

67 500 руб.

Удаление опухоли 4-го желудочка

56 500 руб.

Удаление опухоли, исходящей из оболочек периферического нерва

49 500 руб.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *