Как помочь ребенку справиться c трагедией: подсказки к предстоящему разговору

Как помочь ребенку справиться c трагедией: подсказки к предстоящему разговору Фото Getty Images Нужно ли обсуждать с детьми трагедии, участниками которых становятся другие дети, или это их только травмирует? И какие выводы из подобных ситуаций стоит сделать родителям? Разбираемся вместе с педагогом Инной Приборой

11 мая в казанской гимназии №175 произошла массовая стрельба — 19-летний Ильназ Галявиев убил девятерых (двух учителей и семерых учеников) и ранил еще 21 человека. Почти сразу в СМИ начали появляться сообщения о личности стрелка: в одних о нем говорят как о человеке тихом и неконфликтном, подвергавшемся буллингу, в других вспоминают плохое поведение и низкую академическую успеваемость. Пытаясь понять причины, побудившие Галявиева совершить преступление, обсуждают его отношения с родителями, медицинские диагнозы и даже роль государственной идеологии: все пытаются понять, как трагедия стала возможна.

Одновременно появляются предложения по предотвращению подобных ситуаций в будущем. В школах вводят дополнительные меры безопасности. Министерство образования Мурманской области составляет список «неблагонадежных» подростков.

Совет Федерации предлагает усилить контроль над компьютерными играми. Председатель Госдумы Вячеслав Володин считает необходимым обсудить предложения «уйти от анонимности в интернете».

А вице-губернатор Санкт-Петербурга Ирина Потехина обратила внимание на нехватку школьных психологов.

Что в этой ситуации могут сделать родители школьников?

Взгляните на свою реакцию. Для детей часто важен не сам информационный фон, а то, как на новости реагируют близкие взрослые. Да, в такие моменты нам всем сложно контролировать себя, но если мама с папой рвут на себе волосы, ребенок рискует получит дополнительную дозу паники. 

Говорите с ребенком прямо, ориентируясь на его запрос. Дошкольникам, если они сами не задают вопросов и вы знаете, что они не просидели целый вечер перед телевизором, можно не рассказывать о происходящем.

Однако у человека в любом возрасте должна быть возможность делиться сомнениями и задавать вопросы. Порой ребенок может спрашивать одно и то же много раз. Это нормально: так некоторые дети обрабатывают информацию.

Отвечайте прямо, не увиливая, но без кровавых подробностей. 

Подростку дайте пространство для открытого разговора и возможности действовать. Подростки не столько нуждаются в вашей трактовке, сколько стремятся к разговору по душам. Спросите, как ребенок себя ощущает, что он думает по этому поводу. Выслушайте, даже если то, что он сообщает, вам неблизко. Подумайте вместе, что можно сделать в этой ситуации.  

Ограничьте просмотр новостей. Не ищите виноватых и не ругайте вслух, даже если вы их нашли. Когда мы встревожены, нам хочется выяснять все больше подробностей происходящего. Но застрять в этом потоке — плохая идея, особенно если рядом дети.

Они, как правило, не очень хорошо ориентируются в новостной информации: путают факты с истерическими допущениями, могут истолковывать чужие мнения превратно.

Если вы делитесь страхами и сомнениями, или кого-то при детях обвиняете, то объясняйте, что это не факт, а ваше допущение.

Избегайте обобщений. Нам очень легко проецировать все происходящее на ребенка и, например, сразу начать рассказывать ему, как нужно действовать, если завтра он придет в школу, а там взрывы и стрельба.

Да, безусловно, важно научить человека, как вести себя в опасной ситуации, но лучше не смешивать «курс молодого бойца» и обсуждение происходящего.

В первую очередь ваша задача — дать ребенку понять, что он в безопасности, что он может на вас рассчитывать, и его жизнь не изменится.

Позже научите вести себя в случае опасности.

Когда накал схлынет, с ребенком можно поиграть в словесную игру «Что, если…»: «Представь, что ты сидишь в классе, слышишь крики из соседнего кабинета… Что ты делаешь?» Пусть ребенок последовательно опишет свои действия: бегу (куда?), ложусь, звоню… Ознакомьтесь с инструкциями, которые действуют в странах, где нападения стрелков — частое явление: например, инструкция, разработанная Министерством внутренней безопасности США, советует следующее:

  • обратите внимание на два ближайших выхода в любом учреждении, которое вы посещаете;
  • если вы находитесь в комнате (классе, офисе), оставайтесь там и запирайте дверь;
  • если вы в коридоре, войдите в комнату и закройте дверь;
  • по возможности позвоните в службу спасения, не привлекая внимания стрелка.

Убедитесь, что ребенок понимает, что делать в трудных случаях и куда звонить.

Позаботьтесь об эмоциональном благополучии ребенка. Подростковый возраст — время сложное, но крайне важное для формирования его эмоционального благополучия.

Специалисты Всемирной организации здравоохранения уверяют что примерно 10–20% подростков (то есть людей от 10 до 19 лет) во всем мире страдают из-за нарушений психического здоровья — тех, что не диагностируются, а значит, никак не лечатся.

Однако эмоциональное благополучие — это не то, о чем принято переживать. Обычно родители гораздо сильнее озабочены фактическими показателями ребенка: результатами экзаменов, оценками, тестами на профпригодность. Так, некоторые международные опросы показывают, что российские школьники испытывают самый сильный стресс из-за академической успеваемости. Тут мы обогнали даже Китай.

Есть смысл обращать внимание не только на то, «как дела в школе», но и на досуг ребенка. Что ему интересно? Что он любит? Как он отдыхает и восполняет силы? 

Не пытайтесь запрещать игры. Когда дети проявляют крайнюю степень жестокости, взрослые склонны искать причину в насилии на экране — в фильмах и компьютерных играх. Результаты исследований противоречивы — одно из последних отмечает высокую вариативность влияния игр с элементами жестокости на агрессивность подростков в долгосрочной перспективе.

В школе, где я работаю, есть традиция: раз в месяц после уроков подростки носятся по коридорам, стреляют друг в друга из нерф-ганов, строят баррикады из парт. Руководству школы не жаль полок и цветов, ведь если дети играют — это хорошо. Они взаимодействуют на равных, работают в командах и, даже когда в одиночку выбегают из-за баррикад, ощущают поддержку товарища. 

Лучший образовательно-воспитательный момент после таких игр — рефлексия.

Когда игроки садятся вместе и обсуждают, что именно с ними происходило, в какой момент кто из них был особенно доволен, а что вызвало разочарование, они присваивают совместно прожитый опыт.

Об этом же говорит и соавтор упомянутого выше исследования Сара Койн: она советует обсуждать игры с ребенком. Другие исследователи отмечают, что одни и те же игры могут как притуплять эмпатию, так и развивать навыки командной работы — все индивидуально.

Учите детей устойчивости. Показывайте, как вы справляетесь со стрессом.

Если ребенок пока не знает, что именно ему помогает справиться с нагрузкой, ищите вместе — это может быть чтение, занятия спортом, прослушивание музыки, просмотр кино, прогулки, ведение дневника.

Стрессовые ситуации — нормальная часть жизни, здорово, если человек будет понимать, что выручает конкретно его.

Будьте готовы к буллингу. Ребенок не может справиться с буллингом или травлей самостоятельно — подобную ситуацию должны брать под контроль взрослые: родители и учителя. Важно уметь правильно действовать:

  • уметь отличать травлю от рядовых конфликтов или непопулярности;
  • не ждать, что она пройдет сама («дети разберутся»);
  • не возлагать ответственность на жертву и не рассчитывать, что какие-либо действия жертвы могут остановить агрессоров («изменись, и тебя оставят в покое»); 
  • требовать, чтобы к решению проблемы подключился классный руководитель (травля — групповая проблема, а значит, справиться с ней может только взрослый, постоянно работающий с группой);
  • не оставаться в стороне, даже если ваш ребенок — не жертва, а свидетель (а тем более если он участник или зачинщик).

Более подробные инструкции можно найти в специальной литературе — например, в методичке Травли.net. 

Если вы понимаете, что ребенок может подвергнуться травле или стать ее свидетелем или зачинщиком (что тоже травматично!), пусть у него будет взрослый, к которому он сможет пойти. Оставьте на видном месте номер детского телефона доверия (например, Фонда поддержки детей — 8-800-2000-122). 

«Хочется защитить ребенка любой ценой». Как справиться с тревогой после трагедии в школе?

Как помочь ребенку справиться c трагедией: подсказки к предстоящему разговору

Лариса Пыжьянова

В норме мы живем так, как будто ни с нами, ни с нашими близкими ничего не должно случиться плохого, иначе жить бы было невозможно. Когда вот так гибнут дети — не в зоне боевых действий, а в

школе, куда каждое утро уходят, — конечно, возникает не просто тревога, а паника. Страх за ребенка и ощущение своего бессилия, отчаяния… 

Хочется сказать, что пройдет время и все уляжется, это действительно так. Когда в московском метро произошел теракт и на следующий день я рано утром ехала на работу в час пик — метро было совсем пустое. Какое-то время это держалось, а потом все стало как обычно.

И, с одной стороны, это нормально, потому что как иначе жить? Нельзя жить в постоянном страхе. С другой стороны, превращать это в какую-то обыденность — неправильно, потому что так не должно быть.

Но здесь нет алгоритма, я не могу сказать, как нам всем теперь быть, чтобы не тревожиться за детей.

Тревога всегда там, где мало информации — чем меньше информации, тем выше тревожность. Здесь как раз нет той самой информации, того самого алгоритма — что надо делать, чтобы с тобой такого не случилось. Поэтому это скорее история про то, что нам всем делать, чтобы такого не случилось. 

Про мальчика-стрелка говорят: был тихий, незаметный, и одногруппник его комментирует: «Да, мы его подкалывали, старались расшевелить», но я знаю, как подкалывают в таком возрасте — это очень жестокие подколки. Нам всем необходимо быть друг к другу внимательнее и добрее. Этому надо учиться, эти алгоритмы должны быть заложены — доброта и внимание друг к другу.

Родителям нужно принять, что они имеют право на свою тревогу. А дети имеют право на свою жизнь. Когда я в МЧС работала, переживала эту тревогу и за собственного сына в том числе. Потому что я видела, насколько этот мир такой… рискогенный. 

Я в таких ситуациях вспоминаю Януша Корчака. Это великий польский педагог, который во время Второй мировой войны пошел вместе со своими учениками на смерть в лагере. Он говорил: «Да, мы боимся за своих детей, мы стараемся их спасти, уберечь, защитить, но, пытаясь уберечь детей от смерти, мы лишаем их жизни». 

Сейчас накатывает это ощущение, когда хочется спрятать своего ребенка, закрыть его дома или водить за руку в школу — защитить своего ребенка любой ценой. Но какой ценой? Если бы она была, мы бы ее заплатили… Я была свидетелем истории, когда погиб старший ребенок в семье и мама младшего несколько лет за руку в школу водила, но потом как-то справилась. 

Тревога здесь — это нормально. Мы столкнулись лицом к лицу со смертью. Мощная волна и страха, и тревоги, и беспокойства. Но гиперопека и гиперконтроль не спасут наших детей.

Все что мы можем, — это любить детей, разговаривать с ними, быть к ним внимательными, не потерять с ними контакт, чтобы они с нами всегда делились, разговаривали. Стараться быть к своим детям близкими душевно. Говорить о том, как мы их любим.

Читайте также:  5 привычек, которые помогут вам прожить дольше

Меньше ссориться, меньше обижаться, больше любить. Больше говорить о себе, о них.

Важно понимать, когда ребенок изменился

— Как не упустить этот момент в своем ребенке, когда в нем происходит что-то страшное, что переключает его на зло, на ненависть?

— Нужно быть постоянно в контакте с ребенком. Не очень свойственно детям быть тихими. Дети активны в силу своего возраста, в силу своей витальной энергии, которая из них плещет — радости жизни. Всегда стоит насторожиться, когда у ребенка нет друзей, когда он одинок. Когда он молчаливый, когда он не делится. 

Подросткам свойственно выстраивать границы. В этот момент важно не потерять контакт и все равно со своей стороны не отдаляться. Понимать, что пройдет время и ему захочется опять вернуться в семью. Важно, чтобы было куда возвращаться. 

У моей подруги сын в подростковом возрасте просто захлопывал дверь комнаты перед ее носом, и единственное, о чем говорил, — «дай денег и дай поесть».

Но она старалась — разговаривала, рассказывала о себе, даже если он о себе не рассказывал, делилась своими чувствами, переживаниями. Прошло несколько лет, и он опять стал контактным, дружелюбным парнем.

Ему было куда вернуться, мама не потеряла с ним контакт. 

Кроме того, есть же еще вопрос и заболевания. Заболевание распознать можно, если ты понимаешь, что твой ребенок резко изменился. И когда в нем стало проявляться то, что раньше было несвойственно. На это нужно обратить внимание, обратиться к психологу, а психолог уже скажет, нужен ли психиатр. Человеческая психика может заболеть так же, как и тело — в этом нет ничего позорного.

Даже если они нас не слушают, важен пример

— Такое массовое насилие в школе не первый случай в России. С чем, как вы думаете, это связано?

 — Это связано со временем, скорее всего. Происходит обесценивание человеческой жизни. Убийство в массовой культуре, в кино стало такой обыденностью, границы стерты. Например, если муж жену ударил один раз, все — он будет бить ее дальше. 

Чтобы ударить человека, надо переступить определенную черту. Дальше сложно удержаться, потому что границы уже стерты. Там, где психика не очень устойчива, не здорова, стираются грани между возможным и невозможным. Правильным и неправильным, добром и злом.

Наши дети перешли эту черту, если говорить о нас как об обществе. И только разговорами и личным примером мы можем сейчас что-то сделать. Даже если они нас не слушают, даже если нам кажется: то, что мы говорим, проходит мимо — все равно что-то оседает. 

Необходимо сохранить доверие в отношениях со своими детьми — важно, чтобы ребенок знал, что он может прийти поделиться со взрослым и его выслушают без обвинений. Иногда страшно — видишь, что что-то не так с ребенком, но страшно в этом даже самому себе признаться. Но надо что-то с этим делать, идти к специалистам. 

Наша задача — объяснить ребенку, по каким правилам в этом мире жить. Человек человеку не волк, и падающего не толкни, а протяни падающему руку — не делай другому того, что не хочешь по отношению к себе.

Если мы опустим руки и решим, что все безвозвратно изменилось, ничего исправить нельзя и теперь вот такое ужасное общество, где человеческая жизнь ничего не стоит, где столько ненависти — тогда мы действительно проиграем и оно будет таким жестоким.

А мы должны стоять на своей позиции: нет, это ненормально, бить другого — ненормально, творить зло — ненормально, ненормально издеваться над другими. И даже если тебя обидели и ударили — идти убивать в ответ на это тоже ненормально.

И мы сами можем породить монстров, если будем друг к другу жестоки, равнодушны и жить по принципу «меня это не коснется — у меня нормальная семья, а там — это какие-то отбросы общества». 

Нет отбросов, есть люди в разных жизненных ситуациях. Человеческие миры не бывают параллельными, мы все связаны. Быть равнодушным нельзя, нельзя прятаться от реальности. Нужно осознать, что реальность вот такая и все, что мы можем, — это противостоять добром и любовью. 

Психологическая травма у детей: советы родителям – Развитие ребенка

Как помочь ребенку справиться c трагедией: подсказки к предстоящему разговору

Родители могут сделать очень многое для восстановления состояния своего ребенка после пережитых потрясений и тяжелых стрессовых ситуаций. Такими ситуациями могут быть опасные для жизни автомобильные аварии, пожары, наводнения, внезапные заболевания или смерть близких членов семьи, преступление или насилие. Если вы пережили большое потрясение или горе, помните о главном: время и поддержка непременно помогут вам снова встать на ноги.

Дети реагируют по-разному

Реакция ребенка на горе или пережитую трагедию будет зависеть от целого ряда факторов, в том числе от его возраста, стадии развития и становления личности, а также от того влияния, которое оказало это событие на его родителей или других членов семьи. Реакция вашего ребенка может быть совершенно не такой, какую вы ожидаете.

Реакции на психологическую травму могут быть следующими:

  • Уход в себя – такая реакция может выражаться в утрате интереса к деятельности, в потере доверия, в нежелании разговаривать или же в регрессе к более инфантильному поведению.
  • Зацикленность – проявляется в потребности вновь переживать стрессовые события, например, через повторяющиеся игры или рисунки. Ребенок может быть чрезмерно обеспокоен возможными событиями в будущем (которые, по его мнению, могут быть как-то обусловлены случившимся) или же по ночам ему могут сниться кошмары.
  • Тревога – в связи с тревожным состоянием могут возникнуть проблемы с концентрацией внимания или сосредоточением, навязчивое поведение, боязнь разлуки, проблемы со сном, раздражительность и несдержанность.
  • Физические симптомы – зачастую проявляются головными болями и болями в животе. Также возможны задержки реакции.
  • Поначалу может показаться, что некоторые дети хорошо справляются с ситуацией, но стрессовое состояние может проявиться у них гораздо позже, например, дать о себе знать через несколько дней, недель или даже спустя месяцы.
  • Важно поговорить о произошедшем
  • Внимательный и доверительный разговор помогает выявить все проблемы. Попробуйте сделать следующее:
  • Убедите вашего ребенка, что все уже позади и он в безопасности (но только если это действительно так). Возможно, вам придется говорить ему об этом снова и снова.
  • Прислушивайтесь к своему ребенку. Отнеситесь серьезно к его тревогам и чувствам.
  • Пусть ваш ребенок знает, что вам важно выяснить, что он сам думает о случившемся, так как его мнение вам очень дорого.
  • Расскажите ребенку о том, что произошло, но так, чтобы это было доступно его уровню понимания, не вдаваясь в пугающие и страшные подробности. Используйте понятный для ребенка язык. Если вы попытаетесь скрыть от него точную информацию, он будет заполнять пробелы в понимании на основе своего опыта, имеющейся у него информации и с помощью своего воображения, а это может усугубить его состояние.
  • Убедитесь, что ваш ребенок не сделал каких-либо неправильных выводов. Например, дети младшего возраста могут думать, что трагедии – это их вина, потому что они были непослушными или плохо думали о ком-то.
  • Поговорите о событии в кругу семьи. Разрешите высказаться абсолютно всем, в том числе и детям. Это поможет каждому члену семьи преодолеть изоляцию, понять и услышать друг друга, а также почувствовать поддержку.
  • Поговорите с ребенком о том, как люди могут реагировать на трагические события. Расскажите ему о различных проявлениях таких состояний. Скажите ребенку, что в таких обстоятельствах его чувства абсолютно естественны и нормальны, убедите его в том, что со временем он будет чувствовать себя лучше.

Ваша реакция очень важна

То, как кризис влияет на вас, а ваши реакции на чувства и поведение вашего ребенка, будет играть огромную роль и оказывать мощное воздействие на способность ребенка справиться со случившимся и выйти из стрессового состояния. Что при этом следует иметь в виду?

  • Будьте понимающими. Примите тот факт, что изменения в поведении вашего ребенка, такие как истерики или ночное недержание мочи, могут быть его реакцией на горе или пугающие события.
  • Уделите ребенку дополнительное внимание, особенно перед сном, а также в других случаях, когда он находится не с вами и его это очень волнует.
  • Дети смотрят на своих родителей, чтобы понять произошедшее горе и найти способы отреагировать и побороть его. Чтобы понять свои страхи и стресс, а также чтобы утешиться и получить поддержку, им необходимо, чтобы взрослые были рядом. Если вы страдаете и не можете справиться со своими чувствами, реакциями или отношениями, важно, чтобы вы все-таки нашли поддержку и помощь для себя. Если вы этого не сделаете, страх и душевные страдания ребенка будут только усиливаться.
  • Деликатно и осторожно поговорите с вашим ребенком о своих чувствах и позвольте ему рассказать о своих.
  • Помните, что все люди разные и могут иметь разные эмоциональные реакции. Не ожидайте, что ваш ребенок почувствует то же, что и вы.
  • Дайте ребенку ощущение контроля над своей жизнью. Даже незначительные решения, такие как выбор между двумя начинками для бутерброда, позволяют ребенку обрести чувство контроля над ситуацией. Это особенно важно после душевного хаоса, который следует за кризисом. У детей, которые чувствуют себя беспомощными (и не чувствуют контроля), как правило, симптомы стресса имеют более выраженную глубину.
  • Старайтесь не слишком оберегать вашего ребенка. Желание, чтобы после пережитого все члены семьи были рядом, – это нормально, но важно также, чтобы они чувствовали, что их (собственный) мир – вполне безопасное место для жизни.

Очень важен распорядок жизни семьи

Предложения следующие:

  • Старайтесь как можно больше придерживаться вашего обычного распорядка дня. Ежедневная предсказуемость привычного графика действует на детей успокаивающе.
  • Заверьте вашего ребенка в том, что очень скоро его обычный распорядок дня вернется на круги своя. Какое-то время он может быть не в состоянии справляться со своими ежедневными делами, например, посещать школу или выполнять работу по дому. Не давите на него. Просто дайте ему время.
  • Не вводите пока никаких изменений, например, таких как новые правила или более строгие стандарты поведения. Оставьте это на другой раз.
  • Сохраните роли в семье такими, какими они были прежде. Например, не настаивайте, чтобы ваш ребенок взял на себя больше обязанностей по дому, и не ожидайте, что он будет удовлетворять эмоциональные потребности опечаленных (горюющих) родителей.
Читайте также:  Не жди, пока укусит: как подготовиться к сезону клещей

Практические стратегии для родителей

Предложения следующие:

  • Позвольте вашему ребенку проводить много времени, играя или занимаясь рекреационной деятельностью, например, спортом, в частности любимыми играми с лучшими или старыми друзьями.
  • Оставьте время для веселья. Смех, хорошее времяпровождение и занятия для совместного удовольствия могут помочь всем членам семьи почувствовать себя лучше.
  • Если аппетит вашего ребенка уменьшился, не настаивайте на том, чтобы он ел во время трех основных приемов пищи. Если в это время он не хочет есть, просто предложите ему регулярные перекусы в течение дня.
  • Убедитесь, что ваш ребенок достаточно отдыхает и спит.
  • Привлекайте ребенка к каким-то физическим занятиям – это поможет ему «сжечь» химические вещества, выделяемые организмом во время стресса, а также укрепит сон.
  • Ограничьте стимуляторы, такие как сахар, яркие продукты и шоколад.
  • Помогите вашему ребенку расслабиться физически – теплые ванны, массаж, рассказ хороших историй и частые объятия прекрасно помогут снять мышечное напряжение.
  • Вмешайтесь, если какая-либо деятельность расстраивает или тревожит вашего ребенка – например, телевизионное шоу, которое напоминает ребенку о пережитой травме или способствует увеличению беспокойства, тревоги или страха. Не бойтесь выключить телевизор, если содержание программы не способствует восстановлению ребенка.

О чем нужно помнить родителям

  • Дети и взрослые оправятся от горя или тяжелых переживаний, необходимы время и поддержка.
  • То, как вы сами справляетесь с кризисом и как вы реагируете на чувства и поведение вашего ребенка, будет иметь огромное влияние на его способность пережить тяжелые события.
  • Рассказывайте ребенку о фактах произошедшего события доступным для его понимания языком.

Но если вы обеспокоены состоянием вашего ребенка или чувствуете, что не справляетесь самостоятельно, обращайтесь за профессиональным советом. Хорошим началом в таком деле может стать посещение вашего семейного врача.

«Что делать родителям? Как отпускать детей в школу?». Психолог Лариса Суркова — о трагедии в Казани

Семейный психолог и многодетная мама Лариса Суркова написала сегодня пост о том, как детям и родителям реагировать на трагедию. И как всем, кто стал ее свидетелем (пусть даже просто читая новостные сводки), жить дальше. С разрешения Ларисы публикуем ее текст полностью.

Я хочу принести свои соболезнования семьям погибших и пожелать скорейшего выздоровления всем пострадавшим в Казани. Я психолог, моя задача — оказать помощь в кризисных ситуациях.

В том числе тем, кого, может, трагедия и не коснулась лично, но её шлейф принесёт в их семьи неведомые, возможно, раньше страх и тревогу.

Особенно учитывая то, что мы неоднократно с вами обсуждали: такие трагедии поднимают волну подражателей.

  • Да, я понимаю, сейчас во многих опустошение, и они пишут мне: «А вот если бы…» Вся эта беда про «если бы».
  • Если бы прохожие задумались, куда так деловито идёт человек с ружьём; если бы в школах проводились обязательные учения по безопасности; если бы тревожные кнопки работали, охранники оплачивались, а психиатры при выдаче справки на оружие отрывали глаза от бумаги… Если бы…
  • Нет в этом посте и цели разобрать личность нападавшего с типичным (к сожалению, уже ставшим типичным) психологическим портретом тихони.

Но что делать родителям? Как отпускать детей в школу, место, где, как нам кажется, дети в безопасности?

Что сказать детям, которые зададут вопросы о случившемся? Самое важное — сделать выводы и вывести правила безопасности для, возможно, возникающих чрезвычайных ситуаций.

Вот скажите, давно вы проверяли, работает ли пожарный выход в ближайшем кинотеатре? А ведь нам казалось, что не забудем никогда. Все проходит, и по правилу спирали случается новая беда-напоминание. Печаль состоит в том, что выводов хватит на короткое время, особенно учитывая, что впереди конец учебного года.

Сейчас пошерстят школы, выдадут выговоры директорам, попиарятся чиновники перед выборами с плакатом «Каждой школе — охранника с пулемётом и тревожную кнопку» — и все. Забудется и пройдёт.

Никто не вспомнит о все так же не работающих фильтрах в социальных сетях, где убийца честно написал: «Иду убивать». Но, видимо, те, кто прочёл, не воспринял всерьёз. К сожалению, все эти дерганья смысла иметь не будут.

Разовый (для власти) случай обязаны помнить мы! Каждый на своём месте… Выключая безразличие. Но не превращая свою жизнь в паранойю.

Из всего этого будет вывод, который вас не порадует: не перегибайте палку. Детей надо научить поведению в опасных ситуациях, но не нужно их пугать и порождать в них ужас перед школой.

Чтобы навык поведения в опасных ситуациях был сформирован, его надо тренировать!

Книгами, мультиками, играми-симуляторами и учениями. К сожалению, ничего про школу я не встречала, но сериалы, такие как «13 причин почему», советую всем родителям подростков.

Что еще я рекомендую сделать:

  • Пойти к директору с просьбой/требованием провести учение по безопасности. Это не стоит ничего. Но часто именно родители против. Учения о том, как себя вести, как закрывать класс, куда прятаться, должны проводиться 3–5 раз в год! И дай бог, чтобы никогда не пригодилось. Памяток по поведению в таких ситуациях много, думаю, у педагогов и директоров ваших школ они тоже есть.
  • Поговорить с детьми. Самим, не дожидаясь, пока их напугают. О том, что такое бывает, что это беда, и о том, как нужно себя вести. Правила есть в сети, публикуют их сегодня многие. Кратко: молчать; не плакать (это часто раздражает нападавших); спрятаться за парту; если есть телефон или часы, нажимать тревожную кнопку. К сожалению, часто первое, что делают дети, — снимают видео. А чем больше будет нажато тревожных кнопок, тем серьёзнее будет уровень реагирования.
  • Если ваш ребёнок в курсе произошедшего, он боится, особенно если ваши дети из этой школы. Чем ближе вы к трагедии, тем более кардинальной может быть реакция. Вплоть до того, чтобы не ходить сейчас в школу. Благо до конца года осталось мало времени. Будьте в контакте с ребёнком.

Важно! Слушайте. Давайте человеку высказаться, не перебивая.

Больше обнимайте, гладьте по голове, целуйте. Пересмотрите контент, который потребляет ребенок, — убирать надо все, что может усугубить. Сейчас детям понадобится заземление, то, что будет обеспечителем стабильности. А это прежде всего родители.

Посмотрите на своего ребёнка любого возраста. Как он вообще? В контакте ли с миром? Стрелок же не просто так им стал. Даже по той мизерной информации, что есть в сети, звонков там было достаточно. Но, видимо, никто их не услышал.

Будьте внимательны к своим близким, пожалуйста. Ведь стрелками не становятся просто так. Все чаще трагедии этого мира случаются от бесконечного равнодушия людей друг к другу. Спасибо за помощь в попадании поста с ленты на пользу людям. Берегите друг друга.

Shutterstock / Lizavetta

Как разговаривать с детьми о трагедиях

Проблема с бессилием и горем такого масштаба как в Кемерово – в том, что сделать, как правило, ничего уже нельзя. От этого заливает чувствами так, что трудно дышать. Когда мне трудно дышать, я ищу заземления.

Спокойные и четкие инструкции о том, как на эту тему разговаривать с детьми, – хорошее заземление. Предлагаю этот метод и вам. Потому что разговаривать, похоже, так или иначе придется. Не об этом, так о чем-нибудь другом.

В отличие от многих других разговоров этот разговор нельзя назвать прямо уж обязательным для всех детей.

Если вокруг вас в данный момент все относительно мирно и спокойно, если ребенок вообще не смотрит телевизор и новости, если ему неоткуда услышать про трагедию, то, возможно, у вас не будет нужды в объяснениях прямо сейчас. Но момент, когда нужно будет поговорить, рано или поздно наступит.

Опросы показывают, что даже дети, которым узнавать о трагедиях неоткуда, как-то ухитряются что-то узнать. Возможно, слышат обрывки разговоров взрослых, возможно, читают про непонятные им события в интернете. Возможно, что-то им рассказывают другие дети, узнавшие неизвестно где и неизвестно что. В общем, не угадаешь.

Еще одна проблема в том, что любая информация о чем-то угрожающем выглядит в глазах ребенка жутко и пугающе. Да мы и сами-то дико пугаемся и впадаем в эмоциональный паралич, даже если нас лично ничего не касается, – что уж говорить о детях!

Поэтому лучше все же поговорить, так как дети чувствуют наши переживания в любом случае, и лучше дать объяснения.

А в каких-то ситуациях говорить нужно обязательно, чтобы снизить риск психологической травмы и дать выход тревоге.

Например, если что-то случилось рядом, если ребенок услышал что-то и не может с этим справиться, если что-то произошло со знакомыми или родственниками, во всех этих случаях этот мануал вам поможет сориентироваться.

Попробуйте прозондировать почву – задайте несколько вопросов типа:

  • Слышал/а ли ты что-то о…?
  • Что ты и твои друзья думаете о том, что происходит в …?
  • Ты случайно не в курсе, что произошло в …?
  • Ты знаешь, что такое …?
  • А вот мы с тобой смотрели фильм про…, что ты думаешь о…?

Из ответов попробуйте составить общую картину:

  • Что ребенок действительно знает?
  • Думает, что знает, но на самом деле не знает или понимает неправильно?
  • Какие у него/нее есть вопросы, неясности и тревоги?

Если ответы говорят о полном неведении ребенка, и его/ее явно ничего не беспокоит, то можно пока что дальше не продолжать.

Если ваши вопросы вызвали любопытство, пообещайте объяснить потом, либо скажите, что это пока не очень важно, вы просто хотели уточнить, кто что знает, так как ничего не знаете сам/а. После этого можете отложить разговор на какое-то время.

Если же при ответах явно есть какое-то напряжение или вы слышите разные фантастические версии и объяснения, почерпнутые непонятно откуда, то это подходящий момент, чтобы аккуратно что-нибудь рассказать.

Не волнуйтесь, вы не напугаете ребенка еще больше – скорее наоборот, дети очень боятся, когда есть ощущение, что тема запретная, и ее нужно обходить молчанием. Так что любые разговоры в этой ситуации будут лучше, чем их отсутствие.

  • Пожалуйста, не старайтесь защитить детей, скрывая от них и свою реакцию, и факты. Задача родителей в таких ситуациях, когда уже ясно, что что-то страшное произошло, показать детям, что они умеют как-то с таким справляться. Может быть, не идеально, не очень хорошо, но – умеют. Так что ваши горе и грусть – адекватная реакция, слезы – адекватная реакция, даже тревога – адекватная реакция и все это можно показывать ребенку, если вы справляетесь. Так вы сможете дать образец эмпатии и в то же время самоподдержки.  
  • При обсуждении любой темы не забывайте постоянно заверять ребенка, что он/а и вся ваша семья живет вне опасной зоны, и не находится прямо сейчас в опасности. Скажите, что большие беды случаются редко, и лично у вас с семьей очень маленькие шансы столкнуться с чем-то таким. Увы, сами дети до этой мысли додумываются не всегда и могут подолгу бояться, например, что пожар (или другое угрожающее событие) случится у них дома или в школе.  
  • Пользуйтесь подручными материалами, например, глобусом или картой мира/России, чтобы сразу найти на ней место, где все это произошло (заодно ребенок еще раз увидит, что это достаточно далеко от вас). В качестве других подручных материалов подходят средства первой помощи (показать, поиграть), противогаз (если есть) и другие. Если у вас дома есть оружие, не стоит использовать его как подручное средство. Только – безопасные предметы.  
  • Если вы видите или чувствуете, что ребенку некомфортно обсуждать эти темы, временно сворачивайте на смежные – на обсуждение правил противопожарной безопасности, на игры в эвакуацию и пожарных, на рисование и т.д.  
  • Этот разговор – так же, как и большинство других, – будет сильно растянут во времени. Ребенок может долго-долго обрабатывать информацию, а потом задать новый вопрос, в любое (обычно очень неподходящее) время. Это нормально, и если вам не хочется объяснять все это в переполненном автобусе, пообещайте вернуться к теме чуть позже, дома (и обязательно сдержите обещание).  
  • Не надо сразу рассказывать все, что знаете, следуйте за вопросами ребенка. Адаптируйте свои ответы в зависимости от вопросов, и давайте возможность прояснять и уточнять. Если в вопросе ребенка содержится явное искажение фактов, сначала мягко скорректируйте его. Если это прямой вопрос «Что такое…?», то ответ должен быть точным, кратким и по возможности безэмоциональным. Если у вас есть подозрения, что вопрос задан не просто так, и под ним есть еще какой-то вопрос или чувство, сначала уточните контекст.  
  • Совершенно точно не стоит объявлять возникающие вопросы ребенка глупыми, нелогичными или неважными.
Читайте также:  Как заставить всех на работе думать, что весь Новый год вы занимались сексом?

Общая цель разговора – не только информировать детей, но и помочь им справиться со страхами, непонятными моментами и вопросами, которые у них уже появились. Эти страхи и непонятности могут выглядеть очень причудливо – например, «торговые центры и высокие здания постоянно горят, поэтому в них страшно находиться». Поэтому нужно будет уделить время их прояснению.

Для детей постарше и для подростков цели разговора могут быть еще и образовательными: чтобы они понимали правила поведения при каких-то ситуациях, чтобы понимали варианты действий на всех доступных им уровнях; чтобы они знали о разного рода проблемах, с которыми могут столкнуться и т.д.

Точного ответа на этот вопрос нет, все зависит от вас и ребенка, от ваших ценностей и вашей точки зрения на всю эту тему в целом, от реакции ребенка на разговор и пр.

Какие-то дети заинтересуются, например, темой пожаротушения (кстати, вовсе не обязательно это должны быть мальчики) и с удовольствием послушают все, что вы им скажете, а потом еще и сами погуглят и вам расскажут.

Кто-то из детей останется к этому совершенно равнодушен.

Некоторым будет страшно и некомфортно разговаривать вообще про все подряд, и вам придется дать им буквально самый минимум информации.

В конце концов, лично вы тоже имеете право решать, что адекватно рассказывать ребенку, а что нет – и будете правы, потому что вы лучше знаете своего ребенка, чем его/ее знаю я.

В целом, большинство психологов сходятся в том, что не надо знакомить детей со страшными подробностями – кого где заперли, как именно кто погиб, кто куда ушел и кого оставил, сколько человек прыгали из окон и пр. Это и взрослые-то не все в состоянии обработать без травматизации, а дети – тем более.

Также не стоит пытаться объяснять политические проблемы в стране со взрослой точки зрения, и давать информацию, которую они никак не могут использовать, и которая им непонятна. Лучше, наверное, в такие моменты говорить что-то вроде «Я точно не знаю, надо подумать».

У ребенка может быть довольно сильная эмоциональная реакция на ваши ответы – например, он/она может выражать свою злость на виновников пожара или на государство, может расстроиться из-за того, что люди умирают, может размышлять о сложных этических проблемах массовых трагедий. Это, в целом, нормально. Мы все сильно реагируем на темы, связанные со смертью и страданием, особенно, когда речь о десятках и сотнях людей, среди которых есть дети. И наши дети делают то же самое в соответствии с возрастом и уровнем их эмоционального развития.

Не нужно делать ничего специального, если вы видите яркий эмоциональный ответ ребенка – просто будьте рядом и признавайте, что такие чувства имеют право быть, и вы тоже чувствуете что-то похожее.

«Иногда что-то идет не так, как должно. Например, в природе все должно идти хорошо – солнце должно всходить и заходить, море и океан – приливать и отливать, растения должны расти, земля должна быть твердой и так далее, но так бывает не всегда.

Где-то образуется слишком много воды, или снега, или тепла, и это может быть опасно для людей. Это называется природная катастрофа. Например, когда трясется земля, – это землетрясение. Когда образуется слишком большая волна, – это цунами.

Слишком сильный ветер – тайфун или смерч. Слишком много снега, который сползает вниз по горе, – лавина.

Часто от природных катастроф погибает или страдает сразу много людей, которые живут рядом с этим местом, потому что они не успевают никуда спрятаться или уехать.

Иногда и у самих людей не все идет гладко. Обычно есть определенные правила, мы все их соблюдаем, чтобы ничего плохого с нами не случилось. Например, не играем со спичками и с ножами, не стоим на краю обрыва и так далее. Это называется техника безопасности.

Во время загрузки произошла ошибка.Психотерапевт Екатерина Сигитова

Такие же правила есть и не только для нас лично, но почти для всего – для домов, для поведения на работе, и для остального. Но эти правила, к сожалению, соблюдаются не всегда.

От этого могут тоже случаться катастрофы, но они уже не природные, потому что возникли из-за людей. Например, кто-то что-то где-то забыл опасное выключить, или безопасное включить, или не потушил костер в лесу, или не проследил, чтобы все шло по плану на работе.

И тогда что-то может загореться, лопнуть, взорваться или протечь, и может пострадать много других людей.

Как правило, никто не хочет, чтобы случилась катастрофа, но люди могут что-то забыть, или быть глупыми, или быть пьяными. Иногда даже бывает много глупых людей в одном месте. И тогда катастрофа случается.

Когда погибает много людей, это очень несправедливо и тяжело. Мне тоже очень грустно сейчас, потому что в этом пожаре погибло много людей.

Когда многим людям тяжело, им обычно легче грустить и горевать вместе.

Для этого люди могут делать разные вещи – например, отнести цветы и игрушки на то место, где произошла трагедия, или послать что-то тем, кто пострадал, или как-то показать свое горе другим – привязать черную ленточку или поставить свечку вместо своей фотографии в социальных сетях. Ты тоже можешь что-то сделать, если хочешь. Порой горюют вообще всей страной – для этого объявляется день грусти, он называется национальный траур, и развлечения на это время отменяются».

Первым делом скажите, что такие чувства совершенно нормальны, и именно с таких чувств отдельных людей и начинаются все положительные изменения, которые делают мир безопаснее и лучше. Расскажите детям, что много тысяч людей по всему миру работают над тем, чтобы больше не было войн, терроризма, преступлений и пожаров.

Предложите тоже что-то сделать, чтобы не чувствовать себя совершенно беззащитными и пассивными перед тем количеством плохого, которое есть в мире, а еще, чтобы окружающая среда стала более мирной и спокойной, и чтобы люди (в т.ч. сами дети) чувствовали себя лучше.

Например, нарисовать картинку про пожарную безопасность, послать какие-то вещи пострадавшим, если это нужно, проверить работу пожарной сигнализации в школе, придумать какие-то способы эвакуации или сигнализации, не играть со спичками и т.д.

Нервное возбуждение от темы трагедии, похожее на восторг и радость

Сразу скажу, что дети, которые реагируют именно так, вовсе не являются поголовно психопатами, нуждающимися в лечении. Все дело в окружающей среде.

Приемы (в т.ч. язык, видеоряд и пр.) для описания пожаров, войн, терактов и пр., которые используются в фильмах, видеоиграх и СМИ, зачастую представляют все это очень романтически и привлекательно.

Поэтому может создаваться ложное впечатление, что это что-то красивое, захватывающее и радостное. И дети, которые еще толком не понимают, как страшно это на самом деле, оказываются втянуты в контекст, где все выглядит возбуждающе, сильно и драматично.

Конечно же, они верят этому, и в силу возраста не думают о том, что это не совсем правда.

В связи с этим может показаться, что некоторым детям плевать на страдания и боль, они фокусируются лишь на красивой идее (надо сказать, что некоторые родители считают такую реакцию нормальной, например, для мальчиков, — и даже стимулируют ее развитие, поощряя ребенка как «будущего пожарника»).

В итоге, конечно, решать вам: если ребенок реагирует именно так, вы можете его аккуратно разубедить, давая информацию об обратной стороне трагедий, а можете и не разубеждать, если это соответствует вашим ценностям и планам на воспитание.

Злость и гнев на «врагов», «плохих людей», «виновников»

Дети, особенно дошкольники, легко заражаются идеей существования «плохих людей» и отмщения им за то, что случилось. Эти чувства тоже нормальны, потому что ребенок пока не понимает всей сложности события. Он не сможет какое-то время понять, почему в мире все это продолжается, и ему легче наклеить на участников некий ярлык, который бы все объяснял.

Некоторые дети даже делают тему «ответного удара» и поиска виноватых центральной в своих разговорах, рисунках и играх. Да, впрочем, и некоторые взрослые тоже. Здесь важно быть внимательными к тем чувствам, которые лежат под поверхностной агрессией: это может быть тревога, ощущение беззащитности и несправедливости, горе и переживание ущерба и т.д.

Также добавьте к своим пояснениям то, что у способа «око за око, зуб за зуб» и у эскалации агрессии есть определенные последствия, можно – с примерами из обычных межличностных ситуаций (то, что все только больше злятся и ситуация может зайти очень далеко).

И последнее: а есть ли какие-то особенности при разговоре с ребенком, который уже вовлечен в тему больше, чем вы? Может быть, среди его близких есть те, кто пострадал в пожаре? Может быть, он сам видел пожар?

Конечно, такие особенности в разговоре есть. И советы по разговору с таким ребенком можно развернуть в отдельную книгу, на что у нас тут нет возможности.

Пожалуй, вот что главное: фокус разговора должен быть не на информирование о пожарах, безопасности и трагедии (возможно, ребенок знает об этом как никто другой), а на поддержку ребенка, признание его права на горе, стресс и злость. Такие дети могут быть очень агрессивны в какие-то моменты беседы, и важно не допускать никаких своих суждений об их поведении, о событии, не оценивать их и не ретравмировать своим мнением.

Кроме того, у детей могут возникнуть симптомы посттравматического стрессового расстройства (флешбеки, проблемы со сном и аппетитом, избегание людей, которые напоминают о событии, потеря интереса к жизни, апатия, ухудшение успеваемости, повышение конфликтности и раздражительности) – в этом случае будет нужна помощь специалиста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *