Лекарство от рака ищите в обычном кафе

  • Лекарство от рака ищите в обычном кафе
  • Лекарство от рака ищите в обычном кафе
  • Лекарство от рака ищите в обычном кафе

Кандидат химических наук и руководитель экспертного отдела Inbio Ventures Илья Ясный – о том, как были открыты одни из самых важных лекарственных препаратов последних лет в онкологии и как эти исследования поддерживали частные некоммерческие фонды.

Люди, далекие от медицины, часто спрашивают: «Когда уже будет изобретено лекарство от рака?» Я им отвечаю, что на нынешнем этапе развития науки лекарство «от рака вообще» изобрести невозможно, потому что рак – не одна болезнь. Известно более сотни его разновидностей, и мы находимся только в начале пути изучения этих заболеваний.

И даже эта пройденная часть вдохновляет: некоторые виды рака уже научились лечить, а другие удается сдерживать так долго, что пациент живет не меньше средней продолжительности жизни. Но существует все ещё очень и очень много не поддающихся лечению онкологических заболеваний, лекарства для борьбы с которыми постоянно разрабатываются.

Немного статистики

С 1970-х годов число онкологических больных, живущих более 10 лет после постановки диагноза, увеличилось вдвое. Особенные успехи достигнуты в лечении рака предстательной железы, некоторых видов лимфом, меланомы, рака молочной железы. C другой стороны, прогресс в лечении рака желудка, легкого и особенно поджелудочной железы пока невелик (Рисунок 1).

Лекарство от рака ищите в обычном кафе

Рисунок 1. Увеличение 10-летней выживаемости при разных видах онкологических заболеваний в Великобритании с 1970-х по 2010-е годы. Источник картинки.

Почему возникает рак? Ответ на этот вопрос известен в общих чертах, но детали того, из-за чего у каждого конкретного человека возникла злокачественная опухоль, обычно неизвестны.

В целом рак возникает тогда, когда какая-то клетка организма выходит из-под контроля и начинает неограниченно делиться, образуя опухоль. Такие клетки теряют свою специализацию и перестают реагировать на сигналы, которые бы заставили умереть здоровую клетку.

Кроме того, они приобретают подвижность и способность метастазировать, то есть мигрировать в отдаленные участки организма и образовывать там новые опухоли.

В принципе, каждая делящаяся клетка организма может претерпеть злокачественное перерождение и дать начало онкологическому заболеванию.

Как правило, это происходит в результате генетической мутации, которая может быть спонтанной или вызванной внешними причинами, например, облучением или вирусным заболеванием.

Разовьется рак или нет в каждом конкретном случае – невозможно предсказать, так как исход зависит от множества факторов. К ним относятся и наследственность человека, и влияние среды, в которой он рос и живет, и состояние его организма, в частности, иммунной системы.

Даже в здоровом организме постоянно спонтанно возникают переродившиеся клетки, способные к неограниченному размножению.

Но если у человека в порядке иммунная система, то она обеспечивает постоянный надзор за аномальными клетками и уничтожает их. Поэтому раковые клетки используют специальные ухищрения, чтобы защититься от иммунной системы организма.

Опухоль выстраивает несколько линий обороны, и даже способна ставить себе на службу клетки иммунной системы, которые пришли ее убить.

Рак будет проявляться совершенно по-разному – в зависимости от того, какая именно клетка и в каком органе дала сбой. По малоизученным пока причинам некоторые из злокачественных опухолей растут гораздо быстрее, чем другие. Часть опухолей скорее дают метастазы, а главное – хуже подвергаются терапии.

Ведь раковые клетки – в полном соответствии с законами эволюции – под воздействием лекарства либо умирают, либо мутируют и становятся неуязвимы для данных препаратов, и опухоль продолжает расти.

Именно поэтому опухоль, которая уменьшилась под действием терапии, иногда снова начинает увеличиваться, и такие рецидивы (то есть повторное возникновение болезни) сложнее лечить.

В снижении смертности от онкологических заболеваний важную роль сыграли несколько факторов: это и улучшение методов хирургического лечения и радиотерапии, и появление новых лекарств, и профилактика, и развитие диагностики – многие опухоли лечатся лучше, если они обнаружены на ранней стадии.

Разработка лекарств от рака

В целом, создание лекарств – очень дорогое и длительное занятие, связанное с высоким риском провала. Разработка лекарственного кандидата начинается с поиска мишени – как правило, белка в организме, воздействие на который приведет к желаемому терапевтическому эффекту.

Так, в случае рака это может быть белок, отвечающий за рост клеток. В идеале он должен присутствовать в злокачественных клетках и отсутствовать в здоровых.

После того, как такая возможная мишень найдена, наступает этап проверки предположения, что воздействие на неё действительно приведёт к положительному эффекту и не вызовет нежелательных явлений.

Затем ученые ищут вещество, воздействующее на мишень, – сейчас, как правило, это либо перебор вариантов в химических «библиотеках», либо поиск биологической молекулы, которая будет избирательно связываться с мишенью. В настоящее время компьютерные методы позволяют проводить отбор перспективных молекул с помощью современных алгоритмов, после чего предсказания требуют подтверждения на практике.

Выбранную молекулу подвергают оптимизации для улучшения ее свойств, проверяя ее способность связываться с мишенью и вызывать нужные эффекты в клетках.

Наконец выбранный кандидат в лекарство тестируют на животных, проверяя его эффективность в условиях модели заболевания и безопасность.

Если препарат обладает достаточно хорошим соотношением безопасности и эффективности, он выходит в клинические исследования, то есть начинаются исследования с участием людей.

Как правило, препарат проходит три фазы клинических исследований, в которых принимают участие всё больше людей. На первой фазе тестируют безопасность препарата, на второй – подбирают дозу, режим введения и получают первые свидетельства эффективности.

На третьей фазе проводят подтверждающие исследования эффективности. Если доказывается безопасность и эффективность препарата для лечения заболевания, его регистрируют и выпускают на рынок.

В случае рака эффективными обычно считаются препараты, которые продлевают жизнь пациентов в среднем хотя бы на 10% по сравнению с существующей терапией.

Онкология относится к одной из самых рискованных областей разработки лекарств – только 5-8% препаратов, начинающих клинические исследования, доходят до регистрации. В среднем этот процесс занимает более 7 лет, и расходы составляют примерно 1,5 миллиарда долларов США.

Понятно, что на ранней стадии исследований стартапу или научной группе, разрабатывающим новое лекарство, бывает трудно найти деньги на ключевые эксперименты, потому что с высокой вероятностью проект придется закрыть. Однако если никто не будет вкладываться в такие ранние рискованные исследования, то не будут появляться и новые лекарства.

Один из способов, которым это противоречие решается в мире, – финансирование ранних разработок частными некоммерческими фондами, такими как российский РакФонд.

Примеры разработок

Вероятно, самый известный и крупный частный некоммерческий фонд в онкологии – Cancer Research UK (CRUK, Фонд исследований рака Великобритании). Он существует практически полностью на частные пожертвования и тратит на исследования рака более $500 млн в год.

Благодаря поддержке Cancer Research UK до рынка дошел препарат абиратерон, который помогает миллионам пациентов, страдающим раком предстательной железы.

Этот препарат предназначен для лечения метастатического рака предстательной железы: он ингибирует (то есть блокирует) производство гормона тестостерона, который стимулирует рост клеток этого рака.

Довольно давно было известно, что рост раковой опухоли простаты зависит от тестостерона, поэтому удаление яичек помогает его остановить, но ненадолго. Поскольку другие клетки в организме, например, клетки надпочечников, также производят тестостерон, которого хватает для стимуляции роста опухоли.

Начались попытки найти молекулу, совсем выключающую синтез тестостерона.
В начале 1980-х годов ученые выяснили, что одна из стадий синтеза тестостерона в организме катализируется (то есть ускоряется) ферментом цитохром p450 17A1 (или CYP17).

Ученые Института исследований рака в Сарри (Surrey), Великобритания, предположили, что известный противогрибковый препарат кетоконазол (он и сейчас продается в аптеках) – ингибитор CYP17 – может помочь и против рака предстательной железы.

Оказалось, что он действительно задерживает рост опухоли, но действует не на всех пациентов, обладает побочными эффектами и очень быстро выводится из организма. Поэтому медицинские химики начали поиск аналогов кетоконазола, которые обладали бы его преимуществами, однако не имели бы таких недостатков.

В 1995 году вышла статья, в которой впервые была опубликована структура молекулы абиратерона, – самого сильного и при этом избирательного ингибитора CYP17 из всех полученных.

Потребовалось еще 16 лет исследований до его регистрации в 2011 году.

В конце 1990-х годов на средства Cancer Research UK было проведено первое клиническое исследование абиратерона, которое показало, что новый препарат действительно снижает уровень тестостерона в организме человека почти до нуля.

Однако к тому моменту другие компании уже обнаружили, что комбинации некоторых известных препаратов также прекращают выработку тестостерона в яичках и других тканях организма, и начали использовать их для лечения рака предстательной железы.

Предпосылок к тому, что абиратерон сможет повысить продолжительность жизни людей по сравнению с этим препаратами, не было, и никто не хотел рисковать и вкладывать в дальнейшую разработку абиратерона без знания его механизма действия и уверенности в том, что он будет эффективнее существующих лекарств.

Только к середине 2000-х появились данные о том, что клетки рака предстательной железы, лишаясь тестостерона от других тканей организма, начинают вырабатывать свой собственный! И тут вспомнили об абиратероне, который, в отличие от существующих препаратов, оказался способен прерывать синтез тестостерона и в раковых клетках.

После ряда клинических исследований препарат был зарегистрирован сначала для пациентов, уже прошедших химиотерапию, а в 2016 году – и для тех, кто ее не получал, что обеспечило доступ к препарату для большого числа пациентов.

Читайте также:  Обмороки: почему они случаются и когда нужно бежать к врачу

Конечно, у препарата есть нежелательные явления, всё-таки он снижает уровень тестостерона почти до нуля, но польза от него значительно превосходит риск.

Важную роль в поддержке этой разработки сыграла финансовая и организационная помощь Cancer Research UK: все клинические исследования фазы 1 и 2 были выполнены на средства этой организации, и только самое большое и дорогое исследование фазы 3 – на деньги фармацевтического гиганта Johnson & Johnson. Пример абиратерона доказывает, насколько значимы лабораторные исследования для успеха препаратов в клинических исследованиях, и объясняет, почему РакФонд считает вложения в них столь важными.

Другой пример частного некоммерческого фонда – Leukemia & Lymphoma Society (LLS) в США, вкладывающего средства в исследования в области онкогематологии. Из 21 препарата, зарегистрированного американским агентством FDA в 2018 году, фонд участвовал в разработке 19. Только в 2018 году LLS вложил в исследования $48 млн, а суммарно, начиная с 1949 года – более $1,2 млрд.

Лекарство от рака ищите в обычном кафе

Рисунок 2. Рост 10-летней выживаемости при онкогематологических заболеваниях. Красными пунктирными линиями показан момент регистрации препаратов, созданных при участии Leukemia & Lymphoma Society. Данные по выживаемости с сайта Cancer Research UK.

Поддержка фонда сыграла важную роль в разработке таких лекарств, как иматиниб (торговое название препарата – Гливек), ритуксимаб (Мабтера), леналидомид (Ревлимид) и других. Благодаря этим препаратам диагноз лимфомы, миеломы и некоторых видов лейкемии, как правило, уже не считается приговором.

У большинства пациентов детского возраста можно вылечить или длительно успешно контролировать эти злокачественные заболевания. В 2017 году были зарегистрированы первые препараты клеточной иммунотерапии острого лимфобластного лейкоза и лимфомы, получаемые с помощью генной инженерии – Kymriah и Yescarta.

В их разработке LLS также принял непосредственное участие.

Однако исследования продолжаются, потому что у части детей и взрослых, особенно пожилых, не удается добиться ответа на терапию. Нужны более эффективные и безопасные лекарства.

Деятельность таких фондов, как Cancer Research UK, Leukemia & Lymphoma Society и РакФонда, направлена на финансирование ранних рискованных исследований лекарств и средств терапии. Не все из них докажут свою эффективность, однако именно эти усилия повышают вероятность, что еще одно лекарство от рака, которое сможет спасти жизни множества людей, будет разрботано.

Рисунки к статье: Анастасия Обухова

  • S Предыдущая статья
  • Следующая статья s

Нмиц онкологии им. н.н. блохина — лекарственная терапия

 С помощью лекарств сегодня лечат большинство опухолей. Это самый универсальный и самый распространенный метод лечения рака в силу его особенностей:

  • простоты введения пациенту (внутривенно или перорально);
  • доступа лекарства одномоментно во все клетки и ткани организма;
  • возможности на любом этапе корректировать дозу и режим введения препарата или менять лекарство;
  • снижения риска выживания злокачественных клеток (клеток рака) в труднодоступных и удаленных местах и возобновления роста опухоли.

Виды лекарственной терапии

 С развитием нанотехнологий, молекулярной медицины и генной инженерии в портфеле онкологов появились множество новых противоопухолевых препаратов, лекарства стали более избирательными к злокачественным клеткам и менее токсичными для здоровых тканей и организма в целом. Появились прицельные лекарства, так называемые таргетированные, молекулы которых воздействуют более избирательно на клетки рака.

 Все лекарства против рака по механизму действия делят на цитостатические и цитотоксические.

Первые, цитостатические, тормозят размножение злокачественных клеток и вызывают их апоптоз, или программу самоуничтожения, клеточный распад.

Вторые, цитотоксические, препараты вызывают гибель клеток вследствие их интоксикации, разрушения оболочки и ядра клетки, других структур, и в конечном итоге некроз опухоли.

  •  Учитывая разные механизмы действия, в большинстве случаев онкологи подбирают комбинацию из двух-трех препаратов разных фармакологических групп.
  •  К лекарственному лечению онкологических заболеваний относят:
  1. Химиотерапию.
  2. Гормональную терапию.
  3. Иммунотерапию.
  4. Таргетную терапию.
  5. Фотодинамическую терапию.

 Лекарственное лечение обычно проводится курсами.

Курс включает время введения препарата (от 1 до 5 дней для внутривенных препаратов, может быть дольше для таблетированных препаратов) и время перерыва для восстановления организма и снижения риска побочных эффектов лечения.

Перед началом каждого нового курса обычно производится контроль анализов крови и консультация врача онколога для решения вопроса о необходимости корректировки доз препаратов и/или увеличения интервала до следующего введения препарата.

 Для длительного лекарственного лечения есть понятие «линий» лечения. «Линия» лечения – последовательное назначение одинаковых курсов химио- (или других видов) терапии.

«Линия» лечения проводится до достижения необходимого эффекта или до момента потери чувствительности со стороны болезни. Если опухоль продолжила расти на фоне одной схемы химиотерапии – производится смена лекарств.

Продолжение лечения с использованием новой схемы химиотерапии называется «Второй (третьей, четвёртой и т.д.) линией» лечения.

Химиотерапия

 Химиотерапия – наиболее распространённый вид лекарственной терапии. Химиотерапия бывает:

 1.    Лечебной – когда химиотерапия является основным методом лечения заболевания.

Например, для многих пациентов с лейкозами, лимфомами, герминогенными опухолями яичка химиотерапия может быть основным методом лечения, который часто приводит к выздоровлению.

Для большинства пациентов с распространёнными формами рака, с метастазами в различные органы, химиотерапия является основным методом лечения, дающим максимальную возможность длительно сдерживать болезнь.

 2.    Неоадъювантной – когда химиотерапия предшествует основному методу лечения. Чаще всего такая химиотерапия назначается перед некоторыми видами операций, с целью уменьшения опухоли и снижения активности её клеток.

 3.    Адъювантной – её ещё называют «профилактической». Она назначается после основного метода лечения, чаще всего после операции, с целью снижения риска возврата болезни.

 К наиболее распространённым противоопухолевым препаратам относят следующие группы:

  1. Алкилирующие антинеопластические препараты. Механизм их действия основан на внедрение алкильной группы препарата к ДНК раковой клетки: происходит нарушение структуры ДНК и она не может дальше делиться, запускается апоптоз. В эту группу входят: производные бис-B-хлорэтиламина — исторически первые цитостатические противоопухолевые средства; производные нитрозомочевины и препараты платин, содержащие двухвалентную платину.
  2. Алкилирующие триазиныНеклассические алкилирующие агенты, пролекарства, которые для проявления своей противоопухолевой активности должны пройти ряд метаболических превращений в организме, в результате которых образуются метилирующие агенты. Последние, внедряясь в ДНК и РНК раковой клетки, не позволяют ей дальше делиться.
  3. Антиметаболиты. Конкурентно вмешиваются в процесс деления клетки, вызывая ее апоптоз.
  4. Антрациклиновые антибиотики. Механизм их действия основан на цитотоксическом действии. Они ингибируют синтез ДНК, нарушают проницаемость клеточных мембран и другие механизмы жизнедеятельности клеток.
  5. Ингибиторы топоизомеразы I и топоизомеразы II, ингибиторы образования микротубул и ингибиторы веретена деленияЦитостатические препараты, избирательно нарушающие структуру ДНК и деление раковых клеток на разных этапах. Химиопрепараты в большинстве случаев вводятся внутривенно или перорально, тогда они оказывают системное воздействие на весь организм. Но могут быть использованы и местно, например, во время хирургической операции для обработки операционного поля, или регионарно, например, в желудочки головного мозга.

Гормональная терапия

 Показана только для гормоночувствительных видов рака. Будет ли опухоль реагировать на лечение гормонами или нет, определят с помощью специальных анализов и лабораторных исследований клеточного материала, взятого из опухоли.

 Опухоли, реагирующие на гормоны, часто обнаруживают в репродуктивной системе и железах внутренней секреции, например, это:

  • рак молочной железы
  • рак предстательной железы
  • рак яичников
  • рак эндометрия (рак тела матки).

 Гормонотерапия может быть назначена до удаления опухоли с целью стабилизации ее роста или уменьшения размера, тогда она называется неоадъювантной. Или после — с целью предотвратить повторный рост или метастазирование, такую терапию называют адъювантной.

 На поздних неоперабельных стадиях опухолей, чувствительных к данному лечению, гормональная терапия может использоваться в качестве основного лечения. Как паллиативное лечение некоторых видов рака она достаточно эффективна и может продлить жизнь пациента на 3-5 лет.

Иммунотерапия

 Иммунитет играет важную роль в профилактике и борьбе с раком. В норме иммунные тельца распознают атипичную клетку и убивают ее, защищая организм от развития опухоли. Но когда иммунитет нарушается в силу разных причин, и раковых клеток становится много, тогда опухоль начинает расти.

 Иммунотерапия при раке помогает организму справится с заболеванием за счет активизации защитных ресурсов и не допустить развития повторных опухолей и метастазов. В онкологии используют интерфероны, вакцины от рака, интерлейкины, колониестимулирующие факторы и другие иммунные препараты.

  1.  Лечение подбирает иммунолог на основе лабораторных данных о состоянии иммунной системы онкопациента совместно с лечащим врачом-онкологом и другими специалистами, участвующими в лечении конкретного пациента.
  2.  Основные механизмы иммунотерапии:
  • подавление роста опухолевых клеток и их последующее уничтожение;
  • профилактика рецидива опухоли и образования метастазов;
  • уменьшения побочного влияния противоопухолевых средств, лучевой терапии;
  • профилактика инфекционных осложнений при лечении опухолей.

Таргетная терапия

 От английского target — цель, мишень. Относят к перспективным методам молекулярной медицины, будущему в лечении онкопатологий, как и разработку вакцин против рака.

 Таргетные лекарства очень специфичны и разрабатываются под конкретный мутировавший ген раковой клетки данного вида опухоли. Поэтому до таргетного лечения обязательно проводят генетическое исследование материала, взятого на биопсию.

 Например, разработаны эффективные таргетные препараты для лечения различных генетических форм рака молочной железы, множественной миеломы, лимфомы, рака предстательной железы, меланомы.

 В силу своей специфики и целевого попадания на раковую клетку-мишень таргетные препараты более эффективны для лечения опухолей, чем например, классические противоопухолевые. И менее вредны для нормальных клеток, не обладающими характеристиками опухолевых. Многие таргетные методы относят к иммунотерапии, так как по сути они формируют нужный иммунный ответ.

Читайте также:  Цистицеркоз: симптомы, лечение и профилактика

Фотодинамическая терапия

 Осуществляется препаратами, воздействуя световым потоком определённой длины волны на раковые клетки и разрушая их.

Побочные эффекты лекарственного лечения рака

 Самое известное и пугающее онкопациентов осложнение после химиотерапии — выпадение волос. Происходит потому, что противоопухолевые препараты токсичны для молодых активно делящихся клеток, какими являются в том числе волосяные фолликулы и ногтевые пластины. На практике далеко не все виды химиотерапии вызывают выпадение волос.

Это осложнение характерно для узкого спектра препаратов, многие пациенты с ним не сталкиваются. На время действия препарата может снижаться активность обновляющихся клеток организма, из-за чего перестают расти ногти и волосы, происходит выпадение волос, угнетается система кроветворения.

После курса химиотерапии необходим восстановительный период, в течение которого организм приходит в норму.

  •  Выраженные осложнения наблюдаются далеко не у всех пациентов, но риск их возрастает с увеличением продолжительности лечения.
  •  Часто встречаются следующие побочные эффекты после проведения лекарственной терапии:
  • выпадение волос, ломкость ногтей;
  • тошнота, рвота;
  • нарушение аппетита, изменение вкуса;
  • анемия, кровотечение;
  • нарушение иммунитета;
  • диарея;
  • бесплодие, нарушение сексуальной и репродуктивной сферы.

 Большинство осложнений поддаётся корректировке, при правильном проведении лечения многие из них можно предотвратить или остановить при первом проявлении. Тяжёлые осложнения могут быть причиной увеличения интервалов между курсами химиотерапии.

Эффективность

 Чем раньше обнаружен рак и точнее диагностирован тип опухолевых клеток, тем успешнее лечение рака и благоприятнее прогноз выздоровления.

Поэтому следует постоянно следить за состоянием своего здоровья, проходить диагностические исследования согласно возрасту, не закрывать глаза на недомогание или периодический дискомфорт в теле.

Также лучше не тратить время на попытки вылечиться самостоятельно или при помощи нетрадиционной медицины, не имеющей никаких убедительных данных об эффективности, игнорируя современные методы медицинского лечения.

Так можно только запустить онкологический процесс, усугубить стадию заболевания и затруднить последующее лечение. Не теряйте драгоценное время, обследуйтесь в специализированных центрах на современном оборудовании у высококвалифицированных врачей.

В петербурге раскрыли хищение препаратов для онкобольных на ₽100 млн :: общество :: рбк

Главный врач Городского онкологического диспансера Эльдар Топузов сообщил изданию, что следователей интересовали химиопрепараты и документация по ним.

«Фонтанка», ссылаясь на материалы дела, сообщила, что хищениями занимался старший и младший медперсонал, сбывая препараты через аптеки, клиники и компании, занимающиеся оптовой торговлей лекарствами. После этого, уточняет издание, препараты перепродавались в местные больницы по контрактам госзакупок.

Газета также опубликовала названия препаратов, которые, предположительно, были похищены, и сообщила, что среди них есть лекарства стоимостью свыше 160 тыс. руб. за упаковку.

Речь идет о препаратах «Авегра», «Китруда», «Вектибикс», «Кадсила», «Тецентрик», «Герцептин», «Гертикад», «Халавен», «Йонделис», «Таксотер», «Абраксан», «Цирамза», сообщил позднее «Фармацевтический вестник» («ФВ»), ознакомившийся с материалами дела.

По его информации, обыски прошли в пяти медучреждениях Санкт-Петербурга — Городском клиническом онкологическом диспансере; ГБУЗ «Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)»; НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М.

Горбачевой; Ленинградском областном клиническом онкологическом диспансере и НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова.

В участии в преступной группе, контролирующей «серый» рынок лекарств в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону, Воронеже, Казане и Уфе, следователи заподозрили более 20 человек, 16 из них уже задержали, сообщило издание. По словам источника «ФВ», близкого к следствию, обыски по делу продолжились и в ночь на 11 октября.

Предполагаемым организатором оказался житель Санкт-Петербурга, сообщило издание. По версии следствия, он скупал дорогие лекарства, похищенные из медучреждений, и вновь вводил их в оборот через аптеки и частные клиники, которые перепродавали препараты в региональные учреждения здравоохранения в рамках госзакупок.

О хищениях дорогостоящих лекарств для онкобольных сообщил и Росздравнадзор.

«В ходе оперативных мероприятий установлено, что на протяжении длительного времени медицинский персонал пяти лечебных учреждений города, оказывающих медицинскую помощь больным с онкологическими заболеваниями, незаконно выносил с территории больниц дорогостоящие лекарственные препараты, которые в дальнейшем продавались через посредников скупщикам за денежное вознаграждение», — сообщили в ведомстве.

В рамках уголовного дела сотрудниками правоохранительных органов с привлечением специалистов Росздравнадзора проводятся обыски по местам работы и жительства всех возможных участников преступления, у которых, по оперативной информации могут храниться похищенные препараты стоимостью более 100 млн рублей.

В феврале в Москве была задержана группа медиков по подозрению в хищении лекарств для онкологических больных. В МВД тогда сообщали, что медики фальсифицировали отчетную документацию и реализовывали лекарства через аптеки и подставных дистрибьюторов в регионы. Тогда в ведомстве оценили ущерб от хищений в 100 млн руб.

Препараты для терапии онкологии

В каталоге можно найти интересующий препарат в пару кликов. Специально для наших пользователей — огромный выбор медикаментов разных производителей, форм выпуска и дозировок по доступным ценам.

Сеть аптек 36.6 — функциональный ресурс по поиску и заказу лекарств в Москве, Санкт-Петербурге и прилегающих областях. Оплатить и забрать онкологические препараты можно в аптеке, которую вы выбрали на карте сайта (доставка лекарств на дом запрещена по закону).

Особенности работы с сайтом:

  • на карточках товара указана цена, показания, противопоказания и сведения, связанные с применением;
  • на ресурсе есть актуальные акции и выгодные предложения;
  • необходимое лекарство можно найти при помощи поисковой строки;
  • каждый медикамент прошел сертификацию для подтверждения качества.

Показания к применению

Препараты назначаются при онкологических заболеваниях разной степени тяжести. Большая часть таких препаратов может быть получена только по рецепту после консультации со специалистом.

Особая роль отводится обезболивающим препаратам при онкологии. Современные технологии способны ослабить болезнь, а иногда избавиться от нее на долгие годы.

Прием таргетных препаратов поможет замедлить или остановить рост раковых клеток.

Какие онкологические болезни встречаются наиболее часто:

  • бронхиальный рак и рак легких;
  • рак толстой и прямой кишки;
  • рак молочной железы;
  • рак поджелудочной железы;
  • злокачественные новообразования [1];
  • лейкемия.

Всего около 100 видов рака, а также множество причин, способствующих его развитию, начиная от радиации, и заканчивая различными вирусами и воздействием канцерогенных веществ.

Новейшее оборудование способно эффективно бороться с болезнью, главное — постоянно контролировать свое состояние у врача.

Противопоказания

В зависимости от состояния пациента — возможны противопоказания по приему препарата. Средства против рака — это специфические медикаменты, которые следует принимать под контролем врачей.

К числу наиболее распространенных противопоказаний можно отнести такие:

  • индивидуальная непереносимость компонентов;
  • беременность и период лактации;
  • некоторые препараты с пометкой «принимать с осторожностью»;
  • сочетание нескольких лекарств разных групп;
  • другие противопоказания в зависимости от ситуации.

Формы выпуска

Форма приема препарата зависит от того, в каком виде они будут наиболее эффективны и действенны для человека. Таблетки от рака отличаются дозировкой.

Какие формы есть:

  • порошок;
  • таблетки;
  • капсулы;
  • суппозитории.

Рекомендацию по форме приема дает только врач, он же может выписать рецепт. Многие из препаратов имеют четкую последовательность приема. В некоторых случаях человек сам выбирает форму приема, которая удобна для него. Наш ресурс предлагает заказать онкологические препараты.

Страны-изготовители

Эффективность таблеток напрямую зависит от вида заболевания и степени его тяжести. Противоопухолевые лекарства имеют побочные эффекты, у некоторых производителей они выражены меньше, у некоторых — больше.

Лекарство от рака производят различные концерны:

  • российские;
  • бельгийские;
  • израильские;
  • швейцарские и другие.

ПЕРЕД ПРИМЕНЕНИЕМ ПРЕПАРАТОВ НЕОБХОДИМО ОЗНАКОМИТЬСЯ С ИНСТРУКЦИЕЙ ПО ПРИМЕНЕНИЮ ИЛИ ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ.

Список литературы:

  1. [i] МКБ 10, Новообразования [Электронный ресурс]. – 2018. — доступ по ссылке: http://mkb-10.com/index.php?pid=1001

Про рак, соду, пресс-релизы и российские медиа

Рис. В. Богорада
Пётр Талантов

Общеизвестно, что главные научные новости в России — про рак, и делятся они на две категории. Из первой мы узнаем о том, что какой-нибудь пищевой продукт вызывает или, наоборот, предотвращает онкозаболевания. Новости второй категории появляются примерно раз в квартал и сообщают об открытии метода лечения, сулящего очередное окончательное решение проблемы. Учитывая количество новых лекарств от рака, о которых мы в последние годы узнали из СМИ, эта болезнь давно должна вызывать не больше беспокойства, чем февральский насморк. Увы, это по-прежнему не так. Растиражированная недавно в российских медиа новость об очередном чудо-методе — отличный повод разобраться в причинах некоторого диссонанса между публикациями в прессе и реальностью.

В этот раз мы имеем дело не с инновационным препаратом или сложной технологией, а со старым претендентом на роль панацеи с изрядно, впрочем, подмоченной репутацией. «Ученые рассказали, как сода может спасти от рака» — вот так, ни много ни мало, выглядят заголовки новостей, опубликованных «Лентой.ру», агентством РИА-Новости и ТК «Звезда».

Попытки лечить рак обычной пищевой содой делались с тех пор, как первые грубые измерения pH опухолей показали, что для них характерна бóльшая кислотность, чем для здоровых тканей.

Тут же нашлись те, кто объявил это изменение не одним из последствий патологического процесса, а единственной непосредственной причиной всех онкологических заболеваний.

А где новая теория рака, достаточно простая для того, чтобы создать у пациента иллюзию возможности простого решения, там и худшие из медицинских шарлатанов — те, кто готов зарабатывать на страхе людей за жизнь свою или близких.

Читайте также:  9 способов изменить к лучшему сексуальную жизнь всего за один день

Одним из самых известных таких мошенников стал итальянский врач Тулио Симончини (Tullio Simoncini). В январе этого года он был осужден на пять лет, а его ассистент — на два года тюремного заключения, после того как их попытки лечить пищевой содой рак молочной железы убили 50-летнюю пациентку.

Возможно, эта жертва была не первой: ее смерть остановила деятельность Симончини лишь потому, что врач скорой помощи отказался указать в заключении смерть от естественных причин. Увы, Симончини только один из сотен содовых лекарей.

Например, поиск в Интернете на русском языке быстро приведет вас на сайт целой сети московских медицинских центров, предлагающих лечить рак и другие смертельные болезни содой и перекисью водорода. Вероятно, они чувствуют себя вполне комфортно и их работе ничего не угрожает.

Во всяком случае, до тех пор пока не случится трагедия, которую будет сложно утаить.

В то же время сама по себе идея манипуляции pH раковых тканей с целью повлиять на течение болезни имеет достаточно серьезные основания, чтобы не быть немедленно осмеянной. Изменения pH очень характерны для тканей некоторых типов рака.

В частности, в опухолях может наблюдаться снижение внеклеточного pH при сохранении или повышении внутриклеточного. В результате внеклеточная среда становится более кислой, чем внутриклеточная. Поскольку в норме дела обычно обстоят противоположным образом, это явление называют развернутым градиентом pH.

Считается, что развернутый градиент играет определенную роль в процессах роста и метастазирования опухолей. Ряд исследований показал, что добавление обычной соды в питьевую воду лабораторных мышей бывает достаточным для того, чтобы частично нормализовать pH опухолевой ткани.

При этом наблюдались и клинически значимые эффекты: хотя уменьшить размер опухоли или остановить ее рост не удалось, у мышей, которых поили водой с разбавленной в ней содой, реже появлялись метастазы.

Так с чем же мы имеем дело, когда говорим о лечении рака содой: с опасным шарлатанством или с перспективным направлением научных исследований? Может быть, отбывающий срок за мошенничество и убийство Симончини — непонятый гений, опередивший науку своего времени?

Несмотря на то что попытки влиять на течение рака путем изменения pH начались еще в 1990-е годы, лекарство, основанное на этом принципе, по-прежнему не создано. Сода на эту роль не годится. Как часто бывает, просто повторить на человеке то, что было сделано на лабораторных животных, невозможно.

Эквивалента примененной на мышах дозы, который составил бы для человека примерно 0,18 г/кг/ день, хватит лишь на нейтрализацию кислоты, вырабатываемой опухолью объемом не более одного кубического миллиметра.

При этом регулярный прием доз, превышающих 0,5 г/кг/день (это всего в три, без малого, раза больше), может вызвать некомпенсированный алкалоз и привести к гибели пациента задолго до того, как будет получена минимальная польза от замедления метастазирования.

Увы, как бы ни хотелось лечить опасную болезнь копеечной содой, никаких перспектив за этим подходом не просматривается. Однако нельзя исключать, что когда-нибудь на рынке появятся лекарства, нормализующие pH-градиент иным, более тонким образом. Например, подавляя работу встроенных в клеточную мембрану протонных насосов.

Что касается исследования, послужившего поводом для обсуждаемого шума в российской прессе, никаких сенсационных заявлений в опубликованной в Cell по результатам этой работы научной статье нет.

Исследовательская группа обнаружила, что повышение кислотности раковых тканей приводит к тому, что внутриклеточный сигнальный комплекс mTORC 1 «замолкает», что, в свою очередь, нарушает работу так называемых циркадных часов — внутриклеточного механизма, могущего как играть роль в развитии онкологических заболеваний, так и, при определенных обстоятельствах, влиять на восприимчивость клеток к химиотерапии. Небольшой частью этой работы было частичное повторение упомянутых ранее экспериментов с мышами -добавление соды в их питьевую воду нормализовало в некоторых случаях pH опухолей и снова запустило циркадные часы. В других случаях, впрочем, не запустило.

Это, безусловно, интересная работа, поскольку она связывает несколько областей, находящихся сейчас на острие исследовательского интереса, и улучшает наше понимание того, как возникают и развиваются онкозаболевания. Но в ней нет ничего про «обнаружение дешевого способа борьбы с раком».

Ежегодно публикуются сотни подобных работ с описанием новых биологических феноменов, полученных in vitro1 или на лабораторных животных. Теоретически почти все они могли бы внести вклад в лечение онкозаболеваний.

Но принципиально новых работающих лекарств от рака появляется крайне мало: между наблюдаемым в лаборатории биологическим феноменом и клинически значимым результатом лежит пропасть, в большинстве случаев непреодолимая.

За значительной частью лабораторных находок не следует даже попытка создать лекарство. Если такая попытка делается, шансы увенчать ее выводом на рынок нового лекарственного препарата крайне малы — они составляют доли процента.

Даже лекарства, прошедшие путь до клинических испытаний на добровольцах, завершают процедуру регистрации в среднем лишь в 8–9% случаев. При этом в онкологии этот показатель еще меньше — около 5%.

Чем же тогда объясняется безудержный энтузиазм российских медиа?

Тем, что ориентировались они не на взвешенную, без излишнего сенсационизма статью в Cell, а на пресс-релиз, опубликованный в тот же день Чи Ван Даном (Chi Van Dang), научным директором Людвиговского института исследования рака (Ludwig Institute for Cancer Research). В отличие от научной публикации, этот релиз полон оптимизма. Статья в Cell называется «Кислота при гипоксии подавляет циркадные часы посредством ингибирования mTOR»; пресс-релиз озаглавлен «Как пищевая сода могла бы улучшить терапию рака» — чувствуете разницу?

Практически весь релиз посвящен тому, что в исходной публикации в Cell занимает не так много места, — тем самым мышам, которые пили воду с разбавленной в ней пищевой содой, и рассуждениям о том, что обнаруженный феномен может повысить эффективность химиотерапии.

«Концепция невероятно проста, — восторженно пишет доктор Дан, — и речь не о каком-нибудь лекарстве за $100 000. Это буквально обычная пищевая сода».

Забывая при этом упомянуть о неприменимости пищевой соды на человеке и о том, что сама идея не нова и поиски других способов влиять на pH опухоли продолжаются уже много лет.

Российским журналистам оставалось сделать лишь небольшой шаг, чтобы довести новость до «совершенства». Немного фантазии, немного нежелания изучить не только пресс-релиз, но и научную публикацию, некоторая смелость при выборе заголовков, и вот уже новость расходится по Сети и собирает комментарии наподобие «всегда знал, что лекарство от рака давно изобретено, а ученые его скрывают».

Я вообще-то всё понимаю. И про то, что научному директору Дану нужно получать гранты и отчитываться о выдающихся открытиях, поэтому он не может выпустить пресс-релиз с честным, но малопривлекательным названием “Yet Another Vitro Phenomenon with No Clinical Relevance”2.

И про то, что российские медиа делают новости «интереснее», потому что им нужен трафик: ведь надо продавать рекламу, от этого зависят премии и карьера.

Но вот никак не получается выкинуть из головы ту несчастную женщину, которую убил Симончини, и перестать думать о том, что, возможно, как раз сейчас какой-то отчаявшийся человек идет, начитавшись новостей, лечить свое тяжелое и опасное заболевание в ту самую сеть московских медицинских центров. И может оттуда не вернуться.

Как-то аккуратнее надо, господа.

Пётр Талантов,
сооснователь фонда «Эволюция»,
член Общества специалистов доказательной медицины

Автор статьи является членом совета просветительского фонда «Эволюция», созданного с целью популяризации науки и научного мировоззрения. Фонд существует благодаря поддержке тысяч частных доноров и в настоящий момент ведет кампанию по сбору средств.

Поддержать «Эволюцию» можно на ее сайте по адресу www.evolutionfund.ru.

Анатолий Блощиненко, врач-онколог, химиотерапевт:

Без преувеличения, процентов пятнадцать-двадцать пациентов используют нетрадиционные методы лечения: пьют соду, перекись, АСД, водку с маслом, верблюжью мочу, керосин. Методы подкупают множеством позитивных фейковых отзывов, простотой, дешевизной и, самое главное, возможностью лечиться на дому, без помощи врача. К сожалению, всё это может привести к трагическим последствиям.

Есть пациенты, которые, узнав о наличии болезни или обнаружив новообразование, не идут к онкологу, боясь узнать плохую новость, а прибегают к подобным способам.

И продолжают «лечиться» до тех пор, пока кто-то из родственников не настоит на обращении к врачу либо пока из-за осложнений пациент не попадет в больницу.

Именно тогда и оказывается, что время, когда можно было начать адекватное и успешное лечение, упущено и остается только симптоматическая, паллиативная терапия.

Уменьшить поток информации об «успехах» альтернативной медицины в лечении злокачественных опухолей вряд ли возможно.

Поэтому так важно обсуждать нетрадиционные методы с научным обоснованием их бесполезности в СМИ, в соцсетях, проводить образовательные семинары.

И очень важно, чтобы онкологи общались с пациентами (на что у многих не всегда есть время, правда), объясняли, что нетрадиционные методы лечения основаны на мифах и дают лишь ложные надежды.

1 Букв. «в стекле» (лат.). То есть в пробирке, на культурах клеток.

2 Еще один in vitro феномен, не имеющий клинического значения (англ.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *