Мужчины и послеродовая депрессия: что делать, если рождение ребёнка не принесло отцу радости?

Я хорошо помню этот момент: через пару недель после рождения сына мне позвонила двоюродная сестра, у которой тогда уже было две дочки (сейчас их — три), и первым делом спросила: «Ну что, тебя уже накрыла послеродовая депрессия?»

Не скажу, что свое состояние я могла назвать депрессивным. Скорее это был шок от того, как сильно поменялась моя жизнь.

До рождения ребенка я работала спецкорром на телевидении, командировки по миру и частые путешествия были обычным делом, и такой ритм жизни мне очень нравился. Всю беременность я работала, разъезжая со съемки на съемку, и даже успела отучиться в автошколе и сдать на права.

И вдруг калейдоскоп событий как будто остановился, его сменила череда дней, состоящих из кормлений, смены памперсов, переодеваний, купаний, прогулок. В таком графике вообще не замечаешь, как летят дни. Ты только проснулась, а уже снова ночь. И день. И снова вечер. А действия — одни и те же. 

Первые недели складывалось ощущение, что яркая и интересная жизнь ушла навсегда. Что больше никогда не получится чувствовать себя беззаботно, свободно и легко, распоряжаться своим временем так, как хочется.

В жизни появился человек, с потребностями которого теперь нужно было соизмерять и согласовывать каждый свой шаг.

До рождения сына я понимала, что придется менять график, но не знала, что к этому будет так непросто привыкнуть.

Я не хотела избавиться от ответственности, напротив, чувствовала ее — огромную! — но боялась сделать что-то не так, казалось, что я не тяну, что я ужасная мать. Ведь «нормальные матери» должны испытывать эйфорию, восторг, всепоглощающее счастье. А их, к моему ужасу, в первые недели после рождения сына не было.

Я глухо говорила это в трубку подруге, а она успокаивала: «Я вообще поняла, что такое настоящая любовь, только через полгода после рождения дочери, с тобой все в порядке».

Подруга оказалась права. Когда спустя три месяца я попала в больницу с острым отитом и впервые на целую неделю разлучилась с ребенком, не могла найти себе места и отсчитывала часы до встречи. Больше не мыслила себя без него. Любовь и привязанность к сыну, которые стали для меня огромным ресурсом сил и радости, возникли незаметно и быстро. 

Но тот период привыкания к новой роли — по сути, это и было настоящим взрослением — сейчас кажется далеким и «не моим», возможно, потому что очень не хочу вспоминать то состояние, как некоторые — свой переходный возраст.

Кажется, тогда я жила будто не в своем теле. Было тягостно, тревожно, непонятно, как дальше.

И я прекрасно понимаю, что на шкале внутренней боли существуют гораздо более высокие отметки, чем мои.

Записки из подполья

Анна, 29 лет (здесь и далее имена изменены по просьбе женщин, переживших послеродовую депрессию и согласившихся рассказать об этом)

«Мне просто хотелось отмотать время назад. Чтобы вернуть прошлую жизнь, которую я хорошо знаю, к которой я привыкла, в которой мне все понятно и удобно».

Марина, 22 года

«Меня облепили родственники, все хотели помогать, освободить меня, чтобы я больше отдыхала.

Говорили, что у меня нет опыта, что я уроню ребенка, что он у меня захлебнется во время купания — он же скользкий, что мне надо спать, чтобы было молоко. Я чувствовала себя ничтожеством, которому не доверяют моего же ребенка.

Я знала, что родные любят меня и сына, но мне хотелось испариться. Не было сил с ними бороться и вроде как не за что — они же хотели как лучше».

Галина, 30 лет

«Основная трудность была в том, что я не могла уделить время себе, элементарно отойти в туалет, душ.

Все бегом, потому что ребенок висел на груди по несколько часов без остановки, а если я бежала на кухню быстро сделать себе чай, то он сразу просыпался и плакал — и я кидалась назад.

А когда я быстро бежала в душ во время его сна, то ежесекундно смотрела в видеоняню: вдруг он срыгнул или уткнулся носом в подушку, то есть не могла совсем расслабиться и отвлечься. Чувствовала себя заложником».

Олеся, 33 года

«Ребенок плакал в соседней комнате, а я лежала и не шевелилась, тело было как свинцовое. Я считала планки жалюзи на окне. Внутри не было жалости — просто пустота».

Татьяна, 37 лет

«Я не могла родить десять лет — врачи говорили, что у меня все в порядке, но ничего не получалось. Потом я нашла врача-гомеопата, он назначил мне препараты — и вскоре я забеременела. Я носилась со своей беременностью как с хрустальной вазой, очень ответственно готовилась к родам.

Меня госпитализировали заранее, а ночью в больнице началось сильнейшее кровотечение — отслоилась плацента, это показание к срочному кесареву. Вместо запланированных естественных родов в воду у меня были коридор, каталка, бегущие врачи, общий наркоз, огромный шрам на животе. Я не помнила первые минуты жизни ребенка.

Когда меня выписали, было ощущение, что все это не со мной, что это не я родила. Очень тяжело переживала это, было ощущение неполноценности».

Разные триггеры — крючки, которые запускают послеродовую депрессию, но всегда один и тот же эффект. Вина, пустота, растерянность, тоска по прошлой жизни — эти слова, как симптомы в карте больного, повторяются из истории в историю. Но если это болезнь, то существует ли от нее прививка? И как понять, заболеешь ли ты или нет?

Задержанный метроном

Вину за послеродовую депрессию часто возлагают на меняющийся после родов гормональный фон женщины.

Собственно, если в начале беременности женщины становились плаксивыми и гиперчувствительными, то чему удивляться теперь? Ученые в США разработали даже лекарство от послеродовой депрессии брексанолон, или Zulresso, — гормональный препарат, который сглаживает резкое падение после родов «гормона беременности» прогестерона. (Падение прогестерона, впрочем, происходит у женщины в определенную фазу каждого менструального цикла, что иногда вызывает букет неприятных ощущений — пресловутый ПМС.) 

Однако роль гормонов в развитии послеродовой депрессии — не главная, считает акушер-гинеколог Дмитрий Лубнин. 

На эту тему

Мужчины и послеродовая депрессия: что делать, если рождение ребёнка не принесло отцу радости?

«На самом деле гормональная перестройка после родов — это нормальный процесс, запрограммированный природой, и сильного влияния на настроение женщины она не должна оказывать, — объясняет Лубнин.

 — Это как смазанный метроном, который если даже задержишь, а потом отпустишь, снова начнет четко отбивать ритм. Если же есть какая-то неисправность в механизме, метроном собьется или заклинит.

Так же и после родов: могут проявиться проблемы, которые были уже давно».

Дмитрий Лубнин говорит, что тревожных мам видно уже во время беременности. Тревожные пациентки часто сталкиваются с психосоматическим бесплодием: это когда с физиологической точки зрения репродуктивная система женщины в порядке, а беременность не наступает годами.

«Такие женщины не могут расслабиться, с трудом отпускают ситуацию. Типичный пример: женщина, отчаявшись родить, едет к бабкам, шаманам, идет к гомеопату и там внушает себе, что это поможет. Психологический блок снимается и тут же наступает беременность.

Поверьте, я процентов 30 своего рабочего времени трачу на то, чтобы успокаивать пациенток. Их запугали СМИ публикациями и программами про рак, ранний климакс, гормональные сбои, бесплодие, они подвержены общественному мнению. Такие женщины с большей вероятностью столкнутся с послеродовой депрессией.

Чаще всего эти женщины относятся к истероидному типу личности». 

С мнением Дмитрия Лубнина соглашается семейный психолог Виктория Ардзинба: «Пугающие факты и истории в интернете, на женских форумах повышают у таких женщин уже существующую тревожность, она сами ставят диагнозы себе и ребенку».

В зоне риска — женщины со слабо развитым эмоциональным интеллектом, говорит Виктория; это не имеет отношения к IQ, речь — о неумении понимать чужие и свои собственные эмоции, понимать, что что-то пошло не так. Женщины, у которых проблемы с установкой правильной причинно-следственной связи.

Пример: ребенок плачет. «Я не могу его успокоить. Это потому, что я плохая мать». На самом деле: ребенок плачет потому, что у него еще не налажена работа желудочно-кишечного тракта и переваривание еды сопровождается коликами.

Спустя несколько недель ребенок подрастет, адаптируется к самостоятельному питанию и колики пройдут.

В зоне высокого риска развития послеродовой депрессии — женщины с «синдромом отличницы». Если мама — перфекционист, привыкла добиваться лидирующих позиций, руководит на работе большим коллективом, не позволяет себе оступаться, тяжело переживает ошибки и неудачи, шансы испытать весь спектр негативных эмоций после рождения ребенка велики.

Именно «отличницы», по наблюдению психологов, чаще склонны к суициду в послеродовой период.

Читайте также:  Можно ли заразиться, занимаясь оральным сексом?

«У людей есть три формы переживания стресса, мы называем их «бей, замри или беги», — объясняет Виктория Ардзинба. — Те, что выбирают «бей», не копят негатив, а выплескивают его сразу. Могут разбить посуду, устроить скандал, таким образом выбросив пар.

«Замри» — это отчаявшиеся и смирившиеся люди. У них заметна апатия, состояние «что воля, что неволя». Самое опасное — когда человек выбирает «бежать». Это как раз тот самый страшный выход в окно. Надо понимать, что в такие моменты сознание у человека сужено до точки, то есть он сконцентрирован на своей боли и вообще ничего больше не видит».

Это не значит, что трагические случаи гибели молодых мам — всегда результат послеродовой депрессии. Суицид может быть и результатом давно существующего и обострившегося психического заболевания, и поступком, совершенным в состоянии аффекта.

Виктория рассказывает: «Мы однажды разбирали с коллегами-психологами случай из практики: женщина через пару недель после рождения ребенка покончила с собой, узнав, что у мужа во время ее беременности появилась любовница. Усталость, нервное напряжение, обострившаяся чувствительность и стресс сложились, все это сдетонировало и привело к трагедии».

Причиной депрессии могут стать несбывшиеся ожидания. Например, хотели мальчика, а родилась девочка. Хотели, чтобы был похож на маму, а он похож на свекровь. Хотели один темперамент, а у ребенка — совершенно другой. 

«Важно понять еще до беременности, что ребенок имеет право быть собой, он рождается не для того, чтобы реализовать ваши амбиции или непрожитую вами жизнь. У него свой путь, и этот путь может быть не таким, каким хотите вы», — говорит Виктория Ардзинба. 

Кроме того, психолог отмечает давление на мам идеального образа семьи в СМИ и в интернете.

«Insta-мамы на профессиональных фото с идеальным макияжем, маникюром, смеющимися, чистыми и нарядными детьми, в красивой обстановке, кажутся рядовой маме-пользователю нормой.

А у нее — сопливые орущие дети, бардак на кухне, коротко остриженные наспех ногти. Сравнивая себя с идеальной картинкой, ощущаешь, что с тобой что-то не так».

Надо понимать, что популярный Instagram — это источник дохода мамы-блогера, подготовка к съемкам — тяжелая и нервная работа, а веселое выражение лица ребенка фотографу приходится ловить.

 Глянцевая картинка снимается часто не дома, а в студии, и красивая елка, горка бутафорских подарочных коробочек, камин, роскошная кровать — просто реквизит, чужие вещи, которыми эти мамы никогда не пользовались. 

Узнать врага

Большинство мам в первый год жизни малыша не высыпаются. На недосып легко списать любой симптом, который на самом деле должен насторожить: апатию, отказ от еды, нежелание что-либо делать, раздражительность, плаксивость, нервные срывы.

«Заметив у себя какие-то из этих признаков, надо сразу идти в к врачу, говорит семейный психолог Виктория Ардзинба. — Но здесь мы сталкиваемся с другой проблемой: женщины боятся и стыдятся это делать. Предложение пойти к психологу часто встречает сопротивление: «Я же не псих!» Она боится, ей стыдно перед собой или перед семьей, знакомыми».

Дарья, 31 год 

«Когда я поняла, что не справляюсь, решилась пойти к врачу. Прием частного стоил очень дорого, поэтому я отправилась в районный психдиспансер. В регистратуре увидела огромную очередь: оказалось, что эти люди стоят за разрешением на оружие. Я с бешено бьющимся сердцем подошла к соседнему окошку: туда стояло всего три человека.

Передо мной была пожилая дама с женщиной странного вида, наверное, ее дочерью. Женщина эта ловила вооброжаемых мошек и снимала катышки со свитера. Мне хотелось провалиться сквозь землю от стыда — неужели я стану пациентом учреждения, где лечатся психически больные люди! Я не достояла очередь и убежала.

Стала искать информацию о моем состоянии в интернете, смотреть ролики психотерапевтов».

Это — воспоминания мамы, которая смогла выбраться из послеродовой депрессии самостоятельно. Но это удается далеко не всем, прежде всего потому, что женщины не хотят признавать свою проблему.

«Не стоит сразу говорить своей жене, сестре, подруге — давай-ка быстро к врачу, ты больна! Скорее всего, такая фраза встретит сопротивление, — объясняет Виктория Ардзинба. — В первую очередь попытайтесь просто поговорить по душам и чаще спрашивать: «Что я могу для тебя сделать? Как мне помочь? Что ты чувствуешь? Как мне изменить это? Я тебя люблю».

На эту тему

Мужчины и послеродовая депрессия: что делать, если рождение ребёнка не принесло отцу радости?

Мужчинам лучше избегать фразы «Я помогаю тебе с ребенком». Эти слова говорят о том, что даже если папа делает много, встает ночами, гуляет с малышом, он все же только помогает, а в общем ребенок — это ответственность и проект женщины, папа тут как бы в стороне. Нет, не так.

Правильно: «Мы вместе делаем все, это наша общая ответственность, обязанности». Свекрови часто говорят невесткам: «Он и так на работе устает и еще дома ты его нагружаешь, когда же ему отдыхать».

Такие фразы лишь усиливают у женщины чувство вины за то, что она не справляется, и еще больше загоняют ее в депрессию».

Часто родные искренне считают, что поход в салон красоты и вечер с подружками может решить проблему, ведь мама «просто устала». Если эти методы работают и после короткого отдыха состояние женщины улучшается, то, скорее всего, у нее нет послеродовой депрессии. Если подобные меры не приносят результата, мягко подводите женщину к тому, что ей нужно обратиться за помощью.

Используйте все способы: ищите врача, предлагайте анонимную горячую линию (например, бесплатную горячую линию поддержки матерей и беременных женщин «Помощь уставшей маме»: 8 800 222 05 45), предложите пойти в центр для женщин, которые попали в трудную жизненную ситуацию.

Важно объяснить, что она обязательно должна выбраться из этого состояния — ради ребенка, перед которым считает себя виноватой. И ради себя самой.

«Кроме того, хватайтесь за любое позитивное подкрепление эмоций, — советует Виктория Ардзинба. — Поход в гости или в музей, поездка на дачу, кофе в кафе, уроки иностранного или сеанс в бассейне — все, что помогает отвлечься и чувствовать себя чуть лучше».

Чаще всего люди старшего поколения стараются успокоить или привести женщину в чувство фразами: «Да ты просто устала», «Займись лучше ребенком!», «Это от нечего делать, у тебя просто много свободного времени», «Что ты раскисла, возьми себя в руки!», «А как же мы справлялись, без помощи и стиральной машинки? Просто у вас избалованное поколение эгоистов!» Или — «Ну ты же взрослый человек! Ты же хотела этого ребенка», «А ты как думала, ребенка воспитать — не чаю попить».

Такие слова лишь подчеркивают и подтверждают ощущение собственного провала и совершенной ошибки.

Но если мама или бабушка говорит: «Знаешь, как здорово, что сейчас вы об этом можете говорить, можете попросить о помощи специалиста! Потому что в наше время о таком было не принято говорить, и я просто считала, что со мной что-то не так, а помощи попросить было неоткуда», это рождает доверие и желание поделиться своими чувствами. 

Додепрессивные времена

Те женщины старшего поколения, которые говорят «в наше время никаких депрессий не было», на самом деле не совсем правы, считает клинический психолог Ирина Герчикова.

«Действительно, раньше послеродовая депрессия не была так распространена, — рассказывает Ирина. — Условия жизни были зачастую труднее, чем сейчас, но и поддержки было больше. Можно было без страха оставить ребенка маме, бабушке, соседке, когда надо выбежать в магазин, отлично работала система яслей, садов. Взаимопомощь была развита лучше. Сейчас люди гораздо больше изолированы».

Однако с послеродовой депрессией сталкивались и тогда. Просто об этом состоянии у женщин не было информации.

«Единственными источниками знаний о такой депрессии для женщины были ее гинеколог и детская площадка, где мамы могли поболтать, — объясняет Ирина. — Сегодня информация открыта, знание дает женщинам возможность вовремя обратиться за помощью. Важно только не игнорировать свое состояние».

Вместо эпилога

Всех женщин, переживших послеродовую депрессию и согласившихся поделиться в этом материале своим опытом, объединяет одно: сейчас это трепетные и внимательные мамы, которые очень любят своих детей. На вопрос: «Согласилась бы ты вернуться в свою жизнь до рождения ребенка и жить без него как раньше?» они ответили: «Никогда».  

Читайте также:  Грейпфрут может стать причиной внезапной смерти

Карина Салтыкова, Константин Крашенинников

Бывает ли у отцов послеродовая депрессия?

Мужчины и послеродовая депрессия: что делать, если рождение ребёнка не принесло отцу радости? Семья Клейтон на отдыхе. Фото из личного архива.

Учёный, решивший свести счёты с жизнью, страдал от постнатальной (послеродовой) депрессии. По крайней мере, так считает его бывшая жена, решившаяся заговорить с прессой спустя некоторое время после трагического инцидента.

Джон Клейтон (John Clayton) ушёл из жизни по собственной инициативе в 41 год, будучи соискателем учёной степени PhD в области экологии животных в Кардиффском университете (Cardiff University).

Сейчас бывшая жена покойного, 38-летняя Вики Клейтон (Vicky Clayton), пытается привлечь внимание общественности к проблеме депрессии у отцов.

Вики утверждает, что Джону было сложно получить необходимую помощь, когда его психическое здоровье пошатнулось после появления в семье первого ребёнка.

Миссис Клейтон рассказывает, что после рождения сына Хьюго (Hugo) она и сама страдала от послеродовой депрессии. А позже, когда семья переехала из Эксетера в Кардифф, женщина поняла, что у мужа те же проблемы.

Она говорит: «Мы часто не замечаем, что мужчины тоже страдают от постнатальной депрессии.

Всё сосредоточено на матерях, как нетрудно догадаться. Но, проведя пять лет жизни так, как их провела я, я бы хотела, чтобы вокруг было больше «подсказок» для мужчин, нуждающихся в помощи.

Ситуация была очень сложной. Хьюго исполнилось всего восемь недель, когда мы переехали в Кардифф, чтобы Джон мог изучать местообитания животных в местном университете. Мы остались без поддержки близких, а в Кардиффе знакомых не было. Джон страдал от перепадов настроения, а примерно через 9 месяцев после рождения нашего сына проблемы стали очевидны».

К этому моменту мистер Клейтон посетил врача, который и назначил подходящие медикаменты в сочетании с психотерапией.

Когда брак распался, миссис Клейтон вернулась в Эксетер, однако бывшие супруги остались близкими друзьями. Как правило, они общались каждый день.

Мистер Клейтон был найден мёртвым в Кардиффе в ноябре 2016 г. Тело обнаружил друг покойного.

Сейчас бывшая жена Клейтона призывает общественность обратить внимание на проблему послеродовой депрессии у мужчин. Вики надеется, что если появится специализированная помощь, ориентированная на мужчин, ни одной семье больше не придётся переживать такую трагедию.

«Суицид — это очень эмоциональная вещь, а мужчинам особенно тяжело говорить о своих чувствах. Я думаю, именно поэтому показатели статистики по самоубийствам среди мужчин так высоки, — продолжает миссис Клейтон. — Кто-то не хочет обращаться за помощью, другие боятся оказаться обузой. Они чувствуют, что, попросив помощи, как будто бы станут менее мужественными.

Жизнь сложна и полна стрессов, а мы все живём в своих собственных маленьких пузырьках. Но это история про видимость. Нельзя стыдить человека, если он рассказывает, что у него проблемы с психическим здоровьем».

Мужчины и послеродовая депрессия: что делать, если рождение ребёнка не принесло отцу радости?Анастасия Дроздова, клинический психолог, психотерапевт. Сеть медицинских центров «Клиника семейная».

— Что такое послеродовая депрессия? Как часто она встречается у женщин? Как диагностируется и лечится?

— Послеродовая депрессия — состояние, характеризующееся клиническими признаками депрессивного расстройства: апатия, угнетённость, нарушения сна и бодрствования, снижение самооценки, снижения желания к самой жизни, которое наступает после родов.

Здесь совершенно не важно — какой возраст у роженицы, какой это по счёту ребёнок, есть ли родственники, способные поддержать — ситуация складывается совершенно остро и триггером может сработать любая «мелочь»: отсутствие налаженного кормления, депривация сна, конфликт/ссора, какая-то бытовая проблема.

Статистика в этом вопросе совершенно не отражает реального положения дел, в первую очередь потому, что нет точной уверенности, что женщина обратится за помощью специалиста. Диагностика, собственно, заключается в оценке психоэмоционального состояния (с помощью тестовых или проективных методик), клинической беседе с психологом или психотерапевтом/психиатром.

Лечение — сугубо индивидуальный вопрос.

В психиатрии есть чёткая граница условной «нормы» — человек должен спать, питаться и иметь желание жить — если всё это присутствует, то вполне достаточно регулярных приёмов у психотерапевта и нормализации бытовых вопросов.

В запущенных случаях женщина неспособна контролировать свои эмоции, не видит перспектив и жажды жизни, не радуется ребёнку, документально зафиксированы случаи убийств новорождённых, совершённые в состоянии клинической депрессии.

— Можно ли сказать, что молодые отцы тоже могут столкнуться с послеродовой депрессией, или у мужчин появление ребёнка вызывает какие-то совершенно иные, нежели у женщин, психологические сложности?

— Психика всех людей функционирует по похожим законам, однако есть один существенный момент — гормональный баланс.

В развитии послеродовой депрессии важным фактором является хрупкое состояние эндокринной системы: женщина «получает» некий «коктейль из гормонов» во время беременности и родов, в частности вырабатывается известный многим окситоцин — гормон, позволяющий женщине «любить» ребёнка, несмотря на доставленные переживания.

У отцов тоже вырабатываются гормоны, в частности, гормон стресса — кортизол, он притупляет действия многих «положительных» нейромедиаторов — дофамина, серотонина, норадреналина. А вот окситоцин начинает вырабатываться у отцов гораздо позже. У эволюции не было задачи дать отцам любовь к ребёнку, потому что основную функцию выполняла всё равно мама.

Отцы становятся «окситоциновыми» ближе к 2 месяцам — когда ребёнок начинает коммуницировать: улыбается, смеётся, гулит. В период с рождения и до первого «общения» отцы чувствуют себя «третьими», особенно если партнёр действительно увлечён только ребёнком.

Папочки впадают в состояние, схожее с острым горем — отрицают появление ребёнка, пытаются с этим смириться, пытаются не нарушать своего привычного образа жизни, чтобы не лишиться иллюзии того, что жизнь не изменилась. И при этом, у мужчин нет естественного «подкрепления» в виде гормонального коктейля, и отцы начинают хандрить.

Мужчины, на самом деле, хуже переносят бессонницу, совершенно точно они не приспособлены быстро подстраиваться под ребёнка и его желания, просто потому, что смысла в этом они не видят.

— Что общего между теми психологическими проблемами, с которыми сталкиваются женщины после рождения ребёнка, и теми, которые более характерны для молодых пап? И каковы различия?

— Клинические проявления могут быть вполне похожими — угнетённое настроение, апатия, отрицание радостей, невозможность получать удовольствие от прежних увлечений, нарушения сна, расстройства питания, расстройства физические: отсутствие либидо, головные боли, распространённые боли без конкретной локализации. Другое дело, что мамы всё-таки «приспособлены» к подобным лишениям, а для отцов это всё потеря ориентира, состояние неуспешности и опустошённости.

— Иногда появление в семье ребёнка заканчивается разводом. Как вы считаете, есть ли связь между разводами в этот период и послеродовой депрессией у одного или обоих родителей?

— Статистика разводов в развитых странах довольно удручающая: практически каждый четвёртый брак распадается. Вариантов течения довольно много, но зачастую брак распадается именно с рождением ребёнка. И здесь нет вины депрессии.

Здесь важно понимание того, было ли решение вступить в брак обдуманным, обоюдным и взвешенным.

Ребёнок — важная часть жизни родителей, но брак связывает не родителей, а людей, имеющих желание быть вместе, заниматься общим делом и когда-то, подсознательно, они выбрали дорогу объединения ресурсов, а ресурсы — это не только деньги, квартиры, машины, это и негативные моменты, переживания.

  • — Что могут сделать молодые родители для себя и друг для друга, чтобы благополучно преодолеть сложности первых месяцев родительства?
  • Сложность первых месяцев после рождения ребёнка — в тотальной несформированности нового образа жизни: нельзя жить по своим биоритмам, невозможно отдохнуть, когда хочется отдохнуть, поесть, когда хочется поесть, плюс ко всему беспокойство, страх, чувство беспомощности перед новым человеком.
  • Сейчас входит в моду новый педагогический и психологический тренд «расслабленного» родительства, основной постулат которого: ваши потребности важны настолько же, насколько важны потребности ребёнка — он в любом случае получит достаточное количество любви и заботы, если вы будете просто делать то, что для него нужно, наблюдая по ситуации.
  • Допустим, если женщина испытывает большие трудности с грудным вскармливанием и каждое кормление превращается в пытку, специалисты советуют пообщаться с врачом по поводу прекращения выработки молока.

Супруги должны уважать обоюдное желание выспаться и отдохнуть, если мама хочет одна сходить в магазин — надо помочь ей, если папа хочет поработать или посмотреть матч по телевизору — надо дать ему возможность уделить время себе.

Ребёнок, сам того не желая, диктует определённые правила. Но взрослый человек всегда может вмешиваться и менять условия игры. Отдохнувшие, спокойные, выспавшиеся родители — это важное условие спокойствия ребёнка.

Ссоры, агрессия, упрёки — всё это создаёт неблагоприятный эмоциональный фон.

Что нужно знать о послеродовой депрессии? — ФОРМА

Мужчины и послеродовая депрессия: что делать, если рождение ребёнка не принесло отцу радости?

11.05

266 Динара Сыраздинова, психиатр

Каждая шестая молодая мама страдает от послеродовой депрессии — тяжелого психического заболевания. Многие воспринимают его как лень или капризность до тех пор, пока не случится трагедия. Рассказываем, кто в группе риска, как болезнь обнаруживают, чем лечат и что сделать, чтобы ее предотвратить.

Послеродовая депрессия — это болезнь, возникающая в течение 4-6 недель после родов и длящаяся больше двух недель. Симптомы — те же, что и у обычной: сниженное настроение, двигательная и мыслительная заторможенность. Есть и другие: 

  • Постоянная усталость — даже от малейшей активности
  • Утрата интереса к жизни, потеря удовольствия от тех вещей, что раньше были приятными 
  • Нарушения аппетита — отсутствие или необычайная прожорливость
  • Нарушения сна — бессонница или фрагментированный сон недостаточной глубины
  • Утрата энергии
  • Снижение концентрации внимания и способности принимать решения
  • Постоянная тревога
  • Мысли о собственной никчемности, виновности
  • Суицидальные идеи,намерения, действия. 
Читайте также:  Еда и болезни. Ревматоидный артрит

Не все больные депрессией постоянно плачут и лежат, смотря в потолок. Часто даже опытный врач-психиатр может не заметить, что улыбчивая и приветливая женщина ощущает пустоту внутри, осознает бессмысленность жизни и давно ищет способы все прекратить.

Человек в депрессии лишен энергии и воли. Организм экономит силы, оставляя их на базовые процессы — работу сердца, сон, бодрствование и пищеварение. Многие женщины с тяжелой депрессией перестают ухаживать за собой, выполнять даже простейшие домашние дела. Последним «умирает» материнский инстинкт — мать становится «глухой» к потребностям ребенка. 

В норме, мама одно-двухмесячного ребенка пользуется любой возможностью поспать, а при послеродовой депрессии появляется бессонница или сильная тревога, мешающая засыпанию.

Реже мама вообще не просыпается на крик малыша, спит больше 12 часов в сутки и при этом чувствует постоянную сонливость У нее может пропасть молоко. Нет желания ни с кем общаться, нет желания что-то делать.

Повышается плаксивость, снижается самооценка, возникает чувство вины и постоянная тревога. 

«Один из первых признаков — нежелание контактировать с ребенком. Мама испытывает ужасную физическую усталость от его крика, чувство безысходности и страх общения.

Она хочет, чтобы он спал как можно дольше, — рассказывает клинический психолог Европейского медицинского центра Валерия Замятина, —  Часто эти состояния интерпретируются самой женщиной и ее окружением как нормальные в ее положении, все списывается на усталость, новые условия жизни или ее неготовность к материнству».

Детям тоже приходится несладко. Ученые доказали, что у ребенка депрессивной матери нарушается функциональное развитие головного мозга. Нарушаются системы, ответственные за реакцию на стресс и связанные с эмоциональными, познавательными и социальными возможностями.

«Послеродовая депрессия мешает женщине заботиться о себе и ребенке.

Ранний возраст — важнейший период в развитии малыша и его эмоциональности, — замечает психиатр Детской клиники «Фэнтези» Марина Гармаш, — Если у матери депрессия, адекватно реагировать на эмоции ребёнка ей крайне сложно. Это мешает формированию привязанности к ребенку и в будущем может стать причиной эмоциональных и коммуникативных проблем».

Отцы тоже болеют послеродовой депрессией — так говорит мета-анализ. Часто они получают ее из-за послеродовой депрессии матери. Папы с этой проблемой с трудом осваивают родительскую роль, эмоционально отстраняются от ребенка, чувствуют себя одинокими, изолированными от общества. Так что послеродовая депрессия опасна для жизни и здоровья всей семьи, а не только матери. 

Депрессия часто вытекает из бэби-блюза — кратковременной неустойчивости настроения в первые дни после родов.

Это нормальная реакция нервной системы на смену гормонального фона, а психики — на новую социальную роль.

Разница в том, что после непродолжительного бэби-блюза женщина возвращается к нормальной жизни, привычной заботе и радости, а при депрессии ей становится так же плохо или все хуже с течением времени.

«Baby blues проявляется в колебаниях настроения, в плаксивости, изменениях сна, — рассказывает Марина Гармаш, — Подавленного настроения при этом нет и функционирование женщины не нарушено. Послеродовой блюз длится 1-2 недели и  рассматривается как нормальная реакция психики на роды».

Известны случаи, когда матери выбирают закончить жизненный путь и уводят за собой детей. Такие решения они принимают спонтанно, под воздействием аффекта.

Депрессия убивает даже тех, кто перед родами читал книжки о воспитании детей, ходил к психотерапевту, готовился финансово и с нетерпением ждал малыша. Многие просят о помощи — и не получают ее, что ведет к фатальным последствиям.

Половина мам, живущих с послеродовой депрессией, не обращается к врачу, ругая себя за лень и недостаточные старания.

«Люди, страдающие от депрессивных эпизодов, совершают 40-60% законченных самоубийств. Официальной статистики по послеродовой депрессии нет, и часто мы узнаем о фатальных случаях из СМИ, — говорит Валерия Замятина.

— Важно отметить, что при классической депрессии человек может уйти с работы, не общаться с людьми и не выполнять какие то задачи. А женщина в послеродовой депрессии все время находится с ребенком и не может отказаться за ним ухаживать или просто уйти. Это постепенно усугубляет ее состояние.

Если в такой момент близкие не помогут, ситуация становится критической».

Шанс заболеть есть у всех. Послеродовой депрессией страдают домохозяйки, железные бизнес-леди, менеджеры, уборщицы и даже психиатры. Но есть факторы, увеличивающие вероятность развития этой болезни: 

Частые жертвы депрессии — перфекционистки и девушки, склонные к подавлению своих чувств, неспособные просить о помощи, обладающие нестабильной самооценкой и фиксирующие внимание на негативных событиях.

У многих из них недостаточно развиты регуляторные функции — умение целенаправленно решать задачу и гибко реагировать на новую ситуацию.

Еще они подвержены руминации — бесконечному «пережевыванию», передумыванию актуальной негативной ситуации. 

«У некоторых людей есть склонность именно такой реакции нервной системы на стресс, — говорит Валерия Замятина, — Так что девушки, столкнувшиеся хоть раз с депрессивным эпизодом, имеют больший риск. Чаще всего они и обращаются к специалистам. Но и женщины, никогда не встречавшиеся с подобными состояниями, могут заболеть послеродовой депрессией»

Нежеланная и неожиданная беременность — предиктор послеродовой депрессии. Некоторые ученые замечают повышенный риск у женщин, которые перенесли стресс во втором и третьем триместрах и осложнения во время беременности и родов, а также испытали на себе акушерскую агрессию — грубое и неподобающее отношение персонала, лишние болезненные или унижающие действия в родах. 

Чаще послеродовой депрессией болеют женщины, которые не получали поддержку от своих близких во время беременности, испытывали тяжелую физическую или эмоциональную нагрузку. Возможно, с этим связана повышенная частота депрессии у женщин в развивающихся странах. Воспитание ребенка в одиночку — еще один ухудшающий фактор. 

Как выявляют

Послеродовая депрессия — болезнь. Лечит ее врач-психиатр. Попасть к нему — главная задача женщины, которая обнаружила у себя симптомы.

Если нет денег на платного врача, можно записаться бесплатно в ПНД по месту жительства или обратиться в социальную организацию. Например, к психологу благотворительного проекта «Помощь уставшим мамам».

В Москве работает Служба психологической помощи населению, у которой есть телефон горячей линии. Специалист выслушает и направит туда, где женщине помогут. 

«Я рекомендую обратиться к психиатру или клиническому психологу при первых появлениях симптоматики и не запускать свое состояние, — говорит Валерия Замятина. — Здесь как в самолете: сначала маску на себя, а потом на ребенка. Важно понимать, что мама в депрессии — фактор риска развития многих социальных и психологических проблем у ребенка в будущем». 

Основной метод диагностики — клинико-психопатологический. Врач беседует с пациенткой и предлагает заполнить специальный опросник — Шкалу Бека или Гамильтона. Их можно пройти онлайн еще до приема, но не вместо консультации врача. Даже врачи-психиатры в трудной ситуации не диагностируют себя сами, а идут к опытным коллегам. 

Если диагноз не подтвердится, психиатр расскажет, как справиться с неприятными ощущениями, и назначит успокоительные препараты. Иногда за симптомами депрессии скрывается другое заболевание — например, гормональное нарушение. Тогда врач порекомендует обратиться к другому специалисту — эндокринологу. 

Как лечат

Послеродовая депрессия не лечится силой воли и словами «не грусти». Нужны смена образа жизни, психотерапия и лекарства. При депрессии врачи назначают антидепрессанты — препараты, выравнивающие работу мозга.

«Для лечения на начальной стадии есть препараты и методы, совместимые с грудным вскармливанием. Просто женщина сцеживает 1-2 порции молока в период вывода препарата. Также возможен вариант психотерапии.

Чаще всего это встречи со специалистом 1-2 раза в неделю на протяжении от 3 до 6 месяцев, — рассказывает Валерия Замятина, — Если же мы говорим о среднем и тяжелом состоянии, то с большей вероятностью будет необходим отказ от грудного вскармливания в пользу психического здоровья мамы.

При этом у меня были пациентки, которые на протяжении всего медикаментозного лечения просто сцеживались и не теряли молоко до периода, когда разрешено вернуться к грудному вскармливанию».

Ребенок — это гигантская нагрузка на семью, и рекомендации врача «больше отдыхать» часто вызывают нескрываемое раздражение у молодой матери и ее семьи.

Но без этого никак: нужно искать любую возможность спать положенные 7-9 часов, вовремя и достаточно питаться, гулять и находить время для любимых дел.

Важно давать себе моральное право выбираться из дома хотя бы раз в неделю — в кафе с подругой, спортзал или на шоппинг. 

Как защититься 

Депрессия — болезнь внезапная, как перелом ноги. Полностью предотвратить ее нельзя, но можно снизить вероятность заболеть — тщательно подготовиться к рождению ребенка. Заняться этим стоит задолго до двух полосок на тесте, на этапе планирования.

Важно создать вокруг себя поддерживающее окружение. Это партнер, родители, родственники и друзья. Те, кто поможет советом или делом, не осудит и всегда рядом. Если муж не готов к диалогу и требует, чтобы жена продолжала работать вплоть до родов из-за нехватки денег, ожидать помощи в трудную минуту от него вряд ли придется.  

Акушеры-гинекологи рекомендуют планировать зачатие ребенка после проверки здоровья обоих родителей. Если надеяться на авось, придется лечиться во время беременности, а это стресс.

Важно читать отзывы о работе роддома и врачей, а когда есть возможность — выбирать своего доктора, который гарантированно примет роды.

Даже если денег на платные роды нет, можно пригласить в родзал мужа или маму, чтобы снизить вероятность акушерской агрессии. 

Организационные моменты тоже стоит решить заранее: когда будущая мама уйдет в декрет, на что купить вещи будущему ребенку, как будет организован уход за ним в первые месяцы. Если понадобится няня, рациональнее искать ее во время беременности, чтобы в спешке не соглашаться на компромиссные варианты. 

Важно запомнить 

  • Послеродовая депрессия — это болезнь. Не лень, не хандра и блажь
  • Заболеть депрессией может каждый, а выкарабкаться повезет не всем. В группе риска те, чья нервная система привыкла реагировать на стресс депрессией
  • Депрессию лечит врач-психиатр — таблетками и психотерапией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *